Озеро мёртвых душ

Однажды ночью парень по имени Виктор проснулся на втором этаже своего загородного дома. Проснулся непонятно от чего: то ли от дурного сна, то ли от каких-то шорохов, которые иногда слышались в разных уголках. Очень часто что-то беспокоило Виктора здесь и не давало проспать всю ночь без пробуждений.
Он быстро отошёл ото сна и понял, что ему хочется пить. Быстро спустившись по лестнице со скрипящими ступенями, он прошёл мимо подвала и пустой комнаты на кухню, соединённую с гостиной. Из крана стала быстро течь в стакан холодная вода. Казалось, что чем выше наполнялся стакан, тем быстрее текла вода. Наполнив стакан до краёв, Виктор залпом выпил всю воду и почувствовал то самое наслаждение, с которым знаком каждый. После он хотел выпить ещё стакан, но с удивлением обнаружил, что кран не слушался его. Вода не хотела набираться, а при повороте холодного рычага кран начинал нервно трястись, поэтому у Виктора отпадало желание набирать воду ещё раз.

Отойдя от крана, он глянул в окно на замечательное озеро, которое находилось неподалёку от дома. Оно было таким чёрным и таким манящим. Его освещала волшебная полная луна, образовывавшая дорожку, ведущую в непроглядную тьму. Но Виктора привлекло не само озеро, а нечто другое. На маленькой деревянной пристани сидела спиной к дому девочка лет семи. Она с интересом чем-то занималась, не оборачиваясь и не меняя позы. Виктору это показалось странным.
— Что может такая маленькая девочка делать ночью одна на пристани? – спросил сам себя Виктор. – Может, она потерялась? Пожалуй, схожу и узнаю ответ на свой вопрос. Может, помощь нужна…
Он быстро нацепил на голое тело майку с шортами и сандалиями и вышел на улицу. Стояла тёплая июльская ночь, дул слабый ветерок, на небе почти не было видно звёзд. Выйдя через ворота, он направился к озеру по местами неровной дороге. Почти вплотную подойдя к пристани, Виктор вдруг заметил, что девочка исчезла. Нигде не было ни следов, ни чего-либо другого, что могло бы донести мысль, что девочка просто встала и ушла домой. Но как? Она должна была пройти мимо Виктора, не в озеро же она ушла…
— Ой, что это? – воскликнул Виктор, когда подошёл к краю пристани, но не заметил, как ногой наступил на что-то мягкое. – Это, наверное, её игрушка, оставила. Боже, а почему она так…
Кукла эта была самая обыкновенная, напоминающая человека – девочку. Но она была исцарапанная, изрезанная, с выколотыми глазами. Кукла показалась Виктору даже знакомой, но он не придал этому особого значения. Посмотрев с пристани на озеро и ничего не заметив, Виктор хотел вернуться домой и лечь спать дальше, но увидел странное явление: где-то на середине озера видны были пузыри, вода бурлила. Наш герой слегка испугался, ведь припомнилась ему ранее пришедшая в голову мысль: «Не в озеро же ушла…»
— Надо проверить, я же всю ночь не усну, буду мучиться! – подумалось Виктору, и он взял стоявшую рядом лодку с веслом, сел в неё и поплыл на то место.
Чем ближе Виктор приближался к середине озера, тем неспокойнее ему становилось. Он не мог понять, что могла такая маленькая девочка делать тут ночью одна, куда она исчезла и что это? На все эти вопросы у него не было ответов. В какой-то момент Виктор, приближаясь к бурлящей точке, взглянул налево и увидел нечто настолько страшное, что сам чуть не свалился в воду. Недалеко от борта плыли по озеру мёртвые тела: мужские, женские, детские. Лица их, смотревшие в небо, были ужасно бледны, а у некоторых даже искажены гримасой ужаса. Виктор и сам побледнел от такого. Справа тоже плыли мертвецы. Казалось, они окружали его…
— Господи, что это?! – воскликнул Виктор, — Это… невозможно…
Сильно испугавшись явления, наш герой не заметил, как подплыл к той бурлящей точке на середине озера. Но теперь он глубоко сожалел о том, что любопытство взяло верх. К тому же он с ужасом слышал, как за спиной его раздавались стоны, вздохи. Мертвецы оживали и тревожили воду. Он закрыл уши и глаза, думая, что это сон, что нужно проснуться…
— Почему я не просыпаюсь, почему? – стонал Виктор.
Вдруг он почувствовал, что всё стихло: стоны, вздохи, звуки воды. Будто это и был сон. Виктор взглянул на бурлящую точку перед водой и заметил, что уже ничего не бурлило. Вдруг со дна всплыло тело той самой девочки с чёрными, как уголь, глазами, бледными руками и ногами. Девочка некоторое время просто лежала неподвижно, как и все мертвецы. Но потом Виктор увидел, что её чёрные глаза двигаются. Грозный взгляд их встретился с испуганным взглядом Виктора. Девочка поднялась и вцепилась своими склизкими маленькими ручонками в лодку.
