Будни психиатрии. Финал

Глава четвертая «Долгожданная Пятница»
День тридцать второй

Дни тянулись медленно, не отличаясь друг от друга. И каждые три дня ко мне приходила Вера Петровна. Она интересовалась о моем здоровье, не слышу ли я странных голосов, не вижу ли я какие-нибудь тени. Но у меня как рукой сняло все приступы и виденья. Даже обычные шорохи в кровати пациентов я отличал отчетливо. Не было смешенного шума, все голоса слышались отчетливо.
Я даже успел сдружиться с Серегой и теми громилами, оказались вполне хорошими ребятами. Даже тот паренек, что пел в воображаемый микрофон, тоже подходил ко мне с приветствиями. Честно признаться на двадцать первый день мне не было так жутко и не комфортно в этом отделении. Все ко мне проникли симпатиями и я в ответ тоже. Все, начиная от простых больных в первой палате, до главврача сдружились со мной. Единственное что меня раздражало, так это лживые обещания врачей выпустить меня через день после их прихода, хотя по факту я отлежал тридцать три дня.

И вот, настал тот долгожданный день, когда после завтрака я увидел Валентину Георгиевну с бумагами на столе. Эти документы я видел и раньше, это заявление, в котором больной просил о выписке. Каждый четверг я видел, как люди заполняли эти бланки и мечтал когда я буду за этим столом с ручкой в руке.
Медленно проходя по коридору в пятую палату, вглядываясь в конец коридора, я с надеждой смотрел на женщину в белом халате. «Не смотрит, все еще не смотрит на меня» Крутилась у меня эта мысль. Я разочарованно шагнул сквозь проем в палату, но вдруг услышал крик «Пономаренко, подойди к первой палате!». От радости я даже взвизгнул, но потом понял, как глупо я выгляжу и просто быстрым, шагом пошел к столику.
— Ну что ж, Кирилл, вот и твой день настал! — С улыбкой на лице сказала женщина.
— Я очень ждал его!!! — Радостно ответил я.
— Присаживайся и перепиши вот это заявление. — Она протянула мне листок с ручкой и образец. — Естественно, вместо многоточий впиши свою фамилию и инициалы.
Текст заявления был не очень большим. Там всего-то надо указать, что я не имею претензий к врачам и персоналу отделения, так же нужно было написать, что я обязуюсь принимать таблетки в строго назначенном режиме. Признаться, я бы мог написать, что я не согласен с этим и меня здесь насильно удерживают, но тогда я бы застрял бы в больнице еще минимум на неделю. Естественно, я этого не хотел.
— Вот и хорошо! — Отметила Валентина Георгиевна. — А теперь, ближе к вечеру, можешь позвонить своим родным и сказать, что бы завтра приехали за тобой!
— Спасибо вам большое!!! — Я начал вставать, но потом повернулся к ней. — Вы простите меня за причиненные вам неудобства. Я виноват.
— Ох, Кирилл, знал бы ты, сколько я поведала людей за все время, что здесь работаю, ты бы ужаснулся! Но в итоге все исправляются и так же как и ты просят прощения на вот этом самом месте. И я прощаю их… И прощаю тебя! Постарайся не попадать больше к нам. — Она подмигнула. — Ну, а теперь можешь идти.
Я кивнул ей в ответ и пошел по коридору в свою палату.

Я говорил, как долго тянулись дни, что я был в этой больнице, но этот день тянулся раза в три дольше. Лежа в кровати, я пытался отвлечься, пытался читать книгу, но мысли мои были о том, когда наступит завтра. Я даже выбегал каждые пять минут и смотрел на часы, что висели над восьмой палатой и разочарованно выдыхал, узнавая, что прошло всего ничего. Потом я стал бродить по коридору взад-вперед и курить каждые десять минут. Заняться было нечем, все книги прочтены, все программы по телевизору просмотрены. Даже играть в приставку Sega не хотелось, потому что там было всего пять картриджей, затертые до дыр. Но это было еще, как говорится, цветочки, наступил тихий час и вот здесь начинался самый ужас. Ни уснуть, ни встать с кровати. Все мирно сопели в кроватях, один я лежал, переваливаясь с боку набок. И проходило это с часу до пяти. Четыре часа ужасного ожидания.

И вот крик «Полдник!» Все еще ворочались в своих кроватях, а я как заведенный вскочил и почти побежал в столовую. На мое удивление, полдник состоял из запеканки и кофе! Будто нарочно, зная о моем выходе, товарищи повара решили всех порадовать. В очереди я стоял пятым. Люди, чувствуя запах сладкого напитка, переваливались с ноги на ногу и тихо бубнили себе под нос. Запеканка с творогом была сметена за несколько минут!
Я сидел за почти пустым столом и медленно доедал слегка сухой комочек творога. Как то странно было сидеть с двумя пациентами за одним столом, обычно место почти не хватало и многие ели даже на подоконниках, а сейчас так мало людей. Ну, это и к лучшему, ненужно было видеть, как у каждого из них течет слюна по подбородку. Как они громко чавкают и случайно, а может, и специально брали чужой стакан и отхлебывали глоток. Крику тогда было много!
— Ну, друг, опять ты нам праздник устраиваешь! — Ко мне подсел Алик.
— Да ну, я ведь ничего-то и не сделал! — Я улыбнулся.
— Ну как же, ведь у тебя завтра выписка, значит, твой праздник празднуем!
— Тогда давай за то, чтобы больше мы не встретились в этой больнице! — Я протянул полупустой стакан с кофе.
— Кстати об этом! — Он протянул мне листок. — Это мой адрес. Будет минутка, заходи, буду рад тебя видеть!
— Несомненно, зайду! — Я положил листок в карман.
— А теперь дай угадаю, день длится словно вечность? — Он улыбнулся.
— Еще бы!!! Я ничего в своей жизни так не ждал!
— Понимаю! Первый раз всегда так.
— Надеюсь что и последний.
Алик посмотрел как-то странно на меня. Мне даже показалось что он, то ли разозлился на меня, то ли позавидовал.
— Ты главное, парень, помни, что я тебе посоветовал и советуй новичкам это же. — В тот же момент он допил кофе и встал из-за стола.
Я так и не понял, обиделся он на меня или нет, но заговорил он со мной только на следующий день.

По совету медсестры я после ужина позвонил своей семье и сообщил радостную новость. Они были в восторге от того, что наконец-то я буду дома. Но в еще большем восторге был я сам. Ни кому не пожелаешь пройти через такое! Этот месяц мне еще надолго запомнится. После разговора я подошел к санитару и попросил мне дать снотворную таблетку, так как знал, что своими усилиями не усну.

День тридцать третий

Сон прошел очень странно! После выпитой таблетки я лег на кровать и закрыл глаза, но поняв, что хочу в туалет, я встал и направился в конец коридора. В коридоре было как-то тихо. В палатах все спали. Не могли же они так, за одну секунду уснуть. Закрыв за собой ветхую дверь, я прошел к унитазам и закурил сигарету, но вдруг увидел, как в туалетную комнату зашел санитар.
— Что-то ты рано сегодня проснулся, Кирилл — С улыбкой сказал он. — Домой очень хочется?
— В смысле, проснулся?! — Я округлил глаза.
— Очнись, уже пятница!
— Вот так здрасьте! Я ведь только лег спать!
— Ааа, так у тебя так же случилось?!
— Так же это как?
— Многие пациенты рассказывали, что они накануне выписки закрывали глаза в четверг, а открыв не понимали, что уже пятница! Вот и у тебя такое случилось!
— Мдаа, организм не перестает меня удивлять. — Тихо сказал я.
— Бывает. Дай хоть сигаретку что ли. — Он улыбнулся. И я, естественно, дал.

После крика «Подъем!» я видел, как в очередной и последний для меня раз, потекли реки пациентов в сторону туалета. И это меня, несомненно, радовало! Не нужно будет смотреть на эти жалостливые лица просящие сигарету или оставить им покурить. Хоть меня и переполняла радость выписки, я не мог побороть ненависть к этим людям. Да, конечно, их были единицы, но стоит дать одному сигарету, будут табуном за тобой ходить!!! Я вернулся к своему лежаку и, подняв недочитанную вчера книгу, занялся чтением.

Прошел завтрак. Я с нетерпением ждал, когда крикнут мою фамилию.
И опять ходил взад-вперед по коридору в ожидании. И вот, звонкий крик «Пономаренко за вами пришли!». Я радостно сорвался с места и почти бегом побежал к выходу! Там стояла моя мама с братом. Она протянула мне полиэтиленовый пакет с вещами и со словами «Я сейчас» я побежал переодеваться. По дороге знакомые то и дело тормозили меня с поздравлениями о выписке, вот только у меня было одно в голове «Поскорее уйти!». Забежав в палату, я скинул надоевший халат и начал переодеваться, как вдруг увидел идущего ко мне Алика.
— Ну что, друг, вот и все? Уходишь?
— Да! — Радостно, почти криком сказал я.
— Ну что ж, удачи тебе! — Он протянул руку.
— Слушай, спасибо тебе за все! — Я пожал руку. — И знаешь что, вот возьми это. — Я протянул ему оставшиеся две пачки сигарет. — Это немного, но хоть что-то.
— Да не нуж…
— Возьми. — Перебил его я. — Они тебе нужнее!
— Спасибо, Кирилл! — Он положил пачки в карман. — Ну что же, ты заходи, если что! — Сказал он хриплым голосом и улыбнулся.
В ответ я немного посмеялся и утвердительно кивнул.

Уже переодевшись и абы как причесавшись, я направился к выходу. Там меня уже ждали родные и медсестра, она же и сказала, что нам нужно забрать свои вещи из хранилища, что находится на цокольном этаже. Пройдя с ней до него, мы забрали почти все вещи, но не нашли только джинсы, в которых я поступил в отделение. Мама сказала, что это нехорошая примета, что я могу еще раз поступить сюда. Я ей не поверил. А зря…

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена . Добавьте в закладки постоянную ссылку.