Лоботомия

Бешеная Светка.
Так ее прозвали еще в детском саду.

Она отличалась от других детей ангельской красотой и адским нравом. Только не подумайте, что ее нрав проявлялся в повседневной жизни. На самом деле она была послушным ребенком, вежливой, аккуратной и дружелюбной девочкой. Просто однажды над ней подшутил одногруппник, подсунув в ее шкафчик живую мышь. При чем все в садике знали, что Света мышей боится до одури. Как же она тогда верещала со страху! А пацан хохотал до упаду. За что был чуть не убит. Светка его голову в шкафчик засунула и с разбегу пнула по дверце. Мальчишка остался жив, но больше к Светке не подходил и не думал над ней подсмеиваться, как и никто другой. А девочка за это получила нехилый нагоняй от родителей. Никакие оправдания в расчет не принимались.

Слухами, как известно, Земля полнится, так что прозвище свое Света зацепила с собой и в школу. И из-за этого в первом же классе стала мишенью для издевательств старшеклассников. Особым усердием отличался Мишка, ученик седьмого класса. Ну, конечно, что может сделать семилетняя соплячка против такого могучего дядьки? Мишка пользовался вовсю своим превосходством: дергал ее за белокурые косы, подставлял подножки, подкарауливал ее перед домом, вылетал из за угла и дикими воплями ее пытался напугать. И из-за того же угла вылетала свора его дружков, хватаясь за животы, ржали, как кони. Светка ревела, но терпела. Целый год терпела. Не хотела еще одного наказания от родителей. А слушать они ее ни в какую не хотели по единственной причине: «Ты уже взрослая девочка, умей за себя постоять».

И вот во втором классе она «постояла».
Когда Мишка в очередной раз пнул ее под коленки, а та упала на ступеньки лбом, несмотря на невыносимую боль, вытирая ладошкой капающую кровь, она медленно спустилась, взяла своего обидчика за грудки и со всех сил, тряхнув его, приложила головой к бронированной двери склада. От души так приложила. Парень этого не ожидал, был расслаблен. В итоге она разбила ему голову. По словам врачей, он легко отделался: несколько швов на черепушке и сотрясение мозга. Не вдаваясь в медицинские подробности и термины, доктора кудахтали, мол, «Могло быть куда хуже, если бы удар пришелся не по этой части головы. Вряд ли живой бы остался».

Шли годы, понятное дело, Свету никто не трогал, как и она никого. Училась хорошо, родители нарадоваться не могли на свою дочурку. Школу окончила с серебряной медалью, поступила в институт, в областном городе, жила в общежитии. Училась прилежно, завела подруг. И вот ведь незадача: на втором курсе она крепко влюбилась в Сергея из параллельного потока. Такого красавца Света никогда в своем провинциальном немногочисленном городке ни разу не встречала. Настоящий Аполлон. Блондин с голубыми глазами, высокий, широкоплечий, словом, принц из сказки, только без коня. Но при этом Сергей еще был очарователен и в общении: и улыбнется, здороваясь, и двери перед девушкой распахнет, и руку подаст барышне, выходящей из транспорта. Светлане он тоже несколько раз подавал руку, и от этого прикосновения в голове у нее все переворачивалось, а тело словно прошибало током.

И вот однажды она решилась написать Сергею записку, передала ее, встретив его в коридоре, тихонько, чтобы никто не видел, потупив взгляд в пол. Попросила его о встрече возле скамеек института. И он ее дождался. Сходили прогуляться по парку, съели по рожку мороженого и наконец-то Света не выдержала. Призналась ему в любви, без обиняков, откровенно. А кавалер ее улыбнулся и предложил встретиться еще раз через два дня. Недалеко от института была лесополоса. Встреча была назначена на 9 часов вечера. На Светкин вопрос «Почему именно там и так поздно?», она получила ответ: «Чтобы нам никто не мешал».

Что происходило в ее душе, знает лишь она одна. Но по словам одногруппниц, была сама не своя. Просто светилась от счастья! А про свидание с Сергеем никому не рассказывала, видимо, боялась сглазить. Перед встречей пару часов выбирала немногочисленные наряды, делала прическу, усердно красила ресницы. И на крыльях полетела к месту встречи с любимым.

Он ее ждал в условленном месте, а когда к нему подошла, он нежно обнял ее за плечи и, шепча, какая она красивая, начал целовать. Светка обмякла от такой нежности и близости любимого человека, голова была ватной. Она даже позволила ее частично раздеть. Целуясь, Сергей прижал ее к дереву и вдруг со всего размаху зарядил ей такую оплеуху, что из глаз девушки посыпались искры, а без того мало соображающий мозг почти потерял связь с реальностью.

