Простоквашино. Глава 4. Клад

Трое друзей привыкали к полудикой сельской жизни, обживали свой новый дом, исследовали окрестности. Незаметно пролетели сентябрь и октябрь… Предзимье вступило в свои права.
Однажды за завтраком Вальтер заметил
— Вот и 1 ноября. День Всех Мёртвых. Наш день.
— Почему это? – недоумевающе переспросил Шарик.
— Мы мертвы для внешнего мира. Нас даже не ищут.
— Это хорошо, — заметил пёс.
— Согласен. Но я вот что хотел сказать. Одним огородом мы себя не прокормим. Надо бы корову завести.
— Надо бы, — согласился Фёдор, убирая тарелки из-под рисово-тыквенной каши. – Но где денег взять?
— Кредит взять? – предложил Шариков.
— Издеваешься? – возразил Вальтер. – Чем отдавать будем? Кредит отдавать надо.
— А отдавать будем молоком, — выпалил пёс.
— Гениально, блин. Если молоко отдавать, зачем же тогда корова?
— Значит, надо что-нибудь продать, – принялся размышлять Шарик.– Что-нибудь ненужное.
— Чтобы продать что-нибудь ненужное – надо сначала купить что-нибудь ненужное. А у нас денег нет. – Вальтер на пса внимательно посмотрел и заметил. – А давай, Шарик, мы тебя продадим.

Шарик даже на месте подпрыгнул:
— Это как так – меня?
— В сексуальное рабство. Сейчас на порно с фурри спрос вырос. А у тебя все натуральное – это ж уникальный талант, так сказать. Ты ухоженный стал, красивый. А потом ты от продюссера убежишь – и снова к нам. А мы уже с коровой.
— Да? – вскричал Шарик. – Ты умный до фига? Давай, кот, мы тебя продадим.
— Да шучу я, расслабься, — Вальтер примиряюще похлопал друга по плечу. – Никого мы продавать не будем. – Мы пойдем клад искать.
— Ух ты, круто! – оживился Фёдор. – А как мы его искать будем?
— Тут же лаборатории брошенные, — пояснил человек-кот. – Там осталось до кучи оборудования, и более того, — он заговорщически понизил голос, — я же наблюдал за Печкиным…
— Ну? – поторопил Шариков.
— Ближе к этому дому-новострою, куда деревню эвакуировали, расположена военная часть. Негласно, конечно. Но такие места без присмотра не оставляют. Поэтому тут и электричество, и связь оставили.
— Так, — заинтересованно заметил Шариков.
— Печкин он имеет контакт с военными и покупает у них продукты и все что нужно, точнее, обменивает на овощи и разный полезный хлам. Военные также дают ему эти вот журналы.
— Поэтому-то он нам принёс старые номера, — догадался Фёдор, кинув взгляд на столик с двумя стопками журналов, самый свежий из которых датировался августом.
— Ага. Но он шарится только по деревне. Углубиться в лес, где лаборатории, не решается. А нам это на руку. А мы как раз туда сходим…
— И продадим военным? – уточнил Фёдор.
— Нет, напрямую к военным я не хотел бы соваться, — ответил кот. – Придется через того же Печкина, но только чтобы он не знал о нашем источнике. Я пока еще не решил, кто он… Если сотрудник спецслужб – хрен мы его перехитрим. А если местный сумасшедший – обмануть его будет несложно. Впрочем, я знаю, как можно проверить. Ладно, идемте в лаборатории.
— Прямо сейчас? – спросил Шариков.
— А что, у тебя есть другие дела? – усмехнулся Вальтер.

