Планета дождей

/Login: Solution
/Password: ******
/12.04.2062.
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 021 «Искра во тьме».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Тряска, наконец, прекратилась и я услышал немного писклявый голос, доносившийся из колонок, объявивший, что мы покинули солнечную систему. Все же, он лучше, чем бесконечный оглушающий скрежет камней об обшивку корабля. На полпути к новой надежде: планета дождей или TLH-3.
По словам гиков из планетного контроля, на той планете есть атмосфера, совпадающая с атмосферой Земли на 97%, так что, возможно, эта планета станет новым домом для людей. Отправленные туда роботы не дали точных анализов, так что настало время прислать туда парочку мешков с костями. Меня не сильно осведомили о работе на этой планете, так как я всего лишь инженер. Хотя, инженер — это громко сказано: так, починить розетку, прочистить вентиляцию, бла-бла-бла. Но я не жалуюсь, ведь тут работы по минимуму, а зарплаты мне хватает с довеском.
Команда была не такая уж и большая всего-то пилот, два гика и я. Я смог сдружиться лишь с пилотом — ученые не любят разговаривать с простолюдинами, вроде нас. Я не знал, как звали пилота. Всегда когда я спрашивал, он отвечал позывным нашего транспорта, Икар. Может, так его и зовут, не знаю.

Корабль летел крайне медленно, так как мы еще и везли ценный груз — исследовательский отсек. Он представлял собой маленькую коробочку, у которой было что-то, вроде подвала — в нём лежали все приборы и припасы. Также, сверху был первый этаж, в котором были кровати и что-то еще, о чем неразговорчивые пассажиры, нам не сказали.
Ума не приложу, как Икар не сошел с ума, путешествуя по космосу, ведь на перелете из галактик ни черта нет, ни малейшей искорки во тьме бездушного космоса. Будто и не двигаемся вовсе. Всю жизнь меня привлекала бездна космоса своей неограниченностью, но теперь, когда я достиг своей цели, я чувствую, что погорячился. Это чертовски страшно остаться дрейфовать в космосе.
Что-то, что отделялось от монотонно-черного полотна, летело на нас с огромной скоростью. Облако пыли. На самом деле, как сказал Икар, пыли в космосе нет, есть лишь метеориты, которые имеют разные размеры, а доказательством тому послужил возобновившийся грохот обшивки корабля. Не желая больше это слушать, я воткнул наушники, которые полностью изолировали инородные шумы и погрузился в прекрасный мир музыки.
Я проснулся от толчка в плечо. Когда я открыл глаза, то увидел Икара, который шевелил губами, но я его не слышал. Когда я, наконец, вспомнил о наушниках, Икар, понявший, что я его не слышал, скорчил рожу и повторил просьбу: «Помоги отцепить коробку, я не могу один». Кивнув, я убрал наушники в карман и пошел за Икаром.
Мы высадились в каком-то углублении, похожем на кратер, как на луне. Нижний этаж коробки оказался плотно погребенный под землей. Я всегда любил спать под землей, чтобы только искусственный свет мог озарять помещение. Из-за этого, я постоянно сравнивал себя с водопроводной крысой, но, как ни странно, мне нравились крысы. Выйдя из мира грез из-за грохота отцепленной коробки, я немного вздрогнул и посмотрел на Икара, который стоял на крыше и показывал большой палец.

/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/13.04.2062.
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 22 «И сказал он: «Да будет дождь!»
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Я проснулся от душераздирающих криков и сразу же побежал наверх. Распахнув дверь на первый этаж, я увидел странного цвета пар за стеклянной дверью, который исходил от земли. Икар спал с затычками в ушах, так что ничего не слышал. Толкнув его, я приблизился к двери, но ничего не смог разобрать из-за дождя и пара. Внезапно чья-то рука ударила по стеклу и оставила за собой кровавый след. Увидев это, Икар вскочил с кровати, распахнул дверь и затащил внутрь окровавленного ученого. Все его тело было покрыто кровавыми ожогами, от него исходил такой же пар, как и от земли на улице. Икар закричал. Его руки тоже начали истекать кровью, а кожа дымиться. «Что за черт?!» — кричал Икар, недоумевая. Совладав с болью, ученый прокричал Икару, чтобы не лил воду, а тащил уксус. Икар и я стали метаться по комнате в поисках скляночки с заветной жидкостью, но нигде ее не было. «Вот она!» — прокричал Икар, выливая себе на руки и приобретая облегчение на лице. Выхватив у него бутылку, я побежал к другому раненному, который уже сорвал голос от криков боли. Когда я бережно разлил жидкость по всему телу, он немного отошел, но продолжал трястись и рыдать. Он ничего не мог сказать, не реагировал ни на какие мои слова, а потом и вовсе потерял сознание.
За окном был слышен шум дождя, стучащего по обшивке нашей коробочки. Как же я ненавижу монотонные шумы. Я стоял у двери и смотрел на улицу, на дождь и на бесконечные клубы дыма, который был везде. Откуда же он взялся? Куда делся второй гик? Что за чертовщина чуть не сожгла первого?
Без ученых смысла операция более не несла, поэтому пора было вызывать спасателей. К счастью нам с Икаром не пришлось долго мучиться с вызовом, так как для вызова спасателей, в случае провала, была специальная кнопка, посылавшая сигнал на родную планету.
Весь оставшийся день мы с Икаром таращились друг на друга с полными непонимания глазами. Нам оставалось лишь ждать…

