Разговор на кухне

Наверное, время давно уже перевалило за полночь, однако, точно сказать об этом я не могла, ибо, как на зло, сегодня на настенных часах села батарейка, а за день мне так и не представилась возможность купить новую. Поджав под себя ноги а-ля поза лотоса, я удобно расположилась на табуретке за своим кухонным столом с чашкой чая «дикая вишня» в руках. О времени я могла предположить лишь по тому, что в окнах дома напротив горящие окна можно было пересчитать по пальцам левой руки. Лейла, красавица восточной внешности, безучастно сидела напротив с того самого момента как мы оказались у меня дома, насколько я могла судить по движению её пальца, пролистывала ленту гистограмма.
— Три двадцать, — безучастно бросила она, словно прочитав мои мысли.
Я ничего не ответила, а лишь вздохнула, переведя взгляд на парня сидевшего между нами. Вот уже как три часа он сидел на моей кухне, закутанный в мой плед, с моей чашкой в руках, и так и не осилил ответить на заданный ему Лейлой в самом начале вопрос «Ты в порядке?»
Я поджала губы и проследила за тупо уставившимся взглядом в вышивку, висевшую у меня на стене.

Шумно втянув воздух носом, я с силой ударила его кулаком в плечо. Парень встрепенулся словно выйдя из транса.
— Давно пора, — Лейла наконец-то отложила свой айфон в сторону и уставилась на него. — Как ты?
Парень тряхнул головой и моргнул:
— Нормально.
Вроде не немой уже хорошо
— Где я? Как я тут оказался? — он растерянно смотрел то на меня, то на Лейлу
— Что, вообще ничего не помнишь? — Лейла иронично приподняла бровь.
Парень зажмурился и помотал головой. Я ни слова не говоря встала с места и забрав чашку чая у него из рук, поставила в микроволновку подогреться. Поймав осуждающий взгляд Лейлы я демонстративно закатила глаза, да, я — редчайший лентяй если есть возможность подогреть чай без лишних усилий я ей воспользуюсь.
— Я сошел с ума, — парень нервно хихикнул, — это все невозможно. Я же четко помню, что со мной происходило и… это нереально…
Лейла фыркнула, видимо поняв, что до интересного еще далеко и снова уткнулась в телефон.
— В этом мире, друг мой сомневающийся, нет ничего невозможного. И если ты в этом ещё не убедился, то скоро убедишься наверняка, — последнее она произнесла немного заторможено, ибо судя по всему что-то в телефоне привлекло ее внимание чуть сильнее.
Микроволновка пискнула оповещая, что чай готов. Я вынула из неё чашку и вернула временному обладателю, после чего уселась обратно на место.
— Тебя как хоть звать-то? — кажется, впервые за этот вечер я подала голос.
— Александр… Саня, — парень посмотрел на меня с опаской и большим недоверием, на всякий случай отодвинувшись от меня по дальше.
Я фыркнула, можно подумать будто бы эта пара лишних сантиметров его сможет спасти в случае если он меня разозлит.
— И что же ты помнишь последним из дня прошедшего, Александр?
Он снова вздрогнул:
— Послушайте, я не псих и не употребляю ничего, но…
— Хватит мямлить, — Лейла насупилась, — что из тебя каждое слово клещами тянуть?
— Не дави на человека, — я сделала жест говорящий сбавить пыл, — пусть придет в себя. Такое ведь происходит не каждый день, — на слово «такое» я сделала специальный упор желая его выделить максимально ярко. — А вы, Александр, не переживайте. Выпейте чаю соберитесь с мыслями.
Он послушно отхлебнул из чашки, помолчал минуту и наконец, произнес:
— Там… в заброшенной больнице… что это было?
Видимой именно этой фразы и дожидалась Лейла, ибо в туже минуту она вновь отложила телефон и заинтересованно смотрела уже на меня
— Напоминаю, что меня там не было, и мне нужны подробности, — девушка улыбнулась.
Я вздохнула. Рассказывать было особо нечего по моим меркам, но вот для остальных…
Парень же продолжил:
— Этого же не могло быть! Это же нереально!
Я снова вздохнула закрыв глаза:
— Скажи ты когда-нибудь вызывал такси?
