Секта

Пролог

С большим трудом, мои веки открылись. Перед глазами все расплылось в смешанной гамме. Будто мыльными пузырями или же яркой вспышкой все резко и слишком быстро мелькало. Все мое тело ломило и сводило от боли. Привстав с небольшим промежутком, я невольно промычала, ощутив очередное покалывание в боку. Протерев лоб тыльной стороной руки, девушка резко присела на кровати, которая периодически скрипела, от каждого прикосновения. Громко выдохнув, юное дарование прищурившись, приподняла голову, пытаясь оглядеться. Тело ломило, а внутри охватывала начинающая паника.

Где я? Что это за место?

Медленно почувствовала, как по спине, будто стадом мурашек, пробежался небольшой холодок. Вдох — выдох. Еще раз. Недоуменно оглядываясь, девушка продолжила глубоко дышать. Освещение в комнате было красного цвета, слегка отдавая нюдовым оттенком, из-за чего стены казались красными. Подушки на кровати были изрезаны, а перья выбиты, ютившись на пыльном полу. Стены были чем-то исцарапаны, а в некоторых местах, кто-то особо умный воткнул ножи. Какие-то непонятные надписи, сатанинские круги, а некоторые писанины были похожи на примеры из тригонометрии, на уравнения и неравенства. Какие-то вычисления, целый ряд повторяющихся чисел. Слева от себя в углу был виден стол, а над ним, почти на пол-стены изображен переливающейся голограммой масонский знак. Над кроватью Ева заметила окровавленную надпись «Мы все умрем» с букв, которых очень медленно стекала краска (или все-таки кровь?). Рядом со мной лежал череп, и точно такие же красовались как на полу, так и на столе. Попытавшись встать с кровати и подойти к столу, я почувствовала резкую боль в ноге, мгновенно упав и без сдержки стиснув зубы.

— Аааа! — взглянув на ногу, я увидела стекающую струйку крови возле щиколотки. Правая нога была прикована цепью к кровати. Хлопнув ладонью по грязному полу, я поняла, что придется попотеть.

Добро пожаловать в ад

Медленно моргая, я постепенно начал открывать глаза. Присев, я прислонил голову к коленям, ненадолго замер на месте, хотя могло показаться, что прошла целая вечность. Голова адски гудела и меня немного подташнивало. Поморщившись от боли, я едва слышно простонал, пытаясь обрести самообладание. Нужно было вставать, и с большим усилием, все же заставив себя это сделать, чувствовал, как легонько покачиваюсь, а голова все еще, пускай и немного кружилась. Тащась как пьяный, жмурился от яркого света. Какого черта я делаю на улице? Почему и как очнулся здесь?

Прислонившись к стене, начал медленно передвигаться, ни сразу заметив постороннее присутствие. Не сразу услышал какие-то шарканья. Непонятные странные звуки, и узнавать, кто является их источником, не особо-то и хотелось. И да, лучше бы я этого не делал. Пройдя мимо открытого гаража, узрел, как какая-то непонятная тварь пожирала парня, а другая, пыталась наброситься на еще вполне живую плоть. Поодаль от меня виднелся дробовик. С большим усердием я поднял оружие, и тяжко было подходить ближе, но усердия того стоили. Касаясь, прицелился и по всей улице раздался зычным эхом выстрел, но как известно, первый блин бывает комом. Дробовик в моих руках трясся, и неуверенным нажатием, сжав нервно курок, я вновь неудачно выстрелил, что получилось лишь с четвертого раза. Неизведанное существо разорвало на куски, оставив лишь, после себя огромную лужу крови. Я подошел к спасенному, немного пошатываясь. И им оказался лысый мужчина средних лет в солидном костюме. Галстук, пиджак, черная лакированная обувь — все, как положено. Он еще долго и ошарашенно оглядывался по сторонам, будто боясь, грядущего нападения.

— Спасибо Вам, юноша, по гроб жизни буду обязан. — взахлеб произнес дяденька, бегло рыская глазами. — вы помогли мне. Я несколько задержался, когда услышал, как… — неожиданно он задумчиво потер подбородок и так пристально на меня взглянул, будто пытаясь вспомнить. — кстати, раньше я никогда вас здесь не видел. Вы здесь работаете?
— Эмм… нет. Я очнулся на улице, лежа на грязной сырой дороге. Не стоит благодарить меня. — мягко сбавил я, немного растерявшись от заданного вопроса.
— А, вот как. Ну, мне пора идти. Не хочу опоздать на последний поезд. — он быстро взмахнул рукой, будто отмахиваясь от меня, как было заметно, он собирался ретироваться.
— Подождите, вы здесь больше никого не видели? Я ищу своих друзей. — бегло произнес я, пытаясь его задержать, но тот уже развернулся ко мне спиной и начал прибавлять ход.
— На улице я никого не видел, но, может быть, в здании кто-нибудь есть. Все, кто имеет голову на плечах, уже давно спустились в метро через зал полевых испытаний.

«Метро… Полевые испытания… Это станция такая? Что же это за место?» — озадаченно подумав про себя, я провел по местности снисходительным взглядом, хотя на душе скребло от ужаса, и не только от увиденного пару минут назад. Даже взвыть хотелось.

Свернув за угол, успел узреть раскинутые по улице вагоны метро. Покореженные, по бокам изредка искрились красные лампочки, будто здесь прошло стадо мамонтов, раскидав все вокруг. Рядом с одним из вагонов я заметил лежащую на дороге рацию. Нахмурившись, подошел поближе, и подобрал. Недолго подумав, нажал на серую кнопку с боку, на что послышались короткие помехи и больше ничего в ответ не последовало. Пытался связаться с кем-либо, но мне не отвечали. Нужная вещь. Думаю, еще не раз мне пригодиться. Буду надеется, что может хоть кто-то выйдет на связь.