/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/14.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 23 «Восставший из мертвых».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Сегодня я снова проснулся от криков, хотя они были уже не такие громкие. Гектор, так звали выжившего ученого, наконец, очнулся. Не сразу, но, все же, он рассказал нам причину, по которой он вернулся в таком состоянии. Он сказал, что это все из-за дождя, вернее, это и есть дождь. Тот самый процент, отличающийся от Земного, каким-то образом делал кислотные дожди, которые могли разъесть ровным счетом все, нужно было лишь время, а тучи на небе выглядели так сурово, что я мог бы поспорить, что дождь продлится, по меньшей мере, еще полмесяца. Также Гектор сказал, что его другу Рону не повезло больше, чем ему. Он стоял в кратере, который тут же затопило, а земляные стенки размыло так, что он не смог вылезти. Он также сказал, что единственная вещь, которая может защитить от ожогов — какой-то вонючий репеллент, который был у Гектора в сумке. Его было не так-то и много, так что мы обрызгали им пол, чтобы уцелел нижний этаж, который находился под землей.
Мы оставили в покое больного и начали перетаскивать все самое нужное вниз. Когда я был один на этаже, а Икар внизу, то Гектор подозвал меня к себе и спросил:
— Ты веришь Икару?
— О чем ты?
— Я не верю Икару. Вдруг, он нас сюда специально завел? Слушай, мы же даже не знаем его настоящего имени!
— Прекрати нести чепуху.
— Да, чепуху… ты слеп?! Очнись! Ты видел его взгляд? Он только и ждет, что ты отвернешься, чтобы убить тебя, обрызгаться репеллентом и свалить отсюда. Сам подумай, ведь никто из нас, кроме него летать не может, следовательно, он обеспечил себе неприкасаемость, в случае раскрытия его личности.
— Я не хочу даже слушать. Что тебе в голову ударило?
— Ты еще поймешь, малец. Ты еще поймешь…
Он сказал это и снова потерял сознание, громко ударившись головой о железный стол, на котором он лежал. «Эй, что здесь?» — спросил Икар, выглядывая из люка. Указав пальцем на Гектора, я медленно побрел дальше собирать оборудование и продукты.

Вечером Гектор опять проснулся и начал орать. Он просил нас перенести его вниз или остаться с ним, потом что кто-то смотрит за ним из темноты. Мы с Икаром прекрасно понимали, что это всего лишь бред и посттравматический шок, но его глаза в ужасе метались из стороны в сторону, постоянно утыкаясь в одну точку, которая была слабо освещена в этой коробке. Он постоянно твердил, что…

/Сессия прервана.
/Нет питания!

/Login: Solution
/Password: ******
/15.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 24 «Романтическая прогулка».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Вчера вечером, когда я записывал свой день, дождь прожег блок питания, точнее провода, которые проводили электричество и вся станция погрузилась в кромешную тьму. Когда Гектор проснулся… Я никогда не слышал такого пронзительного крика. Он буквально визжал, что какой-то мужчина стоит рядом с ним и что-то ему шепчет. Что-то очень ужасное, но сколько мы не светили вокруг него фонарями, не нашли ничего, что могло хотя бы отдаленно напоминать человека или издавать звуки. Мне жаль беднягу, но я ничем помочь ему не могу. Хотя у меня уже крутится в голове мысль добить его, чтобы он не страдал.

