Островитянка

Алина и Кристина — две школьные подруги из старшей школы – лицея и, как водится, одноклассницы.
Алина была девушкой от природы стройной, голубоглазой, натуральная блондинка. Она за собой следила, занималась в спортзале, поддерживая отличную форму, умела хорошо танцевать восточные и современные танцы. А также знала толк в моде. В лицей девушка приходила в обычной деловой форме, принятой в школе по умолчанию для всех учениц – черная юбка или черные прямые брюки и белая блузка с галстуком. И черные туфли на плоской подошве. Длинные волосы укладывала в аккуратный хвост, затянутой черной резинкой. При этом Алина была всегда одета с иголочки и сильно выделялась на фоне других. Такая местная «кукла Барби». Разумеется, Алина была популярной девушкой в школе и нравилась многим парням, которые делали многочисленные и безуспешные попытки встречаться. В отличии от ее подруги Кристины. Кристина была не сказать чтобы некрасивая или уродина, но во первых девочка уступала Алине в стройности. Кристина была, как говорят девушкой в теле. Кристина с темными волосами – брюнетка. Нос был картошкой, толстые губы, пухлые щеки и карие глаза. В общем, обычная ничем не примечательная девочка, как и многие ученицы в лицее.
Кристина и Алина сидели за одной партой и дружили, как хорошие одноклассницы. Конечна эта дружба была по негласному расчету и была очень выгодна Алине, не стоит пояснять почему.

Как то наши подруги отправились в дальнее путешествие со своими родителями, на летних каникулах к Южным берегам (примерно в сторону Австралии) на новый курорт, который открыли совсем недавно на красивом и живописном острове в тихом океане. Девочки, вначале не были в курсе того, что в итоге они летят на один курорт и даже будут жить в соседних номерах отеля. Так вышло, что родители девочек попали к одному туроператору и тот разрекламировал и продал им один и тут же тур.
Встретились наши подружки в аэропорту, там родители и девочки весело и непринужденно общались между собой каждый о своем, обсуждая неожиданную встречу и предвкушая предстоящий отдых.
По прилету в столицу местного курорта после непродолжительной автобусной экскурсии по городу их посадили на пароход, который отправил группу туристов на дальний океанский остров. Который, надо сказать, находился в трех часах плаванья.
Наконец отдыхающие разместились в новом отеле – красивом 4-этажном здании с высокими пальмами перед входом. И большими террасами, выходящими видом на океан.
Девочки и их родители удалились в свои номера, чтобы переодеться и отдохнуть по прибытию. Был уже вечер, когда подружки вышли из номеров с целью осмотреться и выбраться на совместную прогулку к пляжу.
Созвонившись, девчонки встретились в холле. Алина, как всегда выглядела прекрасно: еще недавно носимые в дороге тесные голубые левайсы, футболку и кеды заменило короткое вечернее платье и туфли-босоножки на платформе. Распущенные и гладко расчёсанные волосы мерцали блестками. Алина собиралась на берег, где возле одного пляжного кафе, где отдыхающие танцевали на площадке возведенной прямо в воде на высоких сваях, как своеобразный танцевальный пирс.
Кристина на удивление выглядела по-своему привлекательно. Решила надеть свободные бриджи, широкую майку и легкую открытую обувь на плоской подошве. А заплетенные в косу волосы давали возможность похвастаться золотыми блестящими сережками.
Вместе подруги развлекались на берегу весь вечер до наступления темноты, после танцев девушки пошли купаться, на пляж. Поплавав немного в океане, девочки оделись, натянув одежду на мокрые купальники и быстро собрались уходить в отель, так как родители уже названивали каждой по нескольку раз на мобильник.
Девочки, чтобы укоротить дорогу, так как отдыхали они немного в стороне от отеля, решили пройти напрямки по небольшой тропинке в тропических зарослях дико растущих пальм.
Прошли подружки, как им казалось, уже приличное расстояние и уже должны были выйти к главной аллее ведущей в отель, как вдруг. Алина почувствола, что за что то зацепилась ногой, Алина и Кристина не успели сообразить, как длинная лиана со свистом, сомкнувшись, петлей вокруг лодыжек, потянула их на пальму. Они оказались вниз головами, подвешенные на крепкой лиане и беспомощные. Они успели только вскрикнуть от неожиданности, но дыхание каждой перекрылось от внезапного ужаса! Кристина делала отчаянную попытку оторваться от ловушки и зацепиться рукой за дикую траву под собой, так как повисли они относительно невысоко. Платье Алины почти целиком висело теперь на голове девушки и не давало никакой возможности даже оценить обстановку в которой она оказалась.
Девочки сделали последнюю тщетную попытку вырваться, с визгом и стонами дергая ногами, но петли только сильнее и крепче стягивали лодыжки.
Вдруг из кустов появились темные фигуры. На них были набедренные повязки из пальмовых листьев. На голове длинные черные волосы. Некоторые были совсем лысые без волос.
Подруги даже не успели сообразить, как их уже несли через заросли к берегу, крепко привязанными к бамбуковым носилкам.
Потерянные в траве мобильники снова заиграли. Но группа аборигенов и пойманные ими девочки быстро удалялись от того места.
Девочек перенесли в деревянные лодки, выдолбленные с толстых стволов. Скоро лодки причалили к дикому неизвестному острову, который был обитаем и населен диким племенем.
Аборигенов-охотников с улюлюканьем встретило целое племя на берегу. Все они были голыми в одних набедренных повязках.
