Худая

Как-то раз на летних каникулах, когда я днями сидела дома и скучала, мне позвонила подруга Маша и пригласила погостить в домике её бабушки. Маша была глупенькой девочкой — иногда, когда мы находились вместе в большой компании, я буквально закрывала лицо руками. Но время с ней проводить было весело и беззаботно. Домик её бабушки стоял в глухом лесу — ветхий, старый, но уютный. Я уже была в этом доме пару раз по приглашению Маши.

Дорога была длинная — мы ехали почти пять часов. Место, где жила бабушка Маши, деревней или дачей нельзя было назвать — так, пара домов в нескольких десятках метров друг от друга. Меня разместили на втором этаже в отдельной комнате, хотя я предпочла бы жить в одной комнате с подругой. Комната была темноватая и не очень уютная.

Когда я разбирала вещи, подруга стояла рядом и ворчала:
— Нет, ну что это за дела? Я что, одна буду страшилки всю ночь смотреть?
— Да ладно, ничего страшного, — ответила я. — Когда бабушка уснёт, я прибегу к тебе. Договорились?
— Ладно, — с облегчением сказала Маша.

В половине одиннадцатого я собралась в комнату подруги, хотя предпочла бы поспать — очень уж устала на дороге. Тихонько открыла дверь и вышла в коридор. Лестницы были очень крутые и громко скрипели, но бабушка Маши уже спала и вряд ли проснулась бы до утра.

Зайдя в комнату подруги, я пришла в ужас: она лежала на полу, её глаза были открыты и совершенно черны. Казалось, в её теле совсем не осталось жира: Маша была полненькая, а сейчас она выглядела так, будто умерла от анорексии. Белая вся, худая, со вздутыми венами… Окно в комнате было разбито и всё заляпано в какой-то жёлтой жидкости. Я стояла без движения секунд десять, даже не в силах закричать, а потом заметила, как за разбитым окном мелькнула какая-то чёрная морда. Я закричала так, что чуть не порвала себе все голосовые связки.

Буквально сразу я чуть не ослепла от яркого света. Оказалось, в комнату вошла Маша и включила свет.

— Ты чего орёшь? — испуганно спросила она. — А я тебя тут везде ищу…
— Как так? — я была в потрясении. — Но ты же…
Я указала на место, где она только что лежала, но там был только пустой ковёр.
— А зачем ты окно разбила? — продолжала удивляться Маша.

Тут в комнату вошла её бабушка, разбуженная моим криком. Мы вместе спустились вниз на кухню и я им рассказала обо всём, что видела. Они обе были напуганы. Потом бабушка рассказала, что это уже пятый случай, когда в этой комнате безо всяких причин разбивается окно. Мы просидели в кухне до утра. Утром Маша переехала в мою комнату. Мы провели в доме у её бабушки пару недель, но больше таких ужасных видений ни у меня, ни у кого-либо другого не было.

Через месяц Маша попала в больницу с сильной болью в животе — обнаружились проблемы с печенью. Её выписали только через полгода, бледненькую и сильно исхудавшую — одна кожа да кости. Слава богу, она выжила.

P.S. История не моя

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.