Монетка на память

Света — добрая подруга моей мамы — всегда была доброй, словоохотливой и интересной женщиной лет пятидесяти пяти. Она часто улыбалась, подмигивала всем и знала много разных историй. Так как она наша соседка — живет в квартире напротив с семнадцатилетним сыном Сашкой, на которого я посматривала не без интереса — они с мамой часто сидят на кухне и пьют кофе, разговаривая о том о сем. Нередко я сидела с ними, поедая яблоки, которыми у тети Светы был забит весь дом; как я уже говорила, она знавала много интересных историй и всегда была приятным собеседником.
Вчера ее буквально прорвало: уж скольких рассказов я от нее не наслушалась — на добрую половину книги хватит! Но за живое меня задела лишь одна из них — история о ее старшем сыне Сергее, которому в марте, третьего, должен был исполниться тридцать один год. Странно было и то, что обычно при рассказывании историй тетя Света всегда смеялась и отпускала разные шуточки, слыша которые, мы улыбались. Но при повествовании тетя почти ни разу ни улыбнулась, ее лицо было мрачнее тучи.
— Одиннадцать лет назад, — начала рассказывать она с каменным выражением лица, — когда Сашке было шесть… — тетя запнулась, а потом продолжила. — У друга Сережи был день рождения. Уж как он к нему готовился, — тут она все же не сдержала улыбки. — И подарок неделю подбирал и костюм лучший погладил… У Жени праздник был намечен на двадцать четвертое августа. Как раз в этот день мы с Сашкой собирались ехать на рынок за покупками — все-таки в первый класс ребенок шел… Сережа мне еще тогда сказал… До сих пор помню его слова: «Мама, ты не волнуйся. Я в десять приеду, вы даже соскучиться не успеете»… — Тетя сглотнула, по щеке покатилась слезинка. — Вот он и уехал на своем подарке — на красной машине «Ауди». Он очень долго ее хотел… А я с Сашей отправилась на рынок.

В семь часов мы вернулись. Сережа не звонил, я за него не волновалась. Сашку я спать уложила в начале десятого, а сама села в кресло и достала спицы и моток ниток. Вяжу и мельком поглядываю на часы — стрелка потихоньку подползает к десяти. Вот уже пятнадцать минут одиннадцатого — а Сергея все нет… Я позвонила ему — телефон был выключен. Ну мало ли, думаю, задержался. Но все же встревожилась, ведь мой мальчик всегда звонил, если опаздывал.
Я его так и не дождалась. Когда часовая стрелка подползла к двенадцати, я выключила свет и легла спать. А приснилось мне в ту ночь, будто бы я иду по улице, на которой Женька живет и вижу разбитую машину. Красную «Ауди». — Тетя Света глубоко вздохнула, будто собираясь с мыслями и продолжила. — Повсюду кровь, обрывки одежды, детали от машины… А на покореженном капоте сидит он. — Тетя остановилась и отхлебнула из кружки кофе. — Сергей.
Он ко мне подошел, обнял меня и медленно, с улыбкой на лице, проговорил:
— Мам, привет. Я пришел к тебе… попрощаться. Мы еще нескоро увидимся — одиннадцать лет пройдет, прежде чем мы вновь увидим друг друга… — мне его слова показались очень странными. А он продолжал. — Я хочу облегчить тебе жизнь, ма. Вы убирать квартиру будете, найдете маленькую монетку. Не выбрасывайте ее, сохраните. Станет тяжело — посмотрите на нее и помяните меня добрым словом. И вам легче станет и мне спокойней будет…
Сережа тогда веселый был, но я заметила, что с ним что-то не то. Он постоянно оглядывался, озирался по сторонам. Его лицо было бледнее бледного, а тот костюм, в котором он пошел на день рождения Женьки, был весь в пятнах крови. Я не проронила ни слова, стояла, будто парализовали меня… А он снова обнял меня и сказал:
— Мне пора, мама. До свидания. Свидимся через одиннадцать лет, на мой день рождения…
Сергей растаял в воздухе, а я проснулась от телефонного звонка соседки. Та истерично рыдает, бормочет что-то про телевизор. И вдруг — тишина. А потом громкий крик Надьки:
— Чего ждешь?! Телевизор включай!
Я кинулась к пульту и трясущимися руками нажала на кнопку включения. А там показывают наш город. И картина та… — тетя Света помедлила, казалось, она едва сдерживает рыдания. — Я ее увидела — сразу сон мой вспомнила… Кровь повсюду, куски Сережиной машины и тело, накрытое простыней. Господи, пронеслось в голове, только бы не Сереженька! А по телевизору невозмутимым голосом передают: «Вчера вечером на повороте с Сосновской улицы на улицу Гагарина разбился красный «Ауди» с номерным знаком 4596. Водитель, двадцатилетний Сергей Кротов, умер на месте». Я заревела почти в один голос с Надей. Прибежал Сашка. На все его вопросы, почему я плачу, я только отмахивалась рукой. Конечно, ребенку рассказали. Он плакал еще больше меня. Очень он любил Сергея…
А через две недели после этого я, убираясь в комнате Сережи и в очередной раз заходясь рыданиями, нашла у него под кроватью монетку — один рубль. Посмотрела на нее — и слезы прошли…
С тех пор монетка хранилась у меня в шкатулке. И Сашка и я в трудную минуту посмотрим на монету — и горечь как рукой снимает. Часто я Сереже перед сном молилась и, казалось, будто мне кто-то руку на плечо клал…
А полчаса назад я эту историю вспомнила. Вот и примчалась вам рассказать, ведь завтра день рождения у Сергея, одиннадцать лет прошло ведь… Я к вам с одной просьбой — завтра меня не станет, вы уж позаботьтесь о Сашке, пожалуйста…

Тетя Света не удержалась и заплакала. Мама принялась ее успокаивать, насилу уняла бедную. После этого она отвела ее домой, предварительно дав целую дюжину таблеток. Я лишь пожала плечами — молода она еще, чтобы умереть…
И все же… Сегодня утром из квартиры напротив вывезли труп Светланы Кротовой — «пятидесятипятилетней женщины, жившей вместе с семнадцатилетним сыном Александром. Как стало известно, Светлана умерла во сне по непонятным следствию причинам. Александр Кротов в ближайшие дни переедет в детский дом до тех пор, пока ему не исполнится восемнадцать лет».
Через месяц Саша станет совершеннолетним и мы заберем его к себе. Он будет жить у нас…
А я до сих пор помню ту монетку. Тетя Света очень просила нас после ее смерти забрать себе все вещи, какие только понравятся. Мама наотрез отказалась от протянутых тетей Светой ключей, а я украла их и зашла в квартиру напротив — мне очень хотелось увидеть ту монету, тем более, что я знала, где она лежит. Однако ее там не было. Я перевернула все вверх дном только из чистого любопытства — монетки нигде не было. Испарился добрый подарок Сережи…

Р.S. История не моя.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.