1000 причин стать убийцей / Кладбищенский сюрприз

— Любимая сегодня у меня для тебя особенный подарок, — сказал парень, открывая дверцу автомобиля с пассажирской стороны.
Девушка кокетливо села на сидение и пристегнулась ремнем безопасности. Ее муж захлопнул дверцу перешел на другую сторону и сел на место водителя. Достал с кармана черную повязку.
— Я завяжу тебе глаза. Чтобы ты не видела, куда мы едем. Потому что это сюрприз.
— Вадим, как интригующе, — девушка повернула голову так чтобы муж смог завязать повязку.
Чёрная Тойота вынырнула со двора и поехала по проспекту. Через десять минут она уже плавно мчала по шоссе.
— Вера, я так долго ждал твоего дня рождения, чтобы сделать тебе этот сюрприз, — монотонным голосом сказал Вадим.
Так долго едем, — подумала девушка. Наверное, едем в какой-то загородный домик в лесу. А там нас ждёт накрытый стол с шампанским и фруктами. А рядом играют музыканты нашу любимую песню.
Машина свернула направо и выехала на грунтовую дорогу. Через десять минут они приехали.

— Приехали, — открывая дверцу и подавая руку, сказал Вадим.
Вера не спеша вылезла с автомобиля и, держась за руку мужа, медленно шла за ним.
— Еще совсем немного, любимая, — эту фразу Вадим проговорил с какой-то идиотской улыбкой.
— Вот мы и пришли, — Вадим отпустил руку Веры и запустил руку в карман своих штанов.
— Можно снимать повязку? — поинтересовалась девушка.
— Подожди, милая. Еще секунду. Я сам сниму ее. Ты готова?
— Конечно, готова, — с ноткой нетерпения в голосе ответила Вера.
— Тогда слушай, — Вадим начал читать то, что было написано на записке, которую он извлек из своего кармана.
— Предполагаемый отец исключается как биологический отец тестируемого ребенка.

Он снял повязку с жены.

— Я провел этот тест еще до смерти Виктории, — сжимая кулаки, продолжил Вадим. — Семь лет я любил ее как родную дочь, а тебя как верную жену. Семь лет ты врала мне. Я был просто безумно счастлив, когда Вику сбила машина. Потому что я бы не смог убить ребенка. Хоть даже и не своего. Но тебя.
Вадим схватился за шею жены и начал её сдавливать.
Вероника не сопротивлялась. Она не могла оторвать взгляд от картины, которая предстала перед её глазами.
Труп её дочери Виктории был выкопан и лежал возле могилы.

Через сорок минут чёрная Тойота выехала с кладбища. И только одному Богу было известно, как Вадиму удалось спрятать тело жены и ребёнка в одной детской могиле. И обойтись без единого свидетеля.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи 1000 причин стать убийцей / Кладбищенский сюрприз отключены

Призрачная электричка

Я спешил домой с работы. Было уже темно и морозно — декабрь месяц, как никак. Поскольку работал я в одном городе, а жил в другом, то приходилось ездить на электричке. Утром — на работу, вечером — домой. Дорога занимала чуть меньше часа. Сегодня пятница, настроение приподнятое.

Поднявшись на безлюдную платформу, я стал ждать электричку. На платформе — ни души: она находилась на отшибе, рядом с промзоной, и тут, как правило, всегда народу было немного, а сегодня — совсем пусто.

Достав телефон, я стал чего-то искать в интернете. Как-то тихо подкралась электричка, я еще приятно удивился, что она прям на пять минут раньше прискакала — не часто такое бывает. Этот факт только добавил позитива, и я буквально вскочил в её распахнутые двери.

Хотелось уже погреться в теплом вагоне, на улице было градусов двадцать пять с огромным минусом. Войдя в тёплый вагон, я прямо ощутил, как уровень настроения подскочил еще на десяток пунктов. Кроме того, вагон был абсолютно пуст, садись куда хочешь. Красота! Скоро буду дома, а впереди — два дня выходных, на которые у меня куча планов.

Как только я присел поудобнее, электричка тронулась и стала набирать скорость, я было торкнулся в интернет, но не тут-то было — в телефоне как-то разом прервалась вся связь с внешним миром. Я прямо даже не ожидал такой пакости от своего верного Самсунга, две сим карты, и обе не в сети.

Перезагрузил телефон — та же картина. Ну да ладно, эта мелкая неприятность не смогла испортить мне настроения, я достал наушники включил аудиокнигу и в ожидании кондуктора откинулся на спинку.

В наушниках бубнил монотонный голос, и я уснул.
Когда проснулся, то в голове проскочила мысль — не проехал ли я мимо, сердце заколотилось, и я сразу посмотрел на время. Еду уже около часа, сейчас должна быть моя станция, но электричка по-прежнему мчит, не сбавляя хода, за окнами — ночь, луна и лес. Бескрайний какой-то лес и справа и слева . В вагоне по-прежнему ни души. Стало как-то не по себе.

Посмотрел на электронное табло с бегущей строкой, но там — пусто. Я снова в телефон — там по-прежнему нет связи.

Дай, думаю, пройду вперед по вагонам, да спрошу у людей, какая была последняя остановка. Телефон с наушниками сунул в карман, иду в следующий вагон — пусто. Иду дальше. Прошел, наверное, пять полутемных вагонов, — ни души! Взгляд упал на кнопку экстренной связи, подхожу к ней, жму.

Из динамиков по перепонкам ударил дикий скрежет и шипение, от неожиданности я аж отскочил назад. Мысли метались в голове, и я не знал, что делать. Посмотрел на стоп-кран, он — сорван.

Правая рука поднялась, чтобы почесать затылок, и тут я вспомнил, что у меня была шапка — я оставил её на сидении в том вагоне, в который вошел на станции. Я спешно двинулся назад за шапкой. По пути подмечаю, что стоп-краны везде сорваны. От этого беспокойство только усиливается. Но, если бы я знал, что меня ждет по дороге в свой вагон, то вовсе бы не пошел назад. Но я не знал…

В общем, преодолеваю я три вагона в направлении хвоста, захожу в следующий, а с противоположного конца в вагон входит оно…
Когда я его увидел, то оцепенел прямо в дверях. Меня прошиб пот, и чуть не подкосились ноги. А из горла вырвался какой-то хрип.

Оно было огромного роста и ширины и медленно шло мне на встречу на огромных босых ногах. По форме ноги были как человеческие только размер… Размер каждой ступни был с детские санки. В вагоне горел один запыленный светильник, он, как луна, освещал мистическую картину, которая казалась мне сном.

Огромные руки существа с ладонями, как ковши экскаватора, доставали до пола. Его пальцы были толщиной с мою руку, и ему приходилось сутулится чтобы проходить по высоте вагона. Огромный живот свисал над штанами. Этот мутант был одет в форму кондуктора, которая тоже была огромных размеров, но трещала по швам от распирающего её тела. Форма была грязной и изорванной.

Через плечо на ремешке висела большая, потрепанная кондукторская кожаная сумка. Но самым страшным было то, что сидело на плечах — это была огромная лысая голова, вся в шрамах, без глазных яблок, с зашитыми матрасным швом веками. Рот был таких размеров, что в него целиком мог поместится средний арбуз.

Монстр медленно шел вперед, при этом ощупывая каждое сидение своими ручищами. Он тщательно проверял всё пространство в вагоне. Щупал под сидениями, сами сидения и даже ощупывал полки для багажа. При этом он бормотал что-то нечленораздельное, фыркал, похрюкивал и хрипел. Иногда можно было разобрать рычащие слова: «Предъявите билет», — а дальше, — «Хр-р-р-р, а-а-а-а-а-а-а-а, ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы, билет, а-а-а-а-а, предъявите…».

Тут вагон тряхнуло, и моё оцепенение прошло, я быстро развернулся и рванул назад. Я пробежал вагонов десять, а может, и все пятнадцать, пока справа от меня не промелькнула фигура сидящего человека. Мой мозг не сразу среагировал на эту информацию, да и ноги от страха не подчинялись приказу остановиться, поэтому я пронесся до тамбура и там, усилием воли, смог остановить ноги. Развернулся и посмотрел на человека, мужчина дремал у окна приблизительно в середине вагона. Я подскочил к нему чтобы разбудить его. И когда я схватил его за плечо, он проснулся.

— Бежим отсюда, а то нам — конец, там мутант! — взволнованно прокричал я.
— А-а-а, это вы с кондуктором повстречались, — горько ухмыльнулся пассажир.
Я как-то опешил от его спокойствия. Открыл было рот, чтобы что-то сказать, но все слова в голове окончательно запутались.
— Да вы не волнуйтесь, присядьте, я вам сейчас все расскажу, — предложил незнакомец.
Его спокойный тон подействовал на меня, мои ватные ноги согнулись, и я присел напротив собеседника.
А он продолжил:
— Между нами и кондуктором вагонов десять-двенадцать, как вы, наверное, заметили, кондуктор — слеп и двигается очень медленно. На то, чтобы ощупать весь вагон, тамбур и протиснуться в следующий, у него уходит около 20 минут. А значит, до нашего вагона он доберётся часа через три. Так что у меня есть время для того, чтобы как-то пояснить вам, что тут происходит.
— Что тут происходит? — выпалил я первое, что пришло в голову.
— Меня зовут Георгий Александрович, можно просто — дядя Жора, я — пассажир призрачной электрички, и вы теперь — тоже.

Я отдышался и разглядел попутчика, он был раза в два старше меня, на вид около шестидесяти лет, интеллигентного вида, с небольшой седеющей бородкой, на голове немного мятая темная шляпа, и одет он был в темное пальто, которое тоже выглядело немного мятым.

— Почему вы назвали электричку — призрачной, и когда будет моя станция? — продолжил pасспрашивать я, выбирая наиболее насущные вопросы из тех, что роились в моей голове.
— Вашей станции не будет. Эта электричка находится в другом измерении относительно нашего с вами мира. — Сочувственно произнес дядя Жора и продолжил. — Вам сейчас трудно будет все это понять, но я постараюсь пояснить. Ситуация такова: мы с вами попали в параллельное измерение. Эта электричка иногда останавливается на станциях и забирает пассажиров. Причем, забирает пассажиров из нашего, того измерения в это вот, параллельное. Это всегда только один пассажир. И назад выйти из нее в наш мир невозможно.
— Как это? — недоверчиво спросил я.
— Посмотрите в окно. Что вы видите? — произнес он.
— Там темно, — ответил я.
— Вот именно, — подтвердил мой собеседник, — в этом мире всегда ночь. А электричка мчит среди бескрайней зимней тайги. С обеих сторон — деревья. Бесконечный хвойный океан. И мороз. Я уже больше месяца еду. Хотя, понятие времени тут очень условно. И за окном ничего не меняется. Только изредка бывают станции. Заброшенные, безлюдные, среди бескрайней тайги. И после того, как электричка делает на них остановку, в ней появляется новый пассажир. На последней станции в неё вошли вы.
— А почему же вы не вышли из электрички в этот момент? — спросил я.
— Тот, кто из неё выходит, остается на заброшенной станции среди морозной тайги вот этого странного мира. И погибает либо от холода либо, — тут мой собеседник замолчал.
— Что… либо? — прошептал я.
— Вы видели кондуктора? — спросил он. — Так вот представьте себе, какие монстры водятся в этой тайге. Эта электричка, как обратный клапан, она впускает в свой мир людей из нашего мира, а вот как попасть обратно — я не знаю.

Все это походило на какой-то бред или злой розыгрыш. Я сегодня вечером сел в электричку, чтобы доехать домой, а попал непонятно куда. Связь не работает. Выйти не могу. Но должен же быть какой-то выход.

— Послушайте, а если пройти вперед по движению состава, то можно ведь дойти до электровоза, а там машинисты, — стал рассуждать я.
— Это тщетно, — прервал меня мой спутник. Во-первых, я даже представить боюсь, как выглядят тут машинисты, а во-вторых, электричка бесконечна, вернее сказать, — безначальна.
— Как такое может быть? — недоумевал я.
— Не забывайте, друг мой, мы с вами находимся в другом мире, тут не работают законы нашего мира. Я больше месяца перемещаюсь вперед по вагонам. Кондуктор подгоняет. В общем, нет у нее начала, а заканчивается она сразу за кондуктором. Когда он проходит очередной вагон, то тот сразу же пропадает. Как будто в воздухе растворяется.
— А кто этот кондуктор? — спросил я.
— Один из аборигенов этого мира, — пояснил он. — Этот мир населен мутантами, каждый из которых, заточен под определенную задачу. Кроме кондуктора, тут есть дорожные рабочие, кассиры на станционных кассах и даже стражи порядка. Все они крайне агрессивны, и мы для них просто пища. Я видел, как кондуктор съел Германа. Он схватил его свой ручищей как пирожок, сначала откусил голову, а затем сожрал всего Германа без остатка. До сих пор, как вспомню, так ноги подкашиваются.
— Какого Германа? — выдохнул я.
— Герман стал пассажиром через несколько суток после меня. Начал рассказывать дядя Жора. Сутки я отмеряю наручными часами, солнышка ведь тут нет. А потом у Германа возникла теория, что покинуть электричку можно, если оказаться за кондуктором. И Герман решил спрятаться под сидением, в надежде, что кондуктор слепой и не найдет его. Но кондуктор его нащупал. Я пытался отговорить Германа, — сокрушался дядя Жора, — но он не слушал меня. А я стоял в тамбуре и наблюдал. И когда кондуктор его схватил… Потом этот хруст черепа… В общем, жуткое зрелище. После увиденного я, наверное, вагонов двадцать пробежал, все не мог успокоиться. До сих пор мурашки по коже.

Дядя Жора замолчал, и я тоже не знал, что сказать; я пытался выстроить какую-нибудь вменяемою картину того, что со мной происходит. Но это было не просто. Мой мозг не вмещал безначальную электричку, не мог понять, как я проник в другой мир и что же делать со всем этим.