— Ну что, потаскушка, не ожидала? — спросила ее подруга Сергея, с которой он встречался уже два года и только что выбежала между деревьев, — вот теперь будешь знать, как на чужой каравай рот разевать!
В четыре руки они привязали ее к дереву и сорвали остатки одежды, оставив на ней только туфельки на невысоком каблуке. Учитывая то, что была ранняя весна, в лесу вечером было холодно. Светка вырывалась, умоляла их ее отпустить, а эти два ублюдка лишь смеялись, избивая ее по лицу и всему телу, туша об нее чинарики.
— Пожалуйста, прекратите! Я даже больше в сторону его не посмотрю!
— Конечно, не посмотришь, тварь! — орала подруга Сергея. Еще бы! А если посмотришь — я тебя вообще убью! И убью, если кому-нибудь расскажешь о сегодняшнем вечере!
— Серёжа, пожалуйста, останови ее!
— Это не в моих силах, — ухмыляясь, ответил Сергей и затушил об Светку очередной бычок.
— А вот это тебе напоследок, дрянь! — и подружка изнасиловала её только что выпитой ею бутылкой из-под пива.
Так Светка лишилась девственности. И сознания.

Когда она очнулась, поняла, что ее развязали и под ней сырая холодная земля. Чувства возвращались не сразу, постепенно. Что-то нащупав вокруг себя из той одежды, которая превратилась в лохмотья, ползая в грязи на четвереньках, она с неимоверными усилиями смогла облачиться в рваные юбочку и куртку. Нашла еще свою сумку. И кое-как, спотыкаясь, доковыляла до общаги. Когда очутилась в своей комнате, совершенно обессилившая, не раздеваясь, рухнула на свою койку. Этой ночью она так и не заснула. Встала вместе со своей соседкой по комнате. Та была в шоке.

— Светка! Что с тобой? Что произошло?
— Подралась в парке. Сумку хотели отобрать.
— Ты на себя в зеркало смотрела? На тебе ведь живого места нет! В милицию заявила?
— На кого? Я ведь в темноте ничего не видела, даже никаких примет не смогу назвать. Главное, сумку отвоевала. Если ты не против, я попробую поспать. Отмажь меня, пожалуйста сегодня как-нибудь на парах.
— Да не вопрос, конечно! Тебе бы в больницу, или давай попробую сюда врача вызвать.
— Нет, спасибо, обойдусь. У меня организм крепкий, сам справится.
— Ну как знаешь…
Все знали, что спорить со Светланой бесполезно, если что решила — будет стоять на своем до последнего.

Всю следующую неделю она «зализывала раны». Не жаловалась, не плакала, но и на учебу не ходила по понятны причинам. И будучи абсолютно уверенной, что туда она уже больше никогда не вернется.

Это была рядовая ночь спящего общежития. Ничто не предвещало беды. Коридоры освещали тусклые лампы, и по одному из них на цыпочках кралась Светка. В руках ее были ножницы, моток бечевки, пара носков и карманный фонарик. Она прекрасно знала, что соседка по комнате подруги Сергея спит с берушами, поэтому совершенно не волновалась, что та проснется. Зайдя в их комнату, она включила фонарик и со всей дури заехала своей спящей обидчице кулаком в нос. Та захрипела и потеряла на время сознание. Нос был сломан. На подушку полилась кровь.

Светка спокойно поставила фонарик на тумбочку, засунула сопернице в рот кляп из своих грязных носков, сдернула с нее одеяло и не спеша «распяла» ее на кровати, очень плотно привязав ее руки и ноги к металлическим спинкам бечевкой. И уселась на краешек ждать, когда ее жертва придет в себя. Через какое-то время появились признаки жизни. Сначала тело судорожно выгнулось, затем послышались слабые стоны, из-за чего кровь из сломанного носа потекла еще сильнее. Затем открылись глаза и еле-еле смогли сфокусироваться на Светкином лице. Когда она наконец-то поняла, кто над ней навис, глаза ее налились ужасом и слезами.

