Алекс, Алексия, Алиса. Часть 1

Маленькая девочка просыпается посреди ночи и, плача, зовет маму. Но почему никто не приходит, чтобы утешить ее? Ах да, мы же в приюте. Я, вздыхая, поднимаюсь из-за стола и успокаиваю кроху как могу. А ведь еще так недавно у этой малышки была семья. Любящая мама, заботливый отец и мы с Алексией. Сейчас остались только я, Алексия или Лекса и девочка со сказочным именем Алиса. Да, извините, забыл представиться. Меня зовут Алекс, я — личный демон Алисы. Вы, наверное, знаете, что у каждого человека есть свои персональные ангел и демон. Наше начальство закрепляет нас за определенным человеком с его рождения и до его смерти. График работы с 9 до 5 и выходные. У меня, по крайней мере, выходных больше, чем у Алексии. У нее — один день в неделю, у меня — два. Суббота и Воскресенье. По идее, я должен всячески отравлять жизнь Алисы, ну знаете, пока она не отдаст концы. Но на деле все получается гораздо сложнее. Что же случилось — спросите Вы?
Страшный пожар в доме, где жила вся семья, унес жизни ее родителей. Перед смертью ее мама попросила нас присмотреть за их дочкой, пока она не подрастет. Мы обязались исполнить ее последнюю волю.
Я присаживаюсь на кровать, обнимаю девочку, и укрыв ее своими черными лебедиными крыльями долго глажу по ее светлым волосам. Алексии нет. Этот беспечный ангел вечно где-то пропадает. А я должен принимать решения за двоих, знаете каково это? Вот именно, что тяжело.

Я не похож на других падших. Моя отличительная черта, что у меня на крыльях как бы рисунок в виде креста из белых перьев. Из-за этого меня наши в шутку называют Крестоносцем. Обычно одеваюсь в костюм с белой рубашкой и черным галстуком. На ноги — туфли с острыми носами. Еще я добрый, что вообще редкость. Девочка обнимает меня и, закрыв глаза, начинает засыпать. Я долго смотрю на нее и думаю, что, пожалуй, не стану больше докучать ей. Ей и так очень тяжело. Если Вы теряли близких, то знаете каково это, а если нет, то Вам не понять.
Да, извините, я забыл описать себя. Сам я шатен, у меня карие глаза, волосы с зачесом назад, правда прическа устроена так, что из двух локонов у меня сделаны как бы небольшие рожки. По внешности я похож на тощего девятнадцатилетнего подростка. Я не знаю, но хочется верить, что Лекса найдет хорошую супружескую пару для нашей подопечной. Я обнимаю Алису и пытаюсь ее хоть как-то согреть, поскольку в комнате холодно. Этот старый скупердяй директор экономит на всем и на всех. Условия здесь просто ужасные, и я вообще не понимаю, почему это учреждение еще не закрыли. Отопления нет, хотя середина декабря и на улице тридцатиградусный мороз, а на девочке только легкое платьице. Так и простыть недолго. В углу у старого деревянного стола стоит мой рюкзак. Осторожно, стараясь не разбудить девочку, встаю и немного порывшись в рюкзаке достаю небольшой плед бледно-синего цвета. Этот цвет мне
напоминает цвет неба, которое я так и не увидел. Укрыв девочку пледом, я собираюсь уходить. Но Алиса вдруг открывает глаза и, посмотрев на меня, спрашивает:
— Алекс, а Алексия скоро вернется?
— Я не знаю, малыш, я не знаю.
— Пожалуйста, не уходи, а то мне одной страшно.
— Хорошо, я останусь.
Тихо подхожу, сажусь на кровать. Алиса забирается мне на коленки, и я, обняв ее и укутав пледом и своими крыльями, начинаю молча смотреть в окно, за которым падают крупные хлопья снега. Скоро девочка засыпает, и я тоже потихоньку начинаю дремать. Разбудил меня звук хлопающих крыльев. Взглянув в окно, на фоне луны, круглой и бледной, как головка спелого сыра заметил неспешно приближающийся силуэт. Я аккуратно отодвинул спящую малышку и, слегка приоткрыв окно, помахал силуэту рукой. Фигура на фоне луны слегка покачала крыльями в ответ и стала потихоньку снижаться. Скоро, подхватив тощую фигурку за талию и аккуратно поставив девушку на пол, я спросил:
— Ты не замерзла?