Вооружившись инструментами и захватив в качестве тары некий старинный сундук, друзья отправились в лабораторию. Причем сундук пришлось поставить на низенькую одноколёсную тачку.
— Просто постмодернистская тележка для супермаркета, — усмехнулся Вальтер.
Лаборатория находилась всего в полутора километрах от деревни и, как водится, располагалась под землей.
Заброшенный бункер скрывался среди раскидистых елей, которые бросали на него свою плотную сырую тень, окутывая сооружение в траурную тишину.
— Так, теперь тихо, — предупредил Вальтер. – Может быть, Печкин не зря боится сюда ходить. Мало ли какие сюрпризы.
Он замер и осторожно потянул носом, словно принюхиваясь. На самом деле, модифицированный организм обладал рядом дополнительных каналов восприятия, классифицировать которые сам Вальтер не мог, но которые работали безупречно, поставляя его разуму намного более полную картину мира, чем та, что доступна обычному человеку.
— Чисто, — выдохнул человек-кот. – Спускаемся.
Кодовая дверь оказалась обесточена и открыта, а некоторые внутренние механизмы легко поддались слесарным инструментам и мощным мышцам Шарикова.
На обратной дороге Фёдор не упустил случая набрать плодов шиповника и грибов, которых в этих местах росло в поразительных количествах. Дары леса были щедро навалены поверх основной добычи, так что со стороны казалось, что сундук заполнен только ими.
— А вот и Печкин, — тихонько заметил Вальтер. – Так, помните, как договаривались?
— А давайте, когда мы урожай окончательно соберем, мы его на три части поделим, — довольно громко заявил Шариков.
— Почему? – подыграл кот.
— Потому что мне корова не нужна. Я молоко что-то не люблю. Я себе буду только колбасу брать.
— Да и я молоко что-то не очень люблю, – вступил Федор в свою роль. – Вот если бы корова кока-колу давала или Red Bull…
— А мне одному денег на корову не хватит! – заметив, что Печкин прислушивается к разговору, Вальтер повысил голос. – В хозяйстве корова нужна. Что это за хозяйство без коровы?
— Ну и что? – Шарик озвучил «гениальную» мысль. – Не обязательно большую корову покупать. Ты купи маленькую. Есть такие специальные коровы для котов. Козы называются.
Печкин, наконец-то, открыто подошел к друзьям и сходу, в своей обычной манере, спросил:
— Что это ты, мальчик, в сундуке везёшь?
— Это мы за грибами ходили, — ответил Фёдор, как было задумано, тем более, что на сундуке возвышалась пластиковая корзина с грибами.
— А сундук для чего? – не унимался Печкин.
— Тоже для грибов. Мы в нём грибы засаливаем. Прямо в лесу. Ясно вам? – ответил Фёдор.
— Конечно, ясно. Чего ж тут неясного? – ответил Печкин. – Но вы бы еще с чемоданом пошли.
— А это для товарного вида, — вступил в разговор Вальтер. – Чтобы покупатели на рынке именно на наш товар обратили внимание и у нас купили.
— Хитрые какие, — одобрительно-язвительно заметил Печкин. – Только чего же на рынок таскаться? Тут военная часть рядом, — он озвучил то, что уже выяснил Вальтер. – Давайте так. Я уже старенький, тяжело мне. Что вы найдете в деревне или в лесу – тащите все ко мне. И список пишите, что вам нужно. А я у военных выменяю. Оружие, конечно, не продадут, но топливо для генератора или берцы со склада – это запросто… У них там еще и магазин, как в городе – всё что нужно есть, и продукты с коньяками, и мыло с шампунями… А там и корову достать можно будет. К Новому Году будет вам корова.
— По рукам, — согласился Фёдор.
Уже дома Вальтер озвучил вывод.
— По ходу, Печкин реально местный фрик. В эвакуацию его то ли нарочно забыли, не нужен никому, то ли сам решил остаться. Он на тему с сундуком повёлся, я сам обалдел. Но это не мешает ему быть информатором для вояк, даже неосознанно. Типа что увидел, то и сказал. Так что уши торчком, хвост пистолетом, друзья.
— Как всегда, — согласился Фёдор.
— И ещё кое-что, — поколебавшись, добавил Вальтер. – Меня беспокоит этот его плащ. Точнее, то, что под ним.
— А вот я тоже заметил, — признался мальчик. – Печкин худой, а живот у него какой-то… Вроде не большой живот, но там иногда как клубок лапши проступает.
— И сегодня я заметил, что этот клубок слегка шевелился, — озвучил кот.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.