Дай мне руку

В нашем городе всегда найдется место легендам, да только одна нас напугала до самых корней волос.

Я и моя подруга Лера всегда искали приключений на светлые головы, когда нам было по 12 лет. Дети мы шустрые и легкие на подъем были, конечно, первая мечта лета наших родителей – спровадить любимое чадо в детский лагерь. Это лето было не без исключений, да только запомнилось надолго.

Первый день лагеря. Сразу нам вставили по первое число выговоров и наказаний. То в столовой в вожатого кашей кинем (мерзкая и холодная каша по утрам – залог паршиво начатого дня), то ящериц настигнет день икс – хвосты их особая гордость коллекционирования. Естественно хвост шел в дело. Особо неугодным ребятам мы их кидали в сумки, тарелки, запихивали в зубную пасту. Эффект 100%. Час расплаты настал быстро – нам запретили купаться 3 дня, дежурство в столовой до самого конца смены. Вот и все приключения за первый день.

На второй с утра мы поперлись на дежурство. Настроение никакого, лица кислющие. Тетя Лида – тетка уроженка Украины, работала поваром на кухне. Она достаточно больших габаритов, конечно обрадовалась внезапной помощи малых сорванцов. Да только сил наших не рассчитала. Указав пальцем на полку с горой грязных кастрюль, велела отнести их в мойку и вымыть. Сняв со стола башни из кастрюль, началась эпопея. Я поскользнулась на луже чая и полетела в сторону мойки, при этом рефлекторно вцепившись в самую нижнюю кастрюлю, Лерка кинулась меня выручать, откинув свою долю в сторону. Как только я долетела до пункта назначения, стукнулась лбом об мойку, а боевую подругу накрыло разлетающиеся мины-кастрюли. После ничего не помню.

Очнулись мы уже в больнице. Голова трещит, один глаз не видит. Директор в коридоре отчитывается перед мамой, которая вся изошлась на истерику. Вожатые понуро стояли около наших с Лерой коек. Хотя у подруги вид был довольный, не считая шишки на лбу и мелких царапин.

— Ну чё? Круто прокатилась?

— Отвали… — обижено фыркнула я на подругу.

— Мне еще повезло, несколько шишек на голове, а вот у тебя сотрясение… — защебетала она, вроде как сочувствующе.- Но тебе тут не меньше недели валятся, а я всего на два дня.

-Лерка, полежи со мной по дольше, что я тут она буду делать?

На том и сошлись. Лерка бегала вокруг меня, иногда приносила витамины и таблетки, если у меня начинался новый приступ головной боли. Вот только в один день она задержалась. К вечеру взъерошенная подруга ворвалась в палату и начала что-то болтать:

— Я такое узнала… такое узнала.. не поверишь!!!

Я лениво подперев под себя подушку и переваливаясь с одного боку на другой предложила ей рассказать, но та вдруг поменяла позицию:

— Нет! Проверим все на деле.

Вот и начался мой ужас. В примечании могу сказать, что палата моя была на четвертом этаже. Сама больница достаточно большая, еще с революционных времен, основанная в 1919-20 х годах.

Вот настала ночь. Я как любитель приключений и фанат «байки из склепа « и «боишься ли ты темноты» готова была к любому повороту. И Лерка начала повесть:

— Сегодня я пошла к умывальнику, а там слесарь что то делал, поэтому на нашем этаже напора воды совсем не было, поэтому пошла на первый в самый конец коридора. Там я встретилась со сторожем, который заскучал. И три часа времени он травил меня байками своей молодости. Когда время стало поджимать, и я запросилась к тебе, он резко сник и сказал: «Хочешь, я поделюсь с тобой секретом?». Тут я села, он вздохнул и продолжил рассказ об этом военном госпитале. О том, что во время войны, когда тяжелораненых солдат не успевали хоронить, рабочие расширяли стены и кидали туда трупы. Иногда Врачи даже не смотрели, что они могли схоронить по ошибке живого человека. Партию трупов они цементировали в стене. По ночам сотрудники госпиталя слышали стоны из стены, но никто ничего не делал. С окончанием войны здание долго пустовало. Только в восьмидесятых сооружение отремонтировали, а ломая стены, нашли кучу человеческих останков. Но до сих пор, некоторый персонал госпиталя видят солдат в окровавленных шинелях и слышат стоны из стен….- Лерка закончив рассказ, произнесла пугающее «уууу»…

— Ну и дурра ты! – я закатила глаза. – Веришь в приведений! Он же только по телеку!

— А я вею… Если это правда, то наверняка мы их хотя бы услышим.- Подруга быстро юркнула на соседнюю койку и зарылась под одеяло. – Спокойных покойничков!

— Да иди ты! – На том и разошлись.

