Бабка на лавочке

Летом я часто проживаю на даче. А по соседству со мной участок принадлежит некий бабке, вроде чокнутой, хотя не бешеной. Всеми днями посиживает на лавочке у себя перед зданием и бормочет что-нибудь под нос, так, собственно не разобрать.

Я как-то направил внимание, как скоро мимо проходил, собственно она вроде гладит кого-либо, кто на коленях посиживает. Мыслил, кот — пригляделся, а нету никого, просто руки над коленями держит так, словно удерживает кого-либо, и одной рукою по воздуху гладит. Я тогда уже прикинул, что скорее всего у нее был кот однажды, вот она и пристрастилась, и как скоро думает, рука у неё обыкновенные перемещения совершает, словно кот на коленях посиживает. Ну, как у Булгакова, как скоро Йешуа додумался, что у Пилата есть собака, как скоро тот в период головной боли делал перемещения, словно гладил её.

А единожды ночкой, когда я дремал на даче, вот что произошло. Просыпаюсь от того, что рука лежит на чем-то шерстистом, лежавшим у меня под боком. Ну, я спросонья принял решение, собственно кот мой, погладил по повадке, хотя ощущаю — шерсть очень твердая некая. И вот вспоминаю, что я на даче, а кот-то у меня в городе. Просыпаюсь, природно, сразу, хотя не дергаюсь, и резко мыслю — как поступить. В голове здесь ведь проект созрел — живо накрыть одеялом, собственно бы данное ни было, и в окошко выбросить.

И лишь я 1-ое движение устроил, как данное что-нибудь с постели спрыгнуло и к двери метнулось. Я исключительно периферийным зрением отметил контур, и что-нибудь непонятное в перемещении его было. Я вскочил, дошел до двери, вижу, полуоткрыта, и угомонился, принял решение, что просто дверь пренебрегал перекрыть вечерком и некий кот забрел ко мне, быть может собачка чья-нибудь.

Возвращаюсь, прохожу мимо окошка, и неожиданно напрямик за ним вижу лицо бабки с располагающегося рядом участка. Я еще ни разу её таковой не видел, волосы седоватые распущены, на ветру развеваются, глаза несчетные, и напрямик на меня глядит. И так ужасно мне стало, я от окошка отскочил назад, а она кинулась на собственный участок, очень большими прыжками. Я еще длинно угомониться не имел возможности, хотя прилег и заснул в конечном счете. Теперь как скоро засыпал, здесь до меня дошло, что непонятного было в том удирающем коте, либо собаке, кто бы уж там не был — перемещался он так, словно бы не бегал, а катился по полу к двери.

Наутро пробудился, пошел за водой, прохожу мимо участка бабки, а она как практически постоянно, посиживает на лавочке, и под нос себе что-нибудь бормочет, причесанная, негромкая, как традиционно. Я уж поразмыслил, приснилось мне ночкой, как она в полоумном облике по участкам носилась. А ближе подхожу, и слышу, как она произносит, рассудительно абсолютно, и рукою, как практически постоянно, гладит что-нибудь невидимое у себя на коленях:

— Что все-таки ты, зачем в ночь бежать меня за собой вынудил, а? Для чего к молодому человеку ночкой забрался, вон как запугал его!

Меня аж в дрожь кинуло, я чуть сдержался, чтоб на бег не перейти.

Стал в последующие дни справки про эту бабке наводить, никто смыслом ничего не понимает, помимо всего этого, собственно она лет 10 в психушке провела, а с той поры, как отпустили, все посиживает у себя перед жилищем на лавочке целыми днями.

И лишь единожды, день победы был, опьянели мы с одним мужчиной в возрасте, из местечка, и он поведал мне, собственно бабка данная лет пятнадцать назад собственного деда зарубила топором, и голову ему отрубила. И как скоро менты подъехали, она посиживала на самой что ни на есть лавочке у себя перед жилищем, усмехалась, а отрубленную голову деда собственного держала на коленях, и всё гладила и разговаривала с ней.

Эта запись опубликована в Призраки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.