Простоквашино. Глава 9/2

Кот ему градусник принёс, а стул подставил под солнцем. Печкин по градуснику постучал, чтобы обнулить. Хватайка немедленно отреагировал:
— Кто там?
— Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «National Geographic».
— При чём тут «National Geographic»? – поинтересовался Вальтер, надеясь, что сбитый с толку Печкин наконец-то уберется.
— Ах да! Это я вам «Современного почтальона» принёс, которого вы не выписываете. Потому что у вас паспорта нету. А у меня вот температура…. Сейчас посмотрим. Тридцать шесть и шесть у меня. Кажется, всё в порядке.
— Какое там в порядке! – неожиданно вскричал Вальтер. – У вас же температура сорок два!
— Как сорок два? Почему? – испугался Печкин.
— А потому что тридцать шесть у вас и ещё шесть. Сколько это вместе будет?
— Ой, сорок два! Ой, мама! Значит, я уже умер. Скорее в больницу побегу! А всё из-за вас, хвостатых! Не любите вы почтальонов!
И Печкин пулей вылетел на улицу.
— Ну, наконец-то, — удовлетворённо заметил Вальтер, закрывая дверь.

И вот Дядя Фёдор всё время ходил по дому в одних трусах. А на улицу ему каждый раз нужно было одеваться: сначала футболка, затем штаны, потом свитер, шарф, пуховик, валенки, перчатки, шапка. И однажды надо было на улицу выйти на минуту, забрать у Вальтера покупки. Фёдор одеваться не стал, а так в трусах и выскочил. А как раз ударили морозы в -25. Этого оказалось достаточно. У Фёдора сразу поднялась температура.
— Парни, вы были правы, — проговорил мальчик, дрожа от озноба и забираясь под одеяло. – Заболел я от этого солнца.
— Я же говорил, — напомнил Вальтер. – Вот же… Даже у солнца есть тёмная сторона. Пусть им теперь бомжи греются, которых тут нет. И хорошо, что нет.
Он выключил коварный гаджет и выбросил в мусорный контейнер, за который они платили трактористу, чтобы тот раз в 10 дней отвозил его на свалку.
В доме сразу стало непривычно сумрачно и прохладно. И тихо.
— Оно еще и шумело, просто мы не замечали, — проговорил Вальтер. – Так, я сейчас открою окна, пусть жар выйдет. Фёдор, лежи под одеялом.
— А что дальше делать? – подавленно спросил Шарик.
— Так, затем надо будет затопить печь. Возвращаемся к нормальному режиму. И будем лечить нашего Фёдора. Тащи сюда нашу аптечку.
В аптечке из подходящих лекарств оказался только парацетамол – и тот просроченный. Фёдора стали лечить чаем с чередой, замороженной малиной, диким мёдом и другими народными средствами. Но толку было мало. На третий день мальчику стало хуже. Резкий сухой кашель буквально выворачивал его наизнанку, и никакие отвары трав не помогали.
— Вот дерьмо, — ругался Вальтер, прежде всего, на себя. – Это я виноват, не уследил.
— Хватит уже себя мучить, — ответил Шариков. – Вечно ты со своим чувством вины.
— И Печкин носа не кажет. А сейчас я был бы рад видеть этого придурка – наверняка у него есть лекарства. Деваться некуда. Придётся идти к военным за врачом, — решил Вальтер, глядя в окно. – И как назло, метель поднимается.
— Давай я схожу, — предложил Шариков. – Мне мороз не страшен.
Вальтер покачал головой.
— Тебя вояки пристрелят еще на подходе. Придётся ждать утра. Как только снежный шторм утихнет – я схожу.
Внезапно в дверь постучали. Хватайка встрепенулся:
— Кто там?
— Свои, — глухо донеслось сквозь стальную дверь.
— В такую погоду свои дома сидят. Телевизор смотрят. Только чужие шастают, — ответил Вальтер с мрачным сарказмом. – Проваливайте!
Дядя Фёдор проговорил:
– Откройте дверь… Это мои папа и мама приехали, — и зашелся в кашле.
— Ну вот. Бред начался, — решил Шарик.
В дверь вновь постучали. И терпеливо ждали, скрипуче переминаясь на снегу.
— Это папа и мама, — прошептал мальчик.
— Я проверю, — Вальтер осторожно приоткрыл дверь.
И тут же распахнул ее, впуская неожиданных гостей.
Это действительно были родители Фёдора. Вслед за ними вошел и неизменный Печкин. Заметив в каком состоянии мальчик, он вскричал:
— Видите, до чего они вашего ребёнка довели! Их надо немедленно обратно сдать для опытов!
Шариков не выдержал. Зверино зарычав и согнувшись, едва ли не вставая на четвереньки, он двинулся на почтальона. Испуганно вскрикнув, Печкин стремительно выскочил за дверь.
— Я давно хотел это сделать, — признался пёс, вновь принимая подобающую человеку осанку.
Мама промолчала и потерла руку со шрамом под рукавом.
— Ох, этот Печкин кого угодно доведёт, — поддержал папа. – Клоун у местных…. Хм, у местных вояк клоун бесплатный. Он всю дорогу нёс какую-то чепуху про почту и велосипеды. Придется ему подарить велосипед, а то не отстанет. Ну, не велика беда. А вот как нам ребёнка лечить?
Вальтер обрисовал ситуацию с лекарствами.
— То есть их есть, где купить, но мы туда добраться не можем. А тракторист, что мусор вывозит, уже начал Новый Год отмечать. Забухал, короче, — мрачно подытожил кот.
— О, ну это не проблема. Мой внедорожник не хуже армейского – сюда же мы без проблем доехали, — оживился папа. – Сейчас мы список составим и за лекарствами сгоняем. Нет, нет, денег у нас более чем….
Выяснилось, что нужны антибиотики. Остальное нашлось в аптечке в машине. Шариков и папа отправились за недостающими лекарствами, а Вальтер и мама бок о бок засуетились вокруг постели дяди Фёдора. А вскоре вернулся и папа с покупками. Мама изучала инструкции и указания к лекарствам, а кот, по ее указаниям, готовил растворы и делал уколы, ставил компрессы, капельницу и все прочее.
— Я была неправа, — призналась Римма. – Зря я вас выгнала. И дядю Фёдора, получается, заодно выгнала. Вот же дурацкий страх животных. А ведь вы не животное. Вы человек, пусть и необычный. И Шарик тоже.
Вальтер смутился. И заметил
— Вы не домашних животных боитесь. Не того, что вас покусает кот или собака. Вы предательства боитесь.
— А ведь ты прав, — признала мама. – И когда я поняла, что фактически предала Фёдора, моего единственного ребенка – а других у меня не будет даже при желании – я поняла, что делала не так. И теперь исправлюсь.
— Вот и отлично. Время лечит душевные шрамы. А шрамы на теле… Нет, это не украшение. Это память. Шрамы – это летопись нашей жизни.
Римма потерла руку через рукав.
— Тебе Фёдор сказал про шрам?
— Да. Он часто о вас вспоминал. Знаете, он разрывается между родителями и друзьями, а это неправильно. Эти интересы не должны конфликтовать.
— Теперь этого конфликта не будет. Обещаю. Вы вообще многому меня научили. И такие молодцы…. Я поразилась, как у вас чисто. И пирогами пахнет.
— Пирогами как раз ваш сын занимается. Ну а я…. Я на машинке шить умею. И браслеты из поликорда плести.

