Грусть, скрытая за маской

Я частенько любила поднимать на крышу нашего многоэтажного дома. Там было очень тихо и спокойно ночью. Особенно мне нравились серые ночи, когда все было тусклым и унылым. Не могу объяснить свою странную тягу ко всему мрачному.
Сегодня я вновь поднималась по темной лестнице. Изредка мигала тусклая лампочка. Вскоре погасла и она, мой путь освещал лишь уличный свет, что пробирался сквозь раскрытую дверь на крышу. Преодолев последнее расстояние, я проскользнула в проем. Вдохнув свежий ночной воздух, я подняла глаза к небу. Серые тучи закрывали небосвод. Подойдя ближе к краю крыши, я посмотрела вниз. Отсюда очень высоко прыгать, для самоубийцы это здание было самым хорошим вариантом. Машины не ездили в такой поздний час по улицам. Тишина и мрак. Именно так и можно было описать нынешнее состояние мира. Я присела на холодное подобие пола и свесила ноги вниз. Мне не было страшно, наоборот, это приводило меня к мысли, что я все еще жива и мне есть чего бояться. Погрузившись в печальные мысли, я не заметила, как ко мне со спины тихими шагами подошел юноша.
— Составить вам компанию? — весело спросил он.

Я обернулась и увидела незваного гостя. На голове его был черный цилиндр, на шее черная бабочка, да и сам он весь в черном костюме с белой рубашкой. Но больше всего мое внимание привлекла его маска. Белоснежная фарфоровая маска с черными глазами и широкой улыбкой. «Почему он скрывает свое лицо? Оно покрыто шрамами?» — пронеслись мысли в моей голове.
Юноша раскинул руки в стороны и задал вопрос:
— Чудесная погодка, не так ли?
Я слегка кивнула. Мне было немного неловко находится с незнакомцем. Честно признаться, я стараюсь избегать людей, но на то есть свои причины. Отвернувшись, я направила свой печальный взгляд вниз. На дороге сидела черная кошка и смотрела куда-то вдаль, прижав ушки. В какой-то момент она зашипела и убежала прочь.
— Почему ты не улыбаешься? — поинтересовался юноша, склонившись надо мной.
Я лишь пожала плечами и упала на спину, глядя на небо. Мне так хотелось побыть одной, и этот странный человек мне мешал. Сказать ему об этом я не могла, ведь так поступают только невежливые люди, к коим я не отношусь. Терпеть то, что неприятно — это знакомо каждому.
— Кто ты? — робко спросила я, прикрыв глаза.
— Зови меня Стивом, — весело отозвался юноша.
Он прилег рядом. Стив прочитал мне по памяти стихотворение Эдгара Аллана По «Ворон», очерчивая в воздухе различные узоры. Юноша обладал поразительно проницательным голосом и хорошо поставленной дикцией. Мне на какое-то мгновение показалось, что я слышу самого Эдгара Аллана По, его шаги, треск поленьев в камине и карканье ворона.
Незаметно для себя, я погрузилась в легкий сон. Солнце уже разгоняло своими лучами остатки ночи, когда я проснулась. Меня укрывал черный пиджак. Это было единственным напоминанием о ночном госте. Забрав пиджак с собой, чтобы никто его не стащил, я заметила в кармане записку. Она гласила следующее: «Я всегда буду ждать тебя».