*****

По темному коридору, где вместо освещения виднелись лишь мерцающие лампочки, да покачивающиеся люстры, едва передвигаясь, шагала хрупкая фигура. Это была девушка, у которой вместо платья остались лишь окровавленные лоскутки. Запинаясь, она приглушенно всхлипывала, но продолжала идти дальше.

*****

На двери бежевого цвета была белая табличка, на которой крупными красными буквами было написано «Не входить». Ну что ж, правила для того и созданы, чтобы их нарушать. Зайдя внутрь, увидел мрачные каменные стены, а неподалеку лежало мертвое тело неизвестного. Подойдя поближе, понял, что это полицейский.

Flashback

«Что… Что это за место… Где-то через час после взрыва сюда вызвали все спецподразделения. Потом поступили сообщения о стрельбе, и прибыли военные. Я опоздал и шел за человеком в костюме. Какие-то люди в масках стали стрелять в меня. Я… Я не могу. О-о-о!»

Я слышал разговоры неизвестных по рации, но никак не мог понять, о чем именно они говорят.
— Ой, брось, эти штуки не такие уж опасные. Я уже с десяток убил. — в его тоне слышались нотки небольшого хвастовства и самолюбования.
— Ага, главное не заразиться, если ук… — ответил второй, но был быстро прерван напарником.
— Стоп, ты слышал? — обеспокоенно произнес мужской голос.

В рации послышался негромкий шум, позже были слышны какие-то шорохи и шумы, а завершением всему стал истошный вопль одного из них, как полагаю, и такой приглушенный звук, будто кто-то из них рацию уронил. Небольшой удар, что ли. Шумы прекратилось и на минуту все стихло, изредка лишь доносились глухие щелчки. Я тупо бродил по коридорам, устало перебирая ногами, даже не имея малейшего понятия, что это за место, и зачем вообще, я сюда зашел, и все бы ничего, пока я не забрел в главный зал. Там тебе и картины каких-то великих, но неизвестных для меня людей, и дорогая люстра, и камин в придачу. Языки пламени игриво переливались, и были слышны характерные звуки. Небольшие искры поднимались вверх, быстро погасая в воздухе. Я видел статуи. Что-то типа рыцарей в доспехах. Поднявшись по лестнице, проходил один коридор за другим, пока не обнаружил преграду в виде лазеров. Они не давали пройти, и с этим нужно было что-то делать. Чуть позде до меня дошло, и как я сразу не заметил? Чуть подальше от лазеров виднелась открытая дверь. Эх, была не была. Вроде похоже на пульт управления, и как бы прицелившись, метнув рацию, попал по какой-то красной кнопке, и к моему удивлению, смог отключить таки лазеры. Ну что сказать? Дуракам везет.

Брут

Помню как прижался к углу, будто беспомощный щенок.
— Сюда! — прикрикнул мужчина в темно красном берете.
Я видел, как группа военных лиц расстреливали стриптизерш в ночном клубе. Без понятия, как я там оказался. Очнулся в одной из кабинок и заметил валяющийся под рукой шприц. Это явно было не мое. Вышел из туалета, и услышав женский крик, обернулся. Двое стреляли по потолку, пытаясь истребить оставшихся девчонок, со второго этажа, поскольку полы были деревянными. Слышал женские вопли, видел как выбегали и просили о пощаде. Видел, но ничего не мог предпринять. В тот момент на моем лице застыла маска безмолвного ужаса и безысходности, от всего происходящего. Я вжался в пол не шевеля глазами, и просто молча наблюдал за этой адовой беготней, пока неизвестный в маске не произнес «Они идут. «

Клуб наполнился мутированными существами, неведанными чудовищами, невесть взявшиеся откуда. Они бегло и тупо кидались на все живое, разрывая тот час на куски. Пожирали все, что видели на своем пути. так одна из этих тварей пыталась напасть на меня, а я в спешном режиме отползал назад, пока отползать было больше некуда. Сильно уткнулся спиной в стену, и зажмурившись от ужаса, приготовился к самой наихудшей участи для себя. Губы плотно сжались в одну тонкую линию, морщинистые лучики образовались вокруг глаз, а сердце бешено заколотилось, как никогда ранее, едва почувствовав, как со лба стекала маленькая капля пота. Я настолько учащенно дышал, что на какой-то момент, даже перестал слышать музыку и биение собственного сердца. Я будто временно оглох, боясь пошевелиться. Не знаю, что произошло дальше, но видимо, слишком счастливый звездюк или и вправду родился под счастливой звездой. Каким-то чудом очнулся я в полицейском участке. Видел, как тот полицейский хотел выпустить меня, пока на него не напало то существо. Я видел, как оно пожирало его. Я долго не мог пошевелиться, и мои глаза просто уставились на это зрелище. Меня всего трясло от страха. В определенный момент, в голове что-то щелкнуло и во мне проснулся инстинкт самосохранения. Украдкой привстав, я медленно зашагал к выходу. Благо, искать его пришлось недолго. Я просто хотел сбежать, пока это неизведанное существо не перебросилось на меня. У двери я нашел какой-то лист, и приглядевшись, решил его прочесть, пока то существо занималось пожиранием несчастного. Прихватив его с собой, выскочил как угорелый, пытаясь перевести дыхание и хоть немного успокоиться. Был день, и на улице было настолько хорошо. Легкие наполнялись свежим воздухом и, помассировав виски, пытался привести нервы в порядок. Где я? Что я здесь делаю? Немного отдышавшись, пытался собрать все мысли в кучу, неожиданно вспомнив про листок.

«Кому: Капитану охраны в зоне проверки полевой операции.
Тема: Новые задержанные.
Текст: Капитан, мы задержали и посадили под охрану на вашей территории объект 001. Мы хотим проверить, как она отреагирует на тест, который будет проведен завтра утром.
Другой задержанный видел уже слишком много. Проследите за тем, чтобы тестовые объекты были накормлены!
Примечание: еще один из задержанных сбежал. Русые волосы до плеч, фиолетовая футболка, светлые джинсы и белые кроссы».