— Ты не голодный? — как-то по-отцовски спросил дядя Жора.
Его вопрос выдернул меня из хаоса моих размышлений, и я почувствовал, что зверски хочу есть.
— Да есть немного, — смутился я.
Дядя Жора выдвинул из-под скамейки спортивную сумку, и стал извлекать из нее свертки.
— Вот курица в фольге, хлеб, помидорки, огурец, полторашка газировки, — перечислял он.
— А откуда у вас еда? — удивился я. — Ведь вы тут уже давно…
— Это еще одна странность этой электрички, — разворачивая курицу, стал пояснять он. — Дело в том, что продвигаясь по вагонам, мы обнаруживаем в некоторых из них разные сумки с едой и водой, они выглядят так, как будто пассажир вышел на своей станции и забыл свою кладь. А откуда реально берутся эти сумки — мы не знаем. Такое ощущение, что кто-то не желает, чтобы мы тут умерли с голоду.
— А что, кроме нас тут еще есть пассажиры? — жуя курицу, спросил я.
— Да, Леха и Сергей. Но они ушли далеко вперед. Леха, как-то нашел записку, в которой говорилось, что в электричке есть портал, через который можно вернуться в наш мир. Неизвестный пассажир пояснял в ней, что этот портал постоянно движется вперед по вагонам, он как-то синхронизирован с кондуктором и находится всегда впереди него на тысячу вагонов… Вот они и пошли его искать. Им кажется, что они найдут выход, — нарезая помидорки и хлеб, рассказывал дядя Жора. Но я думаю, что нет никакого портала, поэтому я не спешу.

В небе за окнами висела огромная луна, освещая бледно-пепельным светом бескрайнюю тайгу. Колеса, словно копыта какого-то мифического коня, ритмично стучали по железной дороге. Два человека в полумраке ели курицу в пустом вагоне странной электрички без начала, которая неслась неизвестно куда по просторам непонятного мира.
— Более мистическую картину и представить сложно, — подумал я, похрустывая огурцом.
— Нам пора выдвигаться, — произнес Дядя Жора, глянув на часы, — кондуктор скоро будет здесь. Да, кстати, вы так и не представились, молодой человек. Как вас зовут? — продолжил он.
— Валера. И можно на ты, — ответил я.
— Очень приятно, — прокряхтел он, вставая. — Давай-ка, Валера, сматывать отсюда, пока кондуктор не пришел.

Дядя Жора взял свою сумку, и мы пошли по пустым вагонам, подальше от кондуктора.
— Считай пройденные вагоны, и я буду считать, потом сравним, — обратился он ко мне.
И я стал загибать пальцы, проходя очередной вагон.

Мы прошли семь вагонов и перед дверью восьмого дядя Жора резко остановился и поднял руку. Я понял его жест и тоже замер. Через секунду он показал пальцем в сумеречное пространство вагона перед нами. Я пригляделся и увидел лежащего на полу человека. Он лежал между рядами сидений, ногами к нам, и в правой ладони его было зажато что-то белое. Человек не двигался, и лишь электричка покачивала его из стороны в сторону.

— Время от времени, — начал шептать дядя Жора, — электричка преподносит пассажирам вагон с сюрпризом. Сюрпризы бывают разные, но, как правило, всегда смертельно опасные. Как будто злой экспериментатор проводит над нами опасные опыты. В эти моменты надо быть крайне осторожным.
— Что будем делать? — прошептал я.
— Ты стой тут, а я пойду гляну, — тихо скомандовал дядя Жора.

Он опустил сумку на пол, медленно раздвинул двери вагона ровно на столько, чтобы протиснуться боком, и, крадучись, двинулся к фигуре на полу. Я, готовый в любую секунду прийти ему на помощь, остался наблюдать. Подкравшись к лежащему на полу, он наклонился, потом потрогал его рукой и через секунду резко отпрянул, и присел рядом на сидение. Потом жестом позвал меня. Я осторожно приблизился.

— Это Сергей, — скорбно произнес дядя Жора. — Он мертв, — он наклонился и вытащил из ладони Сергея листик бумаги. Это была записка от Лёхи.
— Я так и не понял что произошло, — писал в своей записке Леха, — Сергей сказал, что хочет, пардон, отлить и остался в тамбуре, а я пошел в следующий вагон. Ждал его минут десять, потом пошел за ним. А его нет. Прошел назад еще три вагона. Пусто. Подумал, что он решил вернутся к вам, и не стал его больше искать. Двинул вперед в поисках портала, а через 14 вагонов вижу его на полу, мертвого. Без признаков насилия. Но как он оказался впереди меня!? Почти на десять вагонов! Дядя Жора, будьте осторожны!

— Блин, и что теперь с трупом делать? Похоронить негде. И так оставлять вроде неудобно. Может сожжем? Кремация — это ведь как похороны, — предложил я, — и пусть весь вагон сгорит к едрене фене. Что нам терять?
— Ни в коем случае! Не вздумай ничего поджигать! — заволновался дядя Жора. — Мы уже пробовали спалить вагон, думали подожжем его прямо перед кондуктором, и если кондуктор в нем сгорит, то мы в своё измерение попадем. Да не тут-то было. Как только костер из сидений стали разводить, тут же появился пожарный. Где-то в тамбуре материализовался со стороны кондуктора. Монстр, я тебе скажу, не хуже кондуктора, только зрячий и в шлеме. Да еще багор у него и огнетушитель. Мы чуть кирпичей не отложили, когда его увидели. А он огонь из огнетушителя потушил, багор наперевес и, — за нами бегом. Ревет, как раненый бык. Двери между вагонами пинками вышибает. Не знаю, сколько вагонов мы от него бежали. И когда я упал без сил, то подумал: кранты мне. Но он исчез так же внезапно, как и появился. В общем, с огнем тут баловать не советую.

— Да тут я вижу особо не забалуешь, — впечатлился рассказом я.
— А чей это багаж? — указал я пальцем на темный рюкзачок на полу, под одним из сидений.
— Не знаю, давай глянем, — предложил Дядя Жора.

Я поставил рюкзак на сидение, открыл молнию, и мы стали изучать содержимое. В нем оказалось несколько вареных яиц, нарезка сырокопченой колбасы, немного хлеба, пара яблок и термос с горячим чаем. Во внутреннем кармашке рюкзачка мы нашли немного денег — около двух тысяч рублей, какие-то чеки, ключи и билет на эту электричку. И тут, при виде этого билета, у меня возникла идея.

— Дядь Жор, ведь кондуктор требует билет, а давай попробуем ему этот билет предъявить. Мы ведь тогда окажемся по ту сторону от кондуктора и сможем в свой мир попасть.
— Ну, во-первых, у нас только один билет, — стал рассуждать дядя Жора. — А во-вторых, опасно это. Вдруг кондуктору что-то не понравится? Сожрет и фамилию не спросит. Надо бы для начала как-то поэкспериментировать с этим билетом, но на безопасном расстоянии, — и тут мы оба посмотрели на тело Сергея. — Кондуктор ведь когда найдет его на полу да безбилетного, то сожрет по-любому, а спрятать мы его все равно никуда не сможем.
— Давай усадим Серёгу на сидение и вложим ему в руку этот билет, а сами понаблюдаем, что будет делать кондуктор, — предложил дядя Жора.
Я молча кивнул.

Так мы и сделали. Серега был похож на уснувшего пассажира, мы усадили его у окна, лицом к хвосту электрички прямо у входа в вагон. В его правую руку был вложен найденный в рюкзачке билет. Мы с дядей Жорой, отошли в начало вагона и стали ждать кондуктора, коротая время беседой.

— Дядь Жор, а почему вся еда в рюкзаке была свежая и даже чай в термосе горячий? — спросил я.
— В этой электричке всегда так. Вся поклажа которую мы в ней находили, выглядит так, как будто её только что забыл какой-то рассеянный пассажир, — ответил он.
— Вот блин. Я чувствую себя каким-то кроликом, над которым ставят опыты и подкармливают, чтобы не сдох с голоду, — сокрушался я. — Узнать бы, кто этот злой гений, который над нами так вот издевается.
— Да нет никакого гения, просто человек мало что знает даже о том мире, в котором обитает, — произнес дядя Жора. — А что уж говорить о тех законах, которые царят в соседних мирах. Надо уметь подстраиваться, — продолжил он. — Надо попытаться понять, что тут происходит. Вникнуть в правила игры, так сказать. И тогда мы, возможно, найдем выход.

Прошло какое-то время, и мы услышали хлопанье дверей между вагонами и поняли, что кондуктор добрался до нашего вагона. Находиться с ним в одном вагоне было очень неприятно, и страшновато. Поэтому мы с дядей Жорой вышли в тамбур и стали наблюдать за происходящим через стекло закрытых дверей. Так было спокойней. Мы видели, как кондуктор бормоча какой-то бред протиснулся в вагон и стал тщательно прощупывать все пространство. Провел своей ручищей по сидению, где сидело тело Сереги, и нащупал его руку с билетом.

Аккуратно взял билет, потом достал из своей сумки какой-то аппарат, сунул в него билет. На аппарате загорелась красная лампочка и раздался длинный неприятный звук. Кондуктор стал возбужденно орать, схватил бедное Серёгино тело и одним махом откусил голову. Меня стошнило прямо на стекло, через которое мы наблюдали. Дядя Жора схватил меня за руку и стал уводить подальше от кондуктора. Эксперимент провалился. Аппарат кондуктора не признает билеты из нашего мира.

Нас охватило отчаяние вперемешку с разочарованием. Да к тому же, страх подгонял нас уйти как можно дальше от кондуктора. Сначала мы шли очень быстро. Вагоны не считали. Но потом усталость взяла свое. И мы устроили привал. Вагоны были разные. Некоторые были старыми, грязными и ржавыми. Неприятно пахли, и в них не хотелось останавливаться. Другие же выглядели довольно новыми и чистыми. В одном из таких мы и присели.

— Давай чайку попьём, Валер, — прохрипел запыхавшийся дядя Жора, доставая из сумки тот термос, что мы нашли в рюкзачке и пару каких-то конфет. Крышка термоса служила еще и бокалом, а в него была вложена пластиковая пиала. Таким образом, термос был рассчитан на две персоны. Я пил из крышки-бокала, а дядя Жора — из пиалы.

— Дядь Жор, вы говорили о каких-то стражах порядка, это что — полиция местная?
— Да, вроде того, — произнес, отхлебывая чай, он. — Сам я их не видел, мне Леха рассказывал, он раньше меня тут появился. Так вот, было их трое пассажиров, сам Лёха, Серёга и Стасик полу-бомж. Стасик задолго до Лёхи с Серёгой тут обитал. Говорят, ему тут нравилось. В нашем мире жилья-то у него не было, а тут и еда бесплатная, и крыша над головой, он даже бражку умудрялся тут делать из разных фруктов и конфет, что добывал в сумках.

Однажды нашли они записку. А в ней сказано, что наряд можно вызвать в вагон, если нажать кнопку вызова и, не обращая внимания на шумы, крикнуть фразу: «У нас ЧП в вагоне!». А дальше было сказано, что, дескать, лучше этого не делать, потому что появятся двое дежурных и утащат с собой первого, кто им попадется под руку, и больше вы его не увидите. И что сопротивляться бесполезно, силища у них неимоверная, и выглядят так, что колени подкашиваются.

Когда Лёха записку вслух прочитал, то Стасик стал смеяться, и выделываться. Дескать, брехня это все про дежурных, я сто раз эти кнопки нажимал и никого не видел. Стасик был сильно под мухой от своей бражки. И стал громко ругаться, дескать, в гробу он видел всех ментов, что он их одной левой всех размажет. И всё в таком духе. Потом, по рассказу Лёхи, Стасик подбежал к кнопке, нажал и заорал: «У нас ЧП в вагоне!!!». Из динамиков вырывался скрежет и шипение. Но Стасику было все равно, он орал во все горло: «У нас ЧП в вагоне!!!»

Леха говорил, что они с Серёгой хотели было оттащить его от кнопки. Но тут такое произошло, что они, как вкопанные, остались на месте.

Из тамбура вломились двое. Один — здоровенный до потолка, другой — ему по пояс. Лица в ужасных шрамах. На обоих — остатки формы. Голубые рубашки потрепанные в бурых пятнах. У здоровяка ручищи такие, что аж рукава лопнули. Оба босиком, но при погонах. Рычат, как медведи. Глазищи — красные и бешеные.

Схватили они Стасика и давай его мутузить, все зубы ему повыбивали, лицо в кровь разбили. Затем скрутили, нацепили наручники и за ноги уволокли туда, откуда пришли. Леха говорил, что они с Серегой оцепенели от увиденного. Долго потом боялись идти дальше по вагонам. Но кондуктор подгонял сзади, и им пришлось продолжить движение. Стасика они с тех пор и не видели, а кровавый след от него прерывался в переходе между вагонами. Как будто все трое там просто растворились.

— Серьёзные дела, — не зная что и сказать, пробубнил я.

Тут мы заметили, что электричка стала замедляться.
— Похоже, будет станция, — глядя в окно, задумчиво произнес дядя Жора. И, возможно, еще один пассажир.
— А что, разве пассажиры бывают не на каждой станции? — удивился я.
— Нет, — ответил он. — Иногда электричка стоит на станции довольно долго, как бы ожидая свою добычу. Но далеко не всегда ей удаётся вырвать из нашего мира очередного бедолагу.
— А если нам выйти на станции и отговорить пассажира входить?! — выпалил я.
— Наивный ты, Валера. Ты не увидишь пассажира, не забывай: мы с ними в разных реальностях. Он находится на станции в нашем, родном мире. А мы с тобой — не пойми где.

Тем временем, электричка крадучись подползла к станции и окончательно остановилась. Двери с шипением и лязгом раздвинулись. Из динамиков хрюкнуло что-то невнятное. Станция представляла собой двухэтажное здание с выбитыми, темными окнами. Пустую, ночную платформу освещала пара тусклых фонарей.

В стене здания виднелось единственное не разбитое и зарешеченное оконце, в котором тускло горел свет, а над ним виднелись буквы «КАС». Дальше буквы либо отвалились, либо их никогда и не было. Но было понятно, что это касса. Атмосфера запустения и полумрака была прямо мистической.

— А можно, я выйду на разведку? — поинтересовался я.
— Можно. Только когда услышишь голос из динамиков, то сразу заходи в вагон. Иначе останешься тут навсегда.
— А что в здании? — не унимался я.
— Лучше туда не суйся, — предостерег дядя Жора. — Там такие твари обитают, что не обрадуешься. Кстати, если кого на улице увидишь, беги со всех ног в вагон. Они, как правило, сюда не суются. Вроде как не положено им. Но если поймают на улице, сожрут.
— Хватит усугублять-то, дядь Жор. Мне теперь выходить страшно.
— А то! — многозначительно произнес дядя Жора. — Я и сам никогда не выхожу.

