Ты должна умереть. Конец

Воронцов потерял ощущение времени, припав к нежным девичьим губам. То самое чувство, давно забытое, шевельнулось в душе. Дикое волнение, на смену которому приходит не менее дикая радость, упоения моментом. Антон не ощущал такого, наверное, со времен своего первого любовного опыта в юности. Спустя показавшихся ему вечностью две минуты он немного отстранился от Лены, выравнивая дыхание. Медленно открыл глаза и невольно залюбовался ею — темными вьющимися волосами, распущенными по плечам, блестящими серыми глазами, соблазнительными губами. Девушка, наконец, открыла глаза, посмотрев на Антона как-то по-особенному. Будто в ее жизни наступило то самое долгожданное чудо, о котором она так мечтала. Будто другой мир, в существование которого Лена так верила, наконец явил свою сущность.

Разговаривать не хотелось. Наступил довольно странный момент. С одной стороны Лена и Антон слишком мало знали друг друга, чтобы вести долгие беседы. Но с другой стороны, между ними уже возникло особое притяжение, когда приятно просто находиться рядом и с удовольствием осознавать, как много времени впереди. Пришла радость зарождения отношений, самого первого шага навстречу друг другу.

— Лена, я не знаю, что мне делать, — прошептал Антон. Он имел в виду и поиски маньяка и сердечные дела.
Девушка тепло улыбнулась и погладила мужчину по небритой щеке.
— Все решится само собой, уверена. Так всегда бывает.
Антон крепко обнял Лену, будто заряжаясь ее уверенностью.
— Мне нужно съездить домой сейчас, а потом я вернусь на наблюдательный пункт, — сказал Воронцов. Почему-то он решил, что теперь вполне естественно будет рассказывать девушке о своих планах.
Лена кивнула.
— Только не надо бояться, я скоро.
— Я спать буду, поздно уже, — сообщила Лена.
Макс вылез из-под стола и громко мяукнул, будто обещая Антону, что обязательно защитит хозяйку в случае чего.

Образ Лены никак не шел у Воронцова из головы, пока он ехал домой. Казалось даже, что он все еще чувствует легкий аромат ее духов, смешанный с ее собственным — таким же легким, который напоминал о домашнем уюте. Мысли о девушке почему-то заставляли Антона улыбаться — слегка, уголками губ.

Открывая ключом дверь своей квартиры, он набрал номер Лены. Пальцы немного подрагивали, пока шли длинные гудки. «Чего это я, как пацан какой-то…» — сказал про себя Воронцов.
— Алло?
— Лена, я уже дома, — он немного замешкался, не зная, как к ней лучше обратиться. Обращение на «вы» могло обидеть девушку после того, что произошло; «тыкать» же проходящим по делу Антон не привык. Но ведь Лена для него особенная…

Глубоко вдохнув, он наконец спросил:
— У тебя все нормально?
— Да… — казалось, Лена немного удивлена.
— Ммм… Ясно… — следователь помолчал некоторое время, затем добавил. — Спокойной ночи.
— Спокойной… — голос девушки звучал совсем тихо.

Воронцов убрал телефон в карман и вошел в квартиру. Что-то в голосе Лены его насторожило. Чувство непонятной тревоги не желало оставлять в покое. Антон прислонился к стене в прихожей и пару раз стукнулся затылком, пытаясь привести мысли в порядок. Прагматичный склад ума следователя требовал от него трезвой оценки ситуации, безо всяких примесей мистики и романтики. Антон ведь уехал от Лены всего полчаса назад. Ну что может случиться за это время? Сделав несколько глубоких вдохов, Антон пошел в комнату.

Через секунду в кармане завибрировал телефон. В тишине квартире этот звук показался оглушительным. Антон вздрогнул и схватил трубку, даже не посмотрев на экран. Он отчего-то был уверен, что звонит Лена.