Ночью я не спала. Лерка-подлюга совсем напугать меня решила! Ровно после полуночи я услышала стук в стенку. Что было странно, ведь я спала около окна, а значит, стучать должны были с улицы. Я приподнялась на локти и посмотрела на подругу. Та сжавшись в калачик посапывала, что значит спала она убойным сном. Я ущипнула себя, вдруг это галлюцинации или сон. Но боль была реальная, а стук не прекращался. Медленно, я дотянулась до подоконника и посмотрела в окно. Там было темно, хоть глаз выколи и никого. Стук-стук-стук… Тут я немного струхнула и стала подкрадываться на цыпочках к Лерке. Поджав ей рот своей ладошкой, я растормошила ее.

— Тссс! Вслушайся! – шептала я ей. Она навострила уши и… схватила меня за руку. Мы побежали в туалет.

— Что за шутки? – горланила я.

— Значит кто-то снаружи! За окном! – отвечала она.

— Нет никого за окном! Я смотрела! Звук в стене! – тут подруга побледнела как приведение.

— Я не пойду туда обратно! Мне страшно!

Наш диалог прервала дежурная медсестра. Под наши протесты, она вытолкала нас из туалета и втолкнула с нашу палату, при этом, закрыв ее на ключ снаружи. Мы забрались на одну кровать и крепче прижались к друг другу.

— Это ты виновата! Рассказала какую то глупость на ночь, а теперь перетрусили тут.- Я начала выталкивать ее с кровати.

— Да тихо ты! Слушай! – резко остановила меня Лерка.

«Пошшш- мошшшш – гишшш- тешшшш» — в шипящих звуках мы распознали призыв о помощи. Но смотреть на друг друга не стали, так как побелели обе. Стало страшнее. Еще страшнее чем до этого. Стук теперь стал сильнее и отчетливее. Через несколько минут голос о помощи прибавилось. Они стали как будто окружать нас. Я и Лерка закричали на взрыв! Слезы текли ручьем! Ноги и руки онемели от ужаса. Потом резко все прекратилось. Послышался щелчок дверного замка и скрип двери. Нас бросило в дрожь с новой волной. За дверью никого не было! Но мы смекнули быстро что к чему, и на счет «раз» пулей вылетели из палаты. В коридоре никого не было. Только настольная лампа дежурной освещала коридор. Мы рванули на первый этаж к сторожу, но и его на месте не было. Пролетев насколько коридоров, очутились в белом холе предоперационной. А теперь представьте двух дурочек, которые напуганы на белого калена, и держась друг за груда дрожали как осиновые листы. У меня не попадал зуб на зуб. Стало очень холодно. Но мы четко приняли позицию, и так скажу не лучшую.

Тут открылась дверь, и мы заорали. Человек, зашедший сюда, от удивления орал вместе с нами.

— Что вы тут делаете, черт побери! – Он заговорил первым. Это оказался парень лет двадцати, с перебинтованной головой и с бежевой ночнухе, правда бледный очень.

— Эээ…- ничего не сказав членораздельного, мы отлипли друг от друга и повернулись заплаканным лицом к парню. Вот стыдно то как нам было.

— Меня Максим зовут. А вас?

— Лерка… — парень пожал ей руку.

— Эмилия … — и мне тоже.

— Что ж, давайте я вас провожу. Видать чего то не на шутку испугались. – Мы только кивали и шли около него. Странно, но с ним было легко, на полпути мы уже вовсю разговорились и забыли про свои страхи. – Я из 29 палаты, на втором этаже. Вот ударили меня сильно в голову, теперь не всегда выспаться могу, то боль мучает, то просто не спиться.

Мы присмотрелись на Максима, голова у меня была почти так же перебинтована, только у него еще капли крови проступали, а у меня в придачу большой фингал под глазом. Максим долго смеялся над тем, как мы сюда попали, да и мы не обижались и осознавали весь абсурд ситуации. Проводив на нас, он еще немного посидел с нами, рассказывая о своих школьных годах, проделках, о том как и его в лагерях наказывали за шуточки. Потом он посмотрел на часы.

— Ладно девчушки, пойду я. Скоро обход врача. На месте нужно быть. Заходите ко мне в гости, не забывайте. – Он закрыл за собой дверь. Через час стало светать, а мы ни в одном глазу спать не хотели.

Конечно на утро нас выругала медсестра за сломанный дверной замок, но нам было все равно. Как только прошел утренний обход мы рванули на второй этаж искать 29 палату и… не нашли ее. На ее месте был кабинет ЭКГ. Что делать? Тут мы побледнели, у меня до сих пор несколько прядей седых волос осталось. Парень, значит, и никогда не был тут. Мы побежали к сторожу. После нашего рассказа, он почесал затылок и рассказал продолжение. На месте нашей палаты было больше всего найдено остатков тел, а вот несущие стены так и не меняли, значит, там все еще могли храниться останки. А на месте 29 палаты был зал приема тяжелобольных пациентов.

 

Мы не смогли найти упоминания о Максиме, сколько не искали, но мы его помним. Ничто не забыто, никто не забыт.

Эта запись опубликована в Легенды, Призраки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.