Над этим странным миром висела вечная морозная ночь. Но я все таки решился выйти из вагона, потому что у меня созрел план. Я решил дойти до кассы и попробовать купить билет.

Выйдя из вагона, я почувствовал крепкий мороз. Странно, но снега нигде не было. Я только сейчас обратил на это внимание. Оглядевшись по сторонам, я увидел с обеих сторон, уходящие в темноту леса, вагоны.
— Неужели, она и правда — бесконечная? — подумал я, медленно продвигаясь к кассе.

Кассовое окно было мутным, но за пыльным стеклом виднелся силуэт кассира. Подробно разглядеть самого обитателя кассы было невозможно, да и не очень хотелось. В нижней части окна я увидел выдвинутый на улицу ржавый лоток. Кинув туда пятисотку, я задвинул его в кассу и сказал: «Два билета», — при этом показал в окно два пальца, на случай, если в кассе меня плохо слышно.

Силуэт в окне засуетился, и вдруг лоток с пятисоткой вышибло назад, а из-за окна раздался нечленораздельный рев и какая-то ругань. Я от неожиданности отпрыгнул. Сердце колотилось. Я посмотрел на дверной проём в здании. Мне было не по себе от мысли, что кто-нибудь из его обитателей услышит шум и выйдет на платформу. Но все обошлось. Осторожно забрав из лотка свою пятисотку, я повернул голову к вагону. И увидел какое-то движение. Подкравшись поближе, я разглядел под вагоном очертание фигуры, точнее, только её задней части. Стоя на четвереньках и просунув голову под вагон, там возился какой-то здоровенный тип в грязном оранжевом жилете, рядом с ним на платформе лежал молоток и еще какой-то инструмент. Под вагоном же слышалось его недовольное ворчание и металлическое постукивание, вероятно, он устранял какую-то поломку в нижней части вагона.

— Наверное, местный механик. И как только он меня не заметил! — с ужасом подумал я.
Мне захотелось срочно нырнуть в вагон, пока механик меня не засёк. Но тут я увидел, что из заднего кармана его грязных брюк торчит красная корочка удостоверения.
— Наверное, это удостоверение работника железной дороги, — мелькнуло у меня в голове, и тут же созрел план.

Я подкрался с тылу с механику, резко выхватил из его кармана удостоверение и бросился к дверям вагона. Его реакция была просто звериной, и он тут же с ревом кинулся за мной. Потеряв драгоценные секунды на подъём по железным ступенькам вагона, я уже в тамбуре почувствовал что мутант меня догоняет.

Раздвинув двери в вагон слева, где меня ждал дядя Жора, я рванул в сторону хвоста электрички. Двери еще не успели сомкнуться за моей спиной, как я почувствовал, что механик схватил меня за ногу. Рухнув на пол, я смог ухватится за ножку первого сидения. Стоя на платформе, механик дотягивался своими неимоверно длинными руками до меня, и это при том, что я был уже в вагоне. Дядя Жора с испуганным лицом кинулся мне на помощь, он ухватил меня за одежду и стал изо всех сил тянуть в вагон.

Ситуация стала патовой: со стороны хвоста электрички к нам неотвратимо приближался кондуктор, а вперед меня тянула, без преувеличения, гидравлическая рука механика. Силы были не равны, и мы с дядей Жорой понимали, что механик сейчас выдернет меня из вагона, как пробку из бутылки. Мы упирались из последних сил, дядя Жора кричал мне, чтобы я держался, но моя рука по одному разгибала онемевшие пальцы, мы в ужасе смотрели друг на друга и мысленно прощались.

Вдруг я вспомнил про кнопку экстренного вызова наряда. Каким-то неимоверным усилием я дотянулся до неё и, нажав, заорал во всё горло: «ЧП в нашем вагоне!!! ЧП в нашем вагоне!!!»

И тут началась настоящая жуть. Наряд из двух мутантов ворвался в тамбур, и первым, кто им попал под руку был механик, который по пояс вторгся в электричку и тащил меня за ногу из вагона. Через секунду я услышал хруст ломаемых костей и дикий вопль механика. В тамбуре началась кровавая баня. Вагон прыгал так, как будто у него на крыше плясало стадо слонов. Эти два гоблина втянули механика в тамбур и просто разбирали его на запчасти. Рычание и вопли при этом были такой силы, что закладывало уши.

Дядя Жора, выдыхаясь, оттянул меня в середину вагона. Обернувшись, я увидел что оторванная рука механика по-прежнему держит меня за ногу и волочится за мной оставляя кровавый след. А остальная его часть летала по тамбуру под ударами дежурных, выбивая стекла в дверях вагона. Мы, оцепенев, смотрели на происходящее. Вдруг механик стих, и сквозь выбитые стекла мы увидели, как эти двое деловито поволокли его останки в переход между вагонами. Выбившись из сил, мы сидели на полу вагона.

Из динамиков снова раздалось нечленораздельное, но выразительное объявление, электричка с шипением сомкнула двери и продолжила свой бесконечный вояж по просторам странного мира.

— Валера! Какого хрена ты зацепил это мутанта? — отдышавшись, злобно прохрипел дядя Жора.
Я вынул из кармана свежеукраденое удостоверение и дал его дяде Жоре.
— Ну и на кой оно тебе? — держась за сердце продолжил он.
— Я предъявлю его в кассу и получу пару местных билетов, чтобы мы могли свалить из этой долбаной электрички, — пропыхтел я.
— Теория, конечно, интересная, коллега, — съязвил он. — Только вот из-за этого тебе чуть башку не оторвали.
— Да ладно, дядь Жор. Всё ведь обошлось. Зато теперь, на следующей станции я достану для нас билеты.
— Уже боюсь представить как это будет выглядеть, — возвращая мне корочку, продолжал язвить он.

Я, ухмыляясь, раскрыл удостоверение, чтобы разглядеть этот трофей. Оно было таким же карикатурным, как и всё в этом непонятном мире. Ровные строчки состояли из помеси кириллицы и латинских букв. Заглавные и прописные располагались в случайном порядке. Что либо прочитать было невозможно, но все было по-серьёзному, даже фотография владельца с большой круглой печатью. Сморщенная рожа на фото была омерзительной. Глаза, один из которых был выше другого, выражали полное отсутствие интеллекта. Безгубый рот скалился большими и желтыми лошадиными зубами. Две щели вместо носа и огромные уши дополняли картину.

— Дядь Жор, как думаешь, кассир заметит, что на фото не я?
— Брось. Вы прямо как близнецы! Просто одно лицо! — хрипло смеясь, выдал он.
После этой шутки мы решительно не могли подняться с пола. Адреналин покидал сосуды наших тел, и нас накрыл нервный хохот. Мы смеялись до коликов, до слёз, катаясь по полу.
Когда мы просмеялись, я попытался освободить ногу от вцепившейся в нее руки механика. Но это оказалось непросто. Хватка его пальцев была в прямом смысле мёртвой. Его рука была вырвана прямо из плеча, метра два в длину и очень увесистая, она, как гиря, висела на моей ноге. Видимо, спазм смыкал железной хваткой огромные пальцы, и мертвая рука не желала отпускать мою ногу.

— Режь сухожилия, — протягивая мне свой нож, сказал дядя Жора.
Я взял нож и стал перерезать тыльную сторону мертвой ладони. Пальцы по очереди стали ослабевать, и я, наконец, смог освободить ногу.

В полумраке вагона, на полу лежала огромная рука механика, её кисть, как хищный паук покачивалась в такт движения электрички, и нам захотелось поскорее покинуть этот вагон. Казалось, что сейчас рука оживет и вцепится кому-нибудь в горло.

— Дядь Жор, давай мотать отсюда, — предложил я. — Уж больно неохота кондуктора дожидаться.
Он молча взял свою сумку, и мы, аккуратно обходя руку, пошли к тамбуру. Распахнув двери, мы увидели кошмарную картину, тамбур был весь залит кровью механика, она капала с потолка, стекала со стен, а на полу валялись выбитые зубы , какие-то кровавые ошмётки и огромный глаз. Под ногами похрустывали осколки выбитых стекол. На стенах и дверях были вмятины от ударов. Увиденное пробрало нас до костей. Нам стало страшно идти дальше. А вдруг эти двое ждут нас в следующем тамбуре? Дядя Жора вошел в переход между вагонами. Кровавый след прерывался там. Он приоткрыл дверь тамбура соседнего вагона — там было пусто. В вагоне — тоже ничего подозрительного.

— Валер, нам надо пройти вагонов десять-двенадцать, чтобы мы смогли спокойно перекусить и подремать, — не останавливаясь, произнес дядя Жора.
— Не вопрос, — прихрамывая, ответил я. После железной хватки механика, нога побаливала, но я готов был потерпеть, лишь бы подальше уйти от того кровавого вагона и надвигающегося кондуктора.

Пройдя три вагона, мы нашли большой полиэтиленовый пакет и дамскую сумочку. В пакете была дорогая колбаса, коньяк, полторашка колы, фрукты, шоколад и банка маслин. Розовая сумочка лежала рядом, и на ней поблескивал стразами лэйбл из трех латинских букв — N.G.а. Внутри — стандартный дамский набор. Ничего интересного, кроме электрошокера, который мы захватили с собой. Найденные продукты дядя Жора переложил в свою сумку, и мы двинули дальше. Еще через девять вагонов решили сделать привал. Достали продукты и устроили себе небольшую пирушку с коньячком.

Потом усталость взяла свое, и мы задремали. Проснулся я от того, что дядя Жора тряс меня за плечо.
— Что случилось дядь Жор? — подскочил я.
— Электричка остановилась, — сказал он. — Очередная станция.
Я глянул в окно. В темноте на пустой платформе стояла бетонная будка кассы и рядом под ржавым навесом пара сломанных скамеек. Весь этот ночной пейзаж освещал еле живой фонарь на столбе. Окошко кассы слабо мерцало, как будто там горела свеча, или у электрической лампы был плохой контакт.

Я вышел на платформу и вдохнул морозный воздух. Дядя Жора стоял в тамбуре и наблюдал за мной.
— Дядь Жор, а почему тут нет снега? — негромко спросил я с платформы. — На дворе зима, вроде.
— Не знаю, — ответил он. — Сколько я тут еду, снега ни разу не видел.

Посмотрев по сторонам, я медленно подошел к окну кассы, положил в ржавый лоток удостоверение, украденное у механика, и пятисотку. Со скрипом задвинул лоток в недра кассы. И громко произнес: «Два билета», — показывая при этом в окошко два пальца. За мутным стеклом зашевелилась немаленькая такая тень. Послышалось невнятное бормотание, и через несколько секунд лоток выскочил наружу. В нем лежало удостоверение, моя пятисотка и два билета из плотного картона. В этот момент из громкоговорителей раздалось нечленораздельное объявление, и я понял, что электричка сейчас тронется. Прихватив с собой все, что было в лотке, я рванул в вагон и едва заскочил в тамбур, когда двери сомкнулись.

— Ну что? — весь в нетерпении произнес дядя Жора.
Я протянул ему один билет.
— Обалдеть! — выдал дядя Жора, бережно взяв в руки небольшую картонку с печатью и чередой случайных букв.
— Это же… местные билеты! — продолжил он.
— Да. Этот — ваш, а этот — мой, продемонстрировал я свой билет. — Причем, достались бесплатно. Видимо, достаточно одного удостоверения.

Электричка тем временем набирала скорость, а мы прошли в вагон и присели на диванчик.
— Дядь Жор, давайте дождемся кондуктора, и я, стоя в проходе, предъявлю ему билет. Вы будете немного позади меня тоже стоять в проходе, так сказать, на низком старте. Если вдруг этому мутанту не понравится билет, то у нас будет шанс убежать от него. Ну, а ежели все пойдет нормально, то следом вы предъявите ему свой билетик.
— Хороший план, — одобрительно кивнул дядя Жора.
— Только вот Лёху жалко, — продолжил я. — Неужели, он навсегда тут останется?
— Нам его все равно не догнать, он ушел далеко вперед, — ответил дядя Жора. — Они с Сергеем сами выбрали свой путь. Сергей погиб, и я не уверен, жив ли теперь Лёха. А нам с тобой выпал шанс, он рискованный, но мы должны его проверить.
— Дядь Жор, а что там за кондуктором происходит? Почему за ним вагоны пропадают?
— Да я толком не знаю, может быть, сам вагон становится неким порталом, через который можно попасть в наш мир.

Нам не хотелось покидать этот вагон, казалось, что он приносит удачу, и именно в нем наши билетики окажутся счастливыми. Через какое-то время мы услышали хлопок двери в тамбуре и увидели кондуктора, он с трудом протискивался в двери вагона. Его нечленораздельное бормотанье вселяло какой-то тихий ужас. Хотелось немедленно бежать. Но совладав с собой, я взял у дяди Жоры на всякий случай электрошокер и прошел в середину вагона. Вытянув в руке билет, я стоял, готовый в случае провала, бежать отсюда подальше.

Дядя Жора стоял шагах в пяти за мной в такой же готовности покинуть вагон. Мы понимали, что кондуктор за нами бежать не станет, но его нечеловеческая реакция и длиннющие руки-ковши, заставляли нас быть начеку. Ощупывая пространство вагона, он медленно надвигался на меня. В его бормотании я несколько раз различал фразу: «Предъявите билетик». Наконец, он нащупал мою вытянутую руку с билетом, аккуратно его взял и полез в сумку за своим контрольным аппаратом. Моё сердце колотилось со страшной скоростью, я сжал в руке электрошокер и приготовился отскочить назад, если в его аппарате завоет противный зуммер.

Достав свою странную машинку, он сунул в неё мой билет. Машинка удовлетворённо заурчала, коротко пискнула и на ней загорелась зеленая лампочка. Кондуктор извлек мой билет из машинки и, пробормотав слово «порядок», протянул продырявленный билет мне. Я взял билет и присел на сидение.

Кондуктор ощупывая вагон, двинулся дальше к дяде Жоре. Дядя Жора увидев, что билеты подходят, немного успокоился и тоже присел на диванчик. Я наблюдал за происходящим из-за спины этого мутанта, но боялся проронить хоть слово, чтобы не спугнуть удачу. Дядя Жора, так же как и я, успешно прошел контроль, и кондуктор стал протискиваться в тамбур, ощупав который, полез в следующий вагон.