— Леночка, что случилось?
— Так ты меня еще никогда не называл, — раздался в трубке смеющийся голос Нестерова.
— Черт, Коля! Я думал это… не важно!
— Значит Прахова у нас уже Леночка? — продолжал потешаться Нестеров.
— Что хотел-то? — сердито спросил Антон.
— Да дежурный звонил. Из больницы псих сбежал недавно. Главврач заявил, сказал, что ты приходил на днях. Фамилия такая… блин, забыл! Че… ча…
— Чаринцев! — подсказал Антон.
— Вот-вот. Я думаю, если ты заходил, значит нужно было. Что за порядки у них там! Говорят, будто испарился из палаты просто. Был — и нет… Врут, наверное…
Антон отключился, не дослушав.

Антон отключился, не дослушав. Он помчался к Лене. Ощущение близкой опасности обострилось до предела. Похоже, заразился-таки от девушки мистической чепухой, неизлечимо заразился. Наверняка ведь Лена спит сейчас спокойно в своей постельке и видит красивые сны. Возможно, даже с участием Антона. Хорошо бы… Хоть бы правда спокойно спала!

Уже в машине позвонил Борисову. Коллега ответил сонным голосом, заявив, что на вверенном ему участке все спокойно, без происшествий. Никаких подозрительных личностей не наблюдалось. Антон немного успокоился. Все-таки ребята хорошо знают свою работу и уж точно не проморгали бы ночного посетителя квартиры Лены. Но самому убедиться не помешает. Следователь набрал номер Лены и долго слушал гудки, пока голос оператора не объявил, что абонент не отвечает.

Антон гнал по ночным улицам городка, выжимая все возможное из старенькой «тойоты», проскакивая перекрестки на красный свет. Сердце бешено колотилось в груди, кровь стучала в висках. Страх за Лену и сам факт побега душевнобольного со странным взглядом из неприступной лечебницы дал мощный выброс адреналина. Доехав до дома Праховой, майор выскочил из машины и бросился к двери подъезда, став дергать ее на себя, не замечая мигающей красной лампочки домофона.

— Кто там? — неожиданно пробасили из-за двери.
Воронцов отскочил как ужаленный, выхватил из подмышечной кобуры табельный пистолет и крикнул в ответ:
— Майор Воронцов. Кто спрашивает?
— Звягинцев, товарищ майор! Погодите, сейчас открою…

Немного успокоившись, Антон убрал пистолет обратно в кобуру.
Пискнул домофон, дверь распахнулась. На пороге стоял лейтенант Звягинцев из отдела розыска.
— А ты чего здесь? — немного удивился следователь.
— Да тут из-за вашего сбежавшего психа такой переполох поднялся! И потом, мы его розысками уже занялись, а тут как раз Нестеров позвонил, поделился информацией. Мол, что он к этому делу с Праховой как-то может быть причастен. Ну, я сразу сюда. Вот, дежурю. Утром Терехов должен сменить. Нестеров, кстати, в доме напротив…

Антон кинулся к Лениной квартире, не дослушав лейтенанта. Все неважно, главное — убедиться, что с девушкой все в порядке. Около квартиры в нерешительности топтался один из офицеров, охранявших дом.

— Что там? — тут же набросился Воронцов с вопросами.
— Я звонил в дверь, но девушка не отвечает. Спит, наверное…
— Идиоты! — вспылил Антон.
— Товарищ майор, Нестеров попросил проверить… Но посторонних в доме не было!
— Сам разберусь, — процедил следователь.
Он было поднял руку, чтобы нажать на звонок, но передумал.
Антон осторожно подергал ручку и обнаружил, что дверь не заперта.
— Никто не входил, говоришь?
— Товарищ майор, посторонних не было! — повторил офицер.
— Вызывай группу! — рявкнул Антон и вошел в квартиру, на ходу доставая пистолет.

В прихожей было темно. Воронцов осторожно стал двигаться внутрь квартиры. Гостиная освещалась тусклым желтым светом настольной лампы. На диване, вольготно развалившись, сидел Василий Чаринцев. На нем по-прежнему была больничная одежда, даже резиновые тапочки. Мягко говоря, странный наряд для маньяка… Лена стояла напротив него, вжавшись в стену, с выражением ужаса на лице. Антон подумал, что уж с одним психом как-нибудь справится и решительно двинулся вперед.

