Вспомнить всё. Часть 1

Боль. Это первое, что осталось в моей памяти.
Теперь мне кажется, что та жизнь была сном, но это не так. Она была и это единственное, что я помню.
Все 5 лет, которые я мертва, меня мучает желание узнать о своей жизни побольше. Но нельзя. Нельзя копаться в прошлом. Это было первое, что я узнала, когда попала в этот мир. Нельзя задавать вопросы, рыться в документах… Впрочем, в документах особо и не пороешься — они находятся в тщательно охраняемом месте. Иногда мне кажется, что эти меры приняты, чтобы мы полностью зависели от Наставницы. Но проболтаться об этом кому-то тоже нельзя, потому что у Наставницы везде есть верные «уши», которые немедленно сообщат ей о назревающем бунте. Тех, кто рискнул пробраться в Хранилище, где были «досье» на каждого из нас, жестоко наказывали. Над ними проводили бесчеловечные эксперименты, как и над теми, кто протестовал против такого режима.
Точнее, я не знаю какой там мир, ведь нас никогда не выпускают за пределы городских стен. Город Ангелов. Верное название. Мы все — ангелы. Но город изменился, когда сменилась Наставница. Вместо того, чтобы охранять людей, нас заставляли сеять на Земле боль и хаос, а невыполнение таких миссий каралось изгнанием. Это был позор для ангела. За стенами города никто и подозревал, что так Наставница искореняет правое дело. Все думали, что Изгнанный ангел — грешник. А грешнику в этом мире везде вход заказан. Поэтому мы все старались выполнять эти задания добросовестно, хоть как раз это и было настоящим грехом.

На такие задания мы летали по 2-3 ангела. Нам выдавали человеческое оружие, хотя любой ангел мог воспользоваться для этого своими силами. Но и их нельзя было использовать без ведома Наставницы. Теперь дошло до того, что почти никто не помнил, как пользоваться ангельским даром. В числе тех, кто ещё что-то припоминал, была моя подруга Дана. С ней я подружилась сразу, а потом мы вместе летали на задания, жили в одной комнате. Она меня понимала, как никто другой. Мы доверяли друг другу. Иногда, когда мы убеждались, что нас не слышат, мы обсуждали прошлое этого города, наши жизни на Земле. И мы не боялись, что одна из нас выдаст другую Наставнице.
В отличие от меня, Дане относительно повезло. Время от времени она вспоминала некоторые детали той своей жизни, но это были лишь отдельные слова, мысли, чувства. Ни на чём конкретном она не могла сосредоточиться.

— Алина!
— Да?
Я повернула голову и увидела Дану, держащую в руке какой-то листочек.
— Полюбуйся на это! — она бросила мне бумажку.
Я прочитала имена и фамилии, написанные в столбик и подняла глаза на подругу:
— Что это?
— Список людей, которых мы должны убить.
— Что?!
Я вовремя подхватила падающую челюсть. Да уж… До такого ещё не доходило…
— Но… Прямое физическое воздействие запрещено… Может, ты ошиблась?
— Нет. Это невозможно. Ко мне подошёл помощник Наставницы, сунул в руку вот это и сказал, мол, вот список людей, которых вы должны ликвидировать.
— Что, прямо так и сказал?
— Слово в слово.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена . Добавьте в закладки постоянную ссылку.