Фёдор вскоре заснул. А они до рассвета пили чай и разговаривали.
На рассвете шторм утих. Утро было прекрасное. Пасмурное и теплое. Медленный крупный снег время от времени принимался сыпать, добавляя штрихи к зимнему убранству. Заброшенная деревня окончательно превратилась в сказочную декорацию. И теперь было чувство, что сказка всё-таки добрая.
Вальтер проснулся первым и приготовил чай. Потом корову подоил и дал дяде Фёдору молока с мёдом и специями. А пока он суетился, Мурка опять вышла из сарая и всунулась через окно в комнату. И заявила:
— Так вот куда Фёдор пропал. Я уже соскучилась.
Все так и сели.
— Надо же! У вас и корова разговаривает! – едва выговорил папа.
— Да! Разговариваю, отчего бы не разговаривать, — с готовностью подтвердила Мурка.
— А чего же ты раньше молчала? – спросил Вальтер.
— Да как-то повода не было… Ой, салатик растёт!
— Это не салатик! – вскричал Шариков. – Это кодиум мой! Иди ты, с курами разговаривай, – и вытолкал корову обратно.
Фёдор расхохотался от этого зрелища.
— О, смеешься, значит, выздоравливаешь, — заметил папа. – Но мы тебе температуру еще раз измерим.
Температура оказалась нормальной. Дядя Фёдор почти выздоровел.
— Мы пока с тобой побудем. И Новый Год все вместе встретим. Если твои друзья не против, — мама вопросительно взглянула на кота и пса.
— Мы только за, — заверил Вальтер. Шарик согласно закивал.
— А потом в город поедем, — заметила мама.
— И что я там в городе буду делать? – возразил Фёдор. – Мне тут хорошо.
— Но это всё же деревня…. А мы тебе работу нашли, — вступил в разговор папа. – Ты сможешь работать в нашем НИИ, там никто на тебя косо не посмотрит. Ну, сначала учиться при нашем отделе, а потом работать. И ты вполне можешь найти себе друзей.
— Мои друзья – Вальтер и Шарик, — твёрдо ответил мальчик.
— Ну, одно другому не мешает. А вы, ребята, и впрямь замечательные, — призналась мама. – Я была неправа. Вальтер, прости…
— Ой, ничего. Хорошо, что мы примирились, — улыбнулся Вальтер. И заметил, что мама Фёдора ничуть не испугалась его кошачьих клыков.
— Мы пришли к консенсусу, — вставил Шарик «умное слово».
— Так что в отпуск мы к вам и сами обязательно приедем. И чудесно проведем время все вместе, — подвела итог мама.
— Летом? – спросил Вальтер. – Летом в деревне самое то.
— Скорее всего. Но и зимой здесь просто чудесно! – признался папа.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена . Добавьте в закладки постоянную ссылку.