Фаталист

Перед работой я привычно покупаю в ларьке журнал и открываю страницу тринадцать, читаю гороскоп.
Первым я читаю свой.

Стрелец
Эта неделя полна неожиданностей. Вам сулит встреча, которая изменит всю Вашу жизнь.
Посевы. Определённо посевы. Определённо посевы судьбы.
Я бегаю глазами по остальным знакам зодиака, выискивая, кому суждено меня встретить.

Лев
Займите себя чем-нибудь полезным. Энергия и оригинальные идеи будут бить из Вас ключом.
В субботу стоит сходить куда-нибудь.

Козерог
В понедельник стоит воздержаться от спиртного.
В конце недели Вас ждёт важная встреча, которая повлияет на Вашу судьбу.
Бинго.
Я встречу Козерога. Какая-нибудь симпатичная девушка, верящая в судьбу, как и я.
В эти выходные свершится чудо.
Я уже составил предположительный план своего вечера: найти свою Судьбу.
Я надеваю плащ и отправляюсь покорять планету.

В клубе душно и накурено. Людей до жути много и я не могу быть стопроцентно уверен, кто из них Весы, кто — Овен, а кто — мой Козерог. Ко мне подсаживается девушка приятной наружности.

— Привет.
— Привет, — я киваю.
Она делает глоток какого-то коктейля:
— Как тебя зовут?
Мне кажется, что музыка заглушает мои слова.
— Кларенс. (Прославленный, миловидный)
— А я Милдрет. (Доброжелательная)
Мне кажется, что сегодня все мои планы канут в пропасть.
— Ты Козерог?
— Что? — она то ли не понимает, то ли не слышит.
— По знаку зодиака.
— Рак.

Рак
Неделя обещает быть насыщенной. В среду будет много трудностей. В выходные лучше остаться дома.

— Ты не думала сегодня о том, что лучше остаться дома?
Она качает головой в такт музыке и пьёт свой коктейль:
— Нет. А почему я должна была об этом подумать?
Я пожимаю плечами:
— Многое может случиться.
— Ты говоришь так, словно знаешь что-то, что не знает никто из нас.
Я возвожу глаза к потолку:
— Всё предначертано судьбой.
— Ты фаталист?
— Именно.
Милдрет звонко смеётся, держа меня под руку:
— Ты очень забавный.
— Спасибо. А ты милая.
Она снова тихо хихикает.
— Может, — Милдрет встаёт передо мной близко-близко, — поднимешься ко мне?
Сейчас только половина десятого, можно и развлечься.
И мы идём к ней домой.

Квартира довольно аккуратная. Всё стоит на своих местах и здесь почти кристально чисто.
Типичный рак.
Она наливает в стакан коньяк и кока-колу в соотношении один к двум и протягивает мне.
— Спасибо.
— Кларенс.
Милдрет садится рядом.
— Ты кем-нибудь работаешь?
— Да. Я работаю менеджером в магазине.
— А что ваш магазин продаёт?
— Товары для дома и сада, мебель, например, прочие бытовые штучки. А ты? Работаешь?
— Я? Да, я няня.
Я улыбаюсь:
— Никогда не любил детей.
— Тоже.

Я ухожу под полночь.
От меня пахнет смесью коньяка и кока- колы, сексом и удавшимся вечером.
Хотя, нет. Вечер не удался. Своего Козерога я так и не нашёл.
Большая часть дома уже спит, стоит полумрак и на этаже довольно тихо.

Впереди я вижу приоткрытую дверь с номером «8F», из-за двери пробивается свет.
Поддавшись любопытству, я заглядываю внутрь.
— Чёрт, где же ты?

Всё вверх дном, ваза с увядшими цветами валяется на полу, вокруг неё разлита застоявшаяся вода. Полки пусты, а книги и разнообразные статуэтки свалены в кривую кучу. Посреди комнаты стоит человек и роется в споротых диванных подушках.
— Простите?
Человек резко поворачивается. В его руке нож.
За его спиной стоит старенький телевизор с большими электронными часами на полке выше.
Циферблат так и кричит: ДВАДЦАТЬ ТРИ : ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЬ.

