Ты должна умереть. Часть 1

День у Карины не задался с самого утра. Сначала на работу проспала, потом под дождем промокла, потом шеф наорал… Да еще очередное неудачное свидание, которое явилось славным завершением ужасного дня. Претендент на сердце девушки оказался на голову ниже ее ростом, да и интересовали его в основном жилплощадь новой знакомой и размер зарплаты. Закончилось все тем, что Карине пришлось самой заплатить за ужин в ресторане. Девушка шепотом обозвала неудачливого кавалера нецензурными словами.

И почему Карине так не везет в любви? Вроде все при ней: фигура прекрасная, одета по последней моде, всегда ухоженная. И чего только мужикам надо?.. Ну вот, еще и каблук сломала! Еще этого не хватало для полного счастья. Карина несколько секунд бездумно смотрела на испорченные туфли, а потом села прямо на асфальт и расплакалась, выплескивая горести прошедшего дня. Благо, уже темно, прохожих нет. Никто не узнает о ее слабости…

Сзади послышался шорох. Карина резко обернулась, но никого не увидела. Ей почему-то стало страшно. Это чувство отрезвило ее, вырвало из плена эмоций. Она вдруг осознала, что сидит посреди аллеи в ночном парке. Совсем с ума сошла! Карина встала и поковыляла в сторону дома. Осталось совсем чуть-чуть, только из парка выйти… Совсем рядом мелькнула серая тень. Девушка вскрикнула и отпрыгнула в сторону, при этом сломав второй каблук. Громко выругавшись, Карина снова осмотрелась, но аллея, как и раньше, оказалась пуста.

Это точно помешательство! Надо меньше работать. Да и отсутствие личной жизни приносит свои плоды. Еще эти звонки дурацкие, по десять раз на дню! Непонятный розыгрыш затянулся и перестал быть забавным. Все, пора домой! Карина скинула бесполезные туфли и побежала по аллее. Неожиданно горло сдавило, будто невидимыми пальцами. Девушка остановилась, тяжело дыша. Дыхание удалось восстановить только через несколько минут. Уже не помня себя от ужаса, Карина вновь кинулась бежать. На этот раз девушка будто споткнулась о невидимую подножку и рухнула на асфальт, больно приложившись коленями, расцарапав кожу до крови. Дорогие чулки порвались. Девушка попыталась встать, но не смогла. Кажется, нога вывихнута.

Карина чувствовала чье-то присутствие рядом, а еще безотчетный страх. Она поползла вперед так быстро, как только смогла. Ей не удалось проползти и метра, как неведомая сила подняла девушку над землей. Карина хотела закричать, но голос пропал начисто. Ей оставалось только бессильно дергать ногами в воздухе. Девушка попыталась рассмотреть, кто же ее держит, но различила лишь черную тень. Казалось, невидимые силки сжимают каждый сантиметр тела, полностью лишая свободы. Карина повторяла про себя, что все происходящее — лишь страшный сон, что этого просто не может с ней происходить!

Карина почувствовала на щеке чье-то горячее дыхание.
— Тебя никто не любит. Ты должна умереть, — произнес голос. Механический, безэмоциональный, беспощадный.

В следующую секунду голова девушки резко запрокинулась назад и у горла блеснуло лезвие. Темный убийца с нечеловеческой силой несколько раз полоснул ножом по горлу. Хлынула кровь и на асфальт упало безжизненное тело.

За окном совсем стемнело. Лена тщетно пыталась придумать, чем бы занять вечер. Как назло ничего не хотелось, да и отпуск уже осточертел. Помнится, раньше она любила профессию учителя именно из-за длинного отпуска. Но тогда Лена еще была молоденькой девчонкой, полной энергии и планов на будущее. А теперь чего ждать? И зачем этот проклятый длинный отпуск? На работе хоть есть, чем себя занять. Весело бормотавший телевизор уже не радовал, да и читать не тянуло. Кажется, это и есть депрессия, а точнее, ее последняя стадия. Мутизм, кажется. Это когда человек совсем ничего не хочет делать, не желает ни с кем общаться. Хотя нет, общения-то как раз и не хватало Лене, но, к сожалению, все ее немногочисленные друзья были заняты своими проблемами. Как и всегда.

Лена пошла на кухню и насыпала корма в большую зеленую миску. Будто по сигналу, тут же примчался пушистый белый кот и принялся тереться о ноги любимой хозяйки.
— Кушай, Максик, — сказала Лена и ласково потрепала кота по мохнатым ушкам.