— Да есть немного, у вас тут как без меня?
— Пока все в порядке.
— Хорошо, на улице такой мороз, брр, прям до костей пробирает.
— Давай я тебе чашку кофе принесу?
— Нет, спасибо не нужно, ты же знаешь, что ангелам доступны только ароматы.
— Да знаю, но это же не справедливо. У нас все блага есть.
— Я знаю, Алекс. Но ничего не поделаешь, — она горько вздохнула.
Я обнял ее и сказал:
— Ладно, извини, ты нашла их?
— Нашла. И твои извинения приняты.
— Когда?
— Думаю, через неделю.
— Хорошо, а то мне здесь не особо нравится.
— Я тоже не в восторге, но пока нужно немного подождать.
Немного помолчали. Девушка медленно покрутилась перед зеркалом, поправляя чуть съехавший набок нимб. Вообще, Алексия очень красивая, как и все ангелы. Стройная, среднего роста, блондинка с синими глазами. Прямо модель. И достаточно умная. Единственная ее отрицательная черта — рассеянность. Одевается обычно в длинное белое льняное платье. Обувь не носит. Наконец, закончив вертеться перед зеркалом, девушка устало опустилась на кровать с правой стороны от девочки обняла ее крылом. Я же присел слева и тоже обнял ее крылом. Так втроем мы и заснули.
Проснулись мы все одновременно. За окном светило солнце. Мы встали и отправились умываться. После приведения себя в порядок, мы пошли завтракать. На завтрак сегодня была манная каша. Я, если честно, не особо люблю пустую манку, поэтому вчера вечером стащил с кухни банку клубничного варенья и теперь втихую добавил немного содержимого в тарелку девочки. Алексия укоризненно посмотрела на меня, но ничего не сказала. Просто повела носом и улыбнулась Алисе, которая уплетала хлеб с маслом. Следом настала очередь каши. Готов поспорить, что завтрак был не хуже, чем у нее в семье.
После завтрака все дети занимались своими делами: кто-то играл, кто-то рисовал. Алиса же сидела в кресле и читала. Произошла небольшая заминка с выбором книги. Девочка поинтересовалась у нас, что же почитать. Как и во всем наши вкусы разнились. Алексия рекомендовала роман, в то время как я посоветовал девочке взять с полки томик Стругацких. Девочка вопросительно и с каким-то замешательством смотрела на книжный шкаф. Но все же через какое-то время я сдался, уступив ангельской сущности, позволил сегодня читать роман. И вот, устроившись поудобнее в кресле, Алиса погрузилась в мир книжных образов и событий. Читать нашу подопечную научила ее мама, хорошая добрая женщина, которая обожала свою дочку. Любовь к книгам она привила ей с рождения, поэтому девочка уже в свои пять лет хорошо читала. Так продолжалось до обеда. После обеда коллективные занятия по пению, изобразительному искусству и музыке, потом легкий ужин и еще свободное время до сна. Остальные дети ей не докучали, поскольку считали Алису слегка странной. Нас же никто не видит, ну, по крайней мере, из смертных. А у этой девочки дар, причем врожденный.
Хотя знаете, уж какое-то больно грустное начало у нашей истории не правда ли. Ничего, сейчас немного подкрасим.
