Как дядя Ваня нечисть гонял VI

Эх… Мать природа! Что может быть краше этой милой барышни? Вот я и хожу общаться с ней каждые выходные, когда оковы будней спадают с меня… Ой! А как я охоту люблю… Особенно на грибы! Столько азарта и адреналина когда сидишь с ружьём в засаде, выжидаешь момент. Грибок как только бдительность теряет (тот что на ногах тоже), сразу делаю один точный выстрел и… Всё, он твой. Гриб бездыханно падает на землю… Подходишь к нему, снимаешь шляпу (и свою и его) и просишь прощение. Вот так грибочков добротных штук 30 настреляешь, 30 раз извинишься и всё… Ляпота. И добычи навалом и совесть чиста! Бывает, что ещё зайцев стреляю, лис стреляю, сигареты стреляю… Короче, всю мелкую живность.

Так вот… Один раз пошёл я… В лес. Куда же ещё я могу пойти? Мне теперь только в лес и ходить все оставшиеся годы. Устремился я в самую чащу леса тёмного, ибо мы лёгких путей не ищем. Пока я пробивался сквозь колючие кусты дикого шиповника, колючки меня освободили от импортной куртки и моих прекрасных кудрей. Я вышел на ясную поляну (никакого Толстого там не было) с неясным внешним видом… Пирсинг мне уже делать не надо было, за меня всё сделал окаянный шиповник. К модному парикмахеру я уже тоже не пойду, стилист тоже самое, пускай ребята отдыхают… На полянке я увидел такого… Маленького, беленького (альбинос — зимой и летом, одним цветом) зайчика-попрыгайчика. Едрить! Я ж сюды охоту вести пришёл. А тут такой эпицентр няшности по зелёной травке скачет. Я так расстроился, что даже интерес к грибам потерял, а они под осиной в стадо сбились и глядели на меня. Пока я от расстройства чувств и желудка отбивался, зайчик поскакал вглубь леса. Мне пришлось пуститься в погоню за пушистым.

Ушастый грызун юркнул в норку под могучей елью… И я тоже за ним юркнул (мне просто уж больно юркать нравится), но юркнуть смогла лишь моя головушка, у меня плечи больно широкие, они юркать не умеют…

— Юрка, выюркни меня назад! — Юрий Сергеевич подошёл и вытащил мою голову на свежий воздух.
— Спасибо, товарищ Юрий. Теперь можешь идти домой, ты больше не нужен.
Бывает же так… Крикнул первое имя которое мне пришло в голову, а тут как раз гражданин по имени Юра проходил. Судьба, однако.
Заяц от меня сбежал… Юрий Сергеевич тоже. Нужно было найти новую цель.

И тут я увидел кузнеца… Он сидит такой на пне, смотрит на меня не моргая и усами шевелит. Балин, ну реальный кузнец! Таких здоровущих кузнечиков я ещё не видел, не знаю как его ещё назвать… Кузнечище?! Ну чем не дичь? Потом с него хитин содрать, его у себя в зале, перед камином постелю… А саму тушку с огурцами потушить. Ммм… Вкуснотень! Вдруг неожиданно наш зелененький встаёт на задние конечности и голосом человеческим молвит
— Пощади, старче! Я тебе три желания испол…
— НетЪ!! — истошно заорал я и нажал на курок.
Ишь ты! Кузнечик заболтать меня решил… Я-то знаю! Чудес не бывает… Надо было и с рыбкой так в прошлый раз поступить.
Звалил я на плечи балабола зелёного и пошёл домой…

Иду я значит такой по дороге с кузнецом на плечах, икры качаю… Себе, не ему. И тут на тропу выходит… Хозяин лесов, повелитель тёмных чащ, князь всего зверья лесного и просто хороший мужик — Леший.
— Так, это что за порнография?! Пень тебе в сиделку! Иваныч, ты чё творишь?!
— Чё… А я это, я тут просто… Кузнечика через дорогу перевожу!
— Вот брехун ты, Иваныч! Ты знаешь, что мне за это начальство сделает?! Эта зелень усатая в красную книгу занесена!
— Я лично у тебя в руках лишь блокнот вижу… И то, розовый.
— Да не розовый он! Сколько уже можно всем говорить! Амарантовый цвет это, темень ты!
— Розовый…
— Да иди ты…!
— Ладно, пойду… Бывай.
— Стоять! Что будем делать? Я же тебя просто так отпустить не могу.
— Сам же сказал стоять… Вот и будем. Пока тебе не надоест.
— Иваныч, харе юлить…
— Чаго?! Ю-ю-юркать? Эй, Юрка! Тебя зовут. — Из-за кустов вылез Юрий.
— Нет. Юрий Сергеевич, Вы здесь не нужны. Можете идти домой. — Юрка поник и с опущенной головой и самооценкой пошел в кусты. Там он заплакал, свернулся клубком и укатился в сторону водопада.

Леший достал бритву и стал очищать подмышки от растительности… С ветки секвойи спрыгнул Дарвин и стал спорить с Аполлоном о вопросе нравственности. Я стал нервно жевать пушистые усики кузнеца. Приплыл Ельцин, начал учить нас садиться на шпагат и показал нам фокус с большим пальцем… Стоп! Стоп! Это же всё странно… Вам не кажется?! Ельцин трезвый!

Все образы стали постепенно уходить из моей головы…
Я очнулся на своей кровати, рядом стояла жёнушка. Долго и молча на меня смотрела и наконец сказала…
— Иван Иванович! Не дай Бог, ещё раз пойдешь грибы собирать без своих очков! Я тебе все ноги переломаю! — Захохотала и резко прыгнула, пробив головой потолок и вылетев в стратосферу…

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.