Не гуляйте в моем парке после захода солнца

Ему нравится убивать, нравится ощущение силы и власти. Как хорошо, когда нож входит в горло жертвы. Тогда он вибрирует, становится почти живым и пьет, пьет свою любимую красную росу. И сам владелец этого чудо-ножа испытывает почти оргазм от удовольствия, от жажды выпить душу той неудачницы, которой приспичило прогуляться в сумерках по ЕГО любимому парку. И почти экстаз — когда облизывает стекающую с пальцев кровь. Тихий смешок и даже его тень растворяется в наступившей тьме.

Редко какая жертва успевает понять, что он стоит за ее спиной. Вот его не было — и вот он тут, делает короткий замах и новая кровь, брызнув маленьким фонтанчиком, напоит его и его нож.

В четверг, после нудного высиживания в офисе, где он занимал не самую последнюю должность, он спокойно вышел на улицу, окинул взглядом небо — «Будет дождь», отметил он про себя и пошел в ближайшую булочную. Пакет молока и пара рогаликов вполне могут удовлетворить его аппетит. А вечером… а вечером он соберет свою жатву. Вечером он будет сыт и доволен.

Хорошо!

Протянув время до 23 часов, он неторопливо одел спортивный костюм, кроссовки и был уже готов выйти за дверь, когда вспомнил, что сегодня идет дождь. Не летний, а противный, моросящий ледяной осенний дождь-зануда. Чертыхнувшись на неожиданную задержку, он прошел в гардеробную, стянул с плечиков прорезиненный плащ и быстрым движением накинул его на плечи. «Теперь я готов», — подумал он и шагнул в ночь.

В парке было тихо. Оно и понятно — какой дурак станет разгуливать по парку в такую погоду? Шум дождя, похожий на шум ненастроенной радиоволны, легко заглушал и без того тихие шаги. Только плащ, зараза, поскрипывал как первый снег. Но снять его он тоже не мог: ему хватило месяца, проведенного в больнице после прошлой прогулки под дождем. Самое плохое в том, что весь этот месяц он испытывал ужасную жажду. Жажду нового убийства и жажду крови — чуть солоноватой, терпкой и такой пьянящей.

Чуткий слух уловил новые звуки в пелене дождя: легкие шаги и они приближаются. Вот, вот оно! Это стоило почти часа потерянного времени. Но теперь он наверстает, теперь он возьмет свое!

Встав в тени раскидистого дуба, почти слившись с его стволом, он пропустил вперед невысокую девушку. Легкая кожаная куртка с коротким воротничком-стоечкой не прикрывала ее горла. На ней даже шарфа не было, такую удачу редко встретишь по осени. Девушка не торопилась, но и не плелась — она просто шла, уверенная в себе и в своей безопасности. Руки в карманах, челюсти непрестанно работают. Понятно, жует жвачку. Чертова молодежь! Им только секс, наркотики и жвачку подавай. Ублюдки!

Тенью скользнув за девушкой, он достал нож. И даже уже сделал привычный короткий замах, когда девушка неожиданно резко развернулась и наткнулась на него грудью. Взгляд темных глаз был устремлен прямо ему в душу. Казалось, он вспарывает его нутро, изъедает кислотой. Никогда раньше он не встречал такого взгляда, никогда еще не дрогнула его рука. Но сегодня все было не так, все пошло наперекосяк, начиная с этого чертового дождя. Проклятье! Он не может напасть, но не может и ретироваться. Он вообще ничего не может сделать — его словно парализовало. Через минуту он понял, что еще не сделал ни одного вдоха и попробовал судорожно втянуть в себя воздух. Ничего.

«Кто ты?» — попытался выдавить он из себя, но получилось нечто неразборчивое. Всхлип, еще один и он зашатался, свободной рукой пытаясь ухватить себя за горло, словно в попытке ослабить узел галстука. Опять ничего. Руки не слушались, застыв намертво. В голове легкий шум дождя превратился в рев водопада. Ноги подкосились и он стал грузно оседать на землю. Последнее конвульсивное движение и он застыл на мокром асфальте.

Утренние газеты напечатали снимки: топ-менеджер компании «К…», на центральной аллее парка лежит в луже, щекой прижимаясь к холодной земле. В правой руке зажат нож, левая вывернута под неправильным углом к телу. Лицо синее, глаза расширены от ужаса, а половина волос — совершенно белая.
Рядом, перпендикулярно ему лежит девушка в короткой кожаной куртке, ноги высоко прижаты к груди, пальцы рук судорожно сжаты, на горле — явные кровавые следы царапин.

Месяцем позже. Заключение судмедэкспертов:
Ирвин Голдсби, 32 года, пол — мужской.
Причина смерти: обширный инсульт.

Луиса Брайт, 19 лет, пол — женский.
Причина смерти: в состоянии наркотического и алкогольного опьянения подавилась жвачкой.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.