Может ли измениться будущее?

Горизонт впереди осветился красным – солнце начало клониться к заходу. Мы с Энни молча сидели на берегу озера и всматривались в эту красоту, зная, что она может быть последним, что мы увидим. Они приходят всегда ночью – и нет спасения. Кто они, что им надо, откуда пришли – никто не знает. Множество больших городов вымерло, остались лишь пустые дома да улицы. Нам это просто надоело. Сидеть целыми днями и ждать, пока они придут и заберут на этот раз нас? Нет уж. Последними мгновениями жизни надо наслаждаться. Кто знает, может, мы – единственные выжившие на Земле?..
Солнце окончательно зашло, и опустилась непроглядная тьма. Мы уже привыкли к отсутствию небесных светил. Кто знает, что они сделали с нашей атмосферой, но по крайней мере, нам дали возможность жить… Однако жить лишь для того, чтобы попасть к ним в руки, или лапы, или что-то там еще.
Вот он – порыв ветра, очень сильный порыв ветра. Он всегда предшествует их появлению. Мы с Энни даже не стали поворачиваться, и так зная, что они рядом и смотрят на нас. Их дыхание – тяжелое, прерывистое, звучало над самыми ушами, а мы просто сидели обнявшись и готовились к тому, что нас ждет.

Но вдруг что-то изменилось. Дыхание смолкло, а тьма начала понемногу рассеиваться, и уже через мгновение мы могли различать друг друга. Но что за чудеса? Ночь ведь только что началась. Мы повернули головы и успели увидеть темные силуэты, растворяющиеся в воздухе по мере того, как светлело. Прошла пара минут, и ночь закончилась! Утра не было – солнце сразу оказалось прямо над нами! Запели птицы, запахло цветами… Господи, мы уже годы не чувствовали такого. Но и это было еще не все! Вдалеке за посадкой (откуда она взялась?!) послышался какой-то звук, похожий на рев, который, однако, очень быстро стих. Энни схватила меня за руку.
— Джим, ты слышал?.. – прошептала она. – Это же… это же…
— Да, это автомобиль. – Я был шокирован не меньше жены, но быстро сориентировался и потянул Энни за собой через посадку.
Мы шли очень быстро, все набирая скорость, и в конце концов побежали. Ветки били нам по глазам, ноги путались в корнях, но мы не обращали на это все никакого внимания. И вот мы выбежали к заасфальтированной дороге, тянущейся вдаль. Я опустился на корточки и потрогал асфальт руками. Он был настоящим, абсолютно реальным.
Энни присела рядом. Ее глаза блестели, на лице сияла улыбка.
— Джим… – неуверенно начала она. – Джим, я знаю, это звучит как сумасшествие, но похоже, мы попали в прошлое. Свободное от Ужаса прошлое.
Я поднялся и, обхватив жену руками, закружился вместе с ней. Мы поверили в то, что случилось – кто-то спас нас от них, кто-то перенес нас сюда. Господи, это не сон, не видение, все реально, все настоящее.

Снова шум автомобиля. Мы с Энни отпустили друг друга и сошли с дороги. Белый Мерседес подъехал к нам и остановился. Стекло опустилось, и на нас посмотрело лицо молодого юноши.
— Здравствуйте, – дружелюбно заговорил он. – Садитесь, подвезу. Вы ведь в город направляетесь, не так ли?
Мы переглянулись и сели в автомобиль – а что терять-то? Парень включил радио, и автомобиль, быстро набрав скорость, поехал по совершенно ровной трассе. За стеклом мелькали деревья – настоящие зеленые деревья, которые сменялись полями и небольшими водоемами. Мы молча наслаждались этой красотой, а водитель, видя наше безмятежное состояние, не приставал с расспросами.
Уже под вечер мы въехали в город. Это был настоящий, живой город. Вокруг нас сновали другие автомобили, люди спешили каждый по своим делам. Господи, нам всего этого так не хватало! Вопрос о том, каким образом произошло подобное «путешествие», ушел на задний план. Все ведь так красиво!
— Где вам остановить? – вывел нас из задумчивости голос водителя.
— Пожалуй, здесь, — я указал на въезд в парк.
Автомобиль послушно остановился у обочины. Даже не попросив денег, парень козырнул и, вновь заведя мотор, поехал дальше. Мы же взявшись за руки вошли в парк. Приятный прохладный ветерок ласкал наши лица, нос с наслаждением втягивал давно забытые запахи. Под ногами шелестели листья, птицы порхали с ветки на ветку. Вроде обычные ежедневные мелочи, но как они нас радовали… Словами не передать.
— Джим, а что мы дальше будем делать? – спросила Энни, когда чувство эйфории немного притупилось.
Я пожал плечами:
— Надо попытаться обустроить свою жизнь. Мир ведь тот самый, только условия другие, хорошие. – И я засмеялся. Засмеялся, словно ребенок. Жена также не смогла сдержаться. Прохожие удивленно оборачивались, но нам было все равно. Пусть думают что хотят…

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.