Дочитав последнюю строчку, меня пробил холодный пот. Елы-палы, да это же Макс! Ей-Богу, нас было четверо: я, Макс, Дин, и Даша. Надеюсь он жив. Листок мягко приложился на асфальт. Коротко стриженный брюнет не понимал, что ему делать дальше. Он просто хотел найти своих друзей, и как можно скорее, выбраться из этого места.

Flashback

Серый ожидал меня на втором этаже. Он должен был подняться на лифте, и отключить генератор, пока я возился с еще одним в подвале. Отключив генераторы, мы тем самым, отключим лазеры в главном зале, и может быть, сможем выбраться отсюда. У нас не было никакого оружия, и защититься мы никак не могли. Мы были в лаборатории, и видели, как создавали этих существ. Помещение за стеклом наполнилось белым паром, а на столе зарождалась новая жизнь. Подойдя поближе к белым шкафчикам и дверцам, рассматривал всякие колбы и непонятные для меня жидкости. Огромное количество бумаг в папках: какие-то формулы, сыворотки, изучения. Самым ужасным зрелищем было то, какими становились сами военные после этого мутирования. Из их тел торчали какие-то окровавленные ростки, сзади виднелись четыре больших крыла, кожа жидковато желтого цвета. Из исследований и постановлений было ясно, что не каждый выживал, после подобных экспериментов. Мы не до конца понимали, что здесь происходить, пока Серега не узнал кое-что очень важное: эти уроды скармливали обычных людей этим созданиям, а над некоторыми, проводили опыты. Чем это все заканчивалось — неизвестно. Типа, тестировали, и пытались вывести на определенного рода реакцию. Мне все равно было непонятно, чего они добивались. Ясно было одно, что очень вероятна возможность стать либо кормом для них, либо стать одним из них. Ни того, ни другого вовсе не хотелось. Охранники сменялись и постоянно шерстили по коридорам. Военные частенько задерживались в комнате отдыха. Из-за всех сил не пытаясь попасться им на глаза, быстро перебегали по углам, ища выход.

В одной из тайных комнат, удалось прослушать оставленное сообщение. После короткого щелчка приятный баритон толкал свою речь, но с довольно удручающей интонацией. Казалось, что мужчина, который оставлял сообщение, был чем-то очень сильно удручен: «Джордан, это Кристофер. Я хотел поговорить с вами. Я изучил результаты нашего ночного эксперимента и кое-что обнаружил. Кажется, наши приборы не очень надежны. Объекты оказались гораздо подвижнее, чем мы думали. Часть из них сбежала. Должно быть, это работа моего друга. Они могут ползать, прыгать туда, где ты меньше всего ожидаешь, и самое главное, они размножаются и не обременены интеллектом, так что, осторожнее, и как можно скорее, примите все необходимые меры. Пожалуйста, перезвони мне, как только получишь это сообщение. Это важно, Джордан. У меня есть для тебя еще кое-какая информация. До связи».

Мы с другом молча переглянулись, изредка опуская глаза. В комнате повисло напряженное молчание. Говорящий был будто отрицательно настроен к происходящему, и кажется сам осознавал грядущую опасность. Временами он делал паузы, и голос его звучал серьезно. Когда мы застряли в подвале, нам пришлось найти датчики давления, чтобы открыть дверь. Как оказалось, мне удалось сбежать тогда из участка, а вот мой друг попал туда чуть позже. Признается, что не помнил, каким именно образом оказался в туалетной кабинке ночного клуба, а я не помнил, как оказался вырубленным на улице. Возможно, с нами что-то произошло, но мы до конца этого не осознавали. осталось лишь найти Дина и Дашу. больше всего я переживал именно за нее. Так вышло, что я был в глубокой френдзоне, и особой симпатии она ко мне не проявляла. Мы мило общались, но я явно был ей неинтересен. От этих мыслей, хотелось найти ее еще сильнее. Мы нашли какие-то коробки и бочки и установили их на три кнопки в полу, поскольку дверь открывается при срабатывании датчиков давления. Не знаю на кой черт, но мы стали свидетелями перестрелки одой группы лиц с другой. Кажется, десантники что-то не поделили между собой. Ребята расстреливали друг другу, попутно швыряясь гранатами. Мы зажимали уши руками, от оглушающего шума. Видела как группа ученых брали образец, стоя рядом с мертвым существом. Нам удалось найти папку, где подробно рассказывалось о многих экспериментах, и о самих существах, в том числе. Мутированию подверглись различные животные и насекомые: осы, пчелы, сомы, собаки, бараны, овцы, комары, саранчи и жуки.

«Высшее командование продолжает настаивать на быстром завершении работ на полевой базе. На мой взгляд, это просто невозможно. Как мы узнали, разрядники Теслы, которые охраняют основные коридоры и лестницы, слишком долго перезаряжаются после выстрела. Если они обнаруживают движущийся объект или человека, то стреляют, а после этого, восстанавливают начальный уровень энергии в течении 10 секунд. За это время мимо них может пройти дюжина злоумышленников. Не знаю, сколько времени потребуется на исправление всех подобных упущений…»

— Все сюда! — крикнул кто-то сзади, что я аж на месте подскочил.
Резко обернувшись, к нам подбегал один из военных в маске с яро горящими глазами, а в руках у него была винтовка. От испуга, мой товарищ отскочил назад, а я от неожиданности взмахнул зачем-то правой рукой. Тот уже успел совершить выстрел, однако, наши взгляды, как прикованные, уставились в одну сторону. Пуля замерла и застыла в воздухе. Обомлев, я не мог оторвать с нее свой взор. Мой друг был не менее шокирован. Скорее всего, у меня просто сработала защитная реакция. Поняв момент и не до конца осознавая, что я делаю, отплатил этому ублюдку той же монетой, и взяв пулю под контроль, направил прямо ему в голову. Резкая тишина, мое дрожание, и изумленный взгляд товарища справа. Мы переглянулись с ужасом осознавая, что вообще сейчас произошло.

