Последние воспоминания

Безмерное поле, усеянное пшеницей, огненный закат, будто воспламеняющий все вокруг, лёгкий прохладный ветерок… Он наблюдал как садится Солнце. Лежа на траве и глубоко дыша, он наслаждался течением природы, ее тишиной, безмерной и глубокой, все тем, что находилось вокруг.
— Вот ты где! — прозвучал мягкий голос позади. — В следующий раз, если позовешь меня на свидание, нужно будет подробнее описать место. Я с трудом тебя нашла.
Она не торопясь присела рядом. Её большие глаза уставились на горизонт.
— Именно, именно, если позову… — он подмигнул ей и улыбнулся.
Элизабет засмеялась и слегка толкнула его рукой.
— А на самом деле, это прекрасное место, Роберт.
— Я знаю, знаю…
Закат стремительно тускнел. Поле распадалось на маленькие частицы, они отделялись от земли и поднимались в небо, затем становились темными и исчезали. Все погрузилось в темноту. Роберт парил в черном пространстве, в пустоте. Он застонал.

— Прошу, Морард, дай мне ещё воспоминаний, — его голос прозвучал подавлено и болезненно.
Басистый тембр из темноты, спокойный и выдержанный, ответил:
— Не привязывайся к ним, Роберт. Это уже не твой мир, ты мертв. Воспоминания будут угасать.
Роберта окружала кромешная холодная темнота. Чувство горести давило на него.
— Умоляю, Морард. Я не хочу умирать. Я хочу чувствовать, хочу трогать траву, смотреть на звездное небо, купаться в реке. Хочу жить. Я любил её, пойми, и даже не успел сказать…
Повисла тишина.
— Морард? — потеряв надежду, окликнул его Роберт.
— Какое воспоминание ты хочешь?
— Мою первую встречу с Элизабет. Я помню её досконально.
Темнота не спеша стала рассеиваться, где-то вспыхнул источник света, словно лампа в другой комнате, видимая через занавески, затем этот огонек медленно трансформировался в Солнце. Появились тучи, они надвинулись и закрыли проявляющееся небо. Земля потихоньку простиралась под ногами. Роберт стал чувствовать, он проникся этим воспоминанием. Он торопился на работу, трусцой преодолевая кварталы. Одежда уже промокла, обувь громко хлюпала. На другой стороне улицы, в самом конце, уже виднелся его офис. Роберт решил перебежать дорогу, но сделав шаг, услышал сигнал и что-то массивное ткнул его в бедро. Он упал в лужу. Элизабет выбежала из машины и бросилась к нему.
— Простите! Боже, мой простите!
— Со мной все в порядке, не беспокойтесь, — он продолжал лежать в луже и осматривать её.
Элизабет постаралась ему помочь, но он жестом её остановил.
— Ложитесь со мной рядом, — его лицо расплылось в улыбка.
— Что? — в недоумении она остановилась.
— Ложитесь, ложитесь
Она прищурила глаза, затем медленно сказала:
— Кажется, Вы сильно ударились головой.
— Я? Хорошо. Как Вас зовут?
— Элизабет — она едва заметно улыбнулась.
— Я иду в полицию, Элизабет.
— Что? — ее глаза раскрылись. — Минуточку, давайте договоримся.
— Ложитесь!
Она помедлила. Что-то буркнула и присела на корточки.
— Вы совершенный дурак!
Она опустилась рядом. Он смотрел на нее с изумлением. Ее черты пленили его, она была прекрасна и мила.
— Как вам лужа? Приятная вода, не так ли? – язвительно поинтересовался Роберт.
Она нахмурилась.
— Да, пожалуй, эта лучшая лужа, в которой я лежала.
Роберт засмеялся…

