Свидетель преступления. Двойник оборотня

Пролог.

Мужчина средних лет слегка с небрежным видом, сложив руки на груди, удостоил свой серьезный взор на особе, стоящей перед ним.
— Любое преступление оставляет после себя красноречивые следы. Чтобы найти их, нам необходимо отыскивать незначительные отличия. — поправив галстук, и временно опустив глаза, будто готовясь к последующему диалогу, Громов о чем-то явно призадумался.
— И как это делается? — спросила рыжеволосая девушка стоящая напротив. Мягкие волосы аккуратно ложились, как опалом, до плеч. Пухлые алые губы и серьезный взгляд, выдавал уверенность в своих действиях. На самом деле Ирине безумно хотелось доказать Сергею Громову, что она отличный напарник, и нисколько небезнадежна. На его бакенбардах виднелась седина, а глаза давным-давно выражали недоверие и некую насмешку над людьми. Возможно на то имелись свои причины, но Громов явно не любил кого-то принимать под свое крыло, поскольку привык размышлять и действовать в одиночку, и яро взмахнув рукой перед собой, говорил, что ему никто не нужен. Даже с этой легкой небрежностью он выглядел настолько солидно, а его взгляд внушал доверие. В принципе, этого и стоило ожидать. Того, что тебя не примут, и будут относится, как-то предвзято.

Неделя 1. Пятница. 10 апреля.

— Капитан, у меня для вас задание. Надеюсь, вы справитесь! — промолвила женщина с неким энтузиазмом. На самом деле она всегда излучала теплую улыбку, хоть и была строга временами.
— Шеф, я свою зарплату привык отрабатывать. — слегка съязвив тональностью и приподняв левую бровь, произнес человек напротив.
— В мотеле обнаружен труп женщины. Займитесь розыском убийцы. — даже порой строгий взор отдавал теплом, а все то, что произносилось с этих уст, навевает на явный оптимизм. Руки сложенные на груди, светло карие глаза, волосы средней длины укладывающиеся на плечах пиджака. Ну как можно подвести такого человека?
— Для начала придется заняться поиском улик… — зная наперед свое дело, не замедляя ответил тот, хоть и с неким недовольством.

Стук удаляющихся каблуков был всему в ответ, однако это не повод торопиться. Можно было еще хлопнуть по стаканчику кофе. В кабинете Громова никогда не было ничего лишнего. Псевдотишину разрушал лишь звук спешащих часов, стрелки поминутно разделялись быстрым и столь характерным звуком. На столе то и дело, красовались копии различных бумаг, валяющиеся где ни попадя салфетки, папки, и конечно же на столе была очередная открытая пачка сигарет. Мало кто знал, но Сергей часто запирался у себя в кабинете, вскинув ноги на стол и с руками за головой просто думал о чем-то своем. В такие моменты он терялся во времени. Размышлял, разговаривал со своим внутренним «Я», и все же казалось, что он терялся в догадках. Кто мог подумать, что опытного расследователя что-то могло мучить, и какие именно причины на то имелись. Просто сидеть в этой тишине, и наблюдать, как солнечные лучи порой пробивались за пыльным и давно не мытым окном. Наблюдать, как эти самые лучики тянутся по полу, оставляя за собой непроизвольные линии, а позже солнце снова спрячется под обилием туч, и потеряется из виду. Хмурость в очередной раз затянет в свой самобытный гнет, и мир на секунду, вновь потускнеет. Эти лучи изредка лишь смогут пробиваться, одаряя солнечным светом все вокруг. Иногда, именно такое состояние происходит с людьми. Есть необъяснимые факторы, ни в коем разе не зависающие от нас. Мы пробиваемся сквозь пучины томных волн, сквозь эти самые тучи, кои сжимают нас и не дают освятить своим светом простор вокруг, но вырвавшись на единую секунду, мы снова в их плену. Как любил говорить капитан: «Думая, что мы контролируем свою жизнь, далеко заблуждаясь и не понимая лишь одного, что мы всего лишь корабли, бултыхающиеся по милости волн. Мы пытаемся зацепиться и удержаться на плаву, не осознавая, что многое от нас в этом мире и не зависит». За длительный промежуток времени можно было осознать и обдумать многое, но вот залечить душевные дыры, кои у всех нас имеются, практически невозможно. Ни мыслями, ни обещаниями, не утешающими словами.

На месте преступления.