— Явился, — произнес Чаринцев, даже не повернув голову в сторону гостя.
Зато его увидела Леночка и глаза ее загорелись надеждой.
— Мы ждали тебя, — продолжил Василий и медленно поднялся.
Антон направил на психа пистолет и подошел ближе.
— Веди себя смирно, — сказал он, красноречиво указывая на оружие. — Иначе будут проблемы.

Василий медленно повернулся к Антону. Его глаза снова были абсолютно черными, без белков… Теперь Антон был абсолютно уверен, что ему не кажется. Даже на полумрак комнаты списать нельзя. Василия угроза следователя и взведенный курок ничуть не впечатлили. Он лишь улыбнулся и сделал едва заметное движение рукой. Пистолет в руке Антона словно ожил. Не успел следователь опомниться, как его верное оружие с треском ударилось о стену и закатилось под диван. Лена вскрикнула.

— Вот так-то лучше, — обрадовался маньяк. — Для завершения ритуала мне нужна была всего одна, последняя жертва. Ты чуть все мне не испортил. Ну да ладно. Твоя душа не так ценна, но я смогу найти ей применение. Между тобой и этой девушкой непонятная связь, которая мешает мне осуществить задуманное, но это поправимо. Пожалуй, приступим. Ты увидишь ее смерть.

Василий сделал шаг к Лене. Антон бросился на него, намереваясь скрутить. Маньяк уступал следователю в росте и телосложении, но, несмотря на это, легко вырвался из захвата, увернулся от удара и с силой толкнул Антона. Воронцов хорошенько приложился о стену, но все же поднялся и снова попытался обезвредить маньяка. Василий зарычал и вновь толкнул Антона, на этот раз так сильно, что тот отлетел в противоположный конец комнаты. На этот раз Воронцов подняться не смог.

Василий приблизился к Лене и хищно улыбнулся. Девушка вжалась в стену, будто намереваясь слиться с ней. Она беспокойно поглядывала на Антона, молясь, чтобы он был жив.
— Пришло время обряда, — произнес Василий, практически не разжимая губ. Голос был странный, безжизненный, механический…

В руках у маньяка, словно из воздуха, возник нож. Лена с ужасом узнала в этом оружии свою собственную пропажу. Василий попытался схватить девушку за горло, но, к его удивлению, дотронуться до нее оказалось совершенно невозможно. Вокруг Лены будто образовалась невидимая стена. Из горла маньяка вырвался нечеловеческий рык. Он принялся с остервенением тыкать ножом девичье тело, но острие не доходило до цели на каких-то пару сантиметров. Лена плакала и кричала, закрываясь руками от оружия. Она села на пол и сжалась в комок, содрогаясь от рыданий. Василий продолжал бросаться на нее, но все напрасно.

Неожиданно маньяк замер. Он бросил нож на пол и вытянул перед собой руки ладонями вверх. Между длинных пальцев засверкали искры. Лена убрала руки от лица и потрясенно наблюдала за странным действом, не в силах отвести глаза. Фигуру маньяка окутал белесый дым, черты его лица заострились, волосы удлинились, а пальцы украсили острые когти. Дым стал медленно подбираться к девушке, словно чудовище из другого мира тянуло к ней щупальца.
— Тебя никто не любит. Ты должна умереть, — раздался голос, показавшийся девушке оглушительным.
Лена зажмурилась и мысленно попрощалась с жизнью.
А все-таки жаль умирать, так и не испытав настоящего счастья…
— Стой! — раздался хриплый голос.
Антон стоял, опираясь рукой о стену
— Не трогай! — прохрипел он. — Я ее люблю! Люблю!

Тело Василия вспыхнуло пламенем. Он пронзительно завыл. Белый дым почернел, окутал пылающего человека, пульсировал несколько секунд, а потом отделился от тела и принялся метаться по комнате, будто ища выход. Пламя исчезло и Василий рухнул на пол. На его теле не было и следа ожогов. В комнате еще некоторое время было слышно рычание и стоны, а потом дым рассеялся и наступила тишина.

