СПЕКТР. Новогодние каникулы. Часть первая

Маленький мальчишка сидел на своей кровати и просил: «Мама, ну пожалуйста, расскажи легенду, прошу тебя». Комнату освещали лишь отблески огня в камине, за окном сгустилась ночь. Женщина встала, отложила косу и точильный камень в сторону, присела на краешек дивана, который служил маленькому непоседе спальным местом, откинувшись на спинку, сгребла мальчика в объятия, и, укутав своими темными одеждами, сказала: «Хорошо, хорошо, только не скачи как сатир». Пригладив выбивающуюся белую прядь волос в челке у малыша своей костлявой кистью в митенке, женщина рассказывала свою историю. А начиналась она так: «Когда наступает рождественская пора, и днем снег метет так, что не видно дальше собственного носа, а ночью метель прекращается, но ветер продолжает завывать в печных трубах домов, река из звезд струится по небу, а луна круглая, как головка спелого сыра, приходит древний былинный дед с двумя страшными зверюгами. Его одежды багряные от крови жертв, а в заплечный мешок старика могут поместиться больше трех дюжин взрослых человек…»

*****

Страна: Австрия.
Место: недалеко от города Штайр.
Время: 17.23. по местному времени.
Дата: 04.01.15.
Двое молодых парней и девушка молча шли по зимнему лесу. Один из молодых людей был слегка полноват и постоянно протирал очки, сидящие на переносице. Второй был спортивного телосложения, одетый в легкую кожаную куртку, его горло закрывал шарф, а на голове легкомысленно сидел берет, несмотря на небольшой мороз. Девушка была одета в вязанную курточку на пуговицах и с капюшоном, шапочку, джинсы и зимние сапожки. Снег хрустел под подошвами ботинок, и мороз слегка пощипывал кожу. Деревья молчаливым хороводом обступали людей, готовые в любой момент сомкнуть свои длинные ветки за их спинами. Один из парней молча встал и вглядываясь в просвет между деревьями сказал:
— Мне кажется, это было где-то здесь.
Девушка и второй парень переглянулись. Затем девушка, сняв с головы шапку и тряхнув копной волос цвета вороньего крыла, посмотрела сначала на своего друга, затем на проводника.
— Ну и зачем мы сюда вообще пришли, наверняка, там ничего нет.
— Не скажи, я уже второй раз присмотрелся повнимательней, это точно того стоит.
— А вообще у тебя есть идеи, что это такое?
— Не знаю, на могильную плиту эта хреновина не похожа, поэтому я понятия не имею, что под ней может быть.
— Ладно, далеко еще до нее топать?
— Нет, не очень.
Компания двинулась дальше. Через несколько минут перед их взором предстала небольшая поляна, запорошенная снегом. Парень, пройдя немного вперед, присел на корточки и принялся счищать снег с чего-то плоского, черного и матово поблескивающего в свете начинающей восходить полной луны. Его спутники подошли ближе и увидели плиту из черного мрамора примерно 2х2 метра. В центре плиты была резная гравировка в виде черепа, смотревшего на ребят своими черными глазницами так, что друзьям стало не по себе. Вроде лишь рисунок, но взгляд пустых глазниц будто проникал глубоко в душу.
— И ради этого куска камня мы сюда так долго шли? — фыркнув, сказала девушка.
— Эми, а тебе разве не интересно, что под ней может быть?
— Ну, не знаю, Лукас, может конечно под ним что-то и есть, но тащиться в такую даль, не по мне. А ты, Леон, что думаешь?
— Я думаю, что под ним точно что-то необычное, посмотри на рисунок, он выполнен не раньше начала 19 века.
Почесав нос, полноватый парень в очках добавил:
— Думаю, это тайник с оружием или еще с чем интересным. Это точно того стоит. Как же не терпится открыть его.
— Ну, так чего мы ждем? — опросил Лукас, доставая ломик и пытаясь подсунуть его под плиту. Но плита никак не поддавалась, видно было, что она была очень старой и успела глубоко врасти в землю.
— Черт, народ, дайте мне лопатку, попробую откопать, может, в глубину она не очень толстая.
Сказав это, Лукас начал усердно рыть мерзлую землю вокруг каменного квадрата. Через пять минут лопата уткнулась во что-то твердое. Парень подсветил фонариком и увидел, что боковая стенка плиты покрыта сеткой трещин. Леон подал другу долото и небольшой молоток, которые вместе с лопатой и другим инструментом принес сюда в рюкзаке. Парень приставил долото ко лбу черепа и, подмигнув друзьям, сказал: «Сейчас я этому чуваку лоботомию сделаю».
