Простоквашино. Глава 8. Месть Печкина

Печкин действительно был сумасшедшим. А как известно, самый безобидный псих – это всё-таки псих. То ли обида за инцидент с воронёнком, то ли иррациональный страх за успех «интриги» с родителями Фёдора стал тому виной – но получив посылку с фоторужьем для Шарикова, Печкин повёл себя неожиданно враждебно.

По утрам на улице лужи блестели ото льда, а мёртвая трава и голые ветви деревьев белели от инея – зима наступала по всем фронтам. И каждый своим делом занимался. Шарик заготавливал дрова. Дядя Фёдор и Вальтер занимались покупками стратегически важных продуктов – и, прежде всего, корма для Мурки.
— Я знал, что коровам много еды надо, но не до такой же степени, — ворчал Вальтер, укладывая в сарай очередную партию комбикорма. – Все деньги на нее уходят. Придется летом сено заготавливать.
— Я же говорил – козы бы нам за глаза хватило, — заметил Шариков.
— Да ладно вам, — примирительно сказал Фёдор. – Зато она молока дает столько, мы уже на одном молоке, считай, зарабатываем.
— Это да, — с гордостью заметил кот. – И сами вдоволь едим и молока, и творога с йогуртом, даже сыр научились делать. Вкуснее магазинного. О, Печкин идёт. И тащит что-то.

— А я вам посылку принёс, — возвестил сумасшедший почтальон, демонстративно помахивая коробкой. – Только я вам ее не отдам.
— Это почему же? – поразился Шариков.
— А у вас документы есть? Посылку-то надо по паспорту получать.
— Погодите, у меня же есть паспорт, так что посылку я получаю, — Фёдор хотел было идти в дом за документами, но Печкин возразил.
— А бесполезно это всё. Читайте, что написано. Посылка кому? Шарикову. А У вас, уважаемый, какая фамилия?
— Тихонов, — машинально ответил Фёдор. – Вот засада! Шарик, я же говорил, на моё имя оформляй заказ. Уважаемый Печкин, но вы же знаете, что мы семья, давайте я по паспорту получу посылку, а вы напишите в ваших бумагах, как надо.
— Э, нет, — почтальон упёрся. – Так не положено. Семья они, тоже мне… Женаты вы, что ли? У нас пока еще нет закона, чтобы в браки с котами и собаками вступать.
— Да вы издеваетесь! – Вальтер даже не нашелся, что сказать.
— Там же моё фоторужьё, должно быть, — возмутился Шариков. – А ну, отдавайте посылку!
— Вот уж нет, — Печкин проворно отскочил от забора. – Будут документы, будет и посылка. Пока-пока! – и он стремительно зашагал прочь, размахивая над головой коробкой с пометкой «хрупкие вещи».
Шариков хотел было его догнать, но рука Вальтера легла на его плечо.
— Остынь, родной, — мурлыкнул кот. – Печкин что-то задумал. Я пока не знаю, что. Посмотрим.

На следующий день Печкин вновь пришел к троице.
— Вам посылка пришла! Только я его вам не отдам! У вас паспорта нету!
— Чего же вы тогда пришли? – спокойно спросил Вальтер.
— А так полагается, — пояснил Печкин. — Я к вам теперь каждый день приходить буду. Принесу посылку, спрошу документы и обратно унесу. Так две недели. А потом посылка обратно уедет. Раз её не получил никто.
— И это правильно? – поразился Фёдор.
— Это по правилам. Я, может, вас очень люблю. Я, может, плакать буду. А только правила нарушать нельзя.
— Не будет он плакать, – мрачно пробурчал Шарик.
— Это уже моё дело, – с достоинством ответил Печкин. – Хочу – плачу, хочу – нет. Я человек свободный. Я даже женат не был ни разу.
И он ушёл.
А на следующий день опять пришел.
И на следующий.
А под конец недели он уже и не скрывал своего издевательства.
— Посылка! Пришла! А я не отдам! Нету паспорта! Ахахах! Нету паспорта! – злобно и безумно хохотал почтальон и убегал.

Трое друзей решили, что пора действовать.
— Так, парни, у нас осталось всего неделя, чтобы получить нашу посылку, — проговорил Вальтер.
— У тебя есть мысль? – с надеждой спросил Шариков.
— Именно, — кивнул кот. – Нужно будет опять разыграть спектакль.
— Постараемся, — согласился Фёдор.
— Понадобится только кое-какой реквизит – это я беру на себя.
— Что за реквизит? – спросил Шарик.
— Нужен точно такой же почтовый короб, как наша посылка. По габаритам такой же и чтобы сверху фирменный почтовый скотч, наклейка с адресами и все дела, — пояснил кот. – Я видел у Печкина много таких коробок в его сарае. Я утащу подходящий, а наклейку с адресами мы переделаем.
— А почему ты не можешь утащить нашу посылку? – удивился Шарик. – Честно, мне уже этого Печкина прибить хочется.
— Портить отношения с Печкиным нам никак нельзя, — заметил кот. – Смотри. Этот чокнутый старый пень постоянно на виду у военных. О нем знают в соседних деревнях. В общем, персонаж заметный. Если он пропадет – начнется расследование, хотя бы формальное. Но нам не поздоровится – отыграются по полной, уж я-то знаю такие ситуации.
— Понятно. Но сейчас-то Печкин явно настроен против нас…
— Да. И в этом вся проблема. Поэтому нужно его задобрить, а заодно хитростью получить нашу посылку – с твоим фоторужьем, — подчеркнул Вальтер.
— Хм, а если задобрить – он разве сам не отдаст?
— О, нет. Это точно. Печкин крепко обиделся за галчонка. И теперь хочет в чем-то нас обыграть. Вот мы его пригласим на чай, например. А посылку требовать перестанем. В знак примирения типа. Он наверняка еще проходит с этой посылкой положенный срок – у психов тоже есть логика – и отправит ее обратно в магазин. И будет считать, что победил. И рассчитался за галчонка.
— Ясно, — кивнул Шариков. – А посылка будет у нас, а коробка пустая поедет?
— Именно так.
— Слушай, а чего пустую коробку отправлять? – предложил Фёдор. – Давайте положим туда наших вкусняшек – банку варенья, орехов или грибов из леса. В магазине обрадуются и не будут копать, чего это к ним коробка вернулась.
— Отличная идея, — одобрил Вальтер. – Только нужно, чтобы по весу всё совпало. Хотя бы примерно, чтобы, держа в руках коробки, разницы не ощущать. Шарик, сколько там твоё фоторужье весит?

