О том, как Натали стала КлокВорк

Дверь в ванную комнату резко распахивается. Молодая девушка с длинными каштановыми волосами и горящими недобрым светом зелеными глазами заходит в помещение со странным ощущением в груди. Натали смотрит на себя в зеркало. Что-то не так. С ней что-то не так. В зеркале не она. Уже не она. И дело вовсе не в шрамах на щеках. Опустив взгляд, замечает на тумбочке рядом с ней нож с черной рукоятью и разобранные наручные часы.

В упор смотрит на свое отражение в зеркале. Вновь переводит взгляд на эти предметы. Сердце продолжает биться размеренно. Правая рука легла на рукоять холодного оружия. Уверенно сжимает ее и внимательно смотрит в свои изумрудные глаза. Она не переводит взора с них даже тогда, когда рука поднимает клинок в воздухе и подносит к лицу Натали.

Об ледяную белую поверхность раковины разбивается капля крови и стекает вниз. Спустя несколько мгновений по ней течет целый небольшой ручей алой жидкости. Рука девушки приближается к тумбе и кладет на нее окровавленный нож. По нему каплями стекает кровь, создавая на тумбе небольшую алую лужицу под оружием. Теперь с предмета мебели пропал тикающий циферблат часов.

Кровь постепенно перестает катиться по белоснежной раковине с редкими алыми разводами. Что-то овальное скатывается вниз, к красной жидкости. Одинокая капля разбивается об раковину, после чего Натали кладет обе руки на край и крепко сжимает. Опускает голову и каштановые волосы скрывают лицо девушки. Резко становится прямо и смотрит единственным глазом на себя. В зеркале молодая шатенка с правым зеленым глазом. Левого нет и его место в глазнице занял неожиданно затихший циферблат, под которым уже образовался кровавый развод. Аккуратные стежки стягивают разрезанные в небольшой улыбке щеки. Несильно ударяет указательным пальцем слегка окровавленной правой руки по часам. Тик-так. Время пошло.

Уверенно сжимает клинок в руке и выходит из помещения, не прикрыв за собой дверь. Шагает размеренно и четко. Спускается по лестнице, прихватив со второго этажа коробок с одной единственной спичкой. Идет вперед, неся с собой время.

Вечереет. В окне гостиной первого этажа семьи Оулетт горит свет. Женский силуэт с ножом налетает на оттолкнутую тем же человеком тень с острым предметом в руке и вонзает мужчине в грудь. Вырывает из плоти оружие и перерезает противнику горло.
— Твое время вышло!

А комната усеяна мертвыми телами. Посередине помещения стоит девушка с окровавленными руками, швами на щеках и циферблатом на месте левого глаза, уверенно сжимая в правой руке словно бы омытый в крови нож.

Путь к выходу лежит через кухню и шатенка размеренно шагает к нему, прихватив оттуда еще один нож и сжав в левой ладони. Позади остаются трупы тех, чье время вышло. Остается там и все пережитое Натали Оулетт. С ней отныне только одно. Время.

Девушка чувствует себя как никогда уверенно именно сейчас. Когда вместо левого глаза циферблат. Когда на щеках аккуратные стежки, создающие видение улыбки. Когда на ее руках, сжимающих залитые алой жидкостью клинки, кровь. Когда позади остались трупы тех, кто глумился над ней много лет. Когда Натали стала КлокВорк.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.