Девушек перенесли через дикие джунгли в глубину острова, где было много бамбуковых хижин, расположенных на поляне. Поляна освещалась ярким пылающим костром. Возле хижин, охотников встретили местные женщины. Которые имели странное украшение — вставленный глиняный диск, оттягивающий нижнюю губу. И украшения из рыбьих костей в носу и ушах за место сережек.
Женщины были гладко выбритыми, только хвост, стянутый сзади и переплетённый дикими плющами свисал на затылке.
Алину привязали к вертикальному шесту недалеко от костра. А Кристуну увели в одну из хижин. К Алине подошёл один молодой Абориген в компании толстяка, с большой костью на голове перевязанной тугим узлом из волос. Платье Алины молодой абориген разорвал и бросил в костер, а обувь девушка уже давно, где-то потеряла по дороге. Абориген, подойдя к Алине, внимательнольно заглянул ей в глаза. Затем он подозвал к себе одну из смуглых женщин, и та быстро принесла какой–то остро пахнущий отвар, налитый в черепок с неровными краями. Абориген поднес черепок к губам Алины и заставил выпить содержимое. На вкус он оказался не такой уж противный, а очень даже душистый и сладко приторный как чай с мятой. Выпив отвар, Алина быстро уснула, повиснув на шесте.
Проснулась Алина утром и увидела перед собой, там, где был костер, бамбуковую конструкцию в виде шести вертикальных коротких стоек и горизонтальных толстых перекладин. Сверху лежали остатки ободранного человеческого скелета под которым еще тлели горячие угли. Шел серый дым, пахло жаренным мясом. Двое аборигенов мальчишек, бегали с обглоданными берцовыми костями, пытаясь догнать один другого и запулить ими по голове.
Череп, насаженный на бамбуковый шест возле кострища, скалился зловещей улыбкой. Надо сказать вокруг и на самой поляне возле каждой хижины было много таких жутких экспонатов.
Скоро к Алине подошла вчерашняя пара аборигенов. Как оказалось это были вождь племени и его сын.
Вождь подозвал к себе толстую женщину с таким же диском как у всех, вставленных в нижнюю губу. И они вместе с сыном долго и продолжительно о чем-то спорили на своем языке, стоя возле привязанной Алины. Наконец Вождь велел сыну разрезать путы и освободить девушку.
Конечности сильно затекли, и Алина, ведомая за руку женой вождя, еле переставляя ноги, отправилась за ней в хижину. Там женщина знаками велела девушке сесть на пол, устланный сухими пальмовыми листьями. Скоро девушку снова напоили неизвестным отваром, но от него уже не хотелось спать, прибавилось сил и исчезли тревога и страх. Но убежать как это ни странно, Алине совсем не хотелось. Появилось некое спокойное равнодушие. Толстая женщина подозвала другую женщину с острым, как бритва каменным скребком. Скоро Алине выбрили наголо ее роскошные волосы, оставив на затылке одну прядь, которую стянули сухими вьюнами в хвост. И все тело Алины стали натирать какой-то черной густой смолой, которая быстро впитывалась и делала белую кожу Алины с каждым нанесением более темной и смуглой. Наконец Алина настолько преобразилась в негритянку, что могла поспорить своей смуглостью с любой местной женщиной. Выдавали ее только ярко голубые глаза, розовые губы, выделяющиеся на фоне темно коричневой кожи. И хвост светлых волос, свисающий на затылке. Наконец женщины опять напоили Алину уже снотворным отваром. Проснулась Алина в хижине в нижнюю, оттянутую и разрезанную губу был вставлен круглый глиняный диск. Уши были пробиты острыми рыбьими косточками.
В этот день до поздней ночи племя ликовало и гудело. Сын вождя женился на «островитянке» Алине. Ей на свадьбе дали совсем другое имя, которое она не понимала, но потом привыкла и стала его различать.
С тех пор кожа Алины не светлела, а даже стала темнее, чем была, мазь, сваренная из смолы и плодов местных деревьев очень глубоко впиталась, окрасив пигментные клетки кожи, как татуировка. И не смывалась никакой водой. К этому прибавился и местный загар, придав коже золотисто-темно-коричневый оттенок, которого у местных женщин не наблюдалось.
Алина даже выучила много слов на языке аборигенов.
Каждый день она готовила еду сыну вождя и ждала его возвращения с охоты. Аборигены не часто занимались людоедством, в основном ели то, что давала природа. А полакомиться отдыхавшими неподалеку туристами позволяли себе лишь иногда по поместным праздникам, которые происходили в полнолуние. От этого местные власти не могли найти пропадавших иногда гостей. Их искали в основном в океане возле берега, считая утонувшими.
Алина скоро родила сына. Смуглого мальчика, но со светлыми волосами и голубыми глазами. К этому моменту Алина располнела, как и большинство местных женщин и уже не была похожа на себя прежнюю. От прошлой жизни остались лишь глаза, которые выделялись на фоне темной кожи. Волосы, собранные в тугой хвост на затылке выбритой темнокожей головы, выгорели на солнце и стали белыми. Но перевоплощение не затронуло еще одну черту: Алина сшила себе юбку из пальмовых листьев и перьев попугая. На шею повесила бусы из мелких морских ракушек. Нижнюю губу по прежнему оттягивал круглый глиняный диск, к которому она давно привыкла и не замечала. Без этой важной для аборигенов детали, она не могла иметь статус жены. И, несмотря на все перевоплощения, она выглядела потрясающе, заметно выделяясь на фоне других местных женщин.
Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.