Кивок.
— А случалось ли такое, что оно приезжало к тебе сразу, без лишних томлений и ожиданий в полчаса?
Снова кивок.
Я лишь развела руки:
— Ну и чем же ты так удивлен, м? Случай-то аналогичный.
— Но ведь… — он неуверенно взглянул на меня. — такси — это такси, а то, что там произошло — это…
— А то, что там произошло — это бред выходящий за грани разумного? Логика сотка! Ух как меня это раздражает кто бы знал! — я соскочила с места. — Вот вы люди странный народ: когда вы делаете все верно вызывая такси, и оно приезжает вы не удивляетесь, конечно, это же так обыденно просто взять в руки телефон набрать нужный номер, продиктовать правильный адрес и вуоля! Вот оно такси! Чему удивляться! А когда проводишь почти тот же самый ритуал, только вызывая демона, а не такси — это вызывает шок!
Увидев как сжался Александр, я сбавила обороты. Последние дни нервы были явно не к черту. Наверное, стоит снова попить глицинчику. Все-таки зря я так завелась, парню и так перепало сегодня. Мало того, что его похитили сатанисты, притащили на заброшку посреди ночи, провели странные, но дебильные до нельзя ритуалы, попытались принести в жертву сатане, так ещё и за секунды до смерти мило извинившись за нарушенную идиллию появилась я, помешав ему почить с миром и наконец-то дав шанс больше не ходить на работу с дести до восьми. Про то, что стало с горе-слугами ада я предпочла не вдаваться в подробности. Скажу одно: печень у них пропитая, легкие прокуренные, сердце убиты в хлам энергетиками, а желудкам можно просто поставить свечку за упокой. Но ничего не могу с собой поделать, всякий раз когда люди начинают думать, что вызвать демона сложнее, чем такси — меня аж трясти начинает!
— И не надо говорить, что мы не являемся на призывы. Являемся и причем почти всегда если все сделано правильно. Только когда-то сразу, а иногда с ожиданием, — я улыбнулась.
— Так ты демон? — парень с недоверием посмотрел на меня.
— Нет, — я решительно мотнула головой. — Я — барсук.
Минуту Александр молчал, а потом засмеялся.
— Извини просто…
Он не смог договорить.
— Все хорошо, — я отхлебнула свой порядком подстывший чай, — это нервное.
Наконец успокоившись он вытер выступившую слезу:
— Но если ты демон, то почему не дала принести им меня в жертву?
— А на кой ты мне? — я удивленно заглянула на него.
— В смысле? — брови поползли в верх.
— В коромысле, — я снова начала ощущать прилив злости.
— Ну чтобы терзать мою душу до конца дней… разве нет?
Я рассмеялась:
— Прежде, чем делать подобные заявления, ты б хоть законы почитал. Чтобы твоя душа на прямую перешла в мое распоряжение, нам с тобой нужно заключить договор, по итогам которого я тебе дам то, что ты хочешь, а ты в замен будешь до самого страшного суда что-то делать для меня. И заметь, я не говорю про пытки, Лейла, например, выступает в роли компаньона-секретаря, а вот если ты будешь фигово выполнять возложенные на тебя обязанности то тут уже да, можно поговорить и о телесных взысканиях. А вот ежели тебя убьют, даже если ритуально или ты помрешь своей смертью, то тут будет целая волокита: во-первых, ориентировочной дней сорок ты будешь слоняться по земле в ожидание твоего судебного разбирательства, потом тебя ожидает сам суд по итогам, которого тебя могут направить сразу в рай, геморно, но можно, в чистилище где ты отработаешь право на рай если грехи твои мелкими были и уйма других «но», на перерождение, если чаши весов уравняются или же к нам в ад. Но тут на работу на демона можешь не рассчитывать котел, сковородка, всё по сценарию в общем.
Александр слушал меня, раскрыв рот и явно не веря в происходящее.
— А ты точно…
Я улыбнулась ему во все шестьдесят шесть острых, как бритвы клыка.
Он сглотнул.
— Поверить не могу, что буду пить чай с демоном… — он шумно выдохнул. — А с этими, что стало?
Лейла рассмеялась:
— А их по vip-пропуску на шестой круг сразу.