После недолгих переговоров с Икаром, я договорился с ним потратить оставшийся репеллент на меня, чтобы я мог снять блок питания, перетащить его на нижний этаж и подключить. Икар говорил, что это безумие и я отлично это понимал, но другого выхода не было. Никто не знал, как долго нам надо было еще ждать спасателей и в темноте сидеть все это время было бы безумием.
Пока я распылял странную бесцветную жидкость на полиэтиленовый дождевик и ботинки, дождь усилил свой напор и я услышал скрежет накреняющегося металла. Нацепив плащ, я взглянул на небо, которое полностью было затянуто густыми тучами, изрыгавшими страшную жгучую массу. Я пробежал вдоль стены к лестнице, которая вела на крышу, на которой, в свою очередь, располагался сам блок питания. Он был сделан из более прочного материала, чем наш корабль, который, до поры, считался боевым, так что следов от дождя почти не было. Изменения потерпел лишь рисунок красной молнии в круге, который был неаккуратно сделан на крышке, хотя какая уже разница: его давно смыло и теперь разводы краски, перемешавшейся с дождем, красовались на блестящем покрытии крыши.
Я резко выхватил из кармана отвертку, которая начала неохотно деформироваться. Еле-еле я успел открутить те самые заветные четыре винта, которые держали блок на стене. Обмотав длинными рукавами свои ладони, я схватил блок и, уже было, собирался спуститься, как поскользнулся и грохнулся на бок. Капли сразу же зашипели о мою щеку, оставляя глубокие кровавые следы на моем лице. Резко перевернувшись на живот, я ожидал сильной боли, но, видимо, я был в состоянии шока и не воспринимал боль. Полежав некоторое время, я собрался с мыслями, встал и заметил: дождь закончился. Тучи неохотно уползли в горизонт, открывая прекрасный вид на закат. Облака, которые еще не успели скрыться за горизонтом, окрасились в фиолетовый цвет, а солнце, будто подмигивая мне, торчало меж облаками и слепило меня своими игривыми лучами тепла. Приложив руку ко лбу, делая ею козырек, я глядел вдаль так, будто хотел увидеть там свое будущее: себя с Элли, идущих в закат. Интересно, как она там со своими спасателями…
Металл, из которого была сделана наша коробка, стал прогибаться подо мной. Крыша обвалилась и монолитный сорокакилограммовый блок придавил меня так сильно, что сперло дыхание, но, вроде, ничего не сломал.
Икар подскочил ко мне, чтобы помочь, но вспомнил о дожде и про то, что я был весь в нем. Еле-еле скинув кусок железа с себя, я привстал, чтобы отдышаться. «Ты как?» — спросил Икар с напряженным видом. Ответить я ему не смог: воздух не выходил из легких. Кивнув, я поднял блок все также обмотанными полиэтиленом руками и потащил его вниз.

Провозившись около двух часов с проводами, я таки подключил генератор и ставшая уже привычной темнота рассеялась, услужливо уступив место беспардонному свету. Чья-то тень, быстро шмыгнувшая за угол, заставила меня отвлечься от монолита. «Икар?» — вопросил я в пустоту. Никто не ответил, как и ожидалось.
Кровать в дальнем углу тихонько взывала ко мне с распростертыми объятьями. Честно говоря, я не сильно-то и сопротивляюсь, поэтому сразу же лягу, но сначала, запишу сегодняшний день.

/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/16.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 25 «Камера, свет, убийство».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Когда проснулся Гектор, не было ни криков, ни просьб о помощи, ничего, лишь тихий шепот. Он говорил, что ничего не видит, но все еще чувствует его присутствие, что он стоит около его правой руки, которая была вытянута на столе. Он молил убить его, чтобы больше не бояться. Икар тяжело взглянул на меня, кивнул и с размаху рубанул ножом по горлу ученого. Закрыв его глаза, застывшие в блуждающем взгляде, пилот пустил по щеке скупую мужскую слезу. Мне пришлось вынести учёного на улицу, чтобы он не разложился в маленькой коробке. Смотря, как его тело тонет в пучине кислоты, которая снова полилась с неба, я уже начал понимать, что отсюда я не выберусь.
Что странно — щека все еще не болела, хотя ожог выглядел довольно угрожающе. Непонятно… ведь у Икара сразу же заболела рука, а у меня уже второй день ничего. Посмотрим…

/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/17.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 26 «Плакучий металл».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Я проснулся посреди ночи из-за оглушительного визга металла. Икар, не смотря даже на сложившиеся обстоятельства, спал в затычках, поэтому даже не дёрнулся, когда металл стал прогибаться. Я захотел посмотреть на то, что происходит наверху. Вскарабкавшись по лестнице вверх, я слегка приоткрыл люк. Вода, если это вода, капала с потолка, ударяясь об защищённую репеллентом поверхность пола. Скрежет металла всё не утихал. Стены медленно изгибались, постепенно исчезая. На полу уже собралось приличное количество воды и если бы не небольшие порожки у люка, то вода бы хлынула в отверстие в люке и прожгла бы меня вместе с лестницей.

Убедившись, что нигде пол не под угрозой, я вздохнул с облегчением и уже хотел было идти обратно, но увидел чей-то силуэт в дальнем углу верхнего этажа. «Кто вы?» — крикнул я в темноту. Таинственный незнакомец услышал меня и направился в сторону люка. Я не мог поверить глазам: он шёл без какой-либо защите по той самой воде. Она стекала по его голове, плечам, одежде, но ничего из этого не начинало ни деформироваться, ни дымить или что-то в этом роде. Испугавшись этого человекоподобного существа, я резко закрыл люк, повесив на него замок. «Не может быть! Ну не может такого быть!» — повторял я себе. «Что не может быть?» — вопросил чей-то голос в комнате. Вскрикнув, я дёрнулся в сторону голоса и увидел привычного для меня Икара. Как же я был рад его увидеть в тот момент. А что бы я сделал, если бы там стояло то существо?