— Привет, братец! – сказала вдруг своим мерзким голосом девочка. – Не узнаёшь, забыл уж меня?
Виктор отпрянул от носа лодки. Он узнал это лицо, эти глаза, эти чёрные волосы…
— Лиза!? – спросил он неуверенно. – Ты ли это?
— Догадался. Значит, не забыл! – сказала Лиза, засмеявшись ядовитым смехом. – Ну как же ты живёшь? Нет ли чувства вины в твоей душе?
— Я не понимаю… — начал Виктор.
— Не смей лгать мне! – вскрикнула девочка, вскарабкавшись ещё выше. – Неужели ты забыл тот день, а? Помнишь, как мы приехали сюда на выходные вместе с папой и мамой? Не помнишь? Как ты поленился идти плавать, что для тебя, впрочем, не ново, ведь лень, как известно, вперёд тебя родилась. Пошла я вместе с родителями. Хорошо, если бы ты пришёл минут через десять, как ты обычно делаешь. Но нет, ты сделал всё иначе! Ты заткнул себе уши этими проклятыми наушниками, чтобы не слышать никого и ничего вокруг! В итоге это сыграло с тобой злую шутку, и ты перестал ими пользоваться. В этом озере настолько высокие водоросли, что застрять в них можно по колено. А они мерзкие, скользкие, противные. Сначала запуталась я. Слишком далеко уплыла от родителей, им пришлось вытаскивать меня, но они не смогли, запутались сами, и все мы втроём постепенно уходили на дно. А где был ты, а? Лежал в наушниках. Мы звали тебя, дорогой Виктор, но ты не услышал нас, ты нас предал. Ты ведь знал про эти водоросли, но тебе было наплевать!
— Это не так! – воскликнул Виктор, теряя терпение. – Неправда! Я знал и предупреждал вас, чтобы вы не плавали далеко, особенно ты. Но вы поплыли…
— Не смей обвинять меня и маменьку с папенькой! – вскрикнула девочка. – Нам нужен был ты, ты мог спасти нас! Это только твоя вина…
— Да, сынок, она права! – сказал появившийся слева от борта лысый мужчина лет сорока пяти. – Ты мог спасти нас!
— Мог, разумеется, мог! – воскликнула появившаяся справа женщина лет тридцати семи с кудрявыми волосами и родинкой на шее. – Но не пришёл, когда мы нуждались в нём. Мне жаль, что я вырастила такого сына, очень жаль!
— Мама! – заплакал Виктор. – Прости меня…
Это были последние слова Виктора. Со всех сторон лодку начали теснить мертвецы. Одни толпами залазили на неё и окружали жалкого подростка. Они открывали рот, обнажая ужасные зубы и желая напасть. Другие раскачивали лодку с боков в надежде, что она упадёт. Вот так всё и кончалось: перевёрнутая лодка, непроглядная тьма, тускнеющая луна, холодная вода и куча мертвецов, утягивающих тебя в свой мир.
Так было несколько секунд. Потом это всё исчезло. Тьма сменилась резким светом. Виктор очнулся, привязанный к кровати. Вокруг него стояли люди в белых халатах и пристально глядели на него.
— Как вы, дорогой Виктор? – спросил профессор Дмитриев в коричневом костюме, покуривая трубку и выпуская колечки. – Отошли?
— Что за чёрт? – воскликнул Виктор. – Почему я здесь? Где моя семья? Я их видел!!
— Виктор, опомнитесь! – сказал профессор с тоном, который показывал, что он уже не первый раз слышит это. – Вы в психиатрической клинике. Забыли? Вас поместили сюда после смерти ваших родных. Все обвиняли вас, ваши психика оказалась нарушена. Когда вас нашли, вы были таким потерянным…
— Пустите меня на волю!! – вскричал Виктор и начал дрыгаться. – Меня никуда не забирали! Где мои родители, где моя сестра? Мы должны идти плавать, такая погода прекрасная!! Где они, где я…
Виктор заплакал. Он вспомнил, что подобные видения приходили к нему достаточно часто и всегда, когда он просыпался, кровать его окружали все эти люди. И так уже три года.
— Я умываю руки! – шепнул Дмитриев на ухо одному из врачей. – Я не знаю, как с этим бороться, он неизлечим! Всё слишком плохо, давайте мне его.
И человек в белом протянул профессору огромный шприц с ядом. Заметив его, Виктор начал биться в истерике и орать настолько громко, что, казалось, услышать можно было на всей улице.
— Нет, нет!! – бился Виктор в истерике.
— Простите, дорогой, — вздохнул профессор, поднося шприц к горлу. – Боюсь, вас уже ничто не спасёт…
Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.