Какое-то время мы с дядей Жорой сидели на своих местах, как ошарашенные и не могли понять, что нам делать дальше. Наш вагон никуда не пропадал, ничего не менялось, электричка продолжала ехать сквозь ночную тайгу. Потом дядя Жора встал и молча подошел ко мне. Он смотрел на меня, а я на него.

— Что дальше? — почему-то прошептал я.
— Не знаю, — ответил он.
— Давайте проверим предыдущий вагон, может, он пропал? — предложил я.
И мы пошли проверять. Когда мы вошли в тамбур соседнего вагона и убедились, что он не пропал, то замерли от неожиданности, — в вагоне горел свет, и в нем были люди. Вторая волна оцепенения накрыла нас с дядей Жорой.

Мы молча стояли, как вкопанные в тамбуре, и сквозь стекло в дверях смотрели на пассажиров. Их было немного. Молодая пара с бегающей по вагону девочкой, серьёзный мужчина с портфелем и две оживленно беседующие бабули. Не знаю сколько мы так простояли, но первым стал приходить в себя дядя Жора.

— Непо-о-онял, — протяжно выдал он. — Мы что вернулись? А почему же наш вагон не пропал?
Было видно, что в его голове роится куча вопросов. Его лицо выражало какое-то недоверие к происходящему, как будто он подозревал, что все это какой-то очередной эксперимент, и пассажиры в вагоне ненастоящие. Затем он медленно развернулся и пошел в наш вагон, открыл двери в тамбур, и мы увидели, что там тоже горит свет, и едут пассажиры.

Еще минуту назад это был пустой и темный вагон призрачной электрички, а теперь там — пассажиры. Едут, как ни в чем не бывало.

— Валера, наш вагон пропал! Вместо него — другой.
— Ну да! — ответил я. — Оказывается, вот как это происходит: надо перейти в другой вагон, чтобы попасть в наш мир!

Дядя Жора шагнул в вагон, я — за ним. Мы медленно пошли по проходу, разглядывая пассажиров, потом — в другой вагон, потом — в третий. Таращась на людей, мы выглядели нелепо, и, наверное, все принимали нас за каких-то свихнувшихся бомжей. Мы же постепенно осознавали, что нам удалось вырваться из жуткого мира призрачной электрички. Люди вокруг были настоящими. Все ехали по своим делам. Дядя Жора повернулся ко мне, в его глазах виднелись слезы. Видимо, в том темном мире он утратил веру в то, что сможет когда-нибудь вернуться.

— У нас получилось! — сказал он и по-отцовски обнял меня.
Я тоже заключил его в объятия. Нас захлестнула волна радости, ноги стали ватными, и мы присели на сидение. Наши лица сияли от счастья. А электричка стала замедлять ход, и женский голос объявил, что остановка называется шестьсот шестьдесят шестой километр, и что следующая станция — Лиски. Мы тогда еще не знали, где находимся, ведь каждый из нас входил в призрачную электричку из разных городов, но, видимо, выйти из неё можно было только тут, на платформе шестьсот шестьдесят шестой километр. Именно тут был обратный портал.

За окном было по-прежнему темно, но это уже была явно другая электричка, и мы теперь знали, куда мы едем. Это был наш мир.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Призрачная электричка отключены

Забытая невеста

Игорь шел по пустынной центральной улице своей деревни. Осень: серость, слякоть, холод, тишина. Деревня словно вымерла. На улицах не было ни единой души, даже его пес Дунай забился в свою конуру, и не показывал носа. Он шел из леса с охапкой веток ольхи. Вчера ему удача улыбнулась на реке – он поймал целый таз здоровых окуней в свои сети, и сегодня собрался их закоптить. Войдя во двор, он прямо так, в легком осеннем волчьем полушубке, ватных штанах и валенках с галошами – застыл у калитки. В доме горел свет. Игорь ясно помнил, что когда он уходил, все погасил и дверь закрыл на ключ – кто же в его доме и как попал туда? Он свистнул собаку, но конура оказалась пуста. Мужчина в ободранной кроличьей шапке подошел к дому, бросил на пол ветки, и медленно потянул дверь на себя. Яркий свет ударил в глаза, а в нос проник запах чьих-то ароматных женских духов. Когда Игорь привык к освещению, то разглядел за столом женщину в красивом черном вечернем платье, сидящую за столом. Возле ее ног находился Дунай. Девушка сидела, положив ногу на ногу, разрез платья эротично обнажал ее гладкое бедро. Томные зеленые глаза смотрели в сторону окна, украдкой поглядывая на пришедшего с улицы хозяина избы, как бы давая насладиться собой. Черные пышные волосы, спадающие на округлые плечи. Пышная шевелюра и объем, делали прическу девушки похожей на шерстяной платок, в который она укуталась.

— Здравствуйте, — слегка смущаясь, произнес Игорь. Он закрыл за собой дверь, быстро скинул в прихожей тулуп, шапку и валенки и прошел в комнату. С удивлением и небольшим восторгом оглядел незнакомку. – А вы как…
— Ну, здравствуй, Игорек! – улыбнулась девушка и наконец, посмотрела на него своими пристальными зелеными глазами. – А ты, как я погляжу – не признал меня?
— Если честно, то… — засмущался Игорь. – А мы разве знакомы?
— Ах, Игорек-Игорек… А я-то думала, что ты будешь безумно рад меня видеть… — девушка встала со стула и провела рукой по распущенным волосам. – Очень жаль… что это не так… — она встала со стула и стала делать вид, что сейчас будет уходить.
— Ну, почему же, — растерялся Игорь. – Я рад, я очень рад… Просто – это так неожиданно…
Парень усиленно пытался вспомнить, где же он мог видеть эту особь женского рода. Ее лицо ему казалось таким знакомым, вот только откуда? Она была очень красива в сравнении с ним, стоящего в ободранных теплых спортивных штанах с отвисшими коленками, воняющим рыбой мятом свитере с оленями – и «оленем» этим был в данный момент он сам. Женат Игорь никогда не был, еще в ранней юности гулял с одной девчонкой Олесей, но потом ПУ, трактор, поля, пашни – уехала Олеся в город, звала его с собой – но тот остался в совхозе в деревне – да так тут и осел. С тех пор он ее не видел никогда. Была еще баба Вера – на девять лет его старше, но это было один раз и то после хорошей попойки. А так Игорь холостил в свои 32 года в родительском доме уже последние 5 лет. Озверел тут на фоне бабок, а тут вдруг на тебе – такое чудо на зимней кухне.
— Да вы не расстраивайтесь, присаживайтесь! – подбегая к девушке, сказал Игорь.
Девушка села на услужливо поданный стул.
— Это же не беда. Давайте знакомиться? Так даже интереснее? – вскрикнул радостно Игорь. – Меня зовут Игорь! – он торжественно протянул руку девушке.
— Даша… — улыбнулась она в ответ, смущаясь пожать его грязную руку.
И тут, словно чайником по голове – он вспомнил ее. Мелкая пигалица – Дашка Капустина. Она была младше его на 7 лет. Все время бегала за его трактором по полям, кричала, что любит, писала записки, подглядывала, как он купается. Но кто она тогда была? Мелкая сопливая девчонка с упрямыми бровями. После школы – она уехала с родителями в город – с тех пор – Игорь ее и не видел. Ну, а сейчас? Какая же она стала?! Королевна прямо!
— Дашка!?! Так это ты? Как же ты выросла?! О, господи!!! Это ж сколько лет прошло?!
— Восемь, Игорек. Восемь… — улыбнулась девушка.
— Как быстро летит время. Давай, я сейчас налью что-нибудь за встречу? На стол соберу.
Игорь быстро пробежал по дому, попутно умывшись и переодевшись, и вот уже на столе стояли наливки из смородины и вишни, картошка из печки, рыба, квашеная капуста, хрустящие соленые грузди и прочие другие деревенские угощения.
— Вот! Угощайся… как говорится, чем богаты…
Игорь налил по рюмкам наливки, и они выпили. Сладкая настойка из вишни, которую он довел до автоматизма, приятно согрела в прохладную осеннюю пору, хотя дом еще днем был основательно протоплен. Еще выпив и немного поев, начались разговоры. Оказалось Дашка теперь владелица салона красоты, а начинала с парикмахера. Открыла свой салон и вот-вот собирается открыть второй.
— Эх, Дашка! Ты просто умница! – сказал Игорь. – А я вот… ну… как видишь…
— Вижу, — улыбнулась она.
— А ты чего приехала? У тебя ж вроде бабушка давно померла, а дом продан?
— А я к тебе, Игорюша, приехала… Вернее – за тобой…
Эти слова насмешили хозяина дома. «Чтобы вот так – раз и приехала такая красавица, да за ним? Еще скажет, и жить будешь за мой счет в моей квартире. Только будь со мной… люби меня» — думалось Игорю. – «В это не особо верится».
— Что улыбаешься? – заглянула Даша. – Уговор что ли забыл?
— Уговор? – удивился он. – Какой еще уговор?
— Забыл… — расстроилась Даша. – Забыл, Игорек, как клялась я вернуться за тобой, когда исполнится мне двадцать пять. Кричала тебе в тот день, что приеду я за тобой и увезу тебя, чего бы мне это не стоило!
— Честно, да, — улыбался Игорь, разливая еще по рюмкам наливку. – Давно было. Забыл я, а ощущение такое, что и не слышал такого никогда. Мало ли что ты там тогда кричала, бегая за трактором. Мог просто прослушать или не услышать. Так что обиды ты на меня не держи за то. Давай-ка лучше выпьем, Дашуль?
— Пусть и так! – нахмурив красивые тонкие брови, произнесла девушка. Она залпом выпила настойку. – Сегодня у тебя последняя ночь, Игорь. Завтра ты идешь со мной – так что – если что надо – собирай сегодня, завтра уже некогда будет.
— Что? – засмеялся парень. – Что ты такое говоришь? Какое завтра? Какое уезжаешь?
— Ты что? Обмануть меня вздумал? — злилась Даша. – Бросить, как восемь лет назад? Ну, уж нет! Ты обещал! Сам обещал, на крови клялся! – она схватила со стола нож и замахнулась на парня.
— Успокойся, Даша! – выставляя руки вперед. – Что вдруг с тобой? Конечно, поедем! Ты только не волнуйся!
— В этот раз я тебе не дам бросить меня! Я и так эти восемь лет жила с одной мыслью приехать к тебе и забрать с собой!
Парень был напуган действиями гостьи. «Возможно, это наливка так действует на ее разум и разгулявшееся воображение. Какие клятвы, кому, зачем? Что там было восемь лет назад – кому все это интересно?» Игорь думал о том, как выбить нож из рук этой сумасшедшей. Девушка достала мятый листок в клеточку и протянула его Игорю, он взял его и увидел написанный красным карандашом буквы. Он узнал собственный почерк.
«Я, Лодыгин Игорь Михайлович – тракторист совхоза Дружба, обещаю жениться на Капустиной Дарье Васильевной, когда ей исполнится 25 лет! Сей договор скреплен кровью и обратного хода не имеет. В случае нарушения договора одной из сторон, другая сторона может забрать жизнь нарушителя и вольна распоряжаться ею по своему усмотрению». Внизу бумаги две подписи дата и два кровавых отпечатка пальца. Увидев этот листок, Игорь вспомнил тот день. Он тогда работал в Малом бору, был со страшного похмелья, так как накануне отмечали юбилей начальника бригады. Поправив здоровье целой бутылкой водки, Игорь сидел на крыле трактора, когда к нему прибежала Даша. На лице еще молоденькой девчушки ручьями бежали слезы.
— Кто ж это у нас такую красавицу обидел? – пьяным голосом спросил Игорь.
— Никто, увозят меня. В город! Совсем!
— Так что ж ты плачешь, пигалица? Радоваться надо! В городе ж жизнь-то вся!
— Нет. Я не хочу без тебя уезжать. Не поеду!
— Ну что ж ты опять за старое! Ну, мала ты еще, Даша. Мала! Ну, станешь постарше, приезжай – женюсь!
— Правда? – утирая слезы, улыбнулась девушка.
— Да чем хошь подтвержу!
— А старше – это сколько лет?
— Лет? – задумался пьяный тракторист, он закурил, прикидывая что-то в уме. – Ну, это лет двадцать пять!
— Честно женишься? – не веря своему счастью, заглядывая прямо в глаза Игоря, спрашивала Даша.
— Говорю же! – хлопнув ее по плечу, ответил Игорь.
— Поклянись на крови?
— Легко! – вынимая острый нож и выдыхая очередной клуб дыма, улыбнулся тракторист.
— Нет, подожди! – замахала руками девушка. Она достала из кармана своего платья мятый листок и красный карандаш, положила его на крыло трактора. – Пиши…

Кто бы мог подумать, что спустя восемь лет – эта пигалица станет такой красавицей и приедет к нему исполнять договор. Он уж и забыл про нее, и про этот детский договор. Тогда он лишь преследовал одну цель – устроить девочке жизнь в городе, чтобы не ломала свою судьбу из-за дурацкой юношеской любви к местному алкоголику-трактористу.

— Что ж ты это, Даша? Всерьез что ли? – спросил он, протягивая листок девушке.
— Ты, Игорь, смотрю, только на слова скор, а как дело делать – так в кусты прячешься? – девушка выхватила из рук мужчины договор. Другая ее рука сильно сжала рукоятку ножа.
— Да никто не куда не прячется. Просто я удивлен, вот и всё! Что ты сразу за ножи хватаешься?
— Так что ж ответишь мне по договору этому?
— Обещал… значит женимся! Только ж я парень не богатый, не пожалеешь ли сама?
— Если бы сомневалась – не пришла бы. Не нужны мне твои деньги. Любовь лишь одна.
— Ну, вот и ладно, Даша. Давай-ка за это и выпьем!? – Игорь протянул стопку с настойкой.