В последнее время у девушки появилась дурная привычка разговаривать с Максом. Она даже называла его своим единственным и любимым мужчиной. Макс всегда внимательно выслушивал хозяйку, а потом принимался мурлыкать для нее свои кошачьи песенки. Одиночество совсем замучило…

Из комнаты послышался звонок мобильного. Подпрыгнув от радости, Лена помчалась отвечать. Звонила ее подружка, которой на ночь глядя приспичило рассказать о новом парне, который оказался просто потрясающим. Лена слушала счастливые возгласы и все больше мрачнела. Вообще-то этого самого замечательного парня знакомили именно с ней. К сожалению, Лена не смогла сразить его красотой и сообразительностью. Зато это удалось подружке. Что ж, неудивительно.

Лена поздравила подругу с удачным выбором. Вышло вполне искренне. Эх и почему она не пошла в артистки? Успех был бы обеспечен. Поразмыслив немного, девушка пришла к выводу, что все происходящее вполне закономерно. Ей нипочем не тягаться с подругой, да и вокруг полно эффектных и смелых девушек, не чета ей. Вполне объяснимо, что для мужчин Лена — пустое место. Девушка с каким-то мазохистским удовольствием в очередной раз уверилась в своей полной никчемности. А потом мысленно пожелала подруге поскорее разочароваться в новом приятеле. Ничего не менялось вот уже несколько лет. Каждый вечер одни и те же мысли, одни и те же терзания и неизменный вывод. Стабильность…

Лена вздрогнула от очередного телефонного звонка. Странно, что сегодня буквально все о ней вспомнили. Девушка посмотрела на дисплей сотового и обнаружила надпись: «Номер не определен». Лену вдруг переполнило предвкушение какого-то сюрприза. Для нее вообще любой звонок был радостью, а уж такие звонки — и вовсе надеждой на чудо. А вдруг жизнь в одночасье изменится? Чудеса ведь случаются с другими людьми, почему бы и Лене не попробовать?

Лена нажала на кнопку приема вызова и услышала незнакомый голос.
Странный, механический, пугающий.
— Тебя никто не любит. Ты должна умереть.

В трубке послышались короткие гудки. Что это было? В другое время Лена бы внимания не обратила на звонок, решив, что это просто глупый розыгрыш. Но сейчас девушку окутал страх. Собственная квартира перестала быть уютным и безопасным местом. Любой звук: звон посуды на кухне, шорох конфетной обертки, с которой играл кот, шум холодильника, вызывали неадекватную реакцию.

Лена знала, какие слухи бродят в городе. Говорят, на девушек охотится маньяк, а полиция никак не может вычислить его. Говорят, что он звонит каждой своей жертве перед тем, как убить. Звонит и говорит страшные слова…

И вдруг страх ушел, сменившись трезвым расчетом. Лена хваталась за любую возможность хоть как-то разбавить серые будни. Как ни дико звучит, сложившаяся ситуация тоже могла бы внести некоторое разнообразие. Лена твердо решила завтра же отправиться в полицию и заявить о странном звонке. И пусть это всего лишь чья-то шутка…

***

Антона разбудил телефонный звонок. С трудом разлепив веки, он потянулся к прикроватной тумбочке, на которой лежал мобильник. Схватив вибрирующего нарушителя сна, ответил на вызов:
— Да.
— Здорово, Михалыч!
— Здорово, Колян, — поприветствовал Антон коллегу, подавляя зевок.
— Мне сейчас дежурный звонил, говорит, в парке Горького нашли труп девушки с перерезанным горлом. Наряд уже на месте. Ты приедешь?
— Минут через десять буду.
— Ладно, я тогда за Андреем Палычем заеду…

Воронцов подъехал к парку Горького в предрассветных сумерках. Оставив машину рядом с аркой возле входа в парк, вышел на засаженную дубами асфальтовую аллею и набрал номер оперативника:
— Колян, я у входа в парк. Куда дальше?
— Подожди пару минут, мы подъезжаем. Там и сориентируемся.
— Хорошо.
Положив телефон в карман, следователь набрал полные легкие прохладного утреннего воздуха и опустился на обшарпанную деревянную скамейку.

Нестеров с Андреем Павловичем подъехали минут через десять.
— Замерз, Маугли? — осклабился оперативник, пожимая руку Воронцову.
— Есть маленько. Здрасьте, Андрей Палыч, — сказал Антон, обращаясь к эксперту-криминалисту. Андрей Павлович Смирнов, лысеющий крепыш в очках с толстыми стеклами, ответил коротким кивком.
— Пойдемте в центр парка, там нас встретить должны.

Полицейский, стоявший возле фонтана на центральной аллее парка, коротко козырнул и повел их за собой, к небольшой группе своих сослуживцев.
— Не натоптали тут? — строго спросил Смирнов, глядя на полицейских поверх очков. Получив отрицательный ответ, эксперт подошел поближе к телу молодой девушки, лежавшей на асфальте лицом вниз.
— Разойдитесь, не мешайте. Вон, посторонних уберите подальше, — проворчал он, осторожно опустив на землю свой заветный чемоданчик. Стражи порядка подчинились, оттеснив появившихся на аллее собачников и бегунов.
— Это уже третья за месяц! — Нестеров покачал головой.