Со всей силы он стукнул молотком по долоту. Плита покрылась сеткой трещин, а со второго удара рассыпалась кусками вниз, а вслед за ней чуть не полетел и горе-врач. Из провала потянуло затхлостью и старой могилой. Привязав трос к ближайшему дереву, Лукас стал потихоньку спускаться в провал. Спустившись где-то на полтора метра, парень почувствовал дно под ногами. Он отстегнул трос и осмотрелся. Было жутко: темно и не очень приятно. Но если он тут что-нибудь найдет, то можно сказать, что вся компания не зря тащилась в такую даль. Лукас уже хотел включить налобный фонарь, но вдруг заметил какое-то движение в дальнем углу ямы. А через мгновение там зажглись два желтых уголька. Это были глаза, странные, с вертикальным зрачком, как у кошек, они пялились на незваного гостя. Бедный парень увидел в них лютую ненависть и желание убивать. Затем Лукас заорал настолько громко, насколько мог, но это было последнее, что он сделал в своей жизни. Через секунду крик перешел в бульканье, а через минуту под ноги его друзьям, стоящим наверху, вылетела, оставляя за собой кровавый след, его голова, на лице, которой застыла гримаса первобытного страха. Вслед за головой из ямы выпрыгнула странного вида фигура. Охваченные ужасом ребята смогли разглядеть в бледном свете луны длинные, как у козла рога, красный плащ с капюшоном, подбитый свалявшимся светлым мехом, опоясанный цепью пояс с бубенцами и ноги или, правильнее сказать, лапы существа, заканчивающиеся не ступнями, а копытами огромного размера. Сначала завизжала Эми, вслед за ней заорал Леон, потому что на плече у этого страшилы они разглядели обезглавленное тело друга, из окровавленного и рваного обрубка шеи, которого все еще капала кровь, обильно обагряя снег. Лицо или точнее морда у существа была похожа на череп, обтянутый кожей грязно-серого цвета, глубоко посаженные внутрь черепа глаза казались маленькими желтыми точками на фоне огромных черных глазниц, большие, слегка оттопыренные уши с острыми концами походили на локаторы, две дырки ноздрей зияли на фоне носового хряща, а рот, нет, это не был рот в обычном понимании этого слова, это была пасть с рядами острых зубов, предназначенная для разрывания с последующим поеданием плоти. Из головы твари, покрытой слизью, торчали два длинных козлиных рога. Монстр повернулся к ребятам, и показывая своим длинным пальцем с крючковатым когтем на застывших от ужаса друзей, прорычал: «Вы — следующие». Затем, перекинув поудобнее свою страшную ношу и оттолкнувшись мощными ногами, чудовище совершило длинный прыжок и растворилось в темноте. Точнее попыталось это сделать, поскольку из ямы вытянулись длинные и гибкие похожие на щупальца сгустки черной как смоль энергии и, обвив тварь, старались упечь монстра обратно в яму. Но чудовище, хлебнувшее теплой человеческой крови и вкусившее плоть беспомощной жертвы, стало сильнее, конечно не на столько, чтобы разрушить дом или одной лапой разорвать дерево на куски, но все же. Послышался треск, и сгустки стали рваться как простая бумага. Даже самая надежная защита со временем слабеет, теряет былую мощь, и уже не способна удержать такого могущественного пленника. Монстру все-таки удалось избавиться от пут и скакнуть так высоко, что он превратился в точку на бледном фоне луны. Но подростки уже этого не видели, они бежали прочь от этого жуткого места, прочь из леса, долго хранившего свою страшную тайну.

Десятки сотен верст от этого места.
Страна: Франция
Место: Бретань (север Франции)
Время: 19.16.
Дата: 04.01.15.
Звуки молота раздавались из кузни на холме, хотя любящая жена по имени Аннет не раз говорила Валентину, чтобы он не задерживался допоздна в кузнице, на что тот говорил, что все успеет до последнего звона колокола. Их дочка Анджела заболела туберкулезом, а лечение было очень дорогим, поэтому кузнец брался за любую работу, обеспечивающую дополнительный заработок. Валентин настолько увлекся, что пропустил момент, когда зазвонил колокол, и закончил только тогда, когда на небе выглянули звезды. Усталый, но довольный собой, он рассматривал створку ворот, над которой так долго трудился. Ну, как есть — первосортная работа, если кто понимает в этом толк. Неожиданно раздался стук в дверь. Мужчина повернулся и сказал: «Да, да, войдите». Дверь открылась, и в кузницу зашел юноша примерно 17 лет. На нем был плащ-накидка зеленого цвета, под которой проглядывал строгий черный костюм с белой рубашкой и необычным для этих мест украшением — галстуком Боло с камнем ярко-зеленого цвета. На ногах у вошедшего были туфли с острыми носами, а на руках митенки. В одной руке гость сжимал медицинский саквояж. Лицо пришельца скрывала фетровая шляпа с большими полями. Вошедший поздоровался с кузнецом и сказал:
— Скажите пожалуйста, вы можете мне помочь?