Мой рот был приоткрыт, глаза расширены от страха. Честно говоря, я сам не до конца понял, что именно случилось. На эмоциях мой друг придвинулся ко мне, и начал как метеор, очень быстро что-то говорить, но я его уже не слушал. Отрывками лишь улавливал что-то типа «Ты заражен! Это вирус» и все остальное в таком же роде. Он активно совал мне под руки какую-то бумагу. Сказал, что давно как ее уже нашел, но значения не придавал. В его глазах застыли слезы, ведь нас только что могли убить. Все произошло настолько быстро, что мы до сих пор пытались прийти в себя. Я сосредоточился на тексте и пытался вникнуть, о чем идет речь. На этом листе было написано о неком неудавшемся эксперименте и о каком-то вирусе «N.O.R.D». Как-то мы переходили по разрушенным дорогам, и увидели перед собой огромную зеленую жижу.

— Вох, какой отвратный запах! — запричитал брюнет, откашливаясь, и отходя назад. Однако, на меня это никак не повлияло. Мы осторожно перепрыгнули, ведь черт его знает, что это за жижа такая. Так вот, в этой документации было написано, что мутаген и этот самый вирус «N.O.R.D. » не имеет никакой реакции на токсичные отходы. Лишь позже до меня дошло и я вспомнил про эти строчки. Сергей боялся, что я подвергся заражению, но больше всего он опасался того, что я могу превратиться и стать одним из этих существ, на что я лишь отрицательно покачал головой и пытался его заверить, что со мной все нормально. Из записей стало понятно, что возможно, имеется вакцина. Звонящий спустя час оставил еще одно сообщение на телефон, и как раз говорил о неком противоядии. Мол, пока многое в разработке, но никто не исключает прогресс в этом дело. Я до последнего не хотел верить, что мог быть заражен неизвестным вирусом. Я мог контролировать пули, высоко прыгать, и особо не чувствовал усталости. Мы выбрались тогда из того здания, найдя один из выключателей, который и открывал дверь, но Сергей предложил выйти через запасной выход, ибо, так безопаснее. В чистейшем небе виднелись очередной ряд вертолетов. Из них выпрыгивали десантники. Стоит ли вспоминать о том, как эти самые вертолеты гонялись за нами, и нам пришлось носиться, как угорелые по всей улице. Нас пытались убить и не раз, только одного не могли мы понять: куда делись Дин и Даша? Шестаков (именно такая фамилия была у моего друга) говорил о том, что тогда в участке был совершенно один. Полицейский начал с ним разговор и начал подходить, чтобы выпустить из заключения, пока на него не набросилась какая-то тварь. Оно выпрыгнуло из темного угла настолько неожиданно, что у парня аж подкосились ноги от увиденного. Рвя его на части, просто пожирая, особо даже не проглатывая. Это было настолько близко, ибо Сергей, не то что, дар речи потерял, а забившись в углу, и пошевелиться толком не мог. Вспоминать о таком страшно и вовсе не стоит, поэтому мы больше не вспоминали и особо не разговаривали о нашем первом знакомстве в этом довольно-таки странном месте. Мы не знали где мы, как здесь оказались. Почему очнулись в разных местах и не могли понять, что случилось с остальными. Как известно, самое темное время суток после заката. Город погрузится в чернеющую пелену и утонет в очередной тихой пучине молчаливых и столь безмолвных звезд. Небо снова начнется казаться черным, и лишь маленькие поблескивающие камешки на нем, ничто иное, как-то появляющиеся, то исчезающие звездочки. Тупо следуя инерции, мы шли, куда глаза глядят. Мы не знали этот город, саму местность, людей. Мы ничего не знали об этом месте, да и представления о том, как можно было выбраться, не наблюдались. Мы кочевали, и каждый раз, спали в разном месте. Даже ночи здесь казались длинными, но в отличие от своего союзника, я не мог никак сомкнуть глаз. Мысли о том, что я мог быть заражен, не давали покоя, а еще я очень беспокоился об одном человеке, которому, скорее всего было на меня плевать. Если имелась такая возможность, то я выбирался на свежий воздух, расстилался на траве, и смотрел на ночное небо, попутно летая где-то в своих чередующихся мыслях. Небо затягивалось тугим черным прослоем, будто смотришь в бездну. Изредка удавалось видеть большие звезды. Под ними ты кажешься еще меньше. Помню луну с зеленоватым оттенком, мысли о всяком. Иногда в критических ситуациях ты задумываешься обо всем, о чем раньше, никогда не думал. Твою голову посещают самые разные мысли: о смысле бытия, о твоем существование, о переживаниях за близких и прочем. В отличие от Сергея, я был куда спокоен, ведь он все сильнее извивался и больше паниковал, как уж на сковородке, но позже, снова приходил в норму. Я нервничал не меньше, но просто этого никому не показывал. Только сейчас заметил, как надпись на моей футболке показалась в какой-то момент излюбленной. То, что нам нравилось когда-то, начинает казаться пустым. Ночи философии заканчивались резким упадком сил. Я быстро отключался, лишь когда поговорю с самим собой и хорошенько все обдумаю, пока мой напарник уже видел двадцатый сон. На девятый день нам удалось найти метро. Это было настоящей удачей. Мы прошли в подвал, и спустились в дыру, которая по каким-то обстоятельствам образовалась в полу. Долго шли по всяким темным тоннелям, заглушая внутренний страх.