Воронцов оглядел место преступления поверх плеча эксперта. Столько лет работает, а до сих пор не может спокойно относиться к такому. Девушка, молодая совсем, лежала в луже крови. Рядом валялась маленькая блестящая сумочка. Значит, не ограбление.
— Сержант!
Полицейский подошел к Антону и немного замялся, подбирая обращение:
— Да, товарищ офицер?
— Майор Воронцов, старший следователь ГОВД, — представился Антон и показал сержанту свое удостоверение, — Кто обнаружил труп?
— Дворник, товарищ майор. Он же и позвонил в отделение. Вон он стоит в сторонке, Гудков за ним присматривает.
— Ясно. Ты, сержант, пока понятых отбери вон из тех товарищей, разъясни обязанности…
— Есть.

Воронцов с Нестеровым подошли к дворнику. Немолодой мужчина со смуглым, сморщенным лицом выглядел растерянно и даже немного испуганно.
— Доброе утро. Капитан Нестеров, — оперативник козырнул, — Это вы нашли тело?
Мужчина облизнул сухие губы и посмотрел сначала на Нестерова, затем на Воронцова и ответил, только когда оперативник повторил свой вопрос.
— Да. Я милиция звонил.
— Хорошо, — Нестеров улыбнулся, — Расскажите подробнее: как, когда?
Дворник замялся и, поразмышляв, начал:
— Сегодня нашел. Рано-рано. Я аллея подметал, потом смотрел — девушка лежал. Прямо асфальт лежал. Здесь, — он показал пальцем туда, где лежало тело, — Я вот так пошел, говорю «девушка, девушка». Потом милиция звонил.
— Ясно. Вы ничего не трогали?
— Нет.
Нестеров достал блокнот:
— Мне нужно ваше имя и фамилию записать.
Мужчина умоляюще посмотрел на Воронцова:
— Не трогал, нет… Не трогал.
— Да не бойся ты, мужик! Нам просто записать нужно, кто нашел и когда. Колян! — обратился он к оперативнику.
— Ммм?
— Пойду Смирнову помогу, он вроде снимать закончил.
— Хорошо.
— Да, Антон Михайлович, почерк тот же. И следов пока никаких, — подытожил эксперт, стягивая перчатки и укладывая их в чемоданчик, когда предварительный осмотр был окончен, — Девушка убита тем же способом и средством — кухонным ножом. Наточен хорошо. Отпечатки я снял.
— Понятно. Что еще можете сказать? Сколько было нападавших?
— Скорее всего, один, но утверждать не могу. Скорее всего, убили ее здесь, а не в другом месте. Четыре- пять часов назад. Из ценных вещей вроде все на месте. На лице, коленях и руках убитой имеются ссадины. Обувь при ней отсутствовала — патрульные нашли туфли со сломанными каблуками дальше по аллее. Ранения были несовместимы с жизнью, поза трупа скорее всего не менялась. Образцы эпителия, волос, почвы, крови и так далее я собрал. После лабораторных исследований смогу сказать больше. Да и тело — к медикам. Пусть еще раз детально осмотрят.

Нестеров, стоявший рядом и делавший пометки в блокноте, кивнул:
— Я пока с понятыми работу проведу. Ты в отдел?
— Да. Медиков вызову сейчас, — Воронцов достал телефон, — Ты давай заканчивай и подъезжай. Я пока Андрея Палыча отвезу. Дело возбудим по факту.

Прошло два дня после происшествия. Антон находился в кабинете один и думал, закинув ноги прямо на рабочий стол. Почему-то следователю казалось, что так думается гораздо лучше. Третья жертва за месяц, а улик никаких: ни отпечатков, ни свидетелей. По всему выходило, что в городе появился серийный маньяк. Для маленького городка это просто невероятное явление. Да Воронцов никогда не расследовал ничего серьезнее убийства на почве совместного распития спиртного.

Неизвестный убийца занимал все мысли следователя со дня обнаружения первого тела. Уже тогда он понял, что происходит нечто из ряда вон выходящее. Орудие преступление — нож — неизменно валялся рядом с телом. На ноже оказывались отпечатки пальцев лишь самой жертвы, словно убийца выкрал оружие с ее кухни. Три женщины, не знакомые между собой, не похожие друг на друга. Проверка родственников, круга общения, контактов ничего не дала. Впрочем, есть обстоятельства, связывающие жертв. Одно из них было очень существенным: каждой женщине пред смертью поступали телефонные звонки с угрозами. Странно, что распечатка звонков на мобильный ничего не показала, но опрошенные родственники жертв упорно твердили про звонки.

