Зов леса

Карета уносила Ярославу вдаль. Стук копыт навевал приятные размышления о будущем. Ярослава мысленно поздравила себя с тем, что наконец-то сбежала, вырвалась из холодного плена Питера, похожего на единый каменный монолит прекрасной надгробной плиты. Как можно спокойно жить в городе, где дома в центре стоят стык в стык и нет ни одного деревца? Если бы не каверза судьбы, несколько лет назад забросившая её сюда, она никогда бы не поселилась здесь по своей воле. Но удел сироты — слушаться своего опекуна. А он был неумолим в своём решении отправить её учиться в институт благородных девиц. Ярослава успешно грызла гранит науки, но мысли её были далеко. С детских лет её притягивали деревья. Только среди них, Ярослава ощущала себя счастливой. Ей всегда нравилось созерцать уходящие в небо кроны, прикасаться к могучим стволам и слышать, как внутри каждого из них движутся соки жизни и смерти.

Имение дядюшки, куда отправилась Ярослава, чтобы отдохнуть от городской суеты, уютно расположилась среди смешанного леса, который почему-то пользовался в округе дурной славой. Но Ярослава не верила страшным рассказам о нём. Часто она уходила по тропинкам до белых с лепными рисунками стен, обозначавших окончание территории барского сада, а затем дальше, послушать шелест зелёного моря листвы, сквозь которую весело проглядывали солнечные лучи, пронизывая миры своими золотыми нитями. Кто-то стремится к общению, ей же хотелось спрятаться от людей, вобрать в себя покой и красоту природы. Как-то раз, задумавшись, Ярослава ушла особенно далеко. Лес вокруг стал гуще и выше и это было приятно. Наконец, она остановилась на небольшой поляне рядом с огромной ветлой. Её морщинистый ствол в три обхвата излучал потоки силы, крона, уходила ввысь, казалось куда-то за небесный свод. Ярослава поняла, что именно её, вот эту могучую крону, гордо возвышавшуюся над другими, она видела вдали, у горизонта, выходя каждый раз на балкон мезонина. «Королева леса!» — подумалось в этот миг, совсем, как в детстве, когда она часто приходила в сквер рядом с барской усадьбой поиграть у старой ветлы и попросить у неё хорошей погоды, солнца и удачи.

Она медленно приблизилась к дереву и прильнула к его стволу. Он был сухим, тёплым и будто дышал. Ярослава вслушивалась в его дыхание, всматриваясь внутренним зрением в самую сердцевину и словно срастаясь душами с этим чудесным деревом, которое, казалось, объединяет все миры от нижнего до самого верхнего. В это мгновение, она ощутила в себе невиданные возможности, которые только может дать единение с природой. Ярослава слышала каждого зверя в этом лесу и знала о нём всё, могла отодвинуть тучи, громадными лапами ветвей, поймать ветер. Уходить из леса к людям совсем не хотелось. Но Ярослава отправилась в обратный путь. Всю ночь ей снилась королева леса, которая баюкала её в ветвях, напевая светлые песни и каждая былинка в лесу вторила ей.

Каждый день она приходила к ветле и подолгу сидела на траве у её корней. В имении, как казалось Ярославе, никто не замечал эти её прогулки. Да и кому есть дело, до с несчастной девушки, сторонящейся всех вокруг? Накануне отъезда Ярослава отправилась в лес, попрощаться. Она шла по знакомым тропинкам и её обуревали разные чувства, главным из которых было желание бросить всё и поселиться здесь.

Неожиданный хруст вывел Ярославу из состояния задумчивости. Она оглянулась на звук и заметила четверых мужчин, которые, наверное, уже давно шли за ней. Ветерок доносил неприятный запах алкоголя.
— Гуляете, сестрица? — нагло ухмыляясь, спросил первый из них, сын дядюшки, Николя, — Давайте вместе гулять.
— Что вам угодно? — пробормотала Ярослава, хотя это уже и так было ясно. Николя и до этого делал ей самые скабрезные намёки. Все её жалобы на это дядюшке оставались без ответа. Двое начали обходить её с фланга. Крестьяне из дворовых. У одного из них был топор. Николя и его дружок, уже стояли прямо перед ней.
— Нам бы чуточку Вашего внимания, нимфа! — сказал молодой барин. — Доставьте нам удовольствие и гуляйте себе дальше.

Ярослава бросила ему в лицо бусы, которые сорвала у себя с шеи. Пока он и его спутник замешкались от неожиданности, оттолкнула его дружка, уже подошедшего сзади и бросилась в лес.
— Ну, сама нарвалась, — Николя грязно выругался и вся компания помчалась преследовать свою жертву. Платье не давало набрать хорошую скорость, поэтому отрыв от нападавших постепенно сокращался. «Только бы добраться до ветлы!» — обожгла мозг мысль. Здесь ей был знаком каждый кустик. Ярослава мчалась, как сумасшедшая. Наконец, впереди появилась могучая и стройная королева леса. Девушка бросилась к ней, как к самой родной душе.
— Матушка Ветла, — прошептала она, — Встань за меня стеной нерушимой, силой, врага сокрушающей и как ты стоишь, тверда и сильна, так и встану!

Вибрация земли и крики измятых трав, напомнили Ярославе о преследователях. Она обернулась к ним лицом, опираясь спиной о ствол ветлы. Четверо мужчин были уже шагах в десяти от неё. Она видела их так, как видит ветла. Горстка ничтожных паразитов, вторгшихся в её владения. Свирепые выражения на их лицах сменились недоумением, когда первый из них, словно наткнувшись на невидимую преграду, отлетел назад. С остальными произошло тоже самое. Матерясь, они пробовали снова добраться до Ярославы, но поляну словно окутывал незримый купол, сквозь который им было не пройти.

— Что за чертовщина?! — пробормотал Николя.
— Я же говорил Вам, барин, что она не в себе! — крикнул в ответ кто-то из мужиков. — С деревьями разговаривает. Ведьма!
— С деревьями разговаривает… — Николя был вне себя от ярости, вырывая из рук крестьянина топор. — Сейчас мы тоже поговорим.

Первый удар пришёлся по девственно белому стволу одной из берёзок на поляне и Ярослава ощутила боль, будто ударили её. Гнев матери-ветлы был всеобъемлющим. Он словно ураган роился в их душах, слившихся в тот миг в одно целое. Кровь бешеным потоком прилила к сердцу Ярославы, а потом отхлынула, заставив девушку смертельно побледнеть. Она увидела, как из-под земли медленно змеями выползают корни, готовые схватить тех, кто нарушил покой леса. Её преследователи в ужасе бросились наутёк. Но им не суждено было избежать наказания. Одного из них корни увлекли под землю прямо на поляне. Других закололи острые пики сухих ветвей. И только Николя удалось спасти свою шкуру. Свой век он дожил в клинике для умалишённых, каждый день умоляя врачей, не отдавать его владычице леса.

Ярослава знала об этом слишком хорошо. Единение с природой позволяло слышать за много миль, ощущать самые тонкие душевные вибрации, читать мысли каждого живого существа на земле. Она бросила шумный город, который никогда не мог стать ей родным домом и, унаследовав имение скоропостижно умершего дядюшки, поселилась неподалёку от своего леса и прожила там долгую жизнь, не старея и ни разу не заболев, а потом исчезла.

И говорят, что крестьяне, бывавшие в лесу, рассказывали, будто рядом со старой ветлой появилась новая, молодая.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.