Канализационный люк

Когда я была совсем маленькой, каждую ночь мне снилось одно и то же. Сны снились мне часто. Я их уже все забыла, за исключением одного, особо «настырного», преследовавшего меня едва ли не до подросткового возраста. Во сне я видела знакомое мне местечко, мы мимо него часто проходили с мамой, когда шли в библиотеку, находящуюся во Дворце культуры. Для этого нам нужно было выйти за пределы своего поселка, перейти мост-дамбу и свернуть на длинную улицу, которая вела к ДК.

Так вот, на повороте к этой улице между тротуаром и зеленой лужайкой у пруда находилось несколько канализационных люков. Одни были закрыты, другие вечно открыты и полны мусора… Так вот, во сне я раз за разом видела один из этих люков — открытый и полный мусора. А поверх мусора лежал обнаженный труп молодой девушки, блондинки, в уродливой позе. Рядом столпились зеваки, стоял милиционер с планшеткой, что-то писал, второй милиционер склонился над трупом… А я смотрела на это безобразие откуда-то сверху, через головы зевак, пока мне не надоедало, после чего я во сне «уплывала» куда-то вдоль моста, в сторону нашего поселка.

И так раз за разом, часто, иногда по нескольку раз подряд, как заевшая пластинка. Со временем я к нему привыкла, перестала испытывать шок. Смешно сказать, но именно благодаря этому сну я в том нежном возрасте узнала некоторые, извините, особенности взрослой анатомии…

И когда мы с мамой в очередной раз шли в библиотеку и проходили то место, она нередко говорила мне:
— Здесь иди осторожно, на лужайку не заходи, там люки, ты можешь упасть.
А мне и в голову не приходило ответить ей, что на эту лужайку я и сама ни за что на свете шага не сделаю.

Шли годы, этот сон стал мне сниться все реже и в конце концов совсем прекратился. Помню, было мне лет пятнадцать, когда мама однажды завела речь о странных снах, в которых человеку снятся «дела давно минувших дней». И вот тогда я додумалась ей это рассказать. И спросила:
— Может быть когда-то давно там что-то такое было?
— Нет, ничего там такого не было, — равнодушно пожала плечами мама.

В этот момент что-то заставило меня оглянуться… Заглянувшая с кухни бабушка стояла в двери и медленно менялась в лице. Бабушка, мамина мама, всегда хладнокровная, бесстрастная и рассудительная, никогда не показывала своих чувств никому и это выражение шока на ее лице шокировало и нас с мамой. Тем более, что бабушка сделала несколько нетвердых шагов и тяжело опустилась на скамейку.

— Что такое, бабушка? — бросилась я к ней. — Ты что-то об этом знаешь?
— Покойники снятся к дождю, — буркнула бабушка, беря себя в руки. — И больше, как я ни допытывалась, она ничего не сказала.

Прошло лет двадцать. Бабушки уже не было на свете, а мы с мамой нет-нет, да и вспоминали этот случай. Собственно, вспоминала я, очень уж меня глодало любопытство, а мы с мамой всегда всем делимся друг с другом, но тут ей сказать было нечего. И вдруг однажды она звонит мне:
— Вспомнила.
И рассказала следующее.

Когда она была совсем маленькой, в школу еще точно не ходила, шли они с ее мамой-то есть моей бабушкой — по той дороге рано утром, на рассвете. Еще не было никого на улицах, но шли они почему-то не из дома, а наоборот, к дому со стороны ДК. Почему так — этого она уже не помнила. И не бабушка, а именно мама, тогда маленькая и непоседливая, забежав вперед, увидела в люке нечто странное.
— Ой, а что это там лежит?
Бабушка спешно дернула ее за руку обратно и заслонила обзор собственной фигурой.
— Да там… кукла поломанная валяется, — пробормотала она, оттесняя маму подальше от люка. И вела до самого моста, прижимая к себе и не позволяя ничего в той стороне увидеть. Мама таким объяснением удовлетворилась и вскоре забыла об этом случае. Хотя четко запомнила женскую голову и грудь… И спустя долгие годы ей пришлось немало поднапрячь память, чтоб вытащить его из небытия.

Я тогда сделала вывод, что, возможно, мне как-нибудь генетически передалось что-то из маминой памяти.
Но многое осталось загадкой. Я до сих пор помню свой сон — эту пеструю толпу, милицию… А там, кроме мамы с бабушкой, живых людей не было, улица была совершенно пуста. Хотя логично предположить, что и толпа и милиция нагрянули спустя некоторое время. К тому же видела я все это безобразие откуда-то сверху, чего мама никак не могла.

А когда однажды мы с ней пришли туда… то указали на разные люки. Загадка, однако.
Хотелось бы знать, что там на самом деле было.

Но это не единственный случай, когда я рассказывала маме о том, что с ней было до моего рождения и чего я по логике вещей знать никак не могла. А вот порой всплывают воспоминания того, что было не со мной.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.