В-Виктория

Я одел пиджак и взглянул в зеркало.
— Эх, Николай, довел ты себя! — я показал язык своему отражению и пошел к входной двери. Был вечер пятницы и я собирался отлично потусить в клубе с другом.
Вот я вышел из дома и свежий ветерок подул мне в лицо. Листья сыпались с деревьев, а ветер словно играл ими. Я вызвал такси. Вот мое внимание привлекла маленькая девочка, которая плачет, а ее мама даже не обращает на это никакого внимания. Я не слышал, что девочка говорила, но когда они подошли поближе, вот что я услышал:
— Мамочка, я хочу кушать, мамочка, пожалуй… — ее слова прервала пощечина от матери.
— Не ной, тварь! Знала бы, что ты такой соплей будешь… не рожала бы!
Внутри меня всё перевернулось. Мое детство было не лучше. Мать гнобила и издевалась как могла. Не кормила пару дней и выгоняла на улицу. Я помогал дворникам и они давали мне кушать. Как-то раз моя сумасшедшая мамаша решила продать квартиру, а меня сдала в детдом. Позже она скончалась от передозировки. Когда я вышел из детдома, денег у меня не было как и жилья. Перебивался с хлеба на воду. Потом все наладилось, пока не появилась Ася.

Из раздумий меня вырвало подъезжающее такси.
Я попросил таксиста подождать и подошел к девочке. Ее мама даже не шелохнулась. Я дал малышке деньги и сказал хорошо их спрятать, а потом дать бабушке, чтобы та купила ей курточку. Так как девочка была в легкой кофточке. Вот я сел в такси и через минут 20 вышел у клуба. Потом позвонил другу. Как оказалось, у того не вышло приехать. Я поплелся к барной стойке и заказал коньяк.
Так сидел в своих раздумьях минут 30. Ко мне подошла девушка.
— Вы не против, если я тут присяду?
— Нет.
— Я — Вика, а как Вас зовут?
— Николай.
У нас завязался разговор, но его прервал телефонный звонок. Моя собеседница взяла трубку.
— Да? Чего не спишь?! Мне все равно, что ты будешь жрать, тварь! Да иди ты к своему отцу! Болт он на тебя ложил! — она отключила телефон. — Дочь. Тварь неблагодарная! Я ее воспитала, а она… лучше бы я аборт сделала! — объяснила она.
Меня просто понесло… план мести созревал в моей голове. Как можно думать такое о ребенке?!

Спустя час от нее поступило предложение поехать ко мне и продолжить этот вечер у меня. Я согласился. Вот мы у меня, и она пошла в ванную.
— Я позову. — она кокетливо подмигнула мне, а я в то время подбросил в ее бокал шампанского снотворное. Вот она позвала меня и я, взяв бокалы, пошел в ванную.
— Ой, а ты у нас романтик! — она взяла бокал и выпила.
Спустя минут 10 она уснула. Я выволок ее голую из ванной и потащил в подвал. Там я вколол ей наркоз и обрезал конечности (руки по локти, а ноги по колено). Зашил и надев ошейник, прицепил ее цепью к трубе.
На следующий день я принес ей кушать.
Небрежно бросил миску перед ней, снял кляп.
— Ты — мразь! Что я тебе сделала?! — она плюнула мне в лицо.
Я спокойно вытер лицо и сказал:
— Ну, что же? Кушай.
— Я не собираюсь кушать это.
— «Мне все равно, что ты будешь жрать, тварь!» — Чьи слова?
Слезы выступили у нее на глазах.
— Ну так что? Жрать будешь?
— Низачто.
— Как хочешь — я нацепил обратно кляп и ушел из подвала.

Спустя пару дней.
Я пришел, а она лежала без сил и ее конечности загноились.
Я швырнул миску и снял кляп. Вика набросилась на еду.
— Вкусно? А хочешь знать, что это?
Она кивнула.
— Мой друг.
Ее вырвало.
— Ты — ненормальный!
— Как знаешь. А детей беречь надо! — с этими словами я покинул подвал.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена . Добавьте в закладки постоянную ссылку.