Пересекая дорожку без лишних задних мыслей, которые изредка посещали темную голову, дверь в мотель, резко, но не слишком быстро открылась. Из окон со стороны дверей было видно, как солнечные лучи медленно ложились по полу. Было видно, как они увеличивались, и снова уменьшаясь, пропадали куда-то в тень. Не сразу заметив, мужчина средних лет, прошел в спальню. Увиденное, его слегка удивило, но не подав виду, он решил легонько разглядеть стоящую чуть подальше от него особу. Черная кофта, темные брюки, и бордового цвета туфли с боку которых рисовались красного цвета камешки, овальной формы. Они красиво поблескивали, и манила своим цветом. Весь этот образ дополняли не слишком яркие рыжеватые волосы до плеч.

— А вы, простите, кто такая? — спокойным голосом произнес мужчина, складывая выжидающе на груди руки, на левой из которых красовались довольно дорогие часы, а на безымянном пальце правой руки, было видно кольцо.

Расчет был верен. Заданный вопрос вырвет девушку из своих записей, и заставит повернуться к нему лицом.
— Эксперт-криминалист Ирина Волкова. Меня прикомандировали к вам, капитан. — уверенно произнесла та, о чем яро выражали глубокие карие глаза.
«Вот так подстава. Шеф даже и не предупредила. Хоть сказала бы». — секундная мысль вернула нас снова в реальность.

Смысла выяснять отношения, и самоуверенно излагаться, мол, мне напарник не нужен, не увенчается успехом, да и ни к чему вовсе. Придется смириться и принять впервые под свое крыло юное дарование, чтобы наверняка определить, чему их там в академии учили. Недолго разглядев рыжеволосую, в ответ последовало лишь сдержанное:
— Новенькая, стало быть? Ладно, детка, займемся делом!

Стоит ли скрывать, что небольшой интерес, она все же на него произвела, а ее уверенность лишь слегка и незаметно рассмешила. Можно будет легонько подтрунивать и наблюдать за профессионализмам спиногрызика.

Осмотр.

Просторная двухспальная кровать, заправленная белоснежным цветом. С боку отделки коричневого цвета, а само одеяло отдавало коричневым оттенком. Над кроватью виднелась большая картина в голубовато-синеватых тонах. На ней были изображены два паруса, и один из них был чуть дальше другого. Размытые отражения на воде, голубоватые светлые небеса, а сами парусы были нежно персикового цвета, возможно, цитата о кораблях по жизни будут преследовать Громова, но значения он этому не придал. С одной стороны, он и был тем самым парусом, цепляющимся за жизнь, лишь по милости волн. Часы на тумбочке, ярко светящая лампа рядом, выглядит довольно уютно, если не считать окровавленного карандаша на полу, и небольшие пятна крови рядом.

Ирина Волкова: «Карандаш! А вот кроссворда нигде не видно..»
Частенько девушка произносила что-то мысленно, но не вслух.

На кровати же был найден мобильник, но кому именно он принадлежал: убийце или убитой? За время обыска оба не перемолвились не единым словом, поскольку было заметно, что общество Ирины вроде как и не смущает, но и особых радостных эмоций не вызывает. Среднего вкуса мотель не дал ничего принадлежащего в плане каких-нибудь подробностей. Походу, кто-то очень любил картины с голубоватым небом и парусами.

Анализ улик.

Найденные улики: мобильный телефон и окровавленный карандаш.

Девушке пришлось отказать от стаканчика кофе в компании Сергея, поскольку она не любила этот привкус. За недлительное время, никакого особого сближения между ними не произошло. Ненадолго капитан отлучался куда-то по делам, пока Ирина была занята найденными находками. Походу есть между ними все-таки какая-то закономерность, например обращаться, пока та стоит спиной. Как говорится, первое знакомство может однажды повториться.

Громов: Есть информация по этому мобильнику? — спросил капитан в привычной позе, с руками на груди. Губы сложились в ровную линию, а глаза выдавали легкий интерес, будто эдакое что-нибудь да выдаст.

Ирина: Он принадлежал убитой. — произнесла девушка сделав последнюю запись в какой-то тетради. — Примерно за час до гибели она кому-то звонила. Их взгляды встретились, и казалось, что Сергей уже о чем-то размышлял.
Громов: Ну и как в картину преступления вписывается карандаш? — чувствуете? Чувствуете чем пахнет? Язвой. Поправив любовно галстучек, темноволосый капитан, слегка выразил своей интонацией недоверие и небольшую усмешку.
Ирина: На этом карандаше кровь. Надеюсь, его не спутали с кинжалом… — последнюю фраза она произнесла с явным за торможением, будто надеясь, что так тому и не было.

Убийство карандашом? Это что-то новенькое.

Суббота. 11 апреля.