Перед собой мы увидели свисающих где-то сверху огромных гусениц. Их дыхание было ядовитым.
— Откуда-только берутся эти чудовища?! — донесся голос откуда — о слева. Услышав выстрелы, мы замерли на месте. Убив гигантских гусениц, решили идти пригнувшись. Приподнялись и встали на платформы. Может быть метро окажется выходом из этого ада? Первым, что я увидел, так это некого человека, стоявшего чуть поодаль от нас. Он был одет в какую-то желто-синюю униформу. Друг он или враг — стоило лишь догадываться. В отличие от меня, Шестаков оказался куда решительнее. Разговорившись, этот мужик передал нам какую-то записку:

«Приказ по сектору А 251: Мы получили указание обеспечить всех сотрудников этого сектора специальными пропусками. Во время учений на прошлой неделе у нас были случаи закрытия занавесов, блокировавших важные выходы. Обеспечение пропусками входит в обязанности инженера. Эту работу необходимо выполнить до начала тестов на этой неделе. Об окончании работ доложить руководству».

Взглянув на указатели, как я понял, мы находились в Бэлфорде. Бэлфорд? Хм. Что же это за город такой? Впервые о таком слышу, и мы как раз находились в этом месте. На табличках и вывесках были указаны различные станции, километры, и какие-то странные названия городов. Как ни странно, они мне ни о чем не говорили. Все это я видел впервые.

— Тебе что-нибудь говорит, такое название, как Бэлфорд? — шепотом спросил я, подойдя сзади.
— Без понятия, чувак. — откликнулся друг, вернувшись к беседе с неизвестным. Мужчина выглядел дружелюбным. Он рассказал нам, что на одной из станций, ведутся работы, но неожиданно для всех, многие люди погибли. Как оказалось, они подверглись нападению неизвестных существ. На него тоже напали, но я еще ранее заметил пистолет у него в руке. Подсказав, он посоветовал найти инженера. Он должен быть где-то здесь, неподалеку. Этот человек точно знает, как нужно отстреливаться. Возможно, инженер тоже окажется вооружен.

Мы спустились и прошлись по рельсам. Заметив ступеньки, поднялись по ним, и проделав небольшой путь, узрели две развилки.
— Направо или налево? — подал голос я.
— Направо.

Это было верным, но не самым приятным решением. Мы увидели двух мертвых людей, и стены забрызганные кровью. На полу виднелись небольшие лужицы крови, а рядом с лестницей стоял какой-то человек. Заметив нас, он подбежал быстро подбежал, будто радуясь про себя.

— Слава Богу, вы меня нашли! Я даже не знаю, как мне удалось выжить, они были повсюду! Да ладно, забудьте. Пора выбираться отсюда, пока они не вернулись. Я смогу починить устройство, замыкающее дверь, которая ведет отсюда на платформу впереди, но вам парни, все равно будут нужны красная и зеленая карты — ключи, чтобы открыть дверь. Я пойду за вами. Вперед! — инженер одетый в синюю униформу, впопыхах нам объяснил, что да как, попутно жестикулируя руками. Он был довольно взвинчивым, и как оказалось, у него не было с собой оружия. За эти дни мы нашли с Серым немного еды, оружие и хорошие магазины для пистолетов. (Магазин — в многозарядном огнестрельном оружии (карабинах, винтовках, пистолетах, пулемётах и т.п). Магазин представляет собою ёмкость для размещения патронов в определённом порядке. Конструкцией магазина предусмотрен механизм (обычно пружинный) для поочерёдной подачи патронов на линию досылания. Магазин может быть отъёмным или неотъёмным; снаряжаться по одному патрону, с помощью обоймы или пачкой патронов).

Лестницы были с левой и с правой стороны. Мы решили спуститься с левой, но резко остановились, услышав грозный и очень громкий рык, сменившийся ревом. Мои глаза застыли и уставились в одну точку. Когда я услышал чьи-то беглые шаги, кажется осознал происходящее, и скомандовал всем назад. На нас выбегали военные. Люди в масках с горящими глазами, какой-то мужик в берете с открытым лицом, и люди в защитных белых одеяниях. Все ни были вооружены и их намерения были более, чем ясны. Я отпрыгнул в сторону и, присев на корточки, перезарядил своей Desert Eagle. Шестаков отстреливался как мог, пока инженер на скоростях не спрятался за одной из колонной. Помимо военных, по лестницы поднимались мутированные собаки, а еще нам были слышны выстрелы и непрекращающийся рев. Мы слышали жужжание. очень похоже было на пчел или же ос — убийц. Они мгновенно протыкали своим жалом. Увы, не отличаю их. Спустившись по лестнице к платформе, я увидел, как стадо пчел — убийц напало на военных, и те отстреливались от них. После, они бы переключились на нас. Не знаю почему, но стрелял куда я лучше, чем Серега, из-за чего он даже завидовал мне, говоря, что у вирусов бывают и свои плюсы. Как бы я не отрицал, но старался не говорить об этом, тем более с ним. Как мне кажется, он стал побаиваться меня. Тряхнув головой, я отключился от всех мыслей, и вернулся в пресловутую реальность. Свернув направо, мы заметили непонятный дергавшийся комок. Будто что-то скукожилось в калачик и нервно дергалось без остановки. Из-за своей неуклюжести, брюнет обронил патроны, и те, рассыпавшись, разозлили муравья-мутанта. Он складывался кругом и катился на своих врагов. Вокруг лап у него были круглые щиты, а стрелял он ядовитыми стрелами, иногда убирая защиту, и показывая себя во всей красе. Как-то слишком просто, как мне показалось.