— Ну, вообще-то я спешу на службу и должен успеть до того, как колокол прозвонит в последний раз.
— Извините, но уже четверть часа, как колокол прозвонил в последний раз. Сожалею, но на службу вы уже опоздали.
— Дьявол, ну хорошо, что Вам от меня нужно?
— Вот, можете взглянуть? — с этими словами гость вытащил из-за спины достаточно длинную косу с красивой металлической рукояткой в форме человеческого скелета и протянул ее кузнецу. Тот же в свою очередь бережно принял инструмент и критично осмотрел его. На конце лезвие было сломано и режущая часть ходила ходуном.
Кузнец повернулся к посетителю, и сказал:
— Да тут не очень много дел, думаю, за полчаса справлюсь.
— О, это было бы очень любезно с Вашей стороны.
Валентин принялся за работу. Но на душе было тяжело. Работа шла быстро, но беспокойство за дочку и жену не отпускало мужчину. Гость это заметил и стал расспрашивать о причинах беспокойства Валентина. Мужчина сначала отмалчивался, но потом рассказал гостю обо всем по порядку. Иногда просто нужно выговориться. Работа к тому времени уже подходила к концу, и гость достал из внутреннего кармана ежедневник и, пролистав несколько страниц, спросил:
— Скажите, а Вашу дочку зовут Анджела?
— Да, но откуда Вы знаете?
— Это не важно, важно лишь то, что я могу помочь вашей дочери победить болезнь.
— Как это?
— Видите ли, я в некотором роде врач и кое-что смыслю в таких заболеваниях и способах их лечения.
— Вы действительно врач? — спросил Валентин, в глазах, которого появился огонек надежды.
— Да. Это и будет моя плата, за вашу работу.
— Ну что вы, это же для меня пустяк, подумаешь, укрепил лезвие и немного поработал с ним.
Кузнец протянул гостю его косу, которую юноша убрал в специальные ножны за спиной.
— Вообще-то, каждая работа должна быть оплачена, — сказав это, юноша спрятал ежедневник, на черной кожаной обложке, которого мужчина различил надпись золотыми буквами Datebook of Death Jr, в карман и слегка приподнял шляпу, не открывая при этом своего лица. Затем юноша помог Валентину привести кузницу в порядок, и они вдвоем отправились к дому, в котором жил мужчина с семьей.
В дверь постучались. Аннет, откинув засов и распахнув дверную створку, увидела мужа с гостем. На удивление женщины, вошедший приподнял шляпу и поздоровался, это говорило о хороших манерах. Муж, войдя в дом, обнял жену и сказал, что его спутник — врач. Женщина с некоторым недоверием посмотрела на гостя, но увидев медицинский саквояж, успокоилась. Юноша же тем временем снял плащ и, вымыв руки с мылом, спросил: «Где же больная?». Хозяйка проводила его в отдельную комнату, на кровати лежала девушка примерно такого же возраста, как и сам медик. Девушка громко закашляла, и на приставленном ко рту платке осталась мокрота с кровью. Но, увидев столь молодого врача, она попыталась улыбнуться, хотя ее улыбка вышла довольно печальной. Юноша, достав из саквояжа стетоскоп и приставив устройство к груди девушки, стал слушать. Через три минуты медик подтвердил подозрение на туберкулез. Врач попросил девушку лечь на спину, положил ладони одну на другую и что-то прошептал. От ладоней юноши стало исходить мягкое свечение зеленого цвета, направленное на грудь девушки, гость потянул руки вверх, а из груди больной вырвался небольшой черный комочек, который эскулап с отвращением как бы стряхнул в открытое окно. Молодой человек достал свой ежедневник и, еще раз что-то в нем посмотрев, одобрительно хмыкнул. Затем он встал и, выйдя из комнаты, попросил хозяйку приготовить молоко с маслом и медом. Когда напиток был готов, гость подвинул кружку с горячим содержимым девушке. Больная с удовольствием выпила всю кружку, а молодой человек, пожелав скорейшего выздоровления, удалился. Еще несколько минут девушка слышала тихий разговор в коридоре, но вскоре она уснула. А странник, попрощавшись с Валентином и его женой, отправился дальше. Когда он вышел на улицу, кузнец спросил вслед уходящему: «Постой, скажи хотя бы, как тебя зовут?» Исчезающий в ночи юноша остановился, и ветер донес до ушей кузнеца фразу: «Когда-то меня звали Дмитрий».