— Ну что, потаскушка, не ожидала? — повторила Света слова подруги своего возлюбленного. — Не бойся, не убью. Зачем мне тебя убивать? Ты сделаешь это сама, если смелости хватит, как в тот вечер, в лесу. Ты ведь тогда была такой сильной, отважной, храброй! А теперь опусти глаза вниз. — И Светка пощелкала ножницами перед ее глазами. Затем медленно и с огромным удовольствием отрезала ей левый сосок.
Жертва забилась в конвульсиях, мыча и пытаясь высвободиться, но сделала этим себе только хуже. Бечевки так впивались в руки и ноги, что разрезали кожу. Света с умилением смотрела, как покрывается кровью белая простыня. А потом отрезала и правый сосок. В итоге вся кровать пропиталась кровью обидчицы, которая не заканчивала попыток высвободиться и закричать. Из глаз ее слезы лились как из ведра.

— Ну что же ты плачешь, милая? — спросила Светка, гладя ее по голове, — ведь без сосков вполне можно прожить. Впрочем, поплачь-поплачь. В последний раз. Потому что и без глаз тоже жить можно. — И теми же самыми ножницами выколола ей глаза. А затем вынула изо рта кляп.
Нечеловеческие вопли разбудили все общежитие. В комнату набилось столько народу, сколько только там могло поместиться. Некоторых стошнило. А рядом с кроватью стояла Светка с окровавленными ножницами и дико хохотала, любуясь на свою «работу».
— Смотрите, какая красота! — хватаясь за живот, кричала она, а в то время «работу» пытались освободить от пут.

Скорая, милиция… Суд. На суде Светка смеялась до слёз и говорила, что эта девка получила по заслугам. Но ведь и жива осталась, не так ли? И очень серьезно заявляла, что каждый, кто ее обидит или ущемит чувство собственного достоинства, сдохнет. По мелочи, мол, она больше размениваться не будет.

Светку обследовали, был поставлен диагноз: острый психоз. Справки из больницы были переданы в прокуратуру. Заключение было таково, что никакие таблетки, пилюли и капельницы ей не помогут. Она очень больна и главврач настаивает на операции. Исходя из ее прошлого, а прокурор поднял все документы, начиная с истории болезни ребенка, откуда всплыли и драки в детском саду, и в школе, Светлане это на руку не сыграло. Из прокуратуры бумаги перекочевали в суд, где в итоге был вынесен безоговорочный приговор: лоботомия. А после операции — год под наблюдением в стационарной клинике.

Родители подали апелляцию на основании того, что это была самозащита. Слабый, конечно, аргумент, судя по последнему происшествию. Они, разумеется, были в шоке от разбоя своей дочери, но все-таки единственный ребенок… Что они только не делали. Предлагали взятки, слезно умоляли, уверяли, что она будет под их вечным присмотром и контролем. Ничего не помогло. Апелляция была проиграна и Свету прооперировали.

Прошел год. Светка была как и все «овощи» в отделении. Спокойная, улыбчивая, дружелюбная. Коллегия врачей уже дала заключение на выписку и через неделю за ней должны были приехать родители, чтобы забрать домой. И внезапно к ней на посещение пришел Сергей. Увидев его, она разулыбалась, даже поцеловала в щечку.

— Неужели ты меня помнишь? — спросил он.
— Конечно, как же я могла тебя забыть?
— Не держи на меня зла, пожалуйста. Я искренне раскаиваюсь в содеянном. Молод был, глуп.
— Да ну что ты, — ответила Светка, улыбаясь. — Кто старое помянет… Дело в том… Как бы тебе объяснить… Люди, подобные мне, они зла не помнят. И не видят. Им это уже даже во снах не снится. У нас агрессию вырезали. И части мозгов удалили, понимаешь? И часть моего мозга тоже.
— Так ты меня прощаешь?
— Обними меня, — она снова улыбнулась.
Сергей вне себя от радости прощения обнял ее за талию, а Светка прошептала ему на ухо:
— Бог простит. Это его забота, а не моя.
И вырвала у него кадык с гортанью голыми руками. Сергей скончался на месте.

Так что вот вам и лоботомия. Вот вам и панацея. В данном случае не помогла. Как и многим другим. Так что снова был суд и бешеную Светку приговорили к смертной казни: «Лечение не помогло, опасна для общества». А то, что это было совершено в состоянии аффекта? Да это никого не волновало. Через месяц приговор был приведен в исполнение.

Только вот меня до сих пор мучает вопрос: кто же в самом деле заслуживал смерти? Бешеная Светка или ее обидчики, которые над ней так жестоко издевались и довели ее до такой ужасной участи? А может, ее родители, которые не хотели знать, как живет их дочь и каким образом по их совету она «сама должна за себя постоять», будучи ребенком, без их помощи и поддержки?

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.