Мы увидели арку там. где находился этот буйный муравей и, судя по шуму, там вновь шла битва насмерть. Группа военных лиц в этот раз отстреливалась от гигантских жуков и саранчи. Жуки застряли на рельсах, и не могли добраться до своих жертв. Собаки прыгали и кидались на людей в масках. Сомы с длинными хвостами кусали жертву за все удобные места. Вот тебе и вакханалия. Один из военных решил почему-то переключиться на нас. Я заметил его взор на себе, и резко пригнувшись, слегка откинулся назад. Пули пришлись по перилам, а эмоциональный друган-бурт, открыл огонь на поражение. Жуки и саранча погибала практически мгновенно. особо опасными мне казались собаки и кровососы. Вторые шустро бегали на своих когтях, и их было довольно сложно убить. Мне удалось найти красную карту — ключ у одного из уже мертвых военных. Бедолага был сожран собакой — мутантом, а Серый с криком «есть!» нашел зеленую карту — ключ у рельсов под жуком.

Открыв щиток на стене, я дернул переключатель, и вагон стал отъезжать назад, давай нам проход к главной двери.
— У вас получилось! — подскочив к двери, инженер быстро забрал из наших рук ключ — карты и активно принялся чинить какое-то устройство, чтобы оно смогло принять их. — дайте мне пару минут!

Выйдя на снова на улицу, мы долго и молча шли по всяким переулкам, в основном лишь в прямом направлении.
— Знаешь, а ведь я почти сми…
Услышав резкий выстрел, я кувырнулся по земле, отпрыгивая в сторону. Ко мне подбежал брут (он же Серый) и присев рядом начал доставать из рюкзака братца калашникова.
— Всегда хотел им воспользоваться!

Осторожно выглянув из угла, был увиден вертолет, из которого по нам стреляли. Стрелял особо умный спецназовец, и снайперская винтовка очень бы не помешала, но на этом пол беды не заканчивалось. Пока друг мерился выстрелами, я увидел впереди, выбегающих трех спецназовцев в компании танка. В ответном жесте, они заметили и нас, как можно быстрее приближаясь. Хм. А вот танк еще никогда в меня не стрелял.

— В сторону! — истошно завопил я, бросаясь, куда глядя.
— Когда ты успел научиться делать сальто?! — подначивая, будто удивляясь, спросил брут.
— Я, я не знаю!

В какой-то момент мы решили повести себя как самцы во время спаривания с черной вдовой, и просто слиняли по быстрому, под звуки аплодирующих выстрелов.

В маленьком городке, где домики стоят чуть ли не друг с другом, шел кратковременный дождь. Негромкие помехи сменились отчетливо слышным щелчком.

Сержант Дж. Шавез: Генерал, наш священник Арклайт заперся в городской церкви. Оттуда слышны крики и предсмертные стоны, но мои люди не могут добраться до него. Мы нашли переключатель, с помощью, которого можно открыть замок на двери со стороны северной дороги. Безумец заминировал все подходы к нему, так что пришлось вызывать команду специалистов по обезвреживанию бомб. Надеюсь, они не опоздают.

На город сгустился плотным слоем туман. В чернеющем небе отдавало фиолетово синем оттенком, и снова вдалеке показалась небольшая вспышка молнии. Гром периодически составлял компанию дождю.
— Генерал, вы меня слышите? Ге…
Резкий щелчок стал причиной для разъединенной связи.

На все воля Божья

Дождь с новой силой усилился, и молча идя по дороге, сквозь плотный туман, попутно набрасывая рюкзаки на плечо. Мне удалось найти свою старую ветровку с капюшоном, которая немного спасала от дождя. Мы шли молча, лишь брут периодически шмыгал носом. Я-то и дело, как смотрел себе под ноги. Мы видели достаточное количество трупов, и прекрасно знали, чьих-то это было рук дело. Вокруг виднелись маленькие домики огражденные сетками или же заборами. Иногда мы сворачивали тропинками, слыша очередные раскаты грома. Казалось, что даже природная стихия была против нас.

Незадолго до этого, мы с Сергеем поссорились. Он не хотел уже никого искать, и просто морально устал. Глаза казались безжизненными и практически не разговаривали. Он считал, что дружба и доверие — это сказки для добродушных. Мы рискуем собственной жизнью, пытаясь спасти тех, кого безмерно любим и ценим, порой даже не задумываясь, что нам не всегда могут отплатить тем же взамен.

Небо сгущалось темными красками, и кажется сейчас ливанет. Серый шел впереди, и я не сразу обратил внимание, когда он затормозил, в очередной раз уйдя в свои мысли.

Юнец в черной кожаной куртке остановился смотря перед собой.
— Там что-то есть. — произнес парниша с серьгой в правом ухе. Недолго он двинулся сквозь туман, дабы разглядеть поближе.
— Стой, это может быть опасно. — обрекся я, подвижно ускорив шаг.

Дома, дома и слева, рядом с стоящими ящиками виднелась церковь, но взгляд темноволосого юноши был прикован к другому. У церкви лежали три трупа. Две девушки и мужчина средних лет. Так же был и тот, кому удалось, видимо выжить. Мальчик лет четырнадцати сидел на коленях и сложил руки за головой, как какой-то заложник, пугливо оглядываясь по сторонам. На глазах встряли слезы, и он явно боялся даже привстать. Подойдя ближе, брут приложил руку ко рту, отводя отрешенно взгляд. Светлые волосы коричневого цвета, черная бейсболка с любимой эмблемой, лежащая рядом, стеклянные безжизненные глаза, кои раньше были ярчайшего изумрудного цвета. Они блестели неимоверным огнем, а легкая и столь нежная улыбка украшала каждую ее фотографию. Подойдя ближе, внутри меня все перевернулось. Глаза неподвижно застыли, и внутри стало резко больно. Я просто смотрел не ощущая даже, как капли дождя ударялись об мою кожу. Я не хотел верить увиденному. В груди сильно кольнуло, а на глазах застыли слезы отчаянья. Под ее головой была образована лужица темной крови. Я не слышал собственного вдоха и выдоха, собственных всхлипов. По левой щеке быстрым ходом прошлась соленая дорожка. Постепенно слезы застилали глаза, из-за чего было мутно видно, но мне было все равно. Я безмолвно стоял над телом своей мертвой подруги. Над человеком, которого втайне любил. Дверь в церковь оказалась открытой, и вот уже начинался ливень, который был для меня совсем не ощутим. Я просто молча установился на ее. Брюнет стоявший неподалеку, держался за подбородок сдерживаясь в эмоций. Он стоял боком и просто смотрел перед собой.