Александр снова вздохнул:
— А ангелы?
— Слышать про этих пернатых жоп не хочу! В край разленились твари! Совсем работать не хотят! У них новая маза теперь «Бог дал волю человеку, мы не в праве вмешиваться». Ездят только души младенцев забрать лодыри! По тому мир в таком дерьме весь и вывалился, что они ни черта не делают, а нам вроде как вмешиваться не положено. И то зачастую нервы сдают и приходится срочно влезать не в свои дела.
Я залпом опустошила чашку с чаем.
— Извини, но последние лет эдак сто пятьдесят для нас демонов это больная тема. Нет, по началу радовались, конечно, наверное первый года — два-три не больше, а потом начали за головы хвататься. Да и вы люди народ не благодарный: мы ж не слепые видим когда вы реально стараетесь нет, нет да и поможем, а вы сразу «Спасибо, Господи, помог», а сами тут же во все тяжкие пускаетесь, аж тошно становится.
Снова повисла тишина. Александр молчал.
— А как тебя звать?
Я ухмыльнулась:
— Слышал, что эти уродцы делали? Вот так и звать.
Парень немного смутился:
— Нет, я имел в виду твое имя.
Я хмыкнула:
— Как хочешь так и обращайся, настоящее имя я все равно никому не могу сказать.
— Они вызывали Вельзевула…
— Отлично, зови меня так.
— Но это же…
— Да какая разница мужское, женское? Если перепутаешь названия такси, но не перепутаешь номер, то такси к тебе приедет все равно, правда не той фирмы, что ожидал.
И снова повисло молчание.
— А ты за душу всё, что угодно можешь дать?
— Все зависит от твоей души, а что, продать надумал? — я улыбалась.
— Если то, что ты говоришь правда то по чему бы и нет? — парень пожал плечами.
Я замолчала. Пополнять штат работников я не хотела, но и дести летний план грозился быть провален…
— И чтобы ты хотел за свою душу? — я с интересом смотрела на него.
— Я хочу быть лучшим в своём деле, — парень пожал плечами. — Не выше, не ниже.
Тут уже молчала я. Парень явно не был дураком. Многие просили богатства, другие вечную красоту, с ними я ненавидела работать. Слишком глупы. Слишком примитивны…
— Лейла, будь добра расскажи про мальчика поподробнее.
Лейла тут же отвлеклась и, бегло осмотрев его, произнесла:
— Студент-медик, будущий онколог, четвертый курс, занимается боями без правил, любит…
— Стоп, — я закрыла глаза, — губа у тебя не дура.
Думала я недолго.
— Принеси ему договор, — я кивнула студенту, глядя как у того загородись глаза, — тебе сейчас принесут договор. Прочитаешь его. Подумаешь. Хорошо подумаешь. А через два года мы встретимся вновь, если ты конечно не передумаешь. Все еще раз обговорим и подпишем его. Устроит такой вариант?
Парень кивнул, хотя в глазах мелькнуло явное разочарование.
Лейла положила перед ним небесно голубую увесистую папку.
— Тут все и условия контракта и его последствия, — она хлопнула по ней рукой.
Парень кивнул и хотел было что-то сказать, но я не дала ему такой возможности:
— А теперь тебя внизу уже ждет такси. Засиделся ты у меня. Пора тебе. Вон за окном уже светает.
Он молча кивнул и послушно направился к двери:
— Но как вы меня найдете? А, ну да, глупый вопрос…
Я кивнула.
— Об этом не переживай.
Секунду он стоял у двери:
— До свидания… всего вам… доброго?
Я кивнула:
— До встречи. И подумай обо всем хорошенько.
Он кивнул и вышел за дверь.
Глядя из окна на отъезжающею машину, Лейла спросила глядя на меня:
— И что? Думаешь, оформишь сделку?
— Ага. Оформлю. Мальчик неплохой, мне такой не помешает в команде, да и сама глаза его видела… — последнее слово вышло скомканным из-за зевка. Солнце уже озаряло мир лучами, а я еще даже не сложилась!
— А сейчас я спать, — я потянулась, глядя на вставшие часы, — и да, купи в них завтра батарейку.
Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.