— Так чего не может быть? — повторил снова Икар.
— Т-т-там… Там че-человек. Он… — я не мог из себя выдавить и слова без запинки, поэтому просто дал ключ Икару и указал пальцем на люк. Тот встревожено взял его и медленно полез наверх. Замок щёлкнул и слетел на пол, громко звякнув о пол. Приподняв крышку люка, Икар заглянул в него. Долго с его лица не спадала напряженность, но потом он повернулся ко мне и сказал, что там ничего нет. Но я же видел его…

Визг металла только что стих. В ушах стоит дикий звон, что я не слышу, что говорит Икар. Приходится кричать, стоя в двух метрах друг от друга. Я всё не могу выкинуть из головы тот силуэт. Может, он просто привиделся мне. А ещё слова учёного. Он же тоже твердил о чёрном человеке, который стоял над душой. «Черный человек на кровать ко мне садится, черный человек спать не дает мне всю ночь».

/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/19.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 28 «Затаившийся».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Вчера я не писал, потому что ничего не происходило. Вообще ничего. Целый день я сидел и игрался в forgotten warrior IV на своём электронном дневнике. Иногда вставал с кровати и расхаживал по комнате, громко стуча каблуками своих сапог, чтобы знать, что я не оглох. Щека не болела. Икар весь день проспал.
Сегодня же день уже был перенасыщен событиями, хотя сейчас только обед. Я снова не смог досмотреть свой сон из-за того, что моя щека, наконец, заболела. Жгучая боль разрывала моё сознание. Я еле-еле сдерживался, чтобы не закричать. Мои руки слишком сильно тряслись, чтобы я смог сделать укол с обезболивающим, которое валялось в аптечке. Двигаться я тоже не мог, так как боль пронзала меня в шесть раз сильнее, когда я двигался. Икар всё так же лежал в затычках, так что моих криков он не слышал. Его блаженное лицо меня раздражало. Я хотел сорвать его с черепа Икара и нацепить на себя. Хотел перестать чувствовать, слышать, видеть…
Когда он, наконец, проснулся, я уже готов был на что угодно, лишь бы боль прекратилась. К тому моменту у меня уже полились изо рта слюни. Или это были не слюни, я не знаю. Мои глаза закатились, как при приступе эпилепсии, которой я, к счастью никогда не болел. Когда Икар склонился надо мной и спросил дрожащим от страха голосом что-то, вроде: «Что с тобой?» — я смог лишь прошипеть: «Обезболивающ-щ-щее!». Пилот быстро развернулся к аптечке, достал оттуда шприц и всадил его мне в бедро. Он сделал это немного криво, поэтому боль в щеке немного уступила новой вспышке в бедре. Кажется, это был морфий. Прекрасная вещь. На тот момент, я считал, что это лучшая вещь, когда-либо придуманная человеком. Сначала у меня перестало что-то литься изо рта, потом перестало трясти, а потом и холодный пот, ручьями стекавший с меня, перестал литься. Морфий, я люблю тебя…

Я вскочил с кровати, когда услышал стук чего-то тяжелого о покрытие потолка. Кто-то расхаживал по поверхности, словно дождя и не было. Это точно он: тот самый человек, которого я вчера видел, тот самый, которого видел учёный. Я слышал, как он идёт от угла, где лежал Икар в мою сторону. Медленно перебирая шаркающими ногами, гость остановился прямо надо мной. Я был готов поставить всё, что у меня когда-либо было, есть и будет на то, что этот ублюдок остановился прямо надо мной. Как он это делает?
Я поднялся с кровати и пошёл к Икару. Когда я всё это рассказал, тот посмотрел на меня, как на идиота, а потом сказал, что это всё из-за морфия: я ещё не отошёл от эффекта. Эта версия меня не устраивала полностью, так как я уже начинал чувствовать боль, хоть и приглушённую ещё действующим препаратом. Всё же, немного успокоившись, я вернулся на свою койку и попытался заснуть. Когда я был на грани провала в сон, над моей головой кто-то несколько раз постучал. Резко вскочив, я отбежал от места, где стояла моя кровать. То, что было сверху пошло за мной. Я слышал это. Я чувствовал это. «Икар! Ты слышишь?! Ты слышишь?!» — вопил я. «Что? Что слышу?!» — с недоумением вопрошал Икар, глядя на меня глазами полного удивления. Внезапно, в моей голове промелькнула мысль: «Они заодно». Да, это же многое бы объясняло. Например, почему он не слышит его. Он просто делает вид. Да-да, так и есть. Я шмякнулся в обморок, правда, я не помню, почему. Это не важно. Сейчас уже вечер. На крыше никого и я собираюсь спать, вот только допишу день и лягу…