Печкин не заметил пропажу одной из коробок, мотка скотча и пары бланков для наклеивания – вообще, в отличие от троицы, он держал свой дом и почтовый участок в сильно запущенном состоянии. Если Фёдор методично составлял списки с количеством канистр топлива и банок варенья, то у Печкина бардак царил ещё тот.
На следующий день безумный почтальон вновь пришел дразниться посылкой.
— Завтра последний день! А у вас паспорта нету!
— А не нужна нам эта посылка, — мурлыкнул Вальтер, потягиваясь и проводя выпущенными когтями по стволу яблони.
— Как так? – Печкин сбился с волны, и к нему вернулась способность адекватно общаться.
— А мы уже отказную на сайт написали. Деньги нам вернут – пусть и за вычетом некоторой суммы. А посылку завтра обратно к ним отправляйте, раз уж так вышло. Правила есть правила, — нарочито печально вздохнул кот.
— Это да, — с готовностью подтвердил Печкин. – Правила нарушать нельзя. Сегодня одно правило нарушил, завтра другое… И что тогда? Бардак тогда будет. А бардак нам не нужен.
— Это точно.
Печкин буквально ликовал. Вальтер правильно разгадал его мотивацию. Безумный почтальон отыгрался за недавний стресс и теперь праздновал победу. А значит, отношения с ним следовало вернуть в привычное позитивное русло, закрепив результат.
— А знаете что, — как бы задумчиво заметил Вальтер. – Заходите к нам в гости.
— Сейчас?
— Да, вот прямо сейчас. Фёдор как раз печет что-то вкусное, — кот принюхался. – Чуете? По ходу, вафли. Он ловко научился их делать. Такие типа бельгийских вафель – пышные и с начинками разными. А я кофе заварю.
— О, это здорово, — обрадовался Печкин. – Вафли я люблю. Особенно с кофе.
— А к кофе у нас и молоко свежее, из-под коровы. И что поинтереснее, если желаете, — подмигнул Вальтер. – Идемте в дом.

Фёдор действительно готовил вафли. Вальтер выставил на стол разные банки с вареньем и свежими ягодами, и принялся колдовать над кофе, а Печкин в предвкушении уселся за стол. Причем вместо стула использовал всё ту же посылку, благо размеры были подходящими.
Вошедший Шарик уставился на ящик под Печкиным, и Вальтер быстро подозвал его.
— Не пались, ты всё испортишь, — прошипел он неслышно для человеческого уха, но вполне понятно для тонкого звериного слуха. – Сейчас я кое-что придумаю. Ты только будь наготове с ящиком.
Шарик кивнул.
— Вот и кофе, — Вальтер повернулся к столу и подал ароматный напиток. – Угощайтесь.
Печкина уговаривать не пришлось.
Вскоре кофе с изрядной порцией домашнего сливочного ликёра (настоящий «Бейлиз» — ну надо же, — восхищался Печкин) был выпит, а почти все вафли съедены.
Однако, Печкин продолжал сидеть. Шариков не выдержал.
— А вот как там ваша почта без присмотра-то?
— А без проблем, — ответил Печкин. – Что ей сделается? Тут ведь кроме вас, и почту получать некому. Вот хоть вы моя отрада. А то какой я был бы почтальон без почты? Самому себе, что ли, почту носить? Но я же не дурачок, — и он постучал себя по лбу. Получился звонкий звук – что разбудило Хватайку, спавшего на шкафу.
И на этот раз Хватайка выручил. Печкин как раз за последними двумя вафлями потянулся. А воронёнок спикировал со шкафа и вафлю выхватил.
— Отдавай! Это моё! – вскричал почтальон, вскакивая с посылки. Хватайка вылетел из кухни. Печкин устремился за ним. Тут Шарик посылку и подменил.
— Вот же гад, не отдал! Съел, – горестно возмутился Печкин, усаживаясь на подмененный ящик. А больше-то и нету.
— Да, нету, — подтвердил Вальтер.
— Ладно, засиделся я, — спохватился Печкин. – Пойду к себе.
— А вы еще к нам приходите, — дружелюбно предложил кот. – На пирог тыквенный или дичь на гриле.
— Обязательно, — вновь повеселел почтальон. – Ну, я пошёл.

А им только этого и надо было. И как только он ушёл, они дверь заперли и Шариков немедленно вспорол посылку когтями. А затем уже бережно извлёк фоторужьё. И даже взвизгнул от восторга.
— Сбылась мечта, — одобрил Фёдор, радуясь за друга.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена . Добавьте в закладки постоянную ссылку.