Блуждающая

Пустынные улицы, дома, смотрящие провалами окон, сильный, холодный ветер. Молодая девушка, не более двадцати лет, медленно шагает по остаткам асфальта, склонив голову. Она напугана. Это видно по ее то и дело вздрагивающим плечам. Вскоре она сворачивает в переулок. Осматривается и, не заметив ничего подозрительного, направляется дальше. Пожухлые листья ложатся на капюшон, но она не обращает на них внимания.

Холод донимал крайне сильно. Девушка просто искала укрытие, но выбрала для этого не самое удачное место. Город был давно покинут – все жители перебрались на юг, где все еще сохранялась теплая погода. Она же отстала от группы беженцев, и ей ничего не оставалось, кроме как найти хоть что-то, чтобы согреться. Но бесполезно. В домах все было до ужаса однообразно – скудная мебель, полное отсутствие припасов, бесполезные камины… Страшно, пусто, молчаливо, безнадежно. Четыре слова, которые лучше всего характеризуют общую картину.

Девушка вышла к старой детской площадке. Ржавые качели скрипели, раскачиваясь на ветру. Тоска и уныние – вот и все, что могла вызвать окружающая действительность. Девушка села на одну из качелей. Задумалась. Неужели ей предстоит вот так просто замерзнуть, без какой-либо надежды на помощь? А ведь много ли для этого надо? Куртка не спасала от холода – в ней давно уже было полно дыр, кое-как залатанных. Вот и сидит девушка сейчас одна, потихоньку замерзая…

Солнце, на секунду показавшись из-за туч, вскоре скрылось за горизонтом. Холод стал просто нестерпимым. Кроме всего прочего, пошел снег. Девушка поднялась с качели и, потоптавшись на месте, направилась к старому дому, еле видневшемуся впереди из-за темноты. И тут ей наконец-то повезло. На первом этаже, в гостиной, оказался камин с лежавшей в нем связкой поленьев, которая зажглась сразу. Тепло – это всегда надежда.

Девушка удобно расположилась перед очагом и даже расстегнула куртку. Невиданное доселе облегчение охватило ее. Как же мало иногда нужно человеку для счастья – банальное тепло развевает жуткую действительность, придает серому миру новые краски и дарит надежду. Надежду на что? Сложно сказать, ведь определенного будущего нету как такового.

Скрип дверей. Девушка оборачивается и видит мужскую фигуру, нерешительно стоявшую на пороге дома. Незнакомец, одетый, как и она, в старую куртку, все-таки заходит внутрь. За его спиной болтается потрепанная винтовка. Не обращая на девушку никакого внимания, он садится рядом с ней, протягивая к очагу руки. Он молчит, лишь тяжелое дыхание раздается в пустой гостиной. Девушка ставит руку на плечо мужчины. Он вздрагивает и оборачивается. Но не видит ее. Ничего не отображается в его взгляде.

— Показалось, – растерянно шепчет парень и, успокоившись, опускает глаза.
Сквозь разбитые стекла окон залетают капли косого осеннего дождя, и холодный промозглый ветер лениво гоняет опавшую листву прямо по полу гостиной, на котором все еще можно разглядеть остатки ковра. Парень, задумавшись, смотрит на огонь и не замечает, как очередной яростный порыв ветра разметал кучу осенней листвы в углу комнаты. На полу под листьями лежит старый высохший скелет с сохранившимися остатками зеленой грубой армейской куртки и несколькими рыжими волосами на белеющем в бликах костра черепе…

Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена . Добавьте в закладки постоянную ссылку.