/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/20.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 29 «Игра в гляделки».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Как же я скучаю по старому составу. По тем временам, когда мне ещё была нужна приписка «старший» в ранге. Хотя о чём я говорю, ведь теперь вообще никакой команды нет. Её смыло. Это довольно-таки забавно, когда твою команду СМЫВАЕТ.
Я немного проголодался. Достав из холодильника пару батончиков и молоко, я поймал на себе грозный и пристальный взгляд Икара. «Что?» — спросил я, но тот лишь покачал головой и завалился обратно спать. Как же много он спит… Это ненормально, наверное, с другой стороны, что ему ещё делать? С утра у меня с ним состоялся разговор о наших ожиданиях спасательной группы. Я рассказал, что моя девушка работает в подобной группе. Сказал, что если она услышит моё имя, то сразу встрепенётся и полетит сюда, так что мы должны в любом случае выжить. Икар на это лишь ухмыльнулся, назвал меня мечтателем и отвернулся к стене. Не смотря на то, что он вёл корабль дня по два без отдыху, я всё ещё не понимал, как он мог так много спать, ведь для восстановления ему бы хватило дня, может, двух. Не недели — это уж точно.

Я залип. Сильно залип. Я просто пялился в одну точку, как вдруг кто-то прошел передо мной. Я подумал, что это был Икар, поэтому не придал этому значения, но когда тот дотронулся до моего плеча, я чуть не умер с перепугу.
— Как ты тут оказался, ты же прошёл только что мимо меня! — вскрикнул я.
— Роб, ты чего? Я тут уже минут двадцать стою.
— Что? Тогда кто же прошел?
— Тут никого не было. Может, тебе показалось?
— Нет, я определённо его видел.
— Ты точно уверен?
— Ты не веришь мне? Зачем мне лгать тебе?!
— Незачем, просто…
— Что просто? Может, мы здесь и правда из-за тебя?! Учёный сказал, что с тобой не всё чисто. Никто из нас не проверял курса, по которому ты прилетел. Может, ты так делаешь уже не в первый раз. А? Что ты скажешь на это?
— Это тебе Гектор сказал?
— Какая разница.
— Ты видел его состояние? Он бредил. Он разговаривал сам с собой, видел каких-то людей в темноте. Ты ему действительно веришь?
— Не каких-то. Он видел лишь одного. Я тоже его вижу. Я уверен, что и ты видишь, просто врёшь мне! Ты врёшь! Отойди от меня!
Икар молча прошёл от моей кровати к своей, уселся и стал сверлить меня взглядом. Что он задумал?

Уже четвёртый час Икар сидит и смотрит на меня. Мне кажется, всё, что я сказал, оказалось правдой. Теперь мне нельзя спать. Да мне не особо-то и хочется. Я выспался на пару месяцев вперёд, так что спасателей я смогу дождаться. Только бы Элли побыстрее нашла меня.
Взгляд Икара был холоден и безразличен. Он просто смотрел, чтобы я не дёргался и не делал глупостей. Я понимал это, но я не верил этому до конца. Паранойя, как огромный клещ вцепилась в моё подсознание и не вылезала из него, даже после того, как я смазал его клещи маслом — всё обдумал и пришёл к разумному выводу. В его глазах была некоторое безумие, которое, как маленькая искорка металось из стороны в сторону. Мне казалось, что я играю в гляделки с котом. Этот раунд невозможно выиграть.
Моя щека снова загорелась синим пламенем глубокой боли. Мои руки потихоньку начинали трястись. Завидев это, Икар кинул мне шприц с морфием. Не отводя от него взгляда, я вколол дозу. Боль, подобно слону, завидевшему крысу, с криком отступила назад в бездну. В бездну, где был чёрный человек…
«Чёрный человек водит пальцем по мерзкой книге и, гнусавя надо мной, как над усопшим монах, читает мне жизнь какого-то прохвоста и забулдыги, нагоняя на душу тоску и страх…»

/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/21.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 30 «Луч света».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Я очнулся со шприцом в руке. Что было внутри, что я так легко уснул? Был ли в этом виноват Икар? Всё это было неважно в момент, когда я проснулся. Я сразу понял, что что-то не так. Что-то изменилось. Мои уши не горели от монотонных звуков. Дождь… он прекратился! Я резко вскочил с кровати и понёсся к Икару: «Икар! Вставай! Дождь закончился!». Он тоже резко поднялся и мы открыли люк. Весь пол был залит водой, так что нам надо было что-то придумать, чтобы пройти к кораблю.
Мою голову озарила идея наделать из дождевика чехлов для ног. Мы провозились пару минут с полиэтиленом, который растягивался и неохотно рвался, но всё же, у нас получилось что-то, вроде бахил. Всё было предельно быстро. Я помню щелчок замка. Скрип открывающегося люка. Безжизненный взгляд Икара на воду рядом с люком. Стук ступенек под весом Икара. Журчание воды. Жуткая нарывающая боль в щеке. Вновь разверзнувшаяся пасть облаков, изрыгающих адскую жидкость. Душераздирающие крики Икара. Сильный удар о железный пол бункера, в который мы вернулись. Дымящиеся красные наросты на моих конечностях. Щелчок люка. Стон Икара. Уксус. Морфий. Я люблю тебя, морфий…

