Полина

Эта история до сих пор не дает мне покоя, хотя прошло почти 14 лет.

1998 год, июнь. Было мне тогда 13 лет. Умер мой дед, которого я очень любила, хотя он и не был мне родным. Именно он забирал мою маму и меня с роддома и всегда этим гордился. У него было две любимые внучки — я и Полина. Как я уже писала, мне было 13 лет, когда умер дед, а Полине 4 года. Дед умер во сне — прилег вечером вздремнуть и не проснулся.

На 9-й день моя бабушка увидела сон: заходит она в комнату, а там вся ее умершая родня за столом сидит, и она услышала только одно слово, сказанное ими: «Полина» (тут нужно разъяснить, что бабушку мою зовут Полина).

На поминках деда она и сказала, что скоро дед ее заберет, и рассказала сон. На 40-й день после поминок вышли все во двор (жили в частном доме), чтобы поговорить. Я стояла возле бабушки, и в это время к ней подлетел голубь, красивый такой, весь черный. Все застыли, замолчали. Потом он подлетел ко мне, потом к другим родственникам, прежде чем улететь. «Это дед», — почти хором сказали все.

Когда все разошлись, я, мой дядя Боря, его жена Светлана и их дочка Полина поехали на мотоцикле в лес. Все было, как обычно — взяли корзинки под ягоду, немного еды. Ничто не предвещало опасности. Опущу подробности — в общем, мы врезались в дерево… Я с Полиной сидела в люльке. Мотоцикл перевернуло вверх тормашками. Очнулась я, когда уже стояла на ногах и разговаривала с Борей. Он кричал на меня и, как я поняла, требовал, чтобы я села на мотоцикл, а я отказывалась. Тут ко мне обратилась Света, в ее голосе была мольба. Она сказала: «Маша, посмотри на нее!». Я взглянула на Полину. Господи, это самое ужасное, что я видела в своей жизни: четырехлетний ребенок лежал у Светы на руках с закрытыми глазами, слегка запрокинув голову с открытым ртом. Она была вся в крови. Она не дышала, а хрипела и, казалось, даже захлебывалась. Я села на мотоцикл сразу же. Недалеко мы уехали — мотоцикл заглох, и я побежала к ближайшим домам вызывать «скорую». Я бежала через частный сектор, и ни одна собака на меня даже не гавкнула, они как будто понимали, что что-то случилось и меня нужно пропустить… Уже дома я увидела, что на одной ноге у меня ожог с две ладошки, бежит кровь, и нога прожжена почти до кости. У меня шрам остался до сих пор и выемка в ноге.

Полиночку увезли в больницу. Ровно через сутки она умерла — раны, которые она получила, были несовместимы с жизнью. Пострадали внутренние органы и череп разошелся на пять миллиметров.

В той аварии Боря не получил ни царапины, так же, как и Света — ни одной! У меня было сотрясение и большой ожог — когда он заживал, я училась заново ходить, нога то не сгибалась, то не разгибалась. А Полина умерла. Бабушка думала, что заберут ее, но они, видать, имели в виду совсем другую Полину…

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.