Как Игорь уснул, он так и не мог вспомнить с утра, но когда раскрыл глаза – девушки не было. Он прошел по всему дому – Даши нигде не было. Показалось что ли? Была ли гостья? На столе так же стояли две тарелки, две стопки, два стула, приставленные к столу. Игорь наделся и вышел во двор. Всю ночь, похоже, шел снег, и тонким слоем покрыл все вокруг, стало заметно холоднее на улице. Он вспомнил, Даша говорила, что сегодня придет за ним. Откуда – он так и не смог добиться. Заберу тебя к себе, говорила. «Ну, мало ли – какие дела еще в деревне? Может увидеться с кем решила? Придет еще…» — думал Игорь. – «Так. Мне ж собираться надо! Вот же повезло мне? Такая девица и сама жениться зовет! Все же молодец я тогда, что бумаженцию эту подписал, как говорится – еще тогда о себе позаботился. И смотри, пьяный не пьяный – а соображал!» «Так… где мои документы?» — уже вслух произнес сам себе Игорь и стал собирать вещи…
Уже около семи вечера, когда на улице было совсем темно, на пороге послышались шаги, и в дом вошла Даша в том же красивом черном вечернем платье.
— Ты готов, Игоречек? – ласково произнесла она.
— Я-то готов! – показывая сумку с вещами, сказал Игорь. – А вот ты где была, Даша? – удивился он.
— Да так. По подружкам бегала!
— В таком виде? – удивился Игорь.
— Да, а что?
— Ты вообще нормальная? Я фуфайку надеваю в сени выйти, а ты по улице в каблуках и тонком платьице бродишь?
— Я ж закаленная, Игорюша. – она подошла к нему вплотную и прижалась к груди. – Ну, не ругайся. Давай мне – чего одеть? Я ж так и прикатила – ничего не взяла с собой. Прости уж меня. Не думала, что снег так рано выпадет.
— Какая холодная! Совсем голова не соображает что ли? В таком виде?! Сейчас я принесу! Подожди тут. Кажется, в сарае что-то было! – сказал Игорь и вышел во двор.
Он вышел на крыльцо, достал сигарету и прикурил. Деревня беззвучно засыпала холодным осенним вечером. Крыши домов покрыты снегом, как и дорога через ряд домов. До калитки было шагов десять, но удивило Игоря не то, что она была закрыта – на снегу не было следов. Мужчина посмотрел по сторонам, откуда можно было попасть к входу в дом – снег ровным слоем лежал по всему двору. Тревога охватила мужчину. Не по воздуху же она ко мне прилетела? Снег еще днем закончил идти, заметать следы не могло. Сердце усиленно забилось в груди, страх начал сковывать парня. Он медленно прошел к сараю и достал старое пальто сестры.
— Здорово, сосед! – позади его окрикнул мужской голос, от которого Игорь вздрогнул, а сердце чуть не разорвалось от страха. – У тебя гости что ли?
Игорь развернулся, за забором стоял Васька Никонов, живущий в начале деревни. В руках у него была наплечная рыбацкая сумка, видно возвращался с озера.
— Здоров, Василь! – поздоровался Игорь. — С чего ты взял, что у меня гости?
— Так я сегодня почти ж цельный день на озере – что-то не видел тебя, не приходил сети проверять! Вот и подумал, то ли гости у тебя, то ли «отдыхаешь», — на последнем слове мужик погладил себя ребром ладони по шее и улыбнулся.
— Да так. Гостья пожаловала вчерась! Дашка Капустина! Может, помнишь?
— Дашка? – побледнел Василий. – Ты ничего не путаешь?
— Я? – глядя на соседа, Игорь напрягся. – Не путаю…вроде…
— Она ж разбилась два года назад? Из ночного клуба домой, говорят, пьяная поехала и врезалась в фуру!
— Два года? А в каком платье она была – не помнишь? – Игорь побледнел и сейчас, стоя с пальто сестры в руках, лицом сливался с двором.
— Да почем мне знать! Ты бухой что ли? Игорян?
— Слушай… — мужик тяжело сглотнул. – Васек… могу я тебя попросить кое-что…
— Чего? Да что с тобой, Игорян? Ты весь трясешься!?
— Можешь зайти ко мне домой и посмотреть кто там?
— Чего? – сосед напрягся, глядя на дрожащего Игоря. – Ты бухой что ли, Игорь? Зачем?
— Пожалуйста, открой дверь – пройди в дом – посмотри, если там кто-то?
— Сам-то зайди да посмотри! Чего вдруг я?
— Я тебя очень прошу… зайди…
— Да ну тебя! – сплюнул Василий и пошел дальше в сторону деревни. – Иди проспись, Игорек – мой тебе совет!
— Пожалуйста… — крикнул в след уходящему соседу, Игорь, но тот уже скрылся за соседним домом.
Игорь подошел к двери и остановился, не решаясь войти внутрь. Может, это розыгрыш? Васька просто решил меня разыграть? Точно. Я бы точно знал, если бы Дашка разбилась два года назад. Ну, шутник. Мужчина взбодрился и вошел в дом. Даша сидела за столом, гладя Дуная, который терся возле ее ног.
— Даша, — начал Игорь. – Вот возьми, — он протянул пальто девушке. — Скажи, а к кому ты ходила утром?
— Да по подружкам всяким! Какая тебе разница? – ответила она, надевая пальто.
— Интересно просто… К кому, например?
— Ну… — задумалась она. — К Машке Пехитовой заходила, поговорили с ней немного…
— Машка Пехитова? Ты уверена? И о чем вы разговаривали?
— Я не помню, — вдруг задумалась Даша. – Да какая разница? Хватит уже, Игорь. Пойдем уже давай – нам пора, — она подошла к мужчине и взяла его за руку.
— Куда пойдем?
— Как куда? Ко мне…
— Зачем?
— Что с тобой, Игорь? Ты меня расстраиваешь! – девушка нахмурила брови и посмотрела пронизывающим взглядом на мужчину. – Ты разве забыл, что я приехала за тобой?
— Я не забыл – просто всплывают такие факты, которые меня пугают…
— Что? – злилась девушка. – Какие факты? О чем ты?
— Снег на улице без твоих следов, твои вечно холодные руки, слова Васьки Никонова о тебе, твой утренний поход к Машке Пехитовой… ведь она с концами уехала из деревни этим летом в Беларусь.
— Что?!! – закричала Даша. Глаза ее стали черные, лицо серым, на руках вытянулись ногти. В страшной агонии ее рот с треснутыми тонкими изъеденными губами и гнилыми зубами издал страшный звук, выступили острые скулы, кожа втянулась в щеки, обтягивая череп. В доме завыл холодный ветер, поднимая одежду и предметы с полок, девушка протянула свои костлявые руки к Игорю. – Что?! Ты что же решил – нарушить наш договор?!!
Она в один миг словно подлетела к Игорю и схватила его тяжелой хваткой за горло, сдавливая своими холодными пальцами.
— Ты не посмеешь, иначе…
— Нет, прошу тебя, Даша! – закричал Игорь. Девушка ослабла хватку, убрала руку от шеи и в следующий момент мощный удар девушки отбросил его в стенку дома.
— Но ты же мертва! Как ты себе это представляешь?
— Что? Мертва?! Не говори глупости! Ты начинаешь искать способы избавиться от меня!
— Да посмотри же ты на себя, Даша. – очередной удар сбил с ног Игоря.
— Я догадывалась, что ты забудешь про договор! Но теперь два пути или я или… — она подлетела и снова замахнулась на, лежащего на полу парня, в ее руке сверкнул нож…
— Стой, — прохрипел мужчина. – Остановись… — Игорь опустил голову… на полу лежала алюминиевая крышка от кастрюли. Он увидел свое отражение в ней, и в голову сразу пришла идея. В один миг он схватил крышку и развернул к Даше. – Смотри!
Даша уже налетала на мужчину, но внезапно остановилась, уставившись в отражение крышки. Напряженная тишина застыла в воздухе.
— Это я?
Игорь молчал, не смея нарушить эту внезапно наступившую тишину. Девушка смотрела в отражение и плакала, словно что-то вспоминая. Она видела, как садится в свою машину, спидометр почему-то показывал очень нечетко, она крутанула ключ в замке зажигания и машина завелась. Нога в каблуках не с первого раза попала на нужную ей педаль, и вот лес около ночного клуба, в который она ходила, поплыл, дорога вдруг стала шире, свет фар почему-то рассеивался, голова становилась тяжелой, а глаза слипались, глядя на дорогу. Потом все перемешалось, визг колес, вырастающий на глазах контур фуры, удар – темнота.
— Я умерла… Я… — в этот момент лицо девушки снова становилось красивым и живым лицом девушки, которую он встретил еще вчера за столом. Она ощупала себя и посмотрела в висящее на стене, зеркало. – Я разбилась… — грустно закончила она. — Прости… Игорек…
Игорь молчал, он видел печаль в глазах Даши, которая только сейчас поняла всю горечь происходящего. Девушка достала листок с красными буквами и снова прочитала, что в нем написано.
— Я так хотела… что не смогла сдержать его… Вчера бы мне было двадцать пять… но так и не стало… Прости меня… — она снова заплакала.
— Все хорошо, Даша. – Игорь прижал ее к себе. – Все хорошо…
— Мне нельзя быть здесь. Мертвым не место среди живых… Это, — она взяла договор в руки. – Держит меня тут, но к сожалению я не могу одна его разорвать. Мы должны сделать это вместе… — она протянула листок мужчине.
— Не надо, Даша. – именно сейчас вдруг Игорь осознал, как же не хочет, чтобы она исчезала. Чтобы она была, приходила к нему.
— Надо… — она посмотрела ему прямо в глаза. – Так надо… пожалуйста…
Рука Игоря сама дернула за край, другая рука Даши сделала тоже самое. Они встретились на середине листа, и у каждого из них оказалось половина договора.
— Спасибо тебе, Игорь и… прощай… не забывай меня… никогда…
Девушка растворялась в воздухе, в последний раз улыбаясь тому, кого она так безумно любила. Так безумно, что даже на том свете не смогла найти покой без своей любви…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Забытая невеста отключены

Пальцами по дощечке

Был один случай в детстве. Может и сон, как все говорят, но точно помню, что не снилось. Мне было лет 7. Спали на даче у родственников. Меня и брата положили на одну кровать. А поскольку я во сне сильно ворочался и спал я с краю, то прибили к кровати жёрдочку, чтоб я не свалился.

Помню, проснулся я от шороха, звук такой, как будто что-то барабанит. Лежал я на спине и в первую очередь посмотрел на брата, мало ли, он во сне дергается. Нет, спал спокойно, я посмотрел в другую сторону. Вот не помню как объяснить, но вот за этой самой жердочкой на меня смотрело желтыми глазами существо. Точно не призрак, не черт, не домовой (слышал, они волосатые). Единственное, что запомнилось, так это то, что я видел пол-лица, которое было лысым и как бы в квадрат исполосовано, а тарабанил он пальцами по дощечке, смотрел на меня и двигался из стороны в сторону. Рта и носа не было видно за жердочкой, только запомнились большие круглые желтые глаза.

Я крикнул «Мама!» и залез под подушку головой. Мама прибежала. И все на этом закончилось. Больше со мной ничего не случалось на этой даче. И ни с кем ничего там не случалось такого странного. Может, и правда сон, фиг знает. Но уж все реалистично происходило и помню я все по сей день.
Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Пальцами по дощечке отключены

Молоко спасает

Как-то мы с женой поругались из-за пустяка, типа мне надоело выносить мусор постоянно, жена пошла на компромисс: тупо зная, что мне с утра на работу идти, выставила два мешка мусора в прихожей, в смысле, я по дороге на работу захвачу и выкину. Я из принципа не стал брать, пусть жена выкидывает. Прихожу на обед — жена напугана, сидит в зале, а в прихожей мусорные пакеты рассыпанные валяются! Она говорит, что после как я ушёл на работу, в прихожей начались издаваться звуки шаркающие, Женька (жена) выглянула — и ужаснулась: там валялся мусор, вытряхнутый из мешков! В общем, мусор собрали и выкинули.

Ну ладно. Через пару дней я взял отгул, дома никого, я только и наш кошак, Норг. Сквозь сон слышу звук, похожий на звук воздуха, втягивающийся сквозь зубы, думал, что приснилось, но Норг в этот момент нырнул под одеяло и начал злобно урчать, я вскочил с кровати и угодил ногами в лужу воды, кот так много напрудить не мог, я — тоже! Лужа на полкомнаты была! Ничем не пахло.

Далее, спим мы с женой, легли примерно около часу ночи, вдруг, в нашу спальню раздался отчётливый стук, и не один раз. Нам стало страшно (благо, дочь ночевала у бабули в тот день, по причине покраски полов, чтоб не надышалась). Я вскочил с закрытыми глазами и, включив свет, распахнул дверь в зал — послышался топот удаляющийся. Доспали нормально, следов на полу покрашенном не было.

Ну и недавнее дело — банально в кухне посуда гремела почти две ночи подряд, обратился к одной из бабулек, та посоветовала в самом тёмном месте кухни (у нас под мойкой) поставить блюдце с молоком и кусочком хлеба, мы так и сделали, замечу, что кусок батона нетронут был, а молока и след простыл!

С тех пор так и делаем, да и веник вверх ногами ставим.
Пока что тихо.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Молоко спасает отключены

1000 причин стать убийцей / Затуманенный взгляд

— Молодой человек мы через десять минут закрываемся, — уставшим голосом сказала официантка.
— Да знаю я. — Дмитрий поднял стопку водки. Выпил ее залпом. Скривился, занюхал рукавом и поднялся со стула. Покачиваясь, он покинул заведение и пошел в сторону парка.
Вот уже на протяжении полугода Дмитрий каждую ночь проводил одинаково. Напивался в баре, а потом шел в парк на поиски маньяка, который задушил его будущую невесту.
В её смерти он винил себя. Потому что именно он в тот роковой вечер не встретил Анастасию с работы.

Немного пошатываясь, он брел по парку, прислушиваясь, не затаился ли кто в кустах или за деревом. Но вокруг царила полная тишина, даже птицы давно уснули. На часах было ровно 00:00.
Тишину нарушили женские крики.
– Помогите, помогите, убивают, — кричала неизвестная девушка.

Дмитрий отреагировал незамедлительно и уже бежал в сторону, где просили о помощи.
— Убивают…
Крики становились все ближе. Вот они совсем рядом где-то за кустами.

