Стоит лишь…

Звонко защёлкнулся замок на деревянной двери. Несколько секунд он выжидающе держал медную ручку, не отрывая взгляда от спинки грузного кресла, обтянутого замшей, и густых длинных волос цвета соломы, тянувшихся вдоль неё.

— Время обеда, — уверенно выдал он и прошёл в глубь комнаты. Взглянув на персиковый закат, обрамлённый тёмными линиями стеклянной стены, вытащил из набухшего кармана брюк небольшого размера яблоко. Он протёр его тёмно-синим платком и снисходительно выда. — Словно живая картина… Сегодня вечер особо красив и величествен, но даже ему не пойти ни в какое сравнение с тобой, с твоей решимостью, — он положил яблоко на невысокий лакированный стол и присел на подлокотник кресла, опустив руку в её волосы. — Ничего не бойся.

Горьковатый аромат витал в помещении, смешиваясь с запахом обработанной древесины и чернил. Из соседней комнаты доносилось тиканье настенных часов и едва уловимый треск пламени в камине.

Его взгляд в очередной раз пробежался по всей комнате: вот огромный шкаф из красного дерева, украшенный искусной резьбой спиральных стеблей и липовых листьев, мягкая двухместная кровать, заправленная фиалковой шёлковой простынёй, тумбочка с застеклённой поверхностью и стоящей на ней пустой белой вазой, потолок украшает хрустальная люстра в виде лунного серпа с покидающим его небесным дитем, на стене висит большая картина, изображающая пробивающий кроны лиственниц золотой поток — всё это он уже видел, но стоило только войти в комнату, возникала необходимость удостовериться в неизменности окружения.

Его взгляд упал на стол и он с удивлением обнаружил ровную половину некогда целого яблока. Он озадаченно перевёл взгляд на неё, зная, что в комнате не было ножа.

Нет, она не сдвинулась с места. Её руки по-прежнему лежали на коленях, взгляд был устремлён на опускающийся медный диск за стеклянной стеной, а губы слегка дрожали. Он пригнулся, коснувшись носом бархатной щеки, и только сейчас заметил, как сузились её зрачки. Его рука нащупала что-то мокрое на густой макушке, после чего послышалось брезжание струи густой жидкости о ламинат.

В следующее мгновение на пол шмякнулось что-то мокрое.
— На этот раз началось раньше обычного. Скоро всё закончится, — виновато выдохнул он и посмотрел на потолок.

С заходом солнца оно вылезло из темноты стыка стен с потолком. Бледное, покрытое редкой топорщащийся шерстью. С первого взгляда похоже на огромного паука с десятком тонких длинных лап, увенчеными бритвенно-острыми лезвиями на концах, но стоит приглядеться — куда отвратительнее. Оно смотрело на него немигающим взглядом множеством больших чёрных глаз, растянув жвалы, за которым скалилось вытянутым бездонным ртом, наполненным иглоподобными зубами. Распласталось по потолку точно водомерка на озёрной глади.

По ушам ударил звонкий писк и клокот. Запах помещения перебил смрад свежей крови и смолы.

Он улыбнулся и опустил глаза, выхватив слабеющим в темноте зрением густую лужу вокруг кресла и блестящий полукруг со слипшимися волосами. Вторая доля яблока исчезла со стола, а существо протянуло лапы к остывающему телу.

Он уже не помнил какой она была по счёту. Зато отлично знал, что с этого момента на протяжении нескольких месяцев он сможет спать спокойно. Небольшая плата за то, к чему стремится любой человек — к покою и жизни без страха. И стоит лишь завести того, кто тебе это организует.

Стоит лишь откинуть любую мораль и человечность…

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена . Добавьте в закладки постоянную ссылку.