— Это последний известный адрес убитой. — произнесла юная особа.
Отделка с уютом, как говорится. Роскошный двухэтажный дом. Тот случай, когда дорого и со вкусом, а не с вычурным пафосом напоказ. Зайдя внутрь, можно было узреть не только, как все было комфортно обустроено, но и чистоту внутри дома.
— Похоже, никого нет дома. Пожалуй, стоит осмотреть помещение. — бросил капитан исследую прихожую с гостиной.

Пока Громов осматривался на первом этаже, девушка не теряя секунды, поднялась на второй. На первом же рядом с двойными черными дверьми находилось трюмо, на котором было небольшое комнатное растение. На нем, как и в гостиной ничего интересного не нашлось. Растение, две красивые ажурные лампы, как оранжевого цвета, так и слоновой кости. Это выглядело красиво, и хорошо вписывались в интерьер. Черные двойные двери служили входом в этот уютный и роскошный дом. Круглые ручки золотого цвета. На спинке дивана была видна тарелка с тремя яблоками, и все казалось довольно гармоничным, пока в комнате убитой на втором этаже где обследовалась Ирина, была не найдена половица, отличающаяся от остальных по цвету. Похожа очень на новую. Под ней был найден дневник убитой и ключ от банковского сейфа. Более чем годная находка. Думается, что она не будет возражать, если они его прочтут.

Анализ улик.

Найденные улики: дневник убитой и ключ от банковского сейфа.

— Я прочел этот дневник. — захлопнув его громко прямо перед носом и опустив в руках, устало и как-то пренебрежительно произнес темноволосый. — Жизнь у нее была — не позавидуешь (а вот эту фразу он немного все же растянул). Возможно, смерть для этой женщины была не худшим выходом…
— Правда? А что-нибудь, имеющее отношение к делу, там было? — быстро произнесла выпускница академии, с слегка расширенными глазами. Рот девушки был слегка приоткрыт, ожидая чего-то последовательного и наполненного смыслом. Темно карие глаза замерли в ожидании.
— Нет. — вздохнув и просмотрев еще раз дневник, негромко пролистывая страницы, ответил обладатель черных глаз. — с ключом ничего не прояснилось? — приподнятая бровь и спокойный взор уставились на девушку напротив.
— Это ключ от сейфа в банке «Дельта-кредит».

Ну хоть какая-то хорошая новость за сегодня. Два человека еще немного разговорились касательно дела, но ничего необходимого в дальнейшем не выяснилось. На самом деле следовало неплохое продвижение за сегодняшний день.

Воскресение. 12 апреля.

Умел все же Громов разговаривать с нужными людьми, с нужным тоном. Цифры на циферблате часов показывали едким зеленым цветом точное 12:45. Небольшой разговор с сотрудниками банка закончился понимающим кивком. Понимается одно: роскошные апартаменты, деньги, своя банковская ячейка. Что-то тут явно было не так. Судя по прочитанному в дневнике, женщина нажила себе за небольшой промежуток времени, нехилое количество врагов. Огромное желание убить, могло постигнуть многих, и по сути, было за что.

— А вот и сейф, который отпирается этим ключом. — алые пухлые губы пожимались в ожидании. Это будет интересно.
— Поглядим, что за сокровища он таит… — поддержал заинтересованным тоном тот.

Незамысловатый пароль состоящий из цифр 2689 и интересный такой тайничок. Много. Целых три разных паспорта. Зачем их нужно было хранить в сейфе? Огромное количество больших денег и… бриллиант. Откуда? Откуда у нее такие деньги? Что именно нужно сделать человеку, дабы заставить себя ненавидеть? Когда, практически, каждый из окружающих может желать тебе зла.

Flashback.

В комнате был слышен звук спешащих стрелок. Солнечные лучи частенько пропадали из виду, вновь заполняя комнату темнотой и лишь изредка вливаясь вновь.

— Ты когда-нибудь думала, что мы просто цепляемся по милости волн, и многое не зависят от нас? Мы просто живем, и просто существуем. Что этот мир и эти люди довольно одноразовые. Сегодня ты жив, а завтра мертв. Неужели ты никогда не задумывалась об этом?

Комната все так же наполнялась полу-солнечным и тусклым светом, но надолго оставаясь в мраке, она походила на мрачную темницу. Голова склонившаяся вниз, безмолвные глаза, и замерший полуоткрытый рот. Глаза этой особы были вовсе неподвижны, и казалось, замерли и уставились на одну невидимую точку в полу.

— Нет. — произнесла полушёпотом она.
Комната вновь замерла в потухшем свете. Все зависло в неловком молчании, что даже звук спешащих часов не был больше слышен.