Дмитрий кинулся прямо в кусты и увидел, как какой-то парень сидит сверху на девушке и пытается ее задушить. Не раздумывая, он прыгнул на парня, повалив его на землю. Он молотил парня кулаками, не обращая внимания на то, что со всех сторон бежали люди и кричали – что ты делаешь?
Двое мужчин схватили Дмитрия за руки и пытались стянуть его с бедолаги. Девушка, которую пытались задушить, дрожащими руками вызывала полицию.
Когда им все же удалось это сделать, они с трудом сдерживали Дмитрия, который изо всех сил пытался вырваться и кричал – я убью его, как он убил Настю.

Полиция приехала незамедлительно. На Дмитрия одели наручники и пытались усадить в машину, но он продолжал сопротивляться и кричать – я убью его, убью.
Один из полицейских подошел к группе людей и спросил, — что случилось?
— Мы снимали сцену для фильма. И тут неожиданно из кустов выпрыгнул этот ненормальный и начал кулаками молотить нашего актера, — взбудоражено рассказал режиссёр.
— А какую сцену вы снимали?
— Сцену, где маньяк пытается задушить девушку.
Полицейский задумался, будто пытался что-то вспомнить. Почесал затылок, поогладывался по сторонам.
— Вспомнил! Примерно полгода назад на этом самом месте изнасиловали и задушили молодую девушку, — полицейский подошел к автомобилю и посмотрел на задержанного человека.
— Да это он. Именно мне тогда пришлось рассказать ему о случившемся с его девушкой.
За время разговора успела приехать скорая помощь. Первым делом оказали медицинскую помощь избитому парню.
Потом занялись Дмитрием, которого так и не удавалось успокоить словесно. Поэтому ему пришлось вколоть успокоительное средство.
Через пару минут, когда укол начал действовать, медики и полицейские попытались еще раз поговорить с арестованным. Но он не реагировал на их слова, а просто сидел с безжизненным взглядом и качался, вперед-назад повторяя – убью.
— Почему он напал теперь понятно. Но как? Как он не заметил такое количество людей? Прожектора, камеры, – с удивлённой интонацией спросил режиссер.
— Жажда мести затуманивает взгляд, — ответил полицейский.
— Что же с ним теперь будет? — качая головой, поинтересовалась девушка, которую Дмитрий как он считал, спасает от маньяка.
— Боюсь сказать. Но по его состоянию. Он отправится в психиатрическую больницу. И будет большее чудо. Если ему там сумеют помочь, — ответил на вопрос врач скорой помощи.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , , | Комментарии к записи 1000 причин стать убийцей / Затуманенный взгляд отключены

Подружки

Даша и Катя были подругами. Они ходили друг к другу в гости. И однажды они решили побыть на ночевке. Ночевка была у Кати. Девчонки играли в разные игры, а потом решили лечь спать. Даша пошла в ванную, а Катя решила над ней подшутить. Она заперла снаружи дверь и выключила свет. Даша закричала от испуга и стала стучать в дверь. Она просила Катю выпустить ее, но та не открывала. Вдруг крики Даши стихли. Катя решила проверить, что там с ней. Но когда она открыла дверь… То там подруги уже не было!.. Катя увидела на зеркале надпись «Я тебе отомщу!».

Катя не знала, что ей делать. Была ночь и бежать на улицу было страшно. Но дома было тоже страшно. Ей было страшно ложиться спать и не спать тоже было страшно. Она пошла в кровать и забилась под одеяло. Потом Катя все же уснула.

В 00.00 ее все же что-то заставило проснуться и она не понимала что. Тут она заметила, что свет погас. Ей стало страшно. Она метнулась к выключателю и включила. На стене она увидела надпись «Обернись». Катя обернулась и увидела кровавый труп Даши. Даша сказала «Зря ты это сделала» и убила Дашу.
Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Подружки отключены

Белый Жнец

Белый Жнец — это очень сильная сущность, которая помогает людям (особенно проклятым людям) и мстит тем, кто обижает понравившихся/призвавших его людей. Его можно призвать, но для начала немного истории.

Сначала, он был обычным человеком, которого убили в 24 года его конкуренты. (Если что, у него была своя собственная фирма (или завод… он этого не уточняет) и несколько конкурентов его убили. И убили довольно жестоко. Я не буду описывать, как его убили, но одно я знаю точно — он был успешным бизнесменом. Да и сам он это подтверждает). Так вот, после смерти, он 40 дней был в пустоте, а именно видел одну тьму. И в какой-то момент ему предоставили возможность стать жнецом и отомстить своим обидчикам. Недолго думая, он соглашается и обращается в жнеца. (Авторша: к сожалению, я его не смогла увидеть, т.к. он не любит себя показывать. Но он мне сказал, что у него длинная бедная накидка и белые лохматые волосы и то, что его кожа фиолетового оттенка и покрыта какими-то странными черными символами. Он так же сказал, что в его одежде имеют место быть красные детали одежды). Как он мне сказал, обращение из человека в жнеца — самое болезненное обращение, которое только может существовать и даже обращение из человека в демона — не такое уж и болезненное.

Несколько лет он забирал тех людей, чье «время истекало», но в какой-то момент ему это надоело и в самый подходящий момент он нашел какую-то книгу. В ней было написано, как из обычного человека (и даже духа!) стать кем-то другим (например, тем же самым Белым Жнецом. И и там имелось ввиду существо) и он тот час начал изучать эту книгу. Она была написана на очень странном языке, некая помесь иероглифов, языка слепых и ещё какого-то, не менее странного, языка. Спустя кое-какое время он изучил её и принялся изменять свою сущность и у него получилось.

А что случилось с книгой? Он её постоянно держит в руке, вместе с четками. Забыла подметить, у него громадная коса, которая может заточить или уничтожить демона и его духов.

Ещё забыла сказать, что в мире духов время течет по-другому и на данный момент этому Жнецу около 200-300 лет, может даже больше. (И он говорит, что погиб в 2005 году, а свою потустороннюю активность начал проявлять в 2008 году и все такое). Так же у этого Жнеца есть свои приспешники (кто они — не уточняет), его побаиваются другие жнецы, а его главным, так скажем, врагом является Демон Ваал и его духи.

Что ж, достаточно историй, приступаем к его очень сложному призыву.
Для его призыва понадобятся:
— Четки (от 12 до 17 деревянных бусин);
— Пустая книга в черной, бугорчатой обложке;
— Зелье;
— Восковые белые свечи (От 3 до 6 шт);
— Любая вещь из янтаря (он очень любит янтарь);
— Белая ткань;
— Аметист (желательно, чтобы он был не обработанным);
— Прямоугольное зеркало (желательно, не во весь рост);
— Папирус или очень старая бумага.
— Любой пишущий предмет

Значит так, когда все нужные предметы у вас есть, то идем готовить зелье. Когда оно будет готово, можем приступать к его обряду призыва. Этот обряд проводить вечером или поздно ночью. Днем — не стоит, т.к. в это время он отдыхает/спит.

Вы убираете из комнаты все вещи (мебель не трогайте, не надо надрываться!), а если в комнате есть зеркала — закройте их белой тканью. Затем, на пол стелите белую ткань и ставите зеркало так, чтобы вы себя в нем видели; зажигаете свечи от спичек и ставите по бокам и одну оставляете для себя, а пока руки заняты — поставьте её перед зеркалом (здесь самое главное, чтобы по бокам было четное число свечей). После всего этого, вы берете книжку и кладете её рядом с зеркалом в раскрытом виде, а на нее крадете вещь из янтаря и четки. Затем, берете бумагу и пишите на ней следующие слова: «Candida Messor, quis Vigilaveris, veniam ad mea vocant. Candida Messor, veni! Ego obsecramus, amet, tincidunt, lingua. Amen. Amen. Amen» — и зажигаете этот лист от свечи. Лучше всего достать отдельную белую тряпочку и положить весь пепел на нее. Если вы не дружите с латынью, то можно на английском написать эти слова: «White Reaper, Wake up, come to my call. White Reaper, come! I implore, key, lock, language. Amen. Amen. Amen». А если ни с тем и не с другим, то на русском: «Белый Жнец, проснись, приди на мой зов. Белый Жнец, приди! Заклинаю, ключ, замок, язык. Амен. Амен. Амен».

Затем, сжимаем аметист в руке (это для того, чтобы жнец говорил правду) и свечу в другой руке, и ждем. Когда жнец придет, то должен показаться в зеркале или вы просто будете слышать его голос. (Книга, в данном случае, это ваш способ общения с данной сущностью, т.е. эта книга помогает сущности с вами контактировать и воздействовать на вас. Нет, он вам не причинит зла, т.к. сам был когда-то человеком). Когда он появится, то сразу же отдайте ему четки и вещь из янтаря. Это в качестве благодарности за то, что он пришел на ваш зов. И да, Аметист будет заставлять его говорить вам правду, и можете начинать разговор.

После того, как вы с этой сущностью поболтаете или попросите о чем-то, то можете прекратить этот вызов. Для этого скажите: «Белый Жнец, огромное спасибо за то, что ты пришел и поговорил со мной/выполнишь мою просьбу! Но тебе пора идти. Приходи ко мне тогда, когда захочешь, я всегда буду рад(а) тебе!» — после этих слов достаньте пузырек с зельем и выпейте его. (Это зелье поможет вам очиститься от всего негатива и поможет вам ощущать энергию Жнеца. Зелье можно выпить и перед ритуалом, это не столь важно, но главное, чтобы оно было и вы его выпили).

С предметами призыва (и с зеркалом) обязательно проведите энергетическую чистку, т.к. у любого Жнеца (даже у самого слабого и доброго) есть энергия Смерти и именно эту энергию нужно убирать.

А теперь зелье. Вы наливаете себе немного черного чая (да-да, черный чай и не надо смеяться!) и вместо обычного сахара, кидаете в него 2-3 кубика сахара, которые должны быть пропитаны йодом и после этого кладете ложку темного меда. Всю эту смесь выливаете в пузырек и приступаете к вышеописанному обряду.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , , | Комментарии к записи Белый Жнец отключены

Метка Смуга (1 глава)

В доме сломался лифт. Вот так просто… сломался. И вот я поднимаюсь по лестнице на седьмой этаж, на котором я живу. Тёмная лестница в три часа ночи. И мысли у меня только одни: хоть бы никто не встретился на пути. Я миновал третий этаж, как мой слух уловил что-то. Я остановился и прислушался. Где-то рядом, на расстоянии одного пролета, шел плач. Тихий такой, едва различимый, словно с закрытыми ладошками лицом. Тонкий,похожий не детский. Я поднялся на этаж и присмотрелся в темноте. В углу, около батареи, кто-то сидел и всхлипывал, уткнувшись в стенку. Кто-то небольшой.
— Эй? — тихо, чтобы не спугнуть, мало ли этот человек меня не слышал, как я подошел.
После моего вопроса, плач прекратился, и сидящий в углу замер. Он не повернул головы ко мне, ни шевельнул рукой, а просто застыл, словно стал прислушиваться.
— Эй? — Снова тихо подал голос я. Наверняка он подумал, что ему послышалось в первый раз. — С вами все в порядке?
Набравшись смелости я прошёл несколько ступеней, приблизившись к сидящему. Но он по прежнему не делал никаких движений. Эх, сейчас бы фонарик в телефоне, кабы тот не разрядился. Тело сидело неподвижно, не отвечая и не шевелясь. Неужели он решил, что я его не вижу привыкшими глазами в темноте? Может просто не хочет разговаривать? Я осмелился подняться на площадку и подойти к нему.

— Эй? Вы меня слышите? Вам не нужна помощь?
Трогать его мне не хотелось, мало ли кто это. Теперь я разглядел, что это подросток. Он или она был в джинсах, в кроссовках, сидел на корточках спиной ко мне, укрывшись то ли курткой, то ли покрывалом с головой. Я остановился и присел рядом, приглядываясь к нему.
— Мне показалось, вы плакали? — Пытался я снова развести его на разговор.
Наконец, осмелев окончательно, я положил на его плечо свою ладонь, и легонько тряхнул рукой, приглашая повернуться. Тело вздрогнуло, отчего я немного испугался, а затем из под куртки стала вылезать голова. Сначала показалась взъерошенная густая рыжеватая шевелюра, следом маленькие жуткие глазки, острый нос и улыбающийся рот, вокруг губ которых было измазано кровью. Но самое страшное было то, что голова эта поднималась из-под одеяла так, что ни один нормальный человек, сидящий ко мне спиной в такой позе, не мог бы так выкрутить голову, как этот незнакомец. И эта зловещая улыбка, эти горящие своим превосходством глаза, заставили меня отшатнуться от угла. Незнакомец словно вытягивая шею, приблизил лицо в мою сторону, будто желая рассмотреть меня. Вместе с тем тело его дернулось словно от судороги и я отчётливо услышал мерзкий хруст костей. Я вдруг понял, что он собирается встать. Сердце моё замерло от страха. Как маленький мальчишка, я вскочил на ноги, желая как можно скорее покинуть этого незнакомца, но в последний момент, я оступился и полетел по лестнице вниз.