Было еще одно обстоятельство, установленное Антоном после долгого умственного анализа. Он не знал, имело ли это какое-то значение для маньяка, но все же игнорировать это не следовало. Убитые женщины были незамужними и не имели постоянных отношений. Точнее, вообще не имели никаких отношений. Странно, красивые женщины, с достойной работой, без вредных привычек… Антон в очередной раз разложил перед собой дела убитых и принялся всматриваться в фотографии, будто надеясь увидеть в мертвых глазах образ убийцы. Жаль их, очень…

Раздался стук в дверь. Антон вздрогнул и быстро убрал ноги со стола. В кабинет заглянул дежурный.
— Антон Михайлович, тут девушка пришла… Думаю, к вам.
— Ну, пусть заходит, раз к нам, — недовольно ответил следователь. Вообще-то посетители сейчас были явно не к месту. Тут маньяк непойманный, уж не до девичьих глупостей. Ладно, придется выслушать по-быстрому, да и выпроводить, пообещав в срочном порядке во всем разобраться.
Дверь в очередной раз скрипнула, послышался стук каблуков и раздалось тихое:
— Здравствуйте.

Антон оторвался от изучения материалов по делу маньяка и соизволил взглянуть на посетительницу. Во внешности девушки, казалось бы, не было ничего особенного, но она с первого взгляда приковала к себе внимание следователя. На вид лет двадцать пять, невысокая, полноватая, в длинном ярком сарафане. «Грудь очень даже ничего» — подумал Антон и тут же одернул себя, заставив свои глаза смотреть выше. На лицо довольно симпатичная: большие серые глаза ярко выделялись на фоне светлой кожи и черных волос. Темно-бордовая помада довершала образ. Девушка нервно теребила ремешок сумки и осматривала небогатый интерьер кабинета.

— Добрый день. Садитесь, пожалуйста, — сказал Антон, убирая в сторону дела. — Я вас внимательно слушаю.
— Антон Михайлович, я даже не знаю, как сказать… — пролепетала девушка.
— Скажите, как есть, — подбодрил Антон. — Вас как зовут?
— Елена… Елена Сергеевна Прахова.
Антон черкнул фамилию и имя посетительницы в тетради.
— Итак, Елена Сергеевна…
— Мне на мобильный поступают странные звонки, — прошептала Лена, будто это было большим секретом.

Антона словно кольнуло. Звонки! Он сразу подумал, что маньяк вновь проявился, даже не приняв во внимание иные версии.
— Какого рода звонки? — заинтересованно спросил следователь, приготовившись записывать.
— Странные, — вновь прошептала Лена. — Голос такой… Не знаю, как объяснить… Как у робота.
— Это как?
— Ну безжизненный какой-то, бесчувственный. Будто и не человек вовсе говорит.
— Голос мужской?

Лена задумалась. Ей в голову приходило лишь одно определение.
— Может, это смешно звучит, но мне кажется, что со мной разговаривало некое… существо.
У Антона глаза на лоб полезли. Такого в его практике еще не было.
Может быть, он все-таки ошибся и посетительница просто не в себе?
— А что же говорит это… существо? — спросил следователь, внимательно наблюдая за реакцией девушки.
— Тебя никто не любит. Ты должна умереть, — процитировала Лена.
— Оригинально, — протянул Воронцов и старательно записал слова в блокнот. Тем временем Лена достала телефон и продемонстрировала следователю несколько входящих звонков с неопределенного номера.
— Вчера вечером звонил и сегодня утром несколько раз, но я не стала нажимать ответ, — объяснила она.

Антон записал данные девушки: Прахова Елена Сергеевна, 27 лет, преподает в школе русский и литературу, не замужем… Нет, не похожа она на сумасшедшую. За долгие годы службы следователь общался с разным контингентом, включая и отъявленных фантазеров. Лена явно не из таких.

— Елена Сергеевна, а почему вы сразу решили обратиться в полицию? Может, пошутил кто-то?
— Я слышала про маньяка, — спокойно сообщила Лена. — Говорят, всем убитым перед смертью звонили. Подумала, а вдруг и у меня также…
В глазах девушки не было страха, лишь какая-то горечь и обреченность. И это не было связано с возможным маньяком. Антон решил проверить свою теорию.
— Скажите, а у вас есть молодой человек? — осторожно спросил он.
Лена удивленно посмотрела на него и покраснела.
— Это правда важно, — заверил Антон.
— Нет, — быстро ответила Лена. По реакции понятно, что этот вопрос очень ее обеспокоил.

Значит, еще одна одинокая душа. Но есть и плюсы: перед Антоном живая будущая жертва, как это ни ужасно звучит. А значит есть шанс раскрыть преступление.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.