Анализ улик.

Найденные улики: фальшивые паспорта и бриллиант.

— Так, а по бриллианту что-нибудь есть? — приятным голосом произнес мужчина, держа в руке ароматный стаканчик кофе, из поверхности которого, был едва заметен, струйками играющийся пар.
— Бриллиант идеальной огранки, два карата, оттенок Е, стоит примерно 50 тысяч долларов. — не затягивая, но с расстановкой подытожила рыжеволосая девушка, встретившись с взглядом с Громовым.
— Да уж, нам с тобой такой явно не по карману. — отпив немного, вроде и съязвил, вроде и честно признал.
— Так, что дальше? Займемся осмотром тела? — с явным выжидающим интересом спросила обладательница темных глаз.

Денек выдался насыщенным, но самое интересное предстоит лишь впереди.

Понедельник. 13 апреля.

На удивление, утро выдалось дождливым, и увы, весь день было так же, хоть и с прерыванием. За окном виднелось хмурое небо, затягивающее простор в свои сковывающие объятья. Холодный и сильный ветер насильно ударял по лицу, будто все напряжение скопилось в этом дне, и выдало свое неприкрытое недовольство. День обещает быть насыщенным.

Осмотр тела.

На часах виднелось 13:26. Громов где-то пропадал полдня, и его невозможно было сыскать.

— Ты уверена, что справишься, детка? — это что же, слышны нотки заботливости в приятном баритоне? Да неужели. Глаза спокойно сфокусировались и замерли на эксперте-криминалисте.
«Полагайся на свою дедукцию».
— Да, капитан. И пожалуйста, больше не называйте меня деткой! — уверенным тоном ответила та, даже с непоказанным недовольством в конце.
— Я подумаю над этим. — прозвучало как-то снисходительно, хоть и ехидно. — Но ты будь добра и дальше называть меня капитаном.

Резко развернувшись, обладательница красивых туфель, открыла дверь перед собой, зайдя в помещение, отделанное исключительно в белых тонах.

Черные немного вьющие волосы. Женщина средних лет. Майка голубого цвета, один локон отличительно белоснежного цвета. Зеленые контактные линзы и татуировка на левом плече, в виде непонятных извивающихся коротеньких линий, будто идут полукругом и замыкается где-то в середине, оставляя пустой след. Сергей заявил, что довольно странно, да и зачем этой барышне фальшивые паспорта с контактными линзами в придачу? Неужто она скрывалась от кого и меняла внешность? Так же он добавил, что это татуировка приведет их к разгадке, но каким образом, непонятно. Волкова пока не улавливала ход его мыслей, и они явно были не на одной волне.

Анализ улик.

Найденные улики: контактные линзы зеленого цвета.

Ирина:
— В водительских правах убитой указано, что у нее голубые глаза. — и предоставив подтверждение своих слов, она передала небольшой печатный лист в руки, человеку напротив.
Громов:
— Либо это не она, либо эта женщина пыталась выдать себя за кого-то другого. — подытожил тот, опустив глаза куда-то вниз, и медленно подтерев подбородок, о чем-то невольно призадумался. Вот и седина на голове уже прослеживается, небольшая щетина на лице, а на лбу прослеживаются морщинистые лучики, как признак того, что он о чем-то размышляет. Надеюсь, что это касается нашего дела.
Ирина:
— Да уж, дело становится все более загадочным… — пухлые некогда губы скривились и выдох был признаком запутанности и того, что девушка действительно начала не понимать, что же на самом деле происходить. Порой ей казалось, что Громов тоже себя довольно скрытно и странно ведет, но лезть не стоило.
Сергей:
— А теперь давай-ка съездим в больницу, где работала убитая. — передав ей стаканчик чая, серьезно произнес он, смотря прямо в глаза, но из-за непогоды и других сложившихся обстоятельств, им пришлось перенести это на завтра. Все больше Ирине казалось, что Громов что-то в себе таил, и тщательно скрывал ото всех, но что?

Вторник. 14 апреля.

— Врачей нет на месте. Мы можем спокойно осмотреться.
— У нас ведь даже нет ордена! Вы уверены, что нам стоит этим заниматься? — вот и обеспокоенность дала о себе знать, судя по расширенным глазам пухлогубой. Примечательная неуверенность в словах, и во взгляде. На ярком свете ее казались светлее обычного.
— Не думаю, что за нас за это арестуют. — нейтрально ответил капитан брутальность, будто для него и влезть в окно, является обыденным делом.