Очнулся я, когда солнце заглянуло в окно. Я лежал возле квартир третьего этажа, голова жутко болела. Я встал и первым делом посмотрел на пролет между этажами, где сидело это существо. Никого не было. Быть может, мне все почудилось? Я осторожно подошел к тому углу, где сидело это существо, и внимательно рассмотрел пол и стены. Никаких следов. Я поднялся к своей квартире и сунул руку в карман, чтобы открыть дверь. Ключей не было на месте. Я проверил остальные карманы, но так ничего и не нашёл. Возможно, они выпали у меня, когда я кувыркался по лестнице? Или я потерял их где-то раньше? Я вспомнил, что открывал домофонным ключом дверь в подъезд, а ведь он на одной связке с ключами от квартиры. Значит, выпали. Я уже было хотел спуститься вниз, как заметил, что моя связка торчала из замочной скважины в дверях. Но как? Откуда она здесь? В моей голове безуспешно пытались сложиться какие-то пазлы, но тщетно. Я внимательно осмотрелся вокруг, выглянул на лестницу, посмотрел наверх и вниз, прислушался. Ничего. Лишь тишина. Наконец, я решил открыть входную дверь своей квартиры. А что, если там сейчас то существо? Когда я упал с лестницы, оно вытянуло из моего кармана ключи, и сейчас ждёт меня в моей квартире? Оно же куда-то делось? Может, оно боится солнечного света?
Я повернул ключ и открыл дверь. Открыв её нараспашку я вошел в коридор, готовый незамедлительно рвануть вниз по лестнице в случае опасности. Прислушался, тихо. На часах, висевших в прихожей, показывало пять утра. Я заглянул на кухню, пусто, проверил ванную комнату, тоже тихо. Осталась одна комната. Дверь в нее из коридора была закрыта. Я подошел и протянул руку к круглой резной ручке на ней. Медленно скрипнув, я толкнул дверь вперёд, присматриваясь и прислушиваясь. Пустой незаправленный диван, журнальный столик, тумбочка, несколько стульев. Никого. Справа стоял шкаф-купе, его-то я и решил проверить. Я стал шире открывать дверь, чтобы войти в комнату, как вдруг боковым зрением, за стеклами в межкомнатной двери, я увидел, что кто-то стоит по ту сторону, прижимаясь к стене, пряча себя открытой мною дверью. Я почувствовал шевеление за стеклом. Там кто-то прятался, видимо выжидая, когда я полностью зайду в комнату внутрь и окажусь спиной к нему. Не медля, закрывая за собой дверь, я рванул прочь из квартиры, позади раздался звон стекла и чей-то страшный протяжный хрип. А потом шаги, приближающееся ко мне.
Когда я уже выскакивал из квартиры, что-то с силой схватило меня сзади за плечи и потянуло назад. От этого резкого рывка мои ноги выпрямились, продолжая движение вперед, но что-то с лёгкостью затянуло меня в мою квартиру. Я услышал как захлопнулась дверь, а затем почувствовал, как кто-то меня поднял с пола и швырнул, словно мягкую игрушку на диван в комнату. Я поднял глаза и увидел стоящего передо мной мужчину лет пятидесяти. Борода свисала нечесанной копной, длинные волосы, на лбу ободок, как у древних славян. Одет он был так же в чудаковатую светлую рубаху, перевязанную красным поясом, на ногах серые сапоги на каблуках. Ну прямо старец летописец.
— Куда ж, родный, рванул-то так? Почуял шоль меня? — Сказал мужик, усаживаясь напротив на стул. — Не меня бояться нужно, а того, кто в подъезде тебе метку на спине поставил.
— Вы кто такой и что делаете в моей квартире?
— Я-то? — Прищурился он. — Федька я. Коршуна Вальки сын.
Можно подумать, что эта информация мне все пояснила. Я удивленно посмотрел на мужика и развел руками, как бы давая понять, что его слова меня никак не устроили.
— Смуг тебе сегодня ночью встретился. — Снова заговорил Федька. — Не надоть было тебе связываться с ним, коли силы ты его не ведаешь. Еще и падением своим ему подсобил, ему ничего и делать не надо было. Доел себе спокойно меченного, тебя на будущее к себе обозначил и уполз восвояси.
— Да что за бред вы тут несете? — Не выдержал я. — Что вам вообще надо от меня?
— Ты это, не дури, горемыка. Я помочь тебе пришел, а ты мне дерзишь? Я ведь и обидеться смогу, тогда сам со смугом разбирайся. Времени у тебя мало. Обычно к полудню следующего дня, меченный уже готов становится.
— Да какой ещё меченный? Можете вы уже перестать говорить загадками?
— Могу, да ведь ты меня все время перебиваешь.
— Хорошо, я весь во внимании…

— Смуг, это такая тварь, которая живёт под землёй. Вылезает по ночам, чтобы пожрать. Но не может она так просто мясо человеческое есть. Оно должно достичь особой стадии, для этого и делает оно надкус на спине, впрыскивает в тело свой яд. Мы называем это метка. Она потом по ней, как по маячку найдёт свою еду, куда бы она не спряталась. Можно, конечно, в Австралию улететь, она туда физически не успеет добраться, но яд-то он уже внутри. Тухнуть начнет, пока от костей отваливается не начнет. Жуткое зрелище. Я видал.
— Что же теперь делать?
— Нужно тварь эту убить. Именно ту, что тебя пометила. Тогда и яд потеряет свое свойство. Вот только убить его, чтобы силу Смуг свою потерял надобно, когда он откроется. А это будет, если оно почувствует себя в безопасности. К тебе он придет завтра, призовет тебя и вот когда ты будешь в его власти, а оно жрать тебя решится, вот в тот самый момент и надо рубить ему прям меж ребер, в источник его жизни. Да важно не промахнуться, иначе потухнет он, да ребра свои сожмет, а там… делай с ним что хочешь, он уже в яйце переродится к тому времени. А ты станешь заживо.. — Федор подмигнул мне так жутко, что я почувствовал, как мурашки пробежали по моему телу.
— Это я ему должен рубить его источник?
— Ты тут уже никак себе помочь не можешь. Ты ж призванный тогда будешь.
— Это как?
— Галлюцинации. Смуг уже управлять телом твоим будет. Ты может и будешь думать, что с матерью своей говоришь, а на самом деле, это галлюцинации будут, которые он посылать тебе будет. Позовет тебя в укромный угол, а там уж и жрать тебя будет. Да ты ж вчерась небось видел, как он Димку с третьего этажа на лестничном пролете жрал. Я помочь ему хотел, а ты все планы мне разрушил своим появлением. Пришлось мне спрятаться, чтобы не спугнуть эту тварюгу.
— А что ж ты дал ему меня пометить? Рубанул бы.
— Не успел я. Он же тебя, когда ты ещё падать стал, укусил. А я б появился, он бы переродился и за тобой бы не пришел уже. А так, он придет, и мы тебя спасём. Ты только меня слушай да все четко выполняй, что я скажу.
— А как же он выглядит, этот Смуг?
— Да как червь. Только голова на человеческую похожа. Четыре ребра чуть ниже шеи, а за ними отросток червячный. Ползает он шибко быстро. А ребра его ни один металл не прошибет. Он когда жрать собирается, ребра расправляет в стороны, как подставки, там-то промеж ребер и есть его источник. Светится аж алым цветом. Его-то и надо рубить, чтоб Смуга этого прикокать.
— Жуть какая. — Мне до сих пор не верилось во все это. — Угораздило ж меня попасся ему на глаза этой ночью.
— И мне-то это странно. Оно обычно уводит еду куда-то подальше, где никто помешать не может. А тут, прямо в подъезде жрать уселся, видать, голодный сильно был.
— Что-то я нигде не слышал про этих тварей. Откуда они?
— А бес его знает. Были всегда. Но мы истребим их все ровно. Мало нам другой разной нечисти на свете.
— А мы — это кто?
— Мы — это мы. Называй как хошь. Мы же предпочитаем зваться братством земли и света. И без нас этот мир давно бы погиб.
— И много вас?
— Пока хватает, хотя потери в этой борьбе были и будут всегда. Да, ты чавось поник-то, горемыка? Спасу я тебя, не боись ты. Я ж ни какой-то захудалый ученик братства, а без малого уж четыре сотни лет тружусь во благо света.
— Хотелось бы… — Я подошел к зеркалу, стянул футболку и развернулся спиной, стараясь увидеть, что мне там этот Смуг оставил. На позвоночнике чуть ниже шеи был небольшой след от укуса. Красные едва заметные пятнышки, словно проковыренные гвоздиком.
— Это? — Указал я мужику.
— Она самая. Метка Смуга. На языке у этой твари два зубчика, которым она яд впрыскивает.
— Понятно, — С грустью закончил я, возвращая футболку на место. — И что нам сейчас делать?
— Ну, для начала надо плотно поесть.
— Это чтобы яд во мне нейтрализовать?
— Нет. Я просто очень голоден. Вторые сутки на сухарях. Я надеюсь, в твоей холостяцкой квартирке есть что-то, чтобы мой желудок перестал ругаться почём свет стоит…
— Пельмени будешь?
— Пельмени? Да это моя любимая трапеза! — заключил Федька и отправился на кухню, наступая на осколки стекла на полу из сломанной им же межкомнатной двери.

Вскоре, мы уже сидели на кухне. Аппетита совершенно не было, зато мой гость уплетал третью тарелку, смачно причмокивая от наслаждения. Борода была в сметане и брызгах от бульона, но это ничуть не смущало Федьку. Меня клонило в сон. На часах уже было семь утра и эта ночка меня заметно потрепала. Я выпил кофе, которое, как мне казалось ещё больше нагоняло на меня дрему, нежели наоборот.
— Ты будешь? — Указал на мою тарелку Федька, из которой я осилил лишь пару пельмешек. Я отрицательно кивнул головой, на что мужик радостно отодвинул свою пустую посуду в сторону и жадно схватил мою, уплетая из неё остывшие белые мешочки с мясом.
Доев их, он рукавом рубахи вытер бороду, блаженно выдохнул и произнёс.
— Хороши пельмешки. Ну, теперь можно и чайку испить с бутербродами. У тебя есть колбаса?
— Куда в тебя лезет, Федор. — улыбнулся я. — Ты же пачку пельменей один навернул.
— Надо поесть хорошо, неизвестно когда в следующий раз предстоит покушать…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Метка Смуга (1 глава) отключены

Метка Смуга (2 глава)

Проснулся я уже вечером от чьих-то разговоров, доносившихся с кухни. Меня все же склонило в сон, когда я решил прилечь на диване после завтрака. Я прислушался, первый голос был Федора, а вот второй был явно женский. Кто же пришел ко мне еще, пока я спал? И почему про этого гостя Федор мне ничего не говорил? Я встал, размял немного онемевшие конечности и прошел на кухню. К моему удивлению, я отметил, что на полу в коридоре уже не было разбитых стекол, и остатки в дверях были аккуратно вынуты и так же убраны. За столом сидел Федор и какая-та женщина спиной ко мне. У нее были русые волосы с вплетенными в них красными и синими ленточками, на голове серебряный ободок. Одета она была в светло-зеленое платье, похожее на то, что носили древние славяне в период языческой культуры.
— О, Андрейка проснулся? – улыбнулся Федор, увидев меня в дверях кухни. – Как раз вовремя. Маришка только пришла. «Дружбу» будешь? Пшено-рисовая! – он указал на большую металлическую тарелку на столе, полную светло-желтой каши.
— Нет, спасибо, — ответил я, проходя на кухню. Все это время гостья не повернулась даже посмотреть, кто пришел.