Мы виделись со Стивом каждый день. Он рассказывал мне различные истории, пел песни, читал стихи, танцевал. Однажды юноша даже спел мне серенаду о любви, но все это было лишь для того, чтобы поднять мне настроение. Я уже знала, что он носит маску не из-за уродства, а просто от того, что он очень грустный. Пусть голос и не выдает его, но я чувствую это с каждым разом все больше и больше. Стив поднимал настроение всем, кто был печален и даже помышлял о суициде. Он спас многих от роковой ошибки, но… Стив так и не смог спасти себя. Я до сих пор сожалею, что меня не было в тот день рядом. Тогда произошло что-то ужасное, что заставило юношу попрощаться со всем раз и навсегда…
Прошлой ночью мне приснился странный сон. Такая же серая и тихая ночь, как и обычно. Стив стоит на краю крыши, но он не был одет в костюм, как обычно. Растрепанные черные волосы, белая футбол, поверх нее черная жилетка нараспашку, черные джинсы и серые кроссовки. Юноша стоит ко мне спиной. Несколько минут он просто стоит, держа в руке шляпу. На какой-то момент мне показалось, что Стив мне грустно улыбнулся. Затем он срывает с себя маску и бросает ее на пол, разбив. Сверху на маску плавно приземляется черный цилиндр, скрывая черные глаза. Юноша раскидывает руки в стороны и падает лицом вниз на землю. Я ничего не могу поделать с этим. Из моего горла не вырывается ни звука, а ноги словно приросли к полу. Я могу лишь выставить руку вперед, словно хочу дотянуться до него, и вижу, как он слегка оборачивается. Легкая усмешка, это было последним, что я запомнила. Мне не удалось увидеть его полного лица, его глаз. В этом сне он молчал, и это было самым страшным для меня.
Сегодня я сразу же поднялась на крышу, едва вернулась домой. Разбитая маска и цилиндр все так же лежали на полу. Подняв шляпу, я на мгновение почувствовала его присутствие. Мне даже показалось, что он вновь склонился ко мне с неизменной улыбающейся маской. Видение развеялось и я села на пол, не отпуская цилиндра. За эту ночь я видела большое количество миражей. Мои мысли были полностью погружены его смертью. Почему он прыгнул с крыши в ту ночь? Каким он был на самом деле? Для чего он все это делал?.. По новостям ничего не говорили, тела нигде не было, словно он и не существовал вовсе. Мне вспомнилось, Стив говорил, что многие прозвали его лжецом, но за что, он отказывался рассказывать. Я так и просидела до самого утра на крыше без движения. У меня из глаз впервые потекли слезы, не столько от грусти, сколько от безысходности. С рассветом я встала, аккуратно положил шляпу обратно на маску и ушла.
Я приходила еще несколько ночей подряд, но он так и не появился. Видения прекратились, остались лишь воспоминания. С этой крыши вскоре сбросилось еще пара ребят. Странным было то, что я накануне видела их смерть во сне. Мне кажется, что это все благодаря Стиву, словно он просит меня помочь ребятам найти свой путь. Но разве можно просить помощи у того, кто сам в нее не верит? Он был таким, но не я.
В одну из пасмурных ночей я поднялась на крышу. Это был последний раз, когда я поднималась туда. Дверь была привычно открыта. Глотнув свежего воздуха, я услышала чей-то испуганный крик:
— Не подходи! Я все равно прыгну!
Я лишь пожала плечами и, глядя на стоящую у самого края девушку, равнодушно ответила:
— Прыгай, я не собираюсь тебе мешать.
Она настороженно следила за моими действиями, откладывая решение прыгать с крыши. Я не спеша подошла к краю и, бросив взгляд на маску и шляпу Стива. Они все так же лежали. Я села у самого края, свесив ноги вниз, и посмотрела на пустынную дорогу. Ни единой машины, впрочем, как и всегда в такое время.
— Ты тоже хочешь спрыгнуть? — застенчиво спросила девушка.
Я покачала головой и ответила, глядя ей в глаза, что не вижу в этом смысла. Она робко присела рядом и начала неловкий для нее разговор о смерти. Меня больше не напрягали другие люди, я стала более спокойно относится к их обществу. После нескольких часов разговора, девушка заплакала и сбивчиво рассказала о причине несостоявшегося самоубийства. Мы просидели так до рассвета. Утром девушка поблагодарила меня за поддержку, хотя ничего такого я и не оказывала. Оказывается, что девушка до последнего сомневалась в том, что она делает. Постепенно я начинаю понимать, что чувствовал Стив, когда помогал потерявшимся в этом мире людям. Увы, но надежды в моем сердце не было еще до появления Стива. Он пытался вернуть мне ее, но все оказалось безуспешно. Может я и стала причиной его смерти? И по сей день я продолжаю задаваться этим вопросом, сидя на подоконнике ночью. Иногда я ощущаю присутствие грустного призрака в своей комнате, он всего лишь молча наблюдает за мной своими печальными черными глазами…
Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.