Рухнув рядом с телом, и склонившись головой вниз, молодой человек потерял контроль над эмоциями, тихо заплакав. Всхлипывая раз за разом, он никак не мог поверить своим глазам. Обхватив руками за плечи безжизненное тело, вся улица заполнилась громким криком. Покачиваясь под ливнем, юноша приобнимал и все крепче приобнимал за плече. Темноволосый человек отвернулся от увиденного, однако, мускул на его лице невольно вздрогнул. Медленно сглотнув он нервно заморгал, сдерживая слезы. Эта дождливая ночь навсегда оставит след в их памяти.

Спасение

Лучи непроизвольно ложились украдкой на милое лицо. Пожмурившись и недовольно простонав, светло русый человек приоткрыл один глаз, жмурясь от приветствующего солнца.
— Мм. — немного поежившись на мягком месте, под названием кровать, не сразу понял, где именно он находится.
— Ты что, сумасшедший?! — донесся хриплый ор где-то за окном, мгновенно приводя в чувства.

К металлическим ставням был привязан неизвестный, а человек в темной кожаной куртке спешно пытался его освободить.

«Что происходит?» — подумал Максим, быстро приподнявшись с кровати. Взглянув в окно, он заметил таинственную фигуру, прятавшуюся за обломками самолета.
— Сейчас, сейчас! — нервно огрызнулся Сергей, тщетно пытаясь освободить друга, резкими движеньями цепляясь за замотанный скотч. — Ааргх!

Дин?!

Молодой человек вылетел из незнакомого места, спеша на помощь.
— Там! Там кто-то есть!
Услышав громкий выстрел, молодые люди рефлекторно легли на землю. Таинственная тень вновь промелькнула, и так же быстро исчезла. Не собираясь больше играть, Максим на корточках подошел к обломкам старого самолета, решив застать это нечто.
— Не получается! — покривившись, брюнет оскалился от злобы.

Негромкие шаги шаркали туда-сюда. Дождавшись нужного момента, юноша выпрыгнул, набросившись на неизвестного. Бросок резко сменился потасовкой, сменяющейся дракой. Резкий удар прикладом, и туша отбита ногой. Ударившись об один из обломков, Макс увидел перед собой незнакомого мужчину. Тот в свою очередь демонстративно достал пульт.
— Не дури, если не хочешь, чтобы твой друг взлетел на воздух. — грубо произнес снайпер, наставляя на оппонента винтовку.
Отдышавшись, тот лишь съязвил взглядом.
— Сатанинское отродье. — хрипло ответил Макс, вытирая просочившуюся струйку крови с нижней губы.
— Я сразу им сказал, что ты ошибка природы, и что от тебя нужно избавиться. — хрипло провозгласил мужчина, не отрывая глаз с предполагаемой жертвы. — ты всего лишь неудачный эксперимент. — язвительно ухмыльнувшись, он стремглав, ринулся на парня.

Снайпер набросился на Максима, повалив того на пол, прижимая к полу винтовкой. Долгая возня прервалась резким ударом по голове. Вскочив на ноги, снайпер достал нож, и кинулся вновь. Пригнувшись, нож рассек воздух. Накинувшись, мужчина прижал юнца к стене, ударив со всей силой в бок. Нож с болью вонзился, но не поняв, что произошло, он не почувствовал боли. Получив вновь прикладом по лицу, юноша рухнул вниз.
— Ты просто жалок. — ухмыляясь, рука покрепче сжала холодное оружие. — Даже не можешь за себя постоять.
Громкие шаги с разбега послышались сзади.
— Зато я могу!
С этими криками брут хотел было нанести удар балкой, но споткнувшись на ровном месте, упал, и чуть не расшиб себе нос.
— Ай, больно в ноге! — завопил горе герой.
— Пх, лошара. — прыснул все еще связанный шатен, со смехом наблюдая за происходящим. Перед раненным парнем в фиолетовой футболке, тем временем, возникла массивная фигура.
— Это будет быстро. — на лице мужчины засияла ехидная усмешка. — я сдам тебя группе «Дельта», а дальше они сами решат, что с тобой делать. — небрежно ответил он, с ноткой неприкрытой грубости.
— Я так не думаю. — резко ответил юноша, дав в очередной раз отпор, и с силой повалив снайпера на пор. Сергей подхватил ход его мыслей, и подтолкнул ему выпавшую винтовку. Успех схватить, парень шустро вскочил на ноги и ответил в манерной ехидной форме: — Не бойся, это будет быстро. — и закончил начатое.