/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/23.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

День 32 «Смешной Икар».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Вчера я не смог написать ни строчки. Мне было страшно, что как только я отвернусь, Икар всадит мне нож в спину. Он буквально сошёл с ума. Просто сидел весь день и разговаривал со стеной. Кажется, он считал, что это его брат, что очень странно -его брат умер лет шесть назад. Я не понимал ни слова из того бреда, что он нёс, но ему было дико смешно. Он смеялся в голос, как гиена, а глаза были наполнены теми самыми безумными искорками, слившимися в огромный костер сумасшествия. Под вечер он затих и стал смотреть в дальний угол комнаты рядом с моей кроватью. Когда я спрашивал, что там, он лишь подставлял палец к губам и шикал, а потом указывал пальцем на угол. Мне было не по себе, поэтому я передвинул кровать подальше. Когда я закончил, Икар всё ещё смотрел на тот угол.

Чуть позже я заснул. Мне снилась Элли. Она уже прилетела на планету, увидела меня, лезущего из коробки и протянула мне руку. Я цепко схватился за неё, но снизу кто-то вцепился в другую мою руку с той же прытью и начал тянуть назад. Когда я оглянулся, то увидел там чёрного человека. Рука Элли не выдержала и выпустила меня и я с криком полетел вниз, успев лишь сказать: «Я буду ждать, Элли, поспеши!»…

Я проснулся и первым делом кинул взгляд на койку Икара, где его, как ни странно, не было. Этот факт сдёрнул с меня пелену сна и мой взор забегал по комнате. «Икар!» — крикнул я. «Чего тебе?» — тихо спросил голос из-за спины. Я резко обернулся и увидел Икара, смотрящего на стену, а точнее, на угол, который был за моей спиной. «Икар, прекрати, это совсем не смешно!» — закричал я. «Никто и не смеется. Я слежу за ним, чтобы он ничего не натворил» — тихо сказал Икар. Его взгляд не двигался. Он даже не моргал. На секунду мне показалось, что он ослеп. Я протянул руку и перекрыл ему взор. Он всё ещё не двигался. «Икар, что я сейчас делаю своей левой рукой?» — встревожено спросил я. «Ничего, она лежит на твоем левом колене» — ответил безразлично он. «Икар, ты ослеп. Я машу рукой перед твоим лицом. Вот» — я прислонил руку к его лицу — «Видишь?!». «Нет…» — шепотом сказал Икар и сел на пол. На его лице появился неописуемый ужас. Он буквально застыл в одной эмоции и больше не двигался. Это забавно. У него такое смешное лицо.

Не могу больше писать. Придётся включать аудиозапись и конвертирование. Мои руки слишком сильно изувечены и каждый удар по кнопке отзывается дикой болью во мне. Сейчас уже ночь, я собираюсь спать. Икар всё ещё сидит в той же позе с тем же лицом. Мне даже немного жалко засыпать. Вдруг, я проснусь завтра а он уже не будет таким смешным. Боже, какой он веселый. Если бы не он, то чёрный человек пугал бы меня, наверное. Икар был прав, он стоит только по углам. Но мне не страшно. Спасибо тебе, Икар. Пожалуй, я вколю ещё морфия, чтобы спать крепче. Спокойной ночи, дневник.

/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/24.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

/Конвертирование аудиоданных в текст. Пожалуйста, подождите…
/Конвертирование закончено. Написание…

