Мы недостойны жить

— Вот я совершенно не понимаю. Почему нас хотят вызывать просто так, просто, чтобы узнать существуем ли мы на самом деле? Почему они отвлекают нас? Эти людишки такие любопытные, вечно суют свой нос куда не надо, а потом молят нас о пощаде. Жалкие. — с кислой миной, немного пошатав бокал с беловатой жидкостью, маленького размера непонятное существо присело на дощатый пол.
— Не обращай на них внимания. Выполняй поручение высших сфер и тогда твоя душа навеки успокоится — рассказывал новые байки призрак, немного зевая от скуки
— Да зачем… — прервала их другая собеседница — Мы все равно умерли… Кто-то из наших знакомых посвятил свои последние недели пуганиями жалких людишек. Кто-то и нынче тухнет как мы — выпив непонятную жидкость, пессимистическое существо гладило свое уродливое и пухлое лицо, скрючившись от горького привкуса — Ну и гадость — проговорила она.

*****

— Как вы умерли, мисс Кендлесс — худощавая женщина с очками сидела за столом и писала что-то непонятное на листке бумаги.
— Я…
— Вот, получите и распишитесь. Вам осталась две недели. Можете навестить людей — перебив с горькой миной при упоминании слова «люди», она провела девушку из кабинета.

*****

— Что тебе от меня надо — маленький ребенок плакал, не понимая что этот страшный сон скоро закончится.
— Я хочу забрать все что тебе дорого — протянув две руки, мисс Кендлесс хотела схватить ребенка, но резко получила сильно ощутимую боль в области паха.

*****

— Дорогуша, вы не имеете права убивать людей, будь то детей, будь то детей твоих знакомых, которые убили тебя. Мы вам разрешили просуществовать еще две недели, и после истечения срока ваша душа отправится либо в полную обреченности темноту, либо она вернется к жизни, но уже в другом теле — старая пухлая женщина с изрезанным от убийства тел была очень зла, но ее перебили.
— Но другие призраки. Они же убивают других — Кендлесс пыталась оправдать свой поступок, переводя стрелки на других.
— Вы отправляетесь вниз — заорала судья и, взяв девушку за руку, привела ее к пропасти. Та пыталась вырваться, но, потеряв равновесие, упала с плачем и криками вниз.

*****

— Ладно, мой срок истек — маленького размера непонятное существо попрощалось со своими собеседниками и подошло к пухловатой и мило улыбающейся даме. Последняя же, взяв его за руку, повела вперед.
— Еще один ушел — двое собеседниц сказали это одновременно и, посмотрев грустно друг на друга, вздохнули.
— Никому мы не нужны — сказала одна из них, горько усмехнувшись — наши трупы валяются под землей забвения и гнили. Больше жизни нет.
— И к людям идти нельзя. Призраки жить не должны — вспоминая последнюю сцену встречи с низким существом, та вздрогнув, решив забыть ее.

*****

— Мама… — маленький ребенок с радостью обнял девушку, которая лежала в кровати под одеялом.
Та не шевельнулась.

*****

— Прошло уже два года. — ребенок плакал на могиле. Новая его мать стояла безразлично рядом с ним. — Я до сих пор не могу поверить что тебя нет. — горькие слезы скатывались по лицу мальчика. Призрак пытался дотронутся до него, но пах, напоминая о запрете, болел так сильно и невыносимо.

«Убитые люди не имеют права вмешиваться в судьбу знакомых. Дотрагиваться или общаться с смертными запрещено. Убитые отправляются вниз, в темноту» — говорила главная из высших сфер, подавая бумажку убитой матери — У вас есть ровно неделя до конца пути.
— Хорошо — женщина вышла из кабинета, пессимистично подумав: «Почему нам не дадут шанс. Почему мы идем вниз. Почему мы не достойны жить?»

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена . Добавьте в закладки постоянную ссылку.