Дочь Луны. Глава 1. Геката-холл

Я ехала в автобусе и грустно смотрела на уходящие вдаль леса и поля. Капли унылого дождя выбивали барабанную дробь на стекле, делая день еще тоскливее. Я лениво проследила взглядом за шустрой каплей, юркнувшей куда-то вниз по оконному стеклу и еще крепче сжала в руке брошюрку, которую после случая в школе Иллинойса дала мне мама.

На обложке было изображено современное трехэтажное здание, почти полностью застекленное. Сквозь начищенные до зеркального блеска стекла были видны ходящие по коридорам дети и подростки — все в одинаковой форме, которая состояла из фиолетовой юбки в черную клетку и белой блузки с воротничком у девочек и черных штанов с фиолетовым пуловером с белой рубашкой под ним у мальчиков. «Школа Гекаты — лучшее учебное заведение для ведьм и колдунов». Сюда отправляют тех, кто по каким-либо причинам раскрыл себя в мире людей. Здесь учатся маги от двенадцати до семнадцати лет. Но при желании, в школу можно отправиться добровольно — если родители считают, что обучение в школе лучше и безопаснее учебы на дому.

Я отвлеклась от печальных мыслей и впервые за двухчасовую поездку посмотрела на будущих одноклассников. Почти у всех лица были либо кислыми, как будто их заставили проглотить лимон, либо унылыми, как у печальных клоунов. И только у двух девочек-близняшек, сидевших прямо за мной, лица горели предвкушением, а в глазах светилась нетерпеливость. На вид им было столько же, сколько и мне — лет пятнадцать-шестнадцать. Я покосилась на своего соседа — слева от меня сидел здоровенный «качок» лет семнадцати. Иногда я ловила на себе его изучающий взгляд, который в основном был направлен на мою грудь. Я отвернулась, почувствовав, что краснею и снова уставилась в окно.

Проплыл указатель штата Висконсин. Еще через полтора часа показалось озеро. В прозрачной воде отражалось хмурое, затянутое тучами небо, а по поверхности озера шли круги от тугих струй дождя, переросшего в настоящий ливень. В окне отражались только капли дождя, бежавшие по стеклу. Сквозь них я увидела, что мы огибаем озеро и подъезжаем к мосту. Автобус остановился, но двигатель продолжал гудеть. Сквозь лобовое стекло я с трудом разглядела перекрывавший дорогу шлагбаум.

Из маленького домика нехотя вышел охранник, который сразу же промок под дождем. Водитель с такой же неохотой опустил стекло и что-то сказал охраннику. Я услышала его отрывистый ответ и он, пригибая голову, скрылся в домике. Через пару секунд шлагбаум поднялся. Автобус въехал на мост и медленно поехал по вымощенной камнями дороге. Довольно скоро я увидела металлический высокий забор, а за ним то самое здание — школу Гекаты. Ворота с лязгом раскрылись и автобус, урча мотором, проехал на территорию школы.

Если бы я не была уверена, что именно здесь находится школа, я бы решила, что я приехала в заброшенное здание. Я поднесла буклет к окну — сходства практически не было.

Те же самые три этажа разительно отличались от брошюрки. Стены были выкрашены в темно-коричневый цвет, кое-где краска облупилась, так что виден был голый цемент. Окна были так грязны, что практически слились со стенами. Я не видела, что происходит внутри, так что окна были просто лишним украшением. Их рамы были белыми, но из них торчали деревянные прутья. Я злорадно поглядела на близняшек — как им эта развалюха? На их лицах по-прежнему светилось восхищение и щенячий восторг. Но остальные смотрели на школу с нескрываемым ужасом.

Автобус объехал школу по периметру и остановился на специальной парковке, предназначавшейся, видимо, как раз для него. И я увидела, что задняя стенка школы была покрыта черным сайдингом. Это напомнило мне строки из выученной мной наизусть брошюры — «школа неоднократно перестраивалась». Наверное, это означало, что у здания оттяпали половину и присобачили новую — наверняка колдовством, потому что цемента или еще чего-нибудь между сайдингом и краской не имелось.

Двигатель заглох. Раскрылись двери автобуса и ведьмы и колдуны, раскрыв разноцветные зонтики, обогнули школу. Первыми я увидела тех самых близняшек — они с гордым видом шествовали под одинаковыми красными зонтами. Я, помедлив, подхватила чемоданы и, раскрыв золотистый зонтик, вышла из автобуса.

Парадные двери со скрипом распахнулись — грязные стекла угрожающе задребезжали — и моему взору предстал холл. Стены были обиты красным бархатом. На них были развешаны портреты бывших учеников напротив основного корпуса. На верхние этажи вела деревянная лестница с местами обвалившимися досками. Я шла по черному линолеуму и эхо от стука каблуков разносилось по всему залу.

С лестницы спустилась внушительная дама лет сорока — сорока пяти. Темно-русые волосы были связаны в тугой пучок. Дама была одета в белую блузку, юбку и пиджак цвета хаки. Весьма официальный вид никак не сходился с приветливой улыбкой и добрыми глазами. Оглядев озябших и промокших учеников, она заговорила.

— Добро пожаловать в Геката-холл. Надеюсь, мы подружимся, ведь кому-то придется провести здесь год, а кому-то — пять лет. Я — миссис Гилрой, директриса школы Гекаты. И я хочу сказать — вас ждет напряженная учеба. Но думаю, все вы окончите школу с отличием, — она ослепительно улыбнулась и я почувствовала себя лучше. Удивительно, но оконные стекла понемногу прояснялись, а побитый молью бархат наливался яркой краснотой. Лестница уже не выглядела такой ветхой, да и сама школа вдруг перестала казаться такой пугающей.
— Там, — директриса повела рукой на многочисленные стеклянные двери, за которыми были видны коридоры, — классные аудитории. На втором этаже — столовая и библиотека, на третьем — спортивный зал. Я жду вас в шесть часов в столовой — там будет проходить открытие учебного года. Занятия начинаются ровно в девять. Каждому из вас выдадут личное расписание занятий, а сейчас старосты проведут вас в ваши корпуса. До свидания.
Миссис Гилрой развернулась и зашагала вверх по лестнице. Откуда-то вынырнули девушка с золотистыми волосами и черноволосый парень в школьной форме. Парень повел мальчиков налево, а группа девочек с «златовлаской» во главе прошла через ближайшую дверь и оказалась в длинном коридоре. Пройдя через него, мы увидели еще одну дверь. Девушка объяснила, что за ней находится гостиная. Дверь заколдована и пропускает только лиц женского пола, так что можно не беспокоиться. По ночам в целях безопасности запираются все двери, кроме тех, которые ведут в туалеты и ванные. Я украдкой вздохнула — исследовать школу ночью не получится.

Девушка ушла, а девочки, робея, топтались у двери. Близняшки первыми отделились от общей нерешительной массы и дернули за ручку. За ними втянулись остальные, а последней зашла я.

Я уставилась на драные диванчики и кресла, с подозрением покосилась на «хромоногий» столик, с любопытством прошлась взглядом по освещению — горящим необычным синим пламенем свечам — и остановилась на теплом камине. Не обращая внимания на остальных, я подошла к нему и протянула озябшие пальцы к согревающему огню. По телу пробежало приятное тепло.

Остальные уже поднимались по жалобно скрипящей винтовой лестнице, которая, по-видимому, вела в комнаты. Слышались тихие голоса — девочки знакомились друг с другом. Вздохнув, я подняла свой чемодан и в который раз пошла за всеми. Лестница вывела меня в длинный коридор с деревянными дверьми по обе стороны белых стен. В конце коридора стояли пыльные телефоны — ими большей частью не пользовались, поскольку ведьмы общаются с помощью заклинаний, зеркал или хрустальных шаров.

Девушки разбредались по своим комнатам. Я отметила, что коридор у телефонов поворачивает налево — судя по всему, там располагались комнаты девочек двенадцати — четырнадцати лет. Я прошлась по помещению, мимоходом приглядываясь к табличкам на дверях. На третьей двери справа было написано: «Джессика Мерсер, Рейчел Талбот». Я толкнула дверь.

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.