День 33 «Встреча с родными».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Надеюсь, записывающее устройство в порядке. Странный сегодня был денёк. Когда я проснулся, то увидел Икара сидящего в той же позе, но дико трясущегося. Я уселся в позу лотоса и стал смотреть на него, тихонько посмеиваясь над ним. Так бы продолжалось очень долго, если бы не моя мама. Она окликнула меня и погрозила пальцем, сказав, что нельзя смеяться над инвалидами. Скорчив рожу, я развернулся и продолжил смеяться. Тогда она подошла ко мне и начала дёргать за больную щёку, чтобы я прекратил. Боль снова вернулась. Всё из-за неё. «Плохая мама!» — крикнул я и отвернулся, надувшись. Она начала извиняться, но я был непоколебим. Тогда она принесла мне шприц с морфием. «Вот, держи, тебе полегчает» — сказала она и протянула мне его. Завидев шприц, я сразу схватил его и вонзил в бедро. Как же хорошо ничего не чувствовать. Этот мир сразу становится еще более прекрасным и совершенным.
— Роберт — прохрипел Икар.
— Да, Икки — веселым голосом сказал я — что?
— Роберт, твоей матери здесь нет, Роберт, это всё галлюцинации. Её здесь нет так же, как и нет моего брата. Это всё побочные эффекты от ожогов. Я понял.
— Не неси чепухи. Она здесь есть. Мам, скажи ему.
— Да, Икки, не думай, что я не смогу и тебе отвесить подзатыльник только из-за того, что ты ослеп — возмутилась мама.
— Роб, послушай, её правда здесь нет и если она сейчас что-то сказала, то я ничего не слышал, потому что её здесь нет. Джонс! Твою мать! Ты должен поверить мне.
— О ужас, что за слова. Как грубо. Роби, иди к мамочке, не слушай плохого дядю, он в отчаянии.
— Хорошо, мам — радостно пролепетал я и побежал в её объятья.
— Вот так, умница ты моя. Кто хочет сладенького? — она достала ещё один шприц.
— Я! Я! — кричал я, еле сдерживая напор слюней, подкативший к губам.
Мама протянула мне шприц, который я ловко всадил туда же, куда и все остальные. Кажется, это было слишком много, поэтому я вырубился. Только сейчас я это понимаю, когда я уже проснулся через шесть часов, наверное. Я понимаю, что это всё были галлюцинации. Я снова вижу лишь чёрного человека. Снова страх накатил волной на моё воображение, из которого я уже не смог выбраться, потому что не мог ни на что отвлечься. Я не мог сосредоточиться ни на чём, потому что… ничего не было. Я ослеп. Я не видел ничего, кроме чёрного человека. Он стоял непоколебимо прямо передо мной. Я пялился на него час или два, не знаю. Когда он протянул мне руку, кусок его тёмной ткани сполз с руки и я увидел синий браслет на ней, который неестественно светился. «Хочешь прекратить боль и страдания?» — спросил он. «Да, я хочу» — без колебаний ответил я, приворожено глядя на его браслет. Тот засветился ярче и человек сказал — «Тогда возьми меня за руку». «Роберт! Не бери его за руку! Даже не думай! Это обман! Уловка! Он хочет убить тебя!» — кто-то кричал из темноты. Я не видел, кто это был, но по голосу он не был похож на Икара. Может, я всё ещё спал тогда?
Сейчас это не так важно. Я собираюсь спать, поэтому пора заканчивать с дневником. Если бы не дневник и не морфий, я бы уже давно впал в отчаяние, как Икар. Конец передачи.

/Написание окончено.
/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/25.04.2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.
/Конвертирование аудиоданных в текст. Пожалуйста, подождите…
/Конвертирование окончено. Написание…

День 34 «Грань тьмы».
Дневник старшего инженера исследовательской группы «Икар» Роберта Джонса.

Утро было прескверным, если это конечно было утром. Когда я проснулся, то я по-прежнему ни черта не видел. Я на ощупь пробрался через всю комнату к шприцам. Взяв один, я медленно поплёлся обратно, громка шурша ногами, чтобы Икару не было так страшно. Его болезнь проходила гораздо быстрее, чем моя. Может, это из-за морфия? Как только эта мысль пришла ко мне в голову, я решил дойти до места, где он сидел. Он всё ещё не поменял своей позиции. «Икар, я вколю тебе морфий, не дёргайся» — сказал я и потянулся на ощупь к его бедру. Я аккуратно воткнул иглу в его бедро и впрыснул в кровь содержимое шприца. Глухо охнув, Икар немного дёрнулся, но не изменил место, на котором он сидел. Икар… как же мне жаль, что всё так вышло…
Я вернулся в свою койку. На это у меня ушло не менее 15 минут. Как только я коснулся затылком подушки, я сразу же ощутил боль. Мне нужен морфий. Чёртов дурак, не додумался взять все шприцы. В очередной раз, прошуршав ногами через всю комнату, я взял оставшиеся шприцы и направился назад. Осталось лишь 2 дозы. Элли должна поторопиться, если не хочет застать меня тут трясущегося от ломки по морфию. Да, я отлично понимал, что подсел на него, но я слезу с него, когда вернусь домой. В возрасте 20 лет я сильно курил. Курил на протяжении семи лет, а потом резко бросил, чтобы не навредить Элли. Я считаю, что морфий я брошу также быстро и по той же причине.
Я положил один шприц рядом с дневником, а другой направил к бедру. У самого бедра я остановился, немного задумавшись. Ведь доз действительно может не хватить. Я отложил шприц в сторону, повернулся на бок и попытался заснуть. У меня получилось, на этот раз…

