Только чувства

Звенящая вспышка и яркий свет перед глазами. Яркие бледные пятна разных размеров плавают над ним, точно тушки мёртвых рыб. На мгновение его сердце в страхе подпрыгивает, он не понимает, почему в голову пришло именно такое сравнение.

Спустя несколько минут картинка перед ним становится чётче, но разобрать хоть что-то он по-прежнему не может. Виден голубой фон, бледные пятна по бокам, на самом краю видимости — будто тёмная рамка. Звон проходит, слышен гул и неразборчивая речь монотонного голоса. Глаза начинают болеть, но закрыть он их почему-то не может, не может и пошевелить хотя бы какой-нибудь частью своего тела. Глаза начинают слезиться и картинка вновь становится мыльной. За то звон полностью исчез, а речь стала более чёткой, но ему было не до этого.

— Мы… здесь… печально, — обрывки доносятся до его ушей, но ему совсем не интересно. Он хочет поднять руку, согнуть ногу в колене, но почему-то не может. Не может, и это не даёт ему покоя, вызывает горькое чувство обиды. «Где он? Что происходит? — эти вопросы вылетают откуда-то из-за глубоких вторичных слоев его сознания. — Что важнее понять?». Нет, он не может двинутся, даже моргнуть, но он может чувствовать. «Может, я мёртв?» — громогласно выдаёт разум. К горлу его подступает ком. И снова, откуда-то из-за дальних стен сознания появляется следующее: «Я мыслю, значит всё ещё живой» Он пытается двинуть губами, но совершенно не чувствует их. Может не всё так плохо? Я могу думать, я могу видеть, почти, могу слышать и ощущать. Последнее вызвало в нём панику, нежели радость. Только сейчас он начал ощущать, как покалывает всё тело, как болят дёсны и стиснутые зубы. И он ничего не может с этим сделать.

— Он был… — доносится до его ушей. Кто он? Я? А кто я?
Странно, но он совершенно ничего не помнил, не помнил и то, как оказался в таком состоянии. В памяти была лишь одна белая пустота, заполненная совсем недавно сгенерированными мыслями. Кажется он начал что-то понимать — он рождается, он ощущает, как становится частью этого мира. Все ли проходят через такое? А не много ли он знает для новой частички этого? Эти мысли и рассуждения разве не являются чем-то преступным?

— В последний путь, — эти слова он выловил из неинтересного потока монотонной речи. Совершенно случайно. Теперь он почувствовал запах. Пахло сыростью, лаком и какой-то зеленью. Цветами? Он получает возможность ощущать этот мир, пусть и медленно, но это прямое доказательство того, что он входит в него. Следующим будет осязание? Да, естественно! Он чувствует, как что-то стукается об его руки и ноги, сквозь пелену он видит, как тёмные пятна приближаются к нему и ударяются. Затем голубой фон перед ним закрывает тёмный прямоугольник. Что это? Прямоугольник медленно приближается и вот он не видит уже ничего. Он чувствует тепло и запах дерева. Его охватывает паника, когда до ушей доносится мелкий стук, а тело чувствует странную вибрацию. Спустя пару минут он слышит знакомый голос, приглушённый и совершенно неразборчивый. Почему он не может разобрать слов?

Внезапный удар в груди, в глазах вспыхивает салют ярких цветов. Он слышит плачь жены и всё вспоминает.

Зовут Евгений, 37 лет. Женат, имеет сына. Хорошая работа, любящая семья, но есть одна проблема — у Евгения проблемы с сердечно-сосудистой, и его не раз сваливал временный паралич.

А что теперь? Он всё понимает, всё ощущает. Ему страшно, но несмотря на это его разум пытается найти ответ на вопрос: Как такое произошло? Кома? Нет. Летаргический сон? — Чушь. Бредни, которые давно опровергла наука — состояние в которое якобы впал Гоголь. Но что тогда произошло? Должно быть это чья-то злая шутка. А может сон?

Его разрывает животный ужас и обида. И отчаяние. Приглушённый плачь жены уже не слышно, как и не слышно падения комьев земли, работы лопат. Всё возвращается на круги своя — он больше не видит, больше не слышит. И лишь ожидает, когда более ничего не ощутит.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена . Добавьте в закладки постоянную ссылку.