Сын

Я и мой сын всю жизнь мечтали побывать в Лос-Анджелесе, но к моему несчастью я вышел замуж за женщину, которая не хотела, чтобы я уезжал за пределы России. Вчера была очередная ссора из-за упоминания о Лос-Анджелесе. Я в очередной раз получил море оскорблений и не выдержав выкрикнул, что не буду больше все это терпеть и подаю на развод. Так и произошло.
На следующее утро я пошёл за двумя билетами в Лос-Анджелес и подал на развод. Мой сын Алексей слёзно отговаривал меня, ведь ему было уже 15 лет и от не мог спустя столь долгое время расстаться со своей мамой.
— Лёша, поверь, я делаю только лучше, я в течении 21 года терпел все эти выходки и чувствовал себя настоящим каблуком, я так не могу. Я увезу тебя с собой в нашу мечту, ты пойдешь в новую школу, найдешь новых друзей, но будешь поддерживать контакт со своими старыми друзьями и с мамой. Да, это для тебя сложно, но в будущем ты скажешь мне спасибо. — похлопав сына по плечу, сказал я.
Ровно через сутки мы с Лёшей вышли из самолёта. Наш полёт составлял одиннадцать часов пятьдесят минут. На первое время я забронировал номер в четырехзвездочном отеле, а после — я сниму какую-нибудь квартиру или возьму в аренду личный дом.

Приехав в отель я сказал Лёше посидеть на кресле, пока я узнаю дополнительные услуги в отеле, на что получил такое типичное для подростков, но ласковое: «Окей».
Как оказалось, в дополнительных услугах был бесплатный завтрак с 10:00 до 12:15 и ужин с 20:00 до 21:30, а так же бассейн с 13:15 до 17:30 по местному времени. Об этом я сообщил своему сыну и он с улыбкой кинулся в объятия, как маленький беззащитный котёнок.
— Даже не верится, что ещё вчера я чуть ли не плакал, а сейчас я так счастлив. — Прошептал он мне на ушко.
— Я же говорил, что делаю это для тебя и твоего счастья. Вот только со школой проблемка будет…
— Какая?
— Уже практически конец учебного года, тебя никто не возьмёт. Да и английский язык у тебя хромает. Давай так, с сегодняшнего дня ты изучаешь английский язык самостоятельно или с моей помощью и в следующем учебном году ты идёшь на учёбу, зная английский идеально
— Хорошо, папуля.
Спустя пару мгновений мы поднялись на лифте и подошли к своему номеру. Приложив карточку клиента мы вошли в номер. Наш взгляд упал на огромное-огромное окно с видом на великолепный пляж Малибу и кухонный стол прямо у окна. На столе стояла ваза с искусственными цветами. Откинув взгляд направо, можно было заметить тёмно-коричневую дверь, за которой скрывалась спальня с двумя настенными лампами, двуспальной постелью, маленьким столиком и кондиционером — это была спальня Алексея. А взглянув налево, была точно такая же дверь, за которой была моя спальня — нескромная двухспальная постель, два торшера, прозрачный стол, который стоял у большого окна, прямо как в гостевой и большой-прибольшой коричневый ковёр. Нашему счастью не было предела. Номер стоил 302 доллара за двое суток, то есть, примерно, 17.323 российских рублей. Для нас это не было огромными деньгами, ведь я был дистанционным работником для одной крупной компании, я оформлял для них сайт, а так же обговаривал завоз продукции с поставщиком.
Разложив все наши вещи, мы переоделись и убежали на пляж.
День прошёл незаметно, мы загорали, плавали и просто отдыхали спустя столь долгое время серьёзного напряжения.
На часах показывало 20:48, а это значит, что прямо сейчас мы можем пойти ужинать.
За ужином мы общались обо всём, так сказать, перетёрли косточки всему, о чём только знали, на секундочку я даже представил себя престарелой женщиной, лет так под 70, которая сидит на лавочке, бубня «Что мне не так».
— Пап, а мы навсегда здесь?
— В Лос-Анджелесе — да, В отеле — нет, но как только я найду основное жильё, мы отсюда съедем.
— Так не хочется… — Вздохнув, сказал Лёша.
— Согласен, но я так же думаю, что лучше иметь свой собственный дом и не жить «у всех на виду».
— Ну, так-то тоже правильно.
— А вообще, я даже в каком-то месте рад, что мы уехали из России. Конечно, мой дом, моё детство, друзья, родня, и многое другое, но нужно менять что-то, не всю же жизнь нужно проживать лишь мечтами, это мой самый лучший день, скажу тебе по секрету, впервые, пап, впервые я не сижу целыми днями дома за учебниками под присмотром мамы. Я понимаю, что она хочет как лучше, но как по мне, всему нужно знать меру и не перегибать палку. Я росту, а света белого не вижу, у меня, поэтому друзей то почти нет, кроме Нади и Саши. Всё-таки ты был прав, что скоро я скажу тебе спасибо. Спасибо, что показываешь мне жизнь.
Я заулыбался и сказал «Не благодари, сынок» и спустя пару минут мы пошли в номер спать.
Ночью я проснулся от дикого воя сирен .
— Attention! Immediately leave the room to save your lives! (Внимание! Немедленно выходим из помещения для сохранения ваших жизней!)
Я мигом вскочил с постели и побежал к Лёше, но его в комнате не оказалось. Я осмотрел весь номер, но нигде его не было.
— Может быть, услышал раньше меня и уже ушёл. — Подумал я.
В голове сразу неимоверное количество ужасных мыслей.
«Пожар, маньяки, грабители, террористы» и прочая лабуда.
Выйдя в холл, я начал расспрашивать жильцов, не видели ли они мальчика, ростом около 170-180, в алых брюках и тёмно-синей пижамной кофте. Все отвечали «Нет, простите» и бежали из отеля.
Я увидел заведующую отеля.
— Что происходит? — Кричу я.
— В здании находятся посторонние люди, мы не знаем кто они, но они были с огромными сумками и мы не знаем об их намерениях.
— Ужас! А вы не видели моего сына? Он ростом 170-180 в тёмно-синей пижамной кофте и в алых брюках?
— Извините, но нет, спросите у охраны. — Сказала она и указала на мужчину, крепкого телосложения, который общался с каким-то мужчиной.
— Извините, мужчина! Вы не видели моего сына?..
— Ох, нет, простите, можем посмотреть по камерам видеонаблюдения после того, как я и мои напарники обойдут отель в поисках мужчин.
— Хорошо, спасибо, а где вас ждать?
— Я вас сам найду, но лучше держитесь подальше от отеля, советую отойти к будке охранника Малибу, там будет безопаснее.
— Хорошо — хорошо… Спасибо.
— Не благодарите.
Спустя два часа пребывания у будки охранника на пляже, ко мне подошёл охранник и попросил пройти с ним. У отеля стояла машина скорой помощи и множество плачущих людей. Мы подошли к столу охраны, где стояла полиция и врачи.
На стене висел телевизор, в котором рассказывалось о попытке террористов захватить наш отель.
— Террористы? Вы же знаете, что если в помещении террористы, то ни в коем случае нельзя включать систему оповещений?
В ответ поступило молчание… Возможно, в Лос-Анджелесе другие правила.
Корреспондент по телевизору рассказывала о 40 погибших и 32 раненых
— Дмитрий Васильевич… — Сказал мне врач.
— Да? Вы нашли моего сына?
— Приносим свои соболезнования. Вашего сына застрелили.
Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.