Я проснулся от громкого хруста, доносившегося с места, где сидел Икар. «Икар? Икар, скажи хоть что-нибудь, прошу» — умолял я во тьму, но мне ответом было лишь ужасающие чавкающие звуки. Я сел на кровати, со страхом на лице смотря в пустоту, где когда-то сидел Икар, пилот нашей группы. Теперь, я больше чем уверен, там сидит тот самый чёрный человек или ещё какая-то нечисть и пожирает бедолагу. По звукам, доносившимся оттуда, я мог бы сказать, что существо ест очень тщательно, обсасывая каждую косточку и разжевывая каждое сухожилие. Мне было страшно даже не от того, что оно могло приняться за меня, от того, что зрение вернётся и я увижу эту полную отвращения картину обеда. Кажется, дождь прекратился…
Да, дождь прекратился именно тогда, когда он был нужен мне больше всего, чтобы я не слышал этих отвратительных звуков, а сконцентрировался на дожде. Монотонном, шумном, успокаивающем. Но именно в тот момент, когда я его не ненавидел, его не было. Даже намёка. Нигде ничего не капало. Я захотел пасть в небытие, чтобы не слышать кошмара, порождённого этой планетой. Рука медленно взяла шприц с морфием, сняла колпачок, вколола иглу под плоть, которая уже давно была мягкой (наверное, какое-то заражение или мне просто повезло, что я вколол в ещё не заросшую ранку) и влила прекрасное вещество. Я отвернулся от кормушки на бок и канул в бездну снов, не опасаясь быть съеденным. Мне будет всё равно, да и не больно. Я люблю тебя, морфий.

/Написание окончено.
/Продолжить сессию?
/Сессия продлена.
/Конвертирование аудиоданных в текст. Пожалуйста, подождите…
/Конвертирование окончено. Написание…

— Сынок, пора вставать. Ты не видишь, какая прекрасная на улице погода? Сходил бы, погулял — источник неизвестен
— Хорошо, мам, только соберу вещи — Роберт Джонс.
— Я люблю тебя, сынок — источник неизвестен.
— Я тоже люблю тебя — Роберт Джонс.

/Возобновление конвертирования аудиоданных в текст.

— Вы из группы «Икар»?
— Да, а вы кто? О Господи, я вижу!
— Мы спасательный отряд №38.
— 38? А что с 37?
— 37 был разбит неопознанным объектом в шахте.
— Как… весь?
— Нет, одна выжившая. Эллисон… Фамилию забыл.
— Салливан.
— Да, Салливан.
— Вы знакомы?
— Она моя жена.
— Она будет рада вас видеть. С ней всё в порядке. Небольшой посттравматический шок, не более. Грузитесь в корабль.

/Написание окончено.
/Конец сессии.

/Login: Solution
/Password: ******
/Данные о дате потеряны.
/?? 2062
/Доступ разрешён.
/Добро пожаловать, Роберт.

Когда я вернулся, меня окружили какие-то странные люди и потащили в странный офис. Там меня допросили о случившемся, продержали пару дней, а потом отпустили. Я им сказал лишь, что дождь кислотный. Про побочные эффекты я не сказал ни слова. Хорошо, что они не читали дневник. Сейчас меня везёт домой один из допрашивавших. Скорей бы увидеть Элли. Я так по ней соскучился. Кстати, что странно — мы потеряли свои отряды вместе, практически, в один день. По крайней мере, так мне сказал пилот спасательного отряда.

Сейчас я уже немного отошел от эмоций от встречи с Элли (я был рад до невменяемости. Пару раз мы с ней рыдали. Я ничуть не стесняюсь этого) и решил прослушать дневник. Всё шло хорошо, до дня, когда я начал записывать аудио. На аудио записан голос моей матери. Я никогда бы не спутал этот голос с чьим-либо другим. Это точно он. Я не знаю, что там произошло, но я собираюсь туда вернуться со следующим отрядом. На этот раз, вместе с Элли. Я должен узнать, что за чертовщина там произошла. Вылет завтра, а пока я могу отдохнуть. Как будто, я не наотдыхался…

/Конвертирование аудиоданных в текст. Пожалуйста, подождите…
/Конвертирование окончено. Написание…

— Чёрный человек! Он здесь! Я видел его! Я видел, как он вышел из одной комнаты и пошел по коридору вниз. Я уверен, это он! У него тот же браслет! — Роберт Джонс.
— Сынок, почему ты ушёл?
— М… м… мама?
— Ты не рад меня видеть?
— Какого чёрта вы здесь делаете? Кто вы? — Эллисон Салливан.
— Элли, беги, это не моя мать. Элли! — Роберт Джонс.
*звон стекла*
— Элли! — Роберт Джонс.
— Ты думал, что это так просто, взять и уйти? Нет, сыночек, мы будем с тобой всегда… Мы будем вместе…

/Написание окончено.
/Конец сессии.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.