Василий лежал на полу. Его тело сотрясала мелкая дрожь. Его глаза вновь приобрели нормальный вид, чернота исчезла. Антон сполз по стенке и обхватил голову руками. Его нога была неестественно согнута, что наводило на мысль о переломе. Лена пошла к нему, опасливо обходя бывшего маньяка, обняла за плечи, шепча слова благодарности.

— Кажется, это был демон, — прошептала Лена, с опаской поглядывая на лежащего Василия.
— Разве демоны существуют? — хрипло спросил Антон.
— В мире много всего существует. Независимо от того, верим мы или нет.

В квартиру ворвалась группа захвата, во главе с Нестеровым. Оперативник очень расстроился, обнаружив, что захватывать уже, собственно, некого. Василий больше не подавал признаков жизни. Подъехавшие медики констатировали глубокую кому. Казалось, сознание его испарилось вместе с черным дымом. Вины Чаринцева в убийствах доказать не удалось. Версия с сообщниками тоже подтверждения не нашла. Персонал психиатрической больницы подтвердил, что в период буйства маньяка Василий безвылазно находился в палате. Как он сбежал из больницы в этот день, так и осталось загадкой. Только Антон Воронцов точно знал, что маньяк больше себя не проявит. То, что человек не понимает разумом, он познает интуитивно. А главное, Антон поверил, что другой мир действительно существует.

Раздался долгожданный звонок, означавший конец учебного дня. Дети с радостными возгласами засуетились по классу, собираясь домой. Лена сделала парочку объявлений на завтра, поговорила с ребятами, всех проводила, а потом засобиралась сама. Домой не хотелось. Жизнь стала снова скучной и неинтересной. Майор Воронцов, столь внезапно появившийся в ее жизни, столь же внезапно исчез. Антон, конечно, звонил пару раз, но они так больше и не виделись. Воронцов постоянно твердил, что на работе много дел.

Лена ничему не удивлялась. Понравившиеся ей мужчины постоянно куда-то пропадали, поэтому ничего необычного не происходило. А все-таки грустно… Антон зацепил ее по-настоящему, как не бывало раньше. Лена грустно вдохнула села за учительский стол. Решила, что еще немножко побудет здесь и пойдет домой. В пустую квартиру…

На улице хлынул дождь. «Ну вот еще для полного счастья не хватало!» — посетовала Лена. Она провозилась с зонтом у выхода, а потом быстрым шагом направилась к школьным воротам, старательно обходя лужи. В воображении девушка уже нарисовала, как вернется домой вся промокшая, замершая, а потом обязательно простудится. Неожиданно ее окликнул знакомый голос:
— Девушка, вас подвезти?
Лена обернулась и увидела Антона. Сначала ей даже показалось, что померещилось.
Она сделала пару шагов к мужчине, но тот, к счастью, никуда не исчез.
— Привет, — сказал Антон.
— Привет, — ответила Лена и улыбнулась.

Воронцов открыл переднюю дверь машины, приглашая Лену сесть. Спрятаться от холодного дождя показалось Лене отличной идеей. Антон устроился на месте водителя. В салоне повисла неловкая тишина.

— Ты прости, что я долго не приезжал, — первым начал разговор Воронцов. — Мне нужно было многое обдумать. Мне нужно быть уверенным, что своим присутствием я не сделаю твою жизнь еще хуже.
— То, что ты сказал в тот день… Это правда?
— Что я люблю тебя? — переспросил Антон.

От этих слов Лена вздрогнула и смущенно опустила взгляд. Ни один мужчина не признавался ей в любви, поэтому слышать такое было непривычно. В горле пересохло от волнения, поэтому Лена лишь кивнула.

— Правда, — просто ответил Антон, не сводя с девушки взгляда.
— Но разве это возможно? — тихо спросила Лена. — Мы ведь знакомы всего ничего…
— Ты же сама сказала, что нашем мире все бывает. Даже если мы в это не верим, — с улыбкой ответил мужчина.

Лена улыбнулась в ответ. К чему слова, когда и так все ясно? Рядом с этим мужчиной было тепло и уютно, а что еще нужно для счастья? Антон поцеловал Лену и завел мотор.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.