*********

Тишина становилась гнетущий. Казалось, с последнего воспоминания прошли годы.
— Морард, может быть все таки есть возможность отсюда выбраться?
Молчание.
— Морард, прошу.
— Отсюда не возвращаются, Роберт.
Он тихо заплакал. Память постепенно угасала, он многое уже позабыл.
— Как я умер?
— Тебя убили.
— Убили?! – он вскрикнул. — Можешь дать мне воспоминание об этом событии?
— Нет, Роберт, этого воспоминания уже нет. Оно растворилось. Ты — энергетическая оболочка своего тела. В ней хранятся события с эмоциональным окрасом. Постепенно это энергия растворяется и воспоминания тоже уходят.
— Что будет, когда энергия полностью растворится? Я исчезну?
— Когда останется самая малость, чистая и не нагруженная твоими воспоминаниями, ты родишься вновь.
— И уже никого не вспомню… — тихо произнёс он, как бы констатируя факт. — К чему тогда вообще все это? Ради чего над нами издеваться? Я не хочу перерождаться. Почему бы мне не дать жить прежней жизнью? Почему?!
— Это решаю не я.
— Тогда кто?
Молчание.
— Морард!
Тишина в ответ. Роберт тоже замолчал. С минуты он думал, а затем издал глубокий стон.
— Морард! Какое воспоминание я только что смотрел?
— Ваша первая встреча.
— С Элизабет?
— Да.
Крик боли вырвался из его груди.
— Я не помню этой встречи.
— Часть твоей энергии рассеялась, я уже говорил.
— Я не думал, что все будет так быстро. Тогда уже скоро… О, Морард, дай мне увидеть её перед самым концом. Прошу…
С минуту повисла тишина, затем послышался шум. Роберт не мог объяснить, откуда он исходил. Затем появилась дверь, и Роберт перенес себя туда. Он оказался в комнате Элизабет, в тёмном углу. На улице стояла глубокая ночь. Не смотря на время, она сидела на кровати и тихо плакала. В руках у неё Роберт заметил свою фотографию.
— Элизабет.
Она вздрогнула и замерла. Он снова её позвал.
Девушка привстала с кровати и обернулась на голос.
— Роберт?
— Я так скучаю по тебе, — начал он
— Роберт?! Этого не может быть!
— У нас мало времени, дорогая. Просто, я тебя всегда любил и всегда буду…
Он не успел договорить. У окна он заметил тёмную фигуру, скрюченную, свесившую голову на бок и наблюдавшую за девушкой.
— Роберт?
Он молчал. Фигура стояла неподвижно. Затем быстро поползла по стене.
— Роберт, пожалуйста, не уходи!
Она не видела этот силуэт. Роберт наблюдал не отрываясь, пока полностью не погрузился в темноту.
— Что это было, Морард?
— За ней пришли.
— Что? Не трогайте её. Клянусь, я просто… я убью… я…
Он бредил.
— Это твоя вина, Роберт. Этим разговором ты напомнил ей о себе, сделал больнее. Её жизнь предрешена, она себя отравит. Она уже думала об этом, ты утвердил ее в намерениях. За ней просто пришли заранее.
— Нет, этого не может быть. Ты не предупредил меня, грязный ублюдок, я не мог этого знать. Ты…
Он кричал и истерил. А затем внезапно наступило спокойствие. Он не помнил, что было. Он забыл ещё пару встреч, дальних родственников. Время шло, а из его памяти выпадали все новые и новые подробности. Он забыл и про свою работу, и про собственный дом. И хоть образ Элизабет уже должен был позабыться, он с особой страстью хранил его. Морард, это средоточие силы и энергии, воплощение мистицизма и мудрости, был удивлён. Погруженный в молчание, он наблюдал за процессом. А затем в тишине послышался голос Элизабет. К тому моменту, когда она наглоталась таблеток, Роберт практически растворился. Он помнил лишь малую часть своей жизни. Но услышав голос, он воспрял духом.
— Она здесь? Как она сюда попала?
Он окрикнул её. Они сблизились.
— Я так долго ждал тебя. Так долго…
Она плакала.
— Ты здесь, дорогой… Я так тебя люблю.
— Я знаю.
Он хотел коснуться ее, но не мог. Физическое тело отсутствовало. Тогда он шепотом произнес:
— Теперь мы будем вместе вечно. Не важно, в аду или в этой темнице.
Внезапно он забыл где находится. Страх охватил его.
— Элизабет, я тебя люблю, слышишь, я очень тебя… Мне жаль, что все вышло именно так. Жизнь крайне несправедлива…
— Я тоже тебя…
Он испугался. Чей-то женский голос, здесь, в этом тёмном пространстве. Он не помнил где находится, но это было страшное и подавляющее место. И этот голос прозвучал внезапно, из тишины.
— Кто здесь? — вскрикнул он. — Кто ты?
— Это Элизабет, Роберт, — она всхлипывала. — Что происходит?
Элизабет… Такое знакомое сочетание букв, но как он не пытался, воспоминания отсутствовали.
— Что мы…
Он уже не смог договорить. Слабость охватила его, а темнота вокруг сгустилась… Он слышал чей-то женский голос, раз за разом звавший какого-то Роберта. Затем все пропало, он увидел мягкий свет и огляделся. Ему стало страшно, он ничего не узнавал и не понимал. Люди в белом окружили его и он заплакал…

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.