Я сонно прошел к окну и развернулся, усаживаясь рядом с Федором. Передо мной сидела молодая девушка, чуть больше двадцати лет. Большие голубые глаза, немного веснушек вокруг курносого носика. Она была сказочно-красива, несмотря на то, что на ней не было ни грамма косметики. Розовые щеки ее чуть приподнялись от милой и слегка задорной улыбки, с какой обычно девушки указывают мужчинам на их глупый внешний вид. В ушах висели длинные сережки, сделанные из разноцветных бусинок.
– Здравствуйте… — немного смущенно поздоровался я.
— И тебе здравия, — улыбнулась она. — Каков молодец, тонок сердцем и мужав плечами. Экий корм для Смуга нечистого. Надобно б помочь юноше, так как вижу я, что чистым сердцем он обладает.
— Маришка много чавось видеть может, — уплетая кашу, сказал Федька. – Ведунья она. Помочь к нам прибыла. Научит тебя галлюцинации червя этого различать. Чтобы ты понимал, что фантазии этого все, али и в самом деле с тобой происходит.
— Для чего мне это?
— Дело в том, что это может спасти тебе жизнь в прямом смысле слова. Иногда ж бывает так, что Смуг не ест «меченного», а просто решит позабавиться и убить его, заставив, например, выйти в окно с седьмого этажа. Это, конечно, потом назовут суицид, будут искать причину такого поступка, но на самом деле все просто – Смуг развлекался.
— Зачем ему это делать?
— Мы не знаем, если кроме тебя у него еще «меченные». Для него вы годны в течение двух дней, чтобы полакомиться Вами. Но всех он может физически не успеть съесть, тогда он вот так развлекается, либо же оставляет тухнуть заживо. Вот для этого и надо понимать, что с тобой будет происходить, когда червь начнет тебя призывать. Контролировать ты это, конечно, не сможешь, но понимать, что стоит или не стоит делать – поймешь. Ты вот давай, — Федор указал на кастрюлю на плите. – Поешь. И приступайте к занятиям. Маришка тебя быстро обучит этому ремеслу, если ты конечно не дурачок. – он подмигнул мне и захохотал, его смех подхватила и ведунья.
Я зачерпнул половником из кастрюли каши и наполнил тарелку, затем сел за стол и стал черпать ее ложкой. На вкус она был чуть пересолена, но от того и получалась какая-то изюминка в ней. В меру разваренная, она елась мной очень охотно и уже спустя пару минут, моя посуда была полностью чиста. В то время, как я ел, Маришка и Федор обсуждали какого-то Нюржа, который им велел что-то закрыть. Ведунья твердила, что где-то совсем близко, есть какой-то искатель, которого надо найти. В общем, набор непонятных мне фраз, которые я слушал, будто смотрел аналитическую программу про акции, биржи и графики каких-то тенденций.
— Ну, что ж! – хлопнул Федор в ладоши. – Идите, занимайтесь! А мне еще надо кое-куда сбегать сегодня. Спать ложитесь, меня не ждите.
Федор накинул темную ветровку поверх своей рубахи и вышел из квартиры. Маришка же прошла в комнату, закрыла занавесками окно и села на диван, загадочно глядя на застывшего у дверей меня. Не знал бы я, чему ей надо меня обучить, я бы подумал, что села она вот так, чтобы придаться прелюдии любви.
— Подойди ко мне, Андрей. – вытянула он свою руку, приглашая взять ее. Я подчинился. Она взяла мою ладонь. – Сейчас мне важно понять, что ты будешь чувствовать жар или холод. – тихо произнесла она, после чего он сильно сжала мою руку.
Я почувствовал, как жар разливается от всей моей руки, перекидывается на лицо, шею, сердце. Словно меня опустили в бочку с горячей водой.
— Жарко… — проговорил я, чувствуя, как капельки пота выступили на лбу.
— Запомни это. Тепло. Там где тепло, там будет верно! Чтобы понять, куда идти и что делать, протяни руку и иди на тепло. Все вокруг будет холодным или нейтральным, но твой путь, это то, что будет излучать жар.
— Где я должен это чувствовать? – я не очень понял девушку.
— В видениях Смуга, когда он тебя призовет. Вытяни руку вперед и иди на тепло. Это и будет твой ориентир на спасение! А сейчас… — она дотронулась ладонью до моей груди – ты попробуешь выбраться из того, что создам для тебя я…
Я почувствовал, как в глазах потемнело, мое тело вдруг стало легким, словно оторвалось от земли, вдруг резкая вспышка света ударила меня и когда она прошла, а глаза привыкли к освещению, я понял, что нахожусь в комнате совершенно один. Девушка словно испарилась. Вот только что стояла тут, около меня и вдруг исчезла.
— Маришка? – позвал я ее. – Ты где?
— Я тут, — услышал я ее голос где-то на лестничной площадке. – Открой мне дверь!
— Как ты там оказалась? – меня удивило все это. Я подошел к двери и взглянул в глазок, но на пороге никого не было. Может, мне показалось, что я слышал ее голос именно оттуда?
— Где ты? Маришка?
— Да тут же я! Открой дверь! У меня же нет ключей! – вновь я услышал голос с порога.
Я снова взглянул в глазок, но вновь никого на площадке не было. Тогда я решил открыть дверь, потянув свою ладонь к входной ручке, как вдруг ощутил странный холод, идущий прямо от нее. Словно бы ручка двери была сплошь изо льда. Я дотронулся до нее, и меня обожгло морозом.
— Ты за дверью? Маришка? – спросил я ведунью.
— Конечно за дверью! Открой мне скорей! – ответила мне девушка. Голос и в самом деле шел оттуда, но вот этот странный холод, исходивший от дверной ручки, не давал мне покоя. В итоге, решив, что все это не более чем плод моей фантазии, я отворил замок и открыл дверь. Меня охватило приятной прохладой с лестницы подъезда. Я стоял на пороге и пытался понять, откуда мне кричала девушка.
— Где же ты, Маришка? – спросил ее я.
— Тут. На лестнице! Помоги мне…
Я услышал шарканье ног и увидел как по лестнице поднимается ведунья. Но было что-то странное в ней. Словно бы одна ее нога, была чем-то прикована к металлическим перилам.
— Я здесь, Андрей. Помоги мне. Видимо, что-то не то наколдовала я, что меня приковало к лестнице… Скорее. Там кто-то уже поднимается по ней…
Я попытался дернуться ей на встречу, но девушка подняла руку в мою сторону, отчего я буквально застыл на пороге, очередная вспышка ослепила меня, а когда белая пелена спала, я увидел, что стою на подоконнике окна своей комнаты на седьмом этаже, готовый сделать шаг вперед. Испугавшись, я не думая сделал шаг назад, и упал с подоконника на пол, больно ударившись головой о диван. Напротив меня стояла Маришка. По ее лицу было понятно, что она очень недовольна.
— Что это? Как я оказался на подоконнике?
— Ты сам туда залез. Меня видимо искал… Неужели же ты не чувствовал холода, идущего от того, куда ты пытался пойти?
— Я… Но ты же меня звала? Я шел к тебе?!
— Я лишь проверяла тебя. Смуг не будет тебе мешать, когда ты решишь выйти из своего окна вперед… Я же говорила тебе, что ориентироваться ты должен на тепло. И только на тепло… Ты нашел бы меня другим способом, при этом не пострадав, как мог бы… Ты меня разочаровал. Мы попробуем с тобой еще раз. И на этот раз, прошу… не верь тому, что видишь. Верь тому, что ощущаешь…
— Хорошо…
Она снова положила свою ладонь на мою грудь, и очередная вспышка света перенесла меня в лес. Я услышал, как журчала вода.
— Маришка? – окликнул я ее. – Ты меня слышишь?
Мне никто не ответил. Я огляделся по сторонам и спустился вниз, где текла речка. Пройдя вдоль нее, я постоянно звал Маришку, но никто мне так и не ответил. Где я нахожусь, я лишь понял по звуку товарного поезда, прошедшего где-то рядом. Это где-то за городом и, скорее всего, река Сума. Именно тут проходила железная дорога, ведущая в лесозаготовительный поселок за городом. Я не раз ездил туда за грибами и на рыбалку по ней. Меня пугало то, что Маришка мне ничего не отвечала. Я вытянул вперед руку и попытался уловить хоть какие-то колебания тепла или холода, чтобы понять, куда же мне двигаться. Я прошел еще несколько метров, пока не наткнулся на большую трубу, из которой вытекали сточные воды в реку. Я вытянул руку, почувствовав тепло, идущие изнутри. Не медля, я двинулся внутрь трубы. Возле входа было тепло, но чем глубже я заходил, тем темнее становилось и тем более трудно было двигаться.
— Маришка?! Ау? Где ты?
Вспоминая мою предыдущую попытку на подоконнике, вступать вперед было страшнее с каждым шагом. Я все время ожидал что-то жуткое и неправильное. Наконец, я почувствовал впереди чье-то присутствие. Кто-то сидел внутри трубы, но из-за темноты, которая меня уже полностью накрыла, я ничего не мог разглядеть.
— Уходим оттуда, Андрей… уходи оттуда… — вдруг голос Маришки, словно откуда-то из под земли услышал я.
Я приглядывался к тому, что было в трубе, как вдруг почувствовал тот самый странный запах. Именно тот же, который я почувствовал, когда увидел ту тварь в подъезде. Меня сразу охватил страх, и я попятился назад. Нечто, прячущееся в темноте, начало двигаться ко мне. Я уже не шел, а буквально бежал по темной трубе в сторону выхода, как что-то схватило меня за ногу и я упал. Дернув ногу изо всех сил, я вырвался из чьих-то склизких лап и вставая побежал прочь. Меня преследовало нечто, я чувствовал, ощущал это каждой клеточкой своего тела. Оно было где-то уже совсем рядом. Опять почувствовав прикосновение к моей ноге, я резко дернулся, прыгая вперед, больно ударившись коленкой обо что-то, лежащее на дне трубы. Свет брызнул ко мне в лицо, и я как за ствол ивы, растущий у болота, пытался ухватиться за него, как за спасение. Вставая, моя нога дернулась от боли, и я снова упал, поворачиваясь к тому, что гналось за мной. На меня уставилась рыжая лохматая голова с маленькими злыми глазками. Шея твари неестественно вытянулась в мою сторону, а рот с острыми зубами, пытался ухватить меня за больную конечность, которую я в последний момент смог подтянуть к груди и вскочить на ноги. Ныряя вперед, меня вновь охватила вспышка, и я очнулся, в ванной комнате своей квартиры. Сверху на мои ноги падали струи душа, висевшего на стенке, рядом сидела Маришка.
— Хвала Братству. Ты нашел выход…
— Что это было? Смуг?
— Вероятнее всего…
— Но я же шел на тепло, как ты и говорила? Почему я чуть не угодил к нему в пасть?
— Это не то тепло, о котором говорила я. Это запахи, звуки и тепло того места, куда тебя отправил Смуг. Он уже начал проверять и призывать тебя. Значит, завтра он точно придет, вот только пока не знаю для чего…
Я потрогал ушибленную коленку и стянул с себя полностью сырые носки. Теперь я боялся того, что мне предстоит. Боялся того, что я не справлюсь…
Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Метка Смуга (2 глава) отключены

Метка Смуга (3 глава)

После всех этих проверок, я чувствовал себя полностью истощенным, как и сама Маришка. Мы сидели за столом на кухне, отпивая ароматный чай на травах, который заварила ведунья. Она же, как мне показалось, была еще более задумчивой, чем я.
— О чем ты думаешь?
— О разном. О тебе, обо мне, о братстве, о Смуге. О том, что сегодня произошло. И все мои мысли лишь сводятся к одному.
— К чему же?
— Ты видел Смуга в своем видении? – вдруг спросила она меня.
— Да.
— Это был точно он? Ты уверен?
— Точно… — вспомнил я, как он схватил меня за ногу. – Это рыжее лицо я не забуду долго…
— Странно то, что такого обычно не бывает с «меченными». Вот в чем дело. Что-то меняется, а вот что именно – я пока не знаю… Надо дождаться Федора. С ним мне проще будет докопаться до истины. А ты ступай, спи! Завтра у тебя тяжелый день. Перерождение – это всегда волнительно.
И правда. После чая ведуньи я вдруг почувствовал, что даже моя больная коленка прошла и совершенно не болела, а глаза так и норовили закрыться от внезапно нахлынувших чувств. Больше не сопротивляясь этому желанию, я уснул…

Проснулся я утром и с удивлением обнаружил, что на диване рядом спит абсолютно голый Федор. Я отодвинулся от него и вскочил с дивана, оглядывая комнату. Федор умиротворенно спал, приоткрыв рот, в уголку которого стекала слюна, увлажняя косматую бороду мужика. Волосатая грудь, подмышки и промежность, все в раскорячку, широко раскинув руки, ноги и выставив весь этот срам напоказ.
— Смешной он, — услышал я голос Маришки позади себя.
Я обернулся, она стояла в своем зеленом платье, с распущенными по плечам волосами и улыбалась, глядя на мужика на кровати. Я немного смутился, что стою перед ней в трусах, но подумав, что это по сравнению с Федором – листочки, откинул прочь все стеснение.
— И всегда он так вот спит? Голожопый? – с усмешкой спросил ее я.
— Всегда. Мы все так спим, чтобы тело полностью отдыхало. Негоже затягивать в одежды сосуд для души, предаваясь забытию в царстве Морфея. Неправильно это. Ему тоже нужен воздух, свет и отдых от тряпья.
— Интересно, конечно, — улыбнулся я. – И ты тоже так спала на диване?
— Нет. Я дежурила. Я лягу, как Федор проснется. Ты давай проходи, творога поешь, да чая на малиновом цвете заварила – попьешь. Я олашек напекла… Мне тебя поспрашать кое о чем надобно…
Маришка поманила меня рукой на кухню и я, наспех натянув футболку и шорты, отправился за ней. На столе уже пыхали свежие оладьи, щедро намазанные маслом, стоял большой фарфоровый чайник, из которого разливался аромат малины. Я присел за стол, ведунья поставила мне тарелку с творогом, политым сметаной и посыпанный сахарным песком, пододвинула вилку и кружку с чаем и села напротив.
— Кушай. А я пока тебе кое-что расскажу. – она налила себе в кружку чая, сделала глоток и продолжила. – Дело в том, что в нашем Братстве есть четкие иерархии. Есть ведуны, есть охотники, есть лекари, травники, а есть искатели. К сожалению, уже больше двадцати лет прошло, как нежить умертвила последнего нашего искателя. Это сильно нам усложнило борьбу с ними. Дело в том, что «искатель» обладает возможностью находить места, где прячется от нас нежить. Лишь ему подвластно узнать место и найти в него вход. Быть искателем, значит быть на постоянном прицеле у черных сил. Никто не хочет, чтобы у врага был кто-то, кто может подсмотреть за завесу тьмы и узнать силы противника. Поэтому быть «искателем» означает, быть всегда на прицеле у слуг Тьмы, которая желает избавить себя от такого просмотра.
— Ясно. Но к чему ты мне все это рассказываешь?
— Дело в том, что то, что ты увидел вчера – мог увидеть только тот, кто обладает способностями искателя. Только он мог увидеть логово Смуга. Ведь именно там он перерождается в яйце в случае его обнаружения. Именно там он растет и множится.
— И что ты этим хочешь сказать?
— Я? – вдруг удивилась она. – Я ничего не хочу сказать. Я ни в коем случае не хочу сманивать тебя вступить в наше Братство. С тобой поговорит Нюрж. Это наш наместник в этом регионе. Он покажет тебе и расскажет тебе всё, что тебе нужно знать и видеть. Я лишь подготовила почву для него. Дело в том, что «искатель» не может вот так просто раскрыть свои способности. В основном, такие люди заканчивают свою жизнь в иных заведениях, так как то, что они видят, объяснить кроме нашего Братства никто не может. Именно в таких заведениях мы и ищем «искателя», но не всегда мы находим его первыми. Поэтому, это большая удача, если ты окажешься им… но главное согласишься вступить в наше Братство в борьбе за единое дело.
Ведунья снова сделала глоток чая, и ее красивые глаза сонно посмотрели на меня. Видно было, что она устала.
— Ты устала, Маришка. Иди спать.
— Нет. Пусть Федор выспится. Он охотник и ему сегодня еще предстоит умертвить Смуга.
— Скажи, а вы давно с ним вместе?
— В смысле? С Федором? – уточнила Маришка, она загадочно улыбнулась, от чего мне даже стало немного неловко. – Да уж порядка четырех сотен лет. Как он меня привел в Братство. Так и идем рука об руку…
— Четыре сотни лет? – удивился я. — Просто, когда об этом говорил Федька, я подумал, что мне послышалось. Или это какие-то другие четыре сотни лет?
— Почему же другие? Обычные. Земные. Братство питает силы из самой матушки-природы, поэтому и живем мы долго. И ты сможешь так же, если примкнешь к нам. Нюрж обучит тебя этому.
— Так получается, что ты видела Гитлера? Застала Наполеона, Кутузова?
— Я много чего видела. Но их нет, не видела – Маришка улыбнулась. — Да, если бы нам было нужно, мы бы написали настоящие учебники истории, которые бы содержали полную правду о том, что было и почему так случилось. Нынешняя программа в школе очень далека от истины. И история при каждом правителе переписывается так, как выгодно людям на данный момент.
— Так вы вообще не стареете, получается?
— Именно так. Как только ты вступаешь в Братство и питаешься силой Земли, твой возраст уходит на второй план. У тебя меняются ценности и все мировоззрение, потому что ты начинаешь понимать, откуда идет реальная угроза и что на самом деле важно.
— А дети? У тебя есть дети?
— Нет. Пока нет. Надеюсь, что когда-то я встречу своего единственного, с которым создам настоящую человеческую семью…
— А Федор? – удивился я. – Разве вы не…?
— С Федькой? – засмеялась Маришка. – Вообще, это как минимум странно было бы, учитывая, что и у него и у меня один отец!
— Так вы что…
— Точно так. Брат и сестра! – вошел на кухню Федька. Он уже был в своей рубахе, затянутой красным поясом. Он похлопал меня по плечу и сел рядом, жадно хватая маслянистую оладью и опуская ее в рот. – Ступай отдыхать, сестра, — кивнув Маришке головой, сказал он. Ведунья тут же подчинилась, исчезая в коридоре, ведущим в комнату.
— Тебе Маришка рассказала про то, что мы подозреваем, что ты обладаешь возможностями, которые пропали в нашем Братстве 28 лет назад? А именно способностями «искателя».
— Да, — согласился я.
— Я не