Я шел быстрым шагом не оборачиваясь, коса сломалась по дороге, не выдержав холода, и мне пришлось заскочить в деревушку, чтобы отремонтировать ее, но, кроме этого помочь людям, которым нужна была помощь. Из-за чего я это делаю, вместо того, чтобы как образцовая Смерть собирать души? Скажем так, это моя личная причуда, кроме того, таким образом я уменьшаю работу и себе и маме на Новогодние праздники. Снова открыв ежедневник, я посмотрел на страничку, где несколько минут назад было досье на Анджелу, листок сиял чистотой, а вместо фотографии девушки был небольшой (формата 3 на 4) чистый огрызок фотобумаги. Пролистав еще несколько страниц, я нашел следующую девушку по имени Адель, дата смерти, которой была 4.01.15. Время: 19.30. Причина: замерзла. Так же был дан адрес, по которому стоит работать, что гораздо упрощало мою задачу. Спрятав ежедневник в карман, я вытянул вперед правую руку, из ладони, которой ударили в землю черные и зеленые молнии, а я сказал простую фразу: «Призываю Блэквинд». Пучок молний тем временем начал обретать форму доски, а через мгновение я уже держал в руке легендарный скейтборд*, который имел одно очень интересное свойство, а именно, способность к левитации. Черная доска с зелеными колесами была подарена мне на тринадцатилетие мамой, и я очень дорожил этим подарком, а потому пользовался им только в исключительных случаях.
* (легендарный для Подземья, поскольку существует легенда, что лишь тот, у кого чистые помыслы и добрая душа, может найти этот уникальный артефакт, созданный древними богами Смерти. Как он оказался у моей мамы, я не знаю).

Адель, одетая в легкое платье, шла со слезами на глазах по занесенной снегом улице с вечеринки. Всего несколько минут назад ее бросил парень, а подружки оказались стервами, общавшимися только из-за ее умственных способностей по предметам в институте. В общем, и целом, день и вечер не задались. Холод проникал под легкое платье, и вскоре девушка устала и замерзла. Как назло, все магазины и лавки были закрыты, а вьюга завывала как голодный волк, и было жутко темно. Идти домой на окраину города было тяжело, поскольку тело уже коченело. Снег летел прямо в глаза, из-за этого не было видно практически ничего. Адель присела на первую попавшуюся скамейку, решив немного отдышаться, прежде чем продолжить путь. В голову лезли не самые приятные мысли, и жутко хотелось спать. Девушка решила прикрыть глаза и провалилась в сон. Возможно, это был бы последний сон в ее жизни, и наутро дворник нашел бы уже замёрзший труп, покрытый корочкой инея. Внезапно на плечи девушки накинули что-то и кожа, еще не до конца потерявшая чувствительность, ощутила очень мягкий и теплый материал. Адель открыла глаза и обнаружила на себе плащ-накидку зеленого цвета с капюшоном, который девушка тут же одела на голову. Рядом со скамейкой стоял молодой человек примерно на год или полтора младше девушки, одетый в туфли с острыми носами, строгий костюм, белую рубашку, под которой сверкало странное украшение. Таких замысловатых безделушек девушка никогда раньше не видела. На голове у незнакомца была шляпа с широкими полями, которые скрывали половину его лица. Девушка недоуменно похлопала глазами, а незнакомец чуть-чуть приподнял шляпу рукой в митенке, сказал на французском: «Не спи, а то замерзнешь». Девушка уловила немного странный акцент в довольно мелодичном голосе юноши. Затем «кавалер» галантно подал девушке руку, помогая ей встать со скамейки, и жестом пригласил ее следовать за ним. И хотя метель была такой, что в метре от себя уже ничего не было видно, странный юноша похоже хорошо ориентировался в многочисленных переулках, двориках и подворотнях. А легкий плащ-накидка из какого-то необыкновенного материала согревала не хуже теплой шубы. Где-то через полчаса движения по закоулкам незнакомец вывел молодую особу… к ее дому. Девушка сняла с себя плащ и вернула его владельцу. Адель быстро вбежала по ступенькам на крыльцо, а когда обернулась, чтобы поблагодарить своего провожатого, тот тут же растворился среди бушующей метели. Позвонив в дверь, девушка стала искать свои ключи. Наконец дверь открылась, и мать, взяв дочь за руку, буквально затащила ее в дом. Спустя несколько минут девушка сидела перед затопленным камином с чашечкой кофе полностью погрузившись в свои мысли. Но главный вопрос, который вертелся у нее в голове: кто же был этот странный молодой человек, и почему он помог ей? Затем она рассказала своей маме об