Несмотря на то, что Максим был ранен, он держался молодцом. Освободив сотоварища, ребята разговорились. Из беседы узналось, что друг был лишь приманкой, и главной задачей снайпера была, заманить сюда именно Макса. Рьяной мужчина уверял, что именно Макс несет в себе неподдельную угрозу. Он имеет огромную опасть для всех нас, поскольку на нем проводились некие опыты, и что по его жилам течет какое-то Т- 28, о чем естественно, он помнить не мог. Шатен нисколько не верил сказанному, посчитав мужика типичным умалишенным заговорщиком. Да и вообще, Дин припрятал машину у Мертвого озера, и яро восклицал, что им нужно направляться именно туда, и времени он даром никак не терял. так же узналось, что Дин успел познакомиться с чуднЫм энтомологом по имени Мартин. Тот ему поведал о секретных материалах, каких-то проектах, о новых и предстоящих экспериментах, о скрещенных и столь опасных видах. О том, как он изучал феромоны животных, и как выяснилось, в животных ввели сыворотку Т-28 (она же N.O.R.D.), но во время процесса, один из аппаратов и системных устройств дал сбой. В цепочке ДНК случилось нарушение, и сыворотка выработалась, и стала настоящим оружием, а точнее, вирусом. При нарушении в сыворотку попали токсичные отходы, из-за чего и последовало побочное действие. При подробном изучении, ее переработали и она стала полноценным мутагенным воздействием, но дело в том, что Мартину не нравилась и была непонятна этическая сторона вопроса. Сыворотка нужна была армии лишь для корыстных целей. Возможно, контроль над всем миром или же усовершенствование рядовых солдат. Точно неизвестно. Все необходимые файлы и материалы у Мартина изначально пытались выкупить, а потом и вовсе выкрасть. Поняв, что дело худо, энтомолог подался в бега, прекрасно осознавая, что вскоре будет мертв. Ему все же удалось сохранить необходимую информацию, и ни при каких обстоятельствах он ее не выдаст. Еще у него есть друг — русский разведчик Владислав Краснов. С ним Дину удалось познакомиться лично. Владислав уже на протяжении семи лет живет в убежище, и никак не может проникнуть в Зону 51, но поговаривают, что была одна девчонка, которой все же удалось это сделать, чем она очень сильно удивила опытного разведчика. Он подарил Дину оружие. Оно достаточно мощное, чтобы стрелять через пять футов стали и никогда не даст осечек, ни то, что западный хлам. Это оружие — гордость российской армии. У Влада были подозрения, что его страна о нем попросту забыла, а у него ведь там жена осталась, и он давно уже как не слышал никаких вестей от своего связного. Беседа явно затянулось, но поскольку Макс был ранен, парни помогли ему, а добираться пришлось долго и немало. Увы, но аптечка была израсходована, и особой помощи у них не осталось, да и полагаться было больше не на что. Наконец, добравшись до места, парни решили устроить привал и немного расслабиться. Максим с Сергеем были впечатлены находкой их друга. У озера все чувствовали себя куда спокойнее, а этот легкий запах на подобии морского бриза, был не только приятен, но еще и успокаивал нервы.

Шатен достал из багажника сумку. Идя сюда, парни активно беседовали обо всем прекрасном: о своих планах на будущее, о заветных мечтах, высказанных мыслях и впечатлениях о произошедшем, но когда Дин невзначай спросил о Даше, его союзники лишь молчаливо опустили глаза, слегка поджав губы. Потупив взглядов, они просто на время умолкли. Чтобы как-то сменить тему, Сергей заявил, что им нужно поторапливаться, если они не хотят застрять там до полуночи.

Дин угостил ребят соком, а вот из еды у него ничего не было,, в принципе, как и у его друзей. Шатен, который был самым младшим в компании, чего-то долго копошился в машине, пока два друга сидели у озера и любовались видом.

— Когда-нибудь это закончится. — умиротворенно заверил себя брут, уверенно произнеся, смотря прямо перед собой. Больше всего на свете его друг Максим хотел встретиться с тем Кристофером насчет противоядия, хотя предчувствовал, что такой вариант событий, был мло вероятен. Парниша сидевший справа иногда напрягался во взгляде, но не проронил ни слова. Так, парни недавно узнали, что Макс может создавать вокруг себя защитное энергетическое поле (щит). Если это был вирус, то он слишком благополучно на него повлиял. Узнав о том, что на самом деле случилось с Дашей, Дин изменился в лице, присев рядом с друзьями. Как оказалось, он успел познакомиться с некой девушкой по имени Ева, но позже очнулся в неизвестном месте, как и парни, и ничего не помнил. Судьба девушки была ему неизвестна. Максим покручивал колос в руке, и Дин рассказал им, что Мартин рассказывал ему о проекте «К. ОЛ. ОССЫ». Одним словом: спасайся кто может. Обычные люди были не только кормом, но и формулой для мутантов, а иногда и сами становились частью эксперимента. Проводилось тестирование для выявления реакции, но не все благополучно переносили их. Светло русый паренек кое-как обработал рану. Бок нехило побаливал, но пацан старался не подавать вида. Видимо его переносимость этого препарата оказалась слишком хорошей, и вирус Т-28 не стал для него побочным эффектом. Брут не раз задавался вопросом, с достаточно плохой скрытостью недовольства, почему именно его друг подвергся заражению, и как именно он подхватил этот вирус? Ответов не было, а вопросов от этого меньше не становилось. Трое парней молчаливо смотрели на озеро, удобно расположившись на траве. Казалось, что для них этот кошмар частично закончился, но по закону подлости, они полдня провозились с машиной, которая так и не завелась.
— Твою мать! — хлопнув разъяренно капотом, разругался брюнет, зашагав куда-то в сторону, своей нервной походкой. Злобно вздохнув, сухожилия на его шеи напряглись.

В какой-то момент Максим начал чувствовать, что хочет спать, и облокотившись на машину, сам не заметил, как его глаза постепенно и столь медленно закрывались. С задержками моргая, его тело ослабевало, и он начал терять контроль. Ноги стали как ватные, а цветная гамма перед глазами блекло поплыла. Напротив раздался протянутый стон. Парень в кожаной куртке пытался ухватиться рукой за дверь машины, но ноги его совершенно не слушались. Пошатываясь как пьяный, он мгновенно рухнул на землю, и тут же вырубился. Громко рухнув на землю, последним, что видел Макс, как его друг Дин непринужденно и очень мило улыбался.

Спустя какое-то время, двое парней очнулись в комнате, освященной красным цветом. Ноги были прикованы к ножкам кровати, а на шеи красовался ошейник с шипами. Мда, вкусный был сок. Со вкусом смерти.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.