Итак, все началось примерно пять лет назад. Почему примерно, спросите вы? Что ж, повторюсь, что наше начальство закрепляет нас за определенным человеком с его рождения и до смерти. В наши (демонические) обязанности входят: донимать, мучить, и всячески изводить человека, пока тот не отбросит коньки, с чем наши успешно справляются. Вообще, Ад довольно неплохое место, но уж больно скучное и шумное. Порой, наслушавшись этих криков и воплей за окнами офиса, самому хочется выть от безысходности. Поэтому такие командировки — наверх — это просто бальзам на душу. Кроме этого, погода нас не радует, сами посудите, на улице шестидесятиградусная жара, и никакого бассейна, чтобы охладиться поблизости нет. Ну, в смысле, бассейны есть, и их много, но они заполнены жидкой лавой, поэтому купаться там не советую. Благо офис оборудован кондиционером, чтобы хоть как-то смягчить жару. Сам я что-то вроде стажера на пост менеджера, проще сказать студент. Мне очень хотелось вырваться уже из надоевшего города в красноватых тонах, посмотреть хоть одним глазком на мир людей и найти друзей. Поэтому, когда меня вызвали к боссу, я был счастлив и напуган одновременно. Ну еще бы, сам Сатана вызывает на собеседование. Правда, войдя в Его личные апартаменты, я был слегка разочарован. За массивным столом из красного дерева сидел вполне стройный мужчина неопределенного возраста, одетый в малиновый пиджак, белую рубашку, малиновые брюки и кожаные ботинки с острыми мысами слегка красноватого цвета. Прическа у него была похожей на мою, поскольку этот фасон был очень модным. Сами волосы были рыжего цвета и довольно длинные, кроме этого, такая же рыжая борода, постриженная на манер эспаньолки. Глаза желтого цвета внимательно, изучающе смотрели на меня. Еще один интересный элемент — это небольшой значок в форме языка пламени на левом лацкане пиджака. Я поздоровался и попросил разрешения войти. Мужчина кивнул и звонким голосом сказал: «Что ж, присаживайся». Я сел на кресло напротив стола и положил руки на колени. Босс заговорил:
— Вы знаете, почему вы здесь, мистер Адский?
— Потому, что я закончил институт и пришел устраиваться на работу.
— Да, все верно.
— А где же сера, столбы пламени и где толпы мучеников, вопящих от боли?
— А, ты об этом, ну в данный момент мой персональный кабинет на ремонте, как и мои прежние апартаменты, поэтому пришлось временно перебраться сюда. К тому же все как будто с катушек съехали. Так что единственный мученик здесь — это я.
На последнем предложении его голос перешел на крик, и он, всхлипнув, закрыл лицо руками. Я ободряюще похлопал его по плечу. Босс поднял голову, посмотрел на меня и продолжил говорить: «Вот, ты только посмотри, что твориться снаружи. Это же просто кошмар». На этих словах мы подошли к окну, и он открыл жалюзи.
— Вон там чревоугодники и себялюбцы выясняют, чья это земля. А убийцы и мошенники перемешались с системными администраторами, и они оказывают дурное влияние. На этой ноте он попытался грызть свои ногти, видимо забыв, что они коротко пострижены.
— Кто? Убийцы с мошенниками или сисадмины?
— Да все! — Его голос снова перешел на крик.
— Ладно, а причем тут я?
— Притом, что ты толковый парень и я хочу предложить тебе кое-какую работенку. Знаешь, ты похож на меня в юности.
— На вас, но вы же…
— Мефистофель. Пожалуйста, зови меня Мефистофелем.
— Ну раз уж мы переходим на «ты», то я — Алекс.
— Хорошо, Адский. Алекс, так Алекс.
— Так о какой работе ты говоришь?
— Все просто, как тригонометрия. Тебе достается человек. Твоя задача всячески его изводить, пока он не отойдет в мир иной. Но для начала найдем твое досье.
На этих словах, он отодвинул ящик стола и начал листать папки. Скоро нашел нужную и, положив перед собой, углубился в чтение. Через минуту, когда Мефистофель закончил читать, он откинулся на спинку и сказал:
— Так, ну как тебе мое предложение? График работы с девяти до пяти, а выходные все твои. Плюс хороший гонорар и большой отпуск. Еще мы доплачиваем приличные командировочные. Учти, должность, которую я тебе предлагаю, довольно высока. Что скажешь?
— Заманчивое предложение. А страховка?