Мир плавно перешагивает в понедельник.
— Парень, ты что тут делаешь?
— Ну, дверь была открыта и я…
Взгляд невольно падает на полуживого бульдога в углу комнаты. Я дёргаюсь.
— Эта тварь на меня напала, — человек показывает порванный рукав чёрного свитера, края которого пропитаны кровью. — Это была самооборона.
Его чёрные кожаные перчатки поблёскивают на свету багровыми пятнами. Штанина чёрных штанов тоже прокушена. На нём чёрная шапка, из-под которой выбиваются светлые пряди чёлки.

Тихо скрипит дверь.
Мы оба смотрим на пузатого мужика в семейниках, помятой майке в жирных разводах от мяса и голубеньком халате.
— Что за…
— Дерьмо. Валим отсюда!
Мужик начинает что-то кричать, а человек хватает меня за шкирку и буквально выволакивает из квартиры.

Мы бежим по лестнице, сломя голову. Он перепрыгивает через ступень.
Седьмой этаж.
Я еле поспеваю.
Шестой этаж.
У меня начинает покалывать в боку.
Пятый этаж.
Он перепрыгивает через две ступени.
Четвёртый этаж.
У меня сбивается дыхание.
Третий этаж.
Он перепрыгивает через перила.
Второй этаж.
Я еле волочу ноги.
Первый этаж.
— Постой! Я больше не могу.
— Живее, он уже наверняка вызвал полицию.
Я бегу за человеком. Мы заворачиваем за угол, он залезает в машину.
— Садись, я подвезу тебя.
— Что?
— Давай быстрее. Ты в данный момент находишься на месте преступления.
Я послушно сажусь на место сбоку водителя.
— Что ты там делал?
Машина резко срывается с места.
— Я домушник, — говорит человек так, словно мы знакомы уже сотню лет.
— Этим ты зарабатываешь себе на жизнь?
— Нет, это хобби. Знаешь «башни- близнецы»?
Я киваю.
— Вот там я и работаю. Типичный офисный червь.
— Но зачем тебе это?
— Грабежи, кражи и прочая хрень?
— Да.
— Это забавно. — Он улыбается мне своей дерзкой улыбкой.
— Спасибо.
— Да без проблем. Мне было не сложно.
Он облокачивается о дверцу своей машины.
— Я срубил тебе весь куш?
— Нет, только половину.
На длинном пальце в чёрной коже на тонкой цепочке висят старинные карманные часы ручной работы, покрытые бронзой.
— За это в ломбарде дадут неплохие деньги.
— Что ж, я рад.
Домушник заводит машину.
— Ну, я, пожалуй, уже поеду. Эти два дня на меня будет охота.
— Удачи тебе.
И человек уезжает.

Перед работой я привычно покупаю в ларьке журнал и открываю страницу тринадцать, читаю гороскоп.
Первым делом я читаю свой.

Стрелец
Неделя немного не задастся, что выльется проблемами на работе.

Я чертыхаюсь и иду навстречу проблемам.
Начало недели немного не задастся, чёрт побери.

Среда насыщена «проблемами на работе».
— Морель, где отчёты о продаже?
Я случайно роняю бейджик на пол.
— Так я же послал Кайла к Вам. С отчётами.
— Никто в отделе его не видел.
Я поднимаю бейджик и вешаю на нагрудный карман, куда кладу и ручку. Поправляю хвост.
— Найди мне его.