Отвлекающий маневр сработал на ура. Девушка разговорила одного из врачей, пока Сергей незаметно пробрался к столу и стянул нечто важное для себя. В больнице они провели недолго. Самым странным оказалось то, что в ведомости было указано, что сегодня она появлялась на работе, но как, если она мертва, или все же капитан был прав, и та девушка вовсе не является убитой?

Анализ улик.

Найденные улики: ведомость из больницы.

Сергей: Оказывается, наша покойница, находясь в морге, продолжает как ни в чем не бывало работать в больнице. — с небольшой некой язвой произнес он, будто усмехнувшись про себя. Слегка скривившись правым уголком губ.
Волкова: Тут даже есть подпись врача, подтверждающая ее приход. Вероятно, это просто ошибка. — брови девушки хмурились, вчитываясь еще раз.
— Или мы имеем дело с двойником… с оборотнем. — после недлительной паузы закончил капитан, пытаясь как подобрать верно слова.

Чего? С двойником? Хм, а эта вполне себе возможная мысль. Кажется, потихоньку дело начинает проясняться.

Среда. 15 апреля.

Как назло девушка сегодня опоздала, и с ней честно признать, случилось такое впервые. Побоявшись выговора, она нервно сглотнула, всегда отличаясь порядочностью и ответственностью к любому делу, за которое не возьмись. В отделе был получен звонок, и поэтому, пришлось быстрым ходом выдвигаться на место. К счастью, ей удалось прибыть вовремя, хоть там уже и было достаточно сотрудников, и самая отличительная из них фигура тоже приветствовалась, но прибыла она гораздо позже.

Позади послышались негромкие шаги. Уже было понятно, кому именно они принадлежат. Развернувшись, было четко произнесено:
— Полиция обнаружила пропавшую машину убитой.
— Хорошая новость! — произнес он с долей сыгранного удивления.
— Но это не все, капитан. Найден еще один труп — тот самый двойник.
— Терпеть не могу все время быть правым. — хмуро ответил капитан, отвернувшись в сторону, и зашагав поближе к машине.

Интересный исход событий. Машина была перевернута и вся покорежена. Серебристый Nissan Almera. Поврежден клапан двигателя, обрезан тормозной трос, и свидетельствует так же о повреждении топливного бака, но самое интересное то, что в машине был найден паспорт, вот только чей? Убитой или ее двойника?

Анализ улик.

Найденные улики: паспорт.

Ирина: Итак у нас две женщины с одинаковыми удостоверениями личности.
Капитан: Подмена личности. — заметил тот, склонив немного голову вниз, и подтвердив глазами сказанное. — и обе участницы мертвы.
Ирина: Видимо, кто-то забыл расплатиться или попытался шантажировать того, кто организовал эту подмену. — к довольно быстрому и весомому аргументированию пришла рыжеволосая детка.
Капитан: Но кто ее организовал? — приподнятая левая бровь, и сложенные на груди руки, выдавали озадаченное состояние Сергея Громова.

В этот вечер они оба разговорились, но уже на незначительные и нейтральные темы. Кажется постепенно эта сложившаяся путаница начинает проясняться.

Четверг. 16 апреля.

Громов: Главный подозреваемый — врач, подтвердивший подписью приход убитой на работу.
Волкова: К тому же, он специалист по пластической хирургии и вполне способен изменить внешность человека. — призадумавшись, выдала Ирина.

Наведавшись в больницу, и поговорив с врачом, на столе которого оба заметили, казалось бы, непримечательную деталь, а именно небольшое пятно крови. Шепнув девушке о том, чтобы она незаметно взяла образец, есть более чем уверенная связь, что этот образец совпадет с кровью, найденной на карандаше.

Заявление главного командира оказалось подтверждено.

Шеф: Стало быть, одна женщина заплатила, чтобы заполучить обличье другой… и все закончилось смертью обеих. Поздравляю, ваше первое дело раскрыто.
На лице женщины виднелась одобрительная улыбка.
— Мы живем в довольно мрачном мире, верно? — пытаясь как-то снисходительно сгладить углы, но послышалось как-то натянуто, хоть и с долей сарказма.
— Мир стал чуть лучше после того, как этот парень оказался за решеткой. Как вы поладили с Ириной? — и все же ее глаза наполнены добротой и теплом.
— С ней можно иметь дело. — без тени сомнений заявил он, абсолютно спокойно, и кажется, все же принял свыкшуюся под крылом «детку».

«Все мы считаем, что контролируем свою жизнь, а не цепляемся за нее. Но мы лишь корабли, живущие по милости волн.» (с) Громов

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.