этой странной встрече. А старая женщина поведала своей дочке историю, которая произошла с нею в юности. В то время мать девушки только начала учиться в институте и должна была рано утром садиться на трамвай, доезжать до конечной остановки, а там пройти подворотнями и добраться до учебного заведения. И вот однажды такой же зимней ночью с метелью, когда девушка возвращалась после шести долгих пар из института, на нее напала в одной из подворотен пьяная компания из троих молодых людей. И когда она решила, что это конец, из метели показался странный путник. Странность заключалась в том, что он был одет слишком легко, не по сезону. В описании одежда была точно такой же, как рассказала Адель. На плече незнакомца лежала коса, причем по виду она не была похожа на обычный сельскохозяйственный инструмент. Особенно бросалась в глаза рукоятка — она была выполнена в форме человеческого скелета, а ее длина была никак не меньше полутора метров. Лезвие же было где-то метр. Он окликнул парней и сказал, чтобы они шли домой, если им дороги их жалкие жизни. Но хулиганы в ответ лишь звонко рассмеялись. И тогда парень взмахнул косой и ударил рукояткой одного по голове, из второго выбил хмель ударом ноги по колоколам, а третьего он взял за шкирку, подпрыгнул с ним, подвесив того на одну из завитушек фонарного столба, плафон, в котором был давно разбит. И это при условии, что длина фонаря была больше двух метров. Человек на такие фокусы был точно не способен. Затем он вложил косу в ножны за спиной так, что небольшой фрагмент рукоятки торчал из-под плаща, и галантно помог девушке встать. Потом он спросил ее, не пострадала ли она, и услышав отрицательный ответ взялся проводить барышню до дома. По дороге они перебросились парой фраз, а доведя девушку буквально до дверей дома, сказал на прощание: «Если Вы не против, я буду присматривать за вашей семьей». Она в ответ только кивнула. Затем он приподнял шляпу, так и не открыв своего лица, и скрылся в метели. Как видишь, он держит свое обещание. Адель была немного поражена, поскольку ее мама никогда раньше не рассказывала ей ничего про свои студенческие годы. Наконец, когда к девушке вернулся дар речи, она спросила:
— Мам, а как ты думаешь, кто он?
— Я думаю, что он какая-то странная разновидность Анку, дорогая.
— А кто это?
— Это дух смерти, после встречи с которым в семье кто-то умирает, но правда после встречи с ним у меня в семье никто не умирал на протяжении десяти лет.
Пока старушка-мать рассказывала свою историю, на крыше домика, рядом с печной трубой, сидел, свесив ногу и положив косу на плечо, молодой парень, одетый в зеленую плащ-накидку, костюм и шляпу. Он прислушивался к разговору домочадцев и изредка поглаживал повязанный под белую рубашку галстук Боло с камнем зеленого цвета.
Через некоторое время я встал, отряхнулся от снега и, спрыгнув с крыши, продолжил свой путь во тьме. За спиной раздались легкие шаги, а затем моего плеча коснулась костлявая рука в митенке. Я развернулся и увидел маму в такой же плащ-накидке, что и у меня, единственное отличие было в том, что у меня была зеленого цвета, в то время как на моей маме она была черной. Затем мама обняла меня и сказала:
— Ну, как продвигаются твои дела?
— Да, вроде нормально, пока спас двоих и подправил косу.
— Молодец, но сейчас у меня к тебе будет одна просьба.
— Просьба? Что за просьба?
— Узник покинул темницу, и если ты не остановишь его, то погибнут невинные люди. Если честно, не хотела я давать тебе такое задание, но обстоятельства играют против нас. Ты пока еще слишком юн для подобной работы, но ничего не поделаешь. Я уже не та, что несколько столетий назад. И остановить его мне не по силам.
— Кто он?
— Это древнее Зло, просыпающееся под Новый год и Рождество, чтобы утолить свой зверский голод и впасть в спячку до следующей зимней стужи. У него много имен, но большинство людей знают его под именем Крампус, что переводится как «коготь». Он очень старый, такой же старый как этот мир, и его силы очень велики. Вспомни легенду, которую я рассказывала тебе в детстве.
Я невольно поежился. Где-то в глубине памяти вспомнились слова легенды: «… и гибелью обернется встреча с ним для смертного и бессмертного. Поэтому остерегайтесь встречи с ним и нет спасения, для того, кто уже попал под его взор».
Ох, чувствую, что на этот раз мне предстоит столкнуться с силами, которые явно не захотят пойти на компромисс.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.