Я отправляюсь в торговый зал. С утра покупателей не очень много, но вполне достаточно, чтобы все продавцы-консультанты пропали из вида. Я рыскаю меж стеллажей, но никого, кроме Персиваля, не встречаю.
— Простите.
Я оборачиваюсь, а шестое чувство подсказывает, что этот голос я уже где-то слышал.
— Вы не могли бы подсказать, можно ли этой лопатой убить кошку мерзкой соседки?
Молодой парень с расцарапанной щекой держит в руке лопату.
Он улыбается мне своей дерзкой улыбкой.
— Ты…
— Я.
Я замолкаю.
Я смотрю на того самого домушника перед собой и не узнаю.
Та же светлая чёлка, тот же рост, та же улыбка.
— Этой лопатой можно убить не только кошку, но и соседку. Но чтобы Ваши планы свершились наверняка, — я достаю лопату потяжелее, — Вам лучше выбрать эту лопату. Она весит немного больше, но толк от неё есть.
Домушник взвешивает лопату в руке.
— А есть ли в вашем магазине резиновые перчатки для сада?
— Да, они в соседнем отделе.
Парень только отходит.
— Но я бы советовал Вам взять жёлтые.
Он оборачивается.
— Розовые, на мой взгляд, слишком тонкие.
Он улыбается мне своей дерзкой улыбкой.
— А чёрные пакеты сможете приобрести на кассах.

Я делаю себе кофе.
Со встречи с домушником прошло два месяца.
— Слушай.
Кайл, мой помощник, отрывается от документов и внимательно смотрит на меня.
— Ты когда-нибудь встречал людей, покупателя, например, который бы долго сидел у тебя в голове?
Кайл задумывается.
— Была одна дамочка с грудью размера четвёртого, но она была в моих мыслях лишь до первого похода в стрип-клуб.
Я отпиваю немного кофе.
— А если это длится уже больше месяца?
Кайл неопределённо пожимает плечами.

У меня выходной.
Кто-то со всей дури, которой явно не мало, лупит по моей двери кулаком.
— Секунду.
Я выключаю телевизор и иду открывать.
На пороге тот, кого я уже и не ожидал увидеть.
— Мне нужна твоя помощь.
Тот самый домушник заходит в мою квартиру и хлопает дверью.
Запирает её на все замки и щеколду, протягивает ключ мне.
— Мне надо где-нибудь пересидеть часа три-четыре. Меня ищет полиция.
Он скидывает на пол грязные ботинки, вешает куртку на вешалку.
— Ты не против?
Я мотаю головой.
— Тогда отлично, — и проходит дальше.

— Откуда ты знаешь, где я живу?
Домушник сидит на полу и перебирает в руках какие-то бумажки, вырезки из газет.
— Я за тобой следил.
По телевизору начинается реклама.
— Зачем?
— А почему ты так спокойно отреагировал, когда увидел меня посреди чужой квартиры? Сомнений, что я пришёл грабить, не оставалось. А ты даже не сдал меня копам, что немало удивило. Я подумал, что ты состоишь в криминальном бизнесе. Но нет, ты чист, как божий одуванчик.
— И поэтому ты тогда заявился ко мне на работу?
Домушник рвёт какую-то бумажку и кладёт на стол, чтобы потом не забыть выкинуть.
— Тогда мне было скучно.
— Может, представишься наконец?
Он протягивает мне руку, всё ещё сидя на полу.
— Алан (Красивый)
Я тянусь к нему с дивана, пожимая.
— Кларенс.
— Я знаю.
И Алан улыбается мне своей дерзкой улыбкой.

Перед работой я привычно покупаю в ларьке журнал и открываю страницу тринадцать, читаю гороскоп.
Я читаю свой.

Стрелец
Прошлое врывается в Вашу жизнь диким потоком.
Не останавливайте его. Может, это судьба.

Я задумчиво прикусываю губу, читая остальные гороскопы.

Козерог
Стоит вспомнить о старых знакомых.

Все гороскопы довольно коротки, поэтому сказать мне нечего.
Пока я иду на работу, то прохожу мимо аварии, случившейся буквально пару часов назад.

Телец
Стоит быть аккуратнее на дорогах.

— Я тебя не преследую, ты не подумай.
Я сижу в кафе с Аланом.
— Я случайно шёл мимо и в окно увидел тебя. Решил поздороваться.
Официант приносит его чай.
— Благодарю.
Я посматриваю на прохожих на улице.
— Значит, это судьба.
— Никакой судьбы нет. Человек сам творит свою жизнь.
— Ты не веришь, что всё предначертано заранее? Что будущее можно узнать, гадая на картах или по линиям на ладонях?
— Я скажу больше: я даже атеист. Могу поспорить, что ты веришь в Бога.
Я киваю:
— Конечно.
— Вот видишь, — он указывает на меня рукой. — А я безбожная сука, которая грабит старушек и убивает соседей лопатами.
Это лишь заставляет меня улыбнуться.
— Гореть мне в Аду.
Алан разводит руки:
— Да это же Кларенс, мой старый знакомый!
— Да, привет.
Мы пожимаем руки.
— Как жизнь?
— Неплохо, — я киваю и мы отходим в сторону, чтобы не мешать людскому потоку. — Ты-то как? Ещё не попался?
— Нет, я ловкач.
— Я могу тебе помочь с этим делом.
Он внимательно смотрит на меня.
— То есть?
— Я смогу предположительно накатать, когда и где тебе стоит грабить, а когда и где — нет.

Мы снова сидим у меня дома.
Я разложил на полу карты и зажёг свечи. Алан сидит напротив. Во всей квартире выключен свет.
— На следующей неделе отсидись дома — у тебя неудачная неделя.
— Я не верю в «удачный день — неудачный день».
— Молчи.
Я открываю ещё пару карт.
— В следующем месяце у тебя будет подъём. Можешь буянить хоть во всей стране.
Он улыбается своей дерзкой улыбкой.
— В следующий четверг не садись за руль.
— Это ещё почему? Мне надо будет съездить по делам.
Я качаю головой:
— Пешком или на автобусе.
— Хорошо.
Я открываю последнюю карту.
— Одиннадцатого сентября не иди работу.
— С чего такая конкретика-то?
Я аккуратно указываю пальцем на отметины на карте:
— Видишь одиннадцать линий?
— Ну?
— Это число. Если свеча стоит так, — я показываю на свечу у карт, -то в тени цифра девять. Это месяц.
— И что это значит?
— В этот день сиди дома и не высовывайся.
— Хорошо, приду к тебе, чтобы быть под пристальным надзором.
Я хихикаю.
— Хватит смеяться, — он растягивает губы в широкой улыбке, — я же наверняка и умереть могу.
Я киваю:
— И умереть можешь.
Он откидывается назад, облокачиваясь о диван. Свет от пламени косо падает на его лицо.
— Судьбы не существует.
— Существует.
— Верят в подобное только слабые.
— Я не верю. Я знаю.
Я впервые задаюсь тем вопросом, который при нём мою голову не терзал.
— Какой ты знак зодиака?
Он не понимает:
— Зачем тебе?
— Просто скажи.
— Козерог.
Я встаю и щёлкаю пальцами.
— Я должен был сразу догадаться.
— А что?
— Тот день, когда мы встретились. Это было суждено. Я тогда тоже читал гороскоп, сейчас найду.

Я ухожу в другую комнату, роюсь в стопке с журналами, в которых гороскоп. Возвращаюсь.
— «Стрелец. Эта неделя полна неожиданностей. Вам сулит встреча, которая изменит всю Вашу жизнь», — я опускаю глаза ниже, — «Козерог. В понедельник стоит воздержаться от спиртного. В конце недели Вас ждёт важная встреча, которая повлияет на Вашу судьбу». И вот тогда мы встретились!
— Ты что, веришь в гороскопы?
— Конечно. Они всегда сбываются.
Алан усмехнулся.
— Ты повёрнутый.
— Я фаталист. Просто я всегда на все сто уверен, что это обязательно произойдёт.
— И что же должно на этой неделе произойти у меня?
Я беру свежий журнал с кофейного столика:
— «Козерог. Вас ожидает большая неудача на работе, но потом всё встанет на свои места».
Тишина.
— Это всё бред, я в жизни не поверю.
— Почему?
Журнал возвращается на место.
— Они пишут только хорошее, чтобы люди думали, что их жизнь прекрасна.
— Нет, они пишут не только приятное.
— Повёрнутый, — он опускает голову и горько усмехается.
Я же решаю прочитать свой гороскоп.

Стрелец
Помогите вашему другу. Вы должны рассказать ему про себя.
И уберегите его от неудачи!

Я зачитываю это вслух.
— Да и ты ещё скажи, что это опять про нас.
Я пробегаюсь по остальным знакам зодиака. Поднимаю глаза на Алана.
— Про дела дружеские написано только у нас.
Он зарывается лицом в ладони:
— Безвольный раб гороскопов. Если ты не прекратишь, я спалю их всех к чертям, дотла.
Я сажусь на пол прямо перед ним, как можно ближе. Я смотрю прямо в его грязную душу.
— А что если это так? Почему ты не хочешь хотя бы на секунду поверить в то, во что верю я?
— Я не хочу верить в Бога. Религия — признак иррациональной веры, беспочвенной надежды и беспричинного страха.
— Хорошо. Но давай хотя бы вместе поверим в судьбу вместе.
Он соглашается. Мы ложимся на пол и тупо смотрим в потолок.
Я помогаю ему. Я буквально шёл против всех своих принципов.

Он и есть полная противоположность меня.
Он даже детей любит.
Грабит, ворует, убивает. И хоть бы хны.
А я и рад бы помочь ему.

— Ты помог мне, только потому что гороскоп приказал?
Я лежу на боку и смотрю на него. На человека полностью противоположного мне.
— Нет. Я сам хотел этого.
— Ты должен быть полностью уверен в своих действиях. Я же от тебя теперь так просто не отстану.
— Я знаю.
Он поворачивается ко мне и смотрит прямо мне в душу.
— И не смей меня обращать в свою веру. Я не намерен совершать аморальные вещи и вечно задаваться тем, куда же я попаду: в Рай или Ад. Дорога у меня, в любом случае, только одна и тебе ли об этом не знать.
— Тогда я тоже сгорю, предавшись вечным мукам.
— Почему?
— Я же помогаю тебе. Мы разделим все твои грехи на двоих.
Алан улыбается своей дерзкой улыбкой:
— Чтобы их поделить поровну, уйдут годы, годы и ещё раз годы…
— А ты веришь, что роковая минута предопределена заранее? Ну, отведённый нам срок.
— Нет. Каждый вправе руководствоваться длиною своей жизни сам.
— Когда-нибудь я всё-таки докажу тебе обратное.
— Я же сказал: не смей меня обращать свою веру.

Я привычно читаю с утра гороскоп.
Но первым я читаю не свой.

Козерог
Во вторник стоит воздержаться от прогулок. Лучше уделить время близким.

— Нет, стой!
Я хватаю Алана за рукав и резко дёргаю назад. Он пошатнулся.
— Да почему я не могу пойти на работу?!
Я впервые в жизни закатываю истерику.
— Сегодня одиннадцатое! Я же сказал: не ходи! Сиди дома!
Он вырывает руку из моей хватки.
— Ты уже помешался на этой своей сраной судьбе! Сколько можно?
Хлопает входная дверь.
Я выбегаю в коридор.
— Ал! Не смей!
Он кричит не оборачиваясь:
— Если мне сегодня суждено умереть и я умру, то судьба существует, я признаю.

В обед я включаю новости:
— Сегодня, 11 сентября 2012 года, в офисы «башни-близнецы» врезался самолёт. С места происшествия…
И я невольно вспоминаю, как он улыбался мне своей дерзкой улыбкой…

А вы до сих пор не верите в судьбу?

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.