Открытие

«Неважно, где ты живёшь. Неважно, во что веришь. Одна дата объединит нас всех».
Роланд Эммерих, Гарольд Клозер, 2012.

— Ты уволен, козёл, – рявкнул шеф, отшвырнув бумаги в сторону, – чушь и белиберда.
— Шеф, дайте ещё один шанс, и у меня всё получится.
— Пошёл вон.
Вот и всё. Это был уже шестой шеф шестой лаборатории, откуда его выгоняли. Последние надежды рассыпались и рушились. Арсений брёл по тёмной улице, ёжась от холода и прокручивал в голове утренний разговор. Постепенно им овладела злость. Почему всем повсюду везёт, а ему нет? Да, он зашёл в тупик, но ведь и задача была практически неподъёмной. Ошибка заключалась в его, Арсения, самоуверенности и до неприличия высокопарных обещаний о скором и обязательном результате. В итоге получилось то, что должно было получиться. Вернее, ничего. Крах всему, и его карьере в том числе? Выходит, так. Он был в работе всегда, и на личную жизнь времени не оставалось. В итоге жена собрала вещи и ушла. Она вышла замуж за другого, за какого-то слесаря, надо же, а? А его, Арсения, без пяти минут доктора наук, бросила. Шалава. Теперь его списали со счетов. Выбросили на помойку.

Поблёскивавший антеннами и спутниковыми тарелками в лучах слабого октябрьского солнца корпус института элементарных частиц смотрел распахнутыми окнами на цветущий багрянцем парк, в котором укрылось одноэтажное здание созданной им лаборатории. То была пора прелой листвы, запаха осени и пьянящего азарта первого прорыва в исследованиях перемещений объектов в пространственно-временном континууме. То было время грандиозных планов. Арсений как одержимый носился по узким коридорам наскоро переоборудованного склада с запчастями в более-менее рабочую лабораторию, на ходу раздавая задания. Господи, как же давно это было. Он положил практически всю свою жизнь на эти исследования, а в итоге так ни к чему и не пришёл. Там не стыкуется, там провал. Постепенно, год за годом, работа заходила в тупик. Теперь он обычный неудачник без ничего и каких-либо перспектив на будущее. Его проект окончательно заморожен и отправлен пылиться в архив навсегда. Глупость какая.

Не спалось. Подойдя к серванту, Арсений достал бутылку водки, плеснул полстакана и залпом махнул. Усевшись за компьютер, открыл файл, над которым корпел долгие годы. Ну и что тут не так? В который раз запустив программу анализа расчётов, Арсений уставился в монитор. Результат он знал наперёд. Программа просканирует выкладки и выдаст вердикт: «Ключевое уравнение не содержит необходимых для выполнения заданного условия переменных». Что только он не делал, он перебрал миллион вариантов, потому что знак бесконечности исключить было невозможно. Идея витала в воздухе давно. Создатель теории относительности великий Эйнштейн безоговорочно доказал о возможности перемещений объектов во времени и пространстве. Поговаривали, что Николе Тесла это даже удалось, но никаких расчётов и объективных подтверждений тому не существовало. Арсений хотел переплюнуть Эйнштейна. Их всех. Ну как, переплюнул?

И тут произошло нечто.
Поверхность экрана померкла, и по его пространству замелькали разноцветные полосы. Затем система выдала оповещение. «Видеодрайвер перестал отвечать и был восстановлен».
А после явился он.
В тёмных роговых очках, с аккуратно подстриженной бородкой, он являл собой образ профессора и никак не походил на того, что с копытами и рогами. Но почему-то Арсений знал — это тот самый библейский дьявол. Подперев подбородок руками, он участливо смотрел с монитора Арсению прямо в глаза.
— Привет, дружище, – как-то обыденно произнёс Сатана, — что, не везёт?
— Неужели ты существуешь? Этого не может быть. Скорее всего, ты — компьютерный вирус.
— Вирусы в твоей недалёкой башке. Хочешь верь, хочешь не верь, но ты должен кое-что сделать.
— Продать тебе душу?
— Мне некогда разводить здесь с тобой бесплодную философию. В общем, открой свой файл на девятой странице и поменяй местами значения в пятом уравнении. А после зайди на двадцатую страницу и во втором дифференциале после нуля проставь запятую. Удачи, приятель, и до скорого свидания.
Профессор так же неожиданно исчез.
Может быть, показалось, или он через чур много выпил?

Арсений проделал всё в точности, как порекомендовал ему чёрт, и, о чудо! Все его параллельные разом сошлись в одной точке. Вот и всё получилось. Так просто? Ну почему, почему, почему он не увидел этого хотя бы пару лет назад? Вот она, судьба-злодейка, какие фортели над ним выкидывает. Но он ещё хлопнет дверью.

В утренней дымке едва проявился силуэт самолёта. Затем второй, третий. Рёв моторов нарастал. Противовоздушная оборона засекла звено В-29 и доложила в штаб. Там уточнили число и характеристики подлетающих объектов. Звено малочисленно и на атаку не решится. Их неповоротливые бомбардировщики – отличная мишень. Истребитель прикрытия всего один. Выдохлись? Раньше тучами кружили. Пусть только попробуют полоснуть из пулемётов. Не камикадзе же там за штурвалами сидят? Скорее всего, возвращаются с задания. Разбомбили какой-нибудь груз далеко в море и летят себе на базу, сокращая путь. Даже по шуму двигателей понятно, что пустые. Но нет, один не отбомбился. Надсадно ревёт и болтается из стороны в сторону. Да чёрт с ними. Они летают по десять раз на дню.
На этом в штабе успокоились.

Ровный монотонный гул двигателей едва усилился. В кабине царил плотный сумрак, лишь на приборной панели мигали огоньки навигации. Лётчик оглядел горизонт и доложил в микрофон:
— Мы на подлёте.
— Я вижу. Погода благоприятна. Заходите на цель. Приказ — бомбометание.
— Есть, сэр.
Приказывал Клод Изерли, полковник ВВС США, находившийся в самолёте сопровождения.
Командир бомбардировщика «Энола Гэй», Пол Тиббетс, стащил с головы наушники и отдал команду.
— Фирби, давай, время. Мы над целью.
— А нас самих-то не зацепит, а Пол? Погода дерьмовая. Этот полёт вообще следовало отложить. Нас трясёт и постоянно сносит к северу. Какая, к чёрту, она благоприятная. Туман да ветер. Ни хрена не видно. Куда сбрасывать? Я сделал поправку, но его может отнести дальше. Затолкать бы этого Малыша в задницу придурковатого Клода. Хоть бы не промазать.
— Это приказ самого старика Трумэна. Чёрта с два нас зацепит. Как только малыш вылетит из брюха мамочки, сделаем разворот и уйдём без набора высоты. Так мы наберём скорость для манёвра.
Оружейник Парсонс и электронщик Джепсон, уткнувшись в приборы, хранили молчание. Свою работу они сделали, и ядерная бомба под смешным названием «Малыш» была готова к сбросу.
— Да поможет нам бог. Зададим жару. Это вам, япошки, за Пёрл Харбор. Мягкотелый папаша Рузвельт на такое не был способен. Получите, мокрого места не останется.
— Ты тараканов из контейнера достал, болтун?
— Да, кэп, но сдаётся мне, если вдруг мы от этой штуки сдохнем, они, как ни в чём не бывало, будут ползать по нашим задницам.
Фирби рывком сорвал пломбу с красной кнопки на пульте.
— Готов, кэп.
— Сброс.
Бомбовый люк распахнулся, и пузатая махина с квадратным хвостовым оперением вывалилась из чрева тяжёлого самолёта. Устремившись на скопление городских огней, с противным воем, она набирала скорость. Двигатели бомбардировщика натужно взревели. Самолёт покидал опасную зону.
— Малыш пошёл. Встречайте на базе с виски и шампанским. Задание выполнено.
— Окей, ждём вас, молодцы!
Стрелок-радист Боб Кэрон, находившийся в хвостовой части, делал снимки любительской камерой, пытаясь поймать вспышку.
Далеко внизу воздух разорвался странными зелёными сполохами, и это явно не походило на цепную реакцию критической массы обогащённого урана. Что-то пошло не так…

Арсений прошёл в кладовую и отпер дверь. Сюда он не наведывался уже полгода. Пространство небольшого помещения занимал им же сконструированный агрегат – уменьшенная копия установки по перемещению, что была построена в лаборатории института элементарных частиц. Арсений знал теперь, как правильно перепрограммировать операционную систему. Всё, что осталось, так это выбрать подходящий объект. Он знал, что сейчас уж точно ему не поверят, а посему следовало устроить фейерверк. Продемонстрировать своё превосходство и доказать, что он действительно гений. Арсений уверенно вводил новые данные и по экрану ползли вереницы символов. Наконец, программа раскрыла пустой текстовый документ, на котором значилось: «Введите условия задачи».
Вот так. До такого ещё не доходило. Он сделал это. Следовало подключиться к сети. Воткнув модем в порт, Арсений настроил канал. Работает. Он тяжело задышал. А может, не надо? Нет уж, фигушки. Как вы со мной, так и я. Перед ним проносились картины прошлого. Он пробился сквозь время, которое всегда сосуществовало вместе с пространством. Такова структура вселенной. Таковы законы, по которым она живёт. Прошлое, будущее. Оно взаимосвязано. Оно неразрывно. Было до сегодняшнего дня. До сегодняшнего момента. Боже, ведь до этого всё равно когда-нибудь кто-нибудь додумается. Собственно, терять уже нечего. А может быть, господь Бог специально уводил Арсения и ему подобных от страшного открытия? А дьявол взял и подсуетился, помог. Ведь выбрал же подходящий момент. Когда Арсений смог бы решиться на этот отчаянный шаг. Сегодня наконец-то он сумел проникнуть в толщу самой непонятной структуры — времени. Осталось лишь выделить нужный фрагмент.

Вот оно. Кабина бомбардировщика. Майор ВВС США Томас Фирби (Фереби) собирается открыть бомбовый люк. Он войдёт в историю, как негодяй и убийца тысяч невинных душ. С другой стороны, он солдат, он выполняет приказ и о последствиях не задумывается. В армии как? Говаривал же когда-то великий Фридрих Прусский: «Не рассуждать!» Оттуда и пошло. В кабине ещё люди. Это американские лётчики, команда тяжёлого бомбардировщика «Энола Гэй», который тоже войдёт в историю.

Дрожащими руками Арсений начал вводить последовательность. Готово. Арсений встал, нервно потёр вспотевшие ладони и вновь подошёл к серванту. Достав бутылку водки, единым махом опустошил её до дна. Для храбрости и безумства. Вернувшись в кладовку, навис над клавиатурой и решительно нажал на энтер.
«Чёрт, ах ты свинья. Всю мою жизнь детские россказни и мультики. К примеру, креветочки, которые ездят на морских конёчках. У них шляпки, штанишки, пистолетики — паф-паф! Они спасают рака. Но на них нападает дядя Сэм из Пентагона. А идиот Арсений крадёт объект нападения. Отличная работа. Любуйтесь же, уроды! Бомба летит не туда и не тогда. Убежал поросёнок. Младший остался дома, и шептал – о, мама».
Голова упала на клавиши и в стельку пьяный Арсений захрапел.

— Эй, Джон, ты это видел?
— Заметил. Да тут всё верещит. Внимание, всем постам, красная тревога! Ядерная атака. Объект вылетел из облаков прямо над густонаселённым районом Сан-Франциско. Запрашиваю «Лайкхерст». Выпустить томагавки на перехват. Ввожу ключ для нанесения ответного удара.
— Как он вообще пролетел? Где траектория? Откуда был выпущен?
— В этом и дело, что ниоткуда. Просто взял и появился. У русских какая-то новая технология? След на радарах отсутствует. Расчётное столкновение с целью двадцать секунд.
— Нам не успеть…
Не долетев до поверхности двести метров, бомба разорвалась. Над городом вспыхнул и разрастался до огромных размеров огненный шар. Сирена оповещения сработала слишком поздно и квартал за кварталом охватывало пламя, убивая на своём пути всё живое. В небе заполыхало сверхновое атомное солнце.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.