— С ней тоже все в порядке.
— Хорошо, тогда, когда начинать?
— О, чувствуется деловая хватка. Вот, это твоя первая цель.
На этих словах он передал мне листок с адресом, именем и досье. Когда я уже встал и, аккуратно убрав бумаги в папку, а папку в рюкзак, отправился к дверям за спиной послышался голос Мефистофеля: «Да, и удачи». Я молча кивнул в знак благодарности и устремился к выходу.
В это же время где-то наверху.
Стройная девушка со светлыми волосами цвета соломы стояла перед закрытыми створками пассажирского лифта, держа в руках две папки. Она с нетерпением и какой-то нервозностью теребила пальцами краешек одной из них. Но вот створки лифта открылись, девушка зашла внутрь и, нажав кнопку нужного этажа, начала смотреть по сторонам. К слову сказать, лифт был стеклянный и можно было любоваться красотами Небесного Города. Солнце освещало стеклянные крыши и верхние этажи небоскребов, из-за чего они казались выполненными из сверкающих драгоценных камней. Под ногами были видны большие фонтаны, роскошные сады с красивыми деревьями и благоухающими цветами. Деревья в садах были просто усыпаны спелыми экзотическими фруктами. У девушки был немного виноватый вид, потому что ее очередной подопечный раньше положенного срока окончил свою земную жизнь. Теперь Алексию ждал разнос от начальства, из-за чего девушка немного нервничала. С другой стороны, это был уже не первый раз, поэтому ей было не привыкать. Наконец створки лифта открылись, и девушка оказалась в большом и очень светлом зале. Стены здесь облицованы белым каррарским мрамором, изумительной красоты скульптуры стояли вдоль стен. Посреди зала стояло возвышение похожее на полукруглую трибуну, за которой сидели девять представителей всех ангельских чинов.
Девушка судорожно сглотнула слюну, но все же подошла в центр, чтобы ее можно было разглядеть. Сверху послышался голос сидящего посередине члена Совета.
— Алексия Райская, вы понимаете, что это уже третий случай на вашей работе.
Девушка, грустно потупила взгляд и еле заметно кивнула.
Голос тем временем продолжил говорить:
— Мы, собравшись и взвесив все, пришли к выводу, чтобы понизить Вас в должности до стажера и решили дать Вам новый испытательный срок. В случае успеха, Вас восстановят в должности и вернут все привилегии, но в случае провала Вы больше никогда, слышите, никогда, не будете ангелом-хранителем. Вам это ясно?
Девушка, побледнев еще больше, чем перед входом, севшим голосом прошептала: «Да, я поняла».
Голос сверху вздохнул, и сказал уже мягче:
— Не отчаивайся, нужно всегда надеяться на лучшее. А пока можешь идти. Вот возьми новое досье. С трибуны медленно покачиваясь в воздухе стала спускаться папка с бумагами, в то время как папки на руках девушки наоборот взмыли вверх. Девушка, легко подхватив папку, пробежала глазами по содержанию и. кивнув начальству, пошла по направлению к лифту.
Несколько минут спустя, на земле.
Я прибыл на место сразу, как только прочитал адрес. И теперь сидел в коридоре московского роддома и ждал, когда же на свет появится моя подопечная. Через несколько минут дверь в операционную открылась, и я шмыгнул в проем. Акушерка уже держала на руках кричащую, маленькую девочку, но тут на меня с криком сверху свалилась очаровательная девушка. Столкновение получилось довольно болезненным. Девушка отряхнулась и сказала:
— О, а я-то думала, что посадка будет довольно жесткой.
— Да уж, может тогда наконец слезешь с меня.
— Ой, извини, извини. Я такая неуклюжая, — сказала она, слезая с меня и помогая мне подняться. — Меня, кстати, Алексия зовут.
— Алекс, — коротко ответил я. — Вот и познакомились. А теперь, давай за нашей подопечной.
Девушка коротко кивнула, и мы устремились за акушеркой.
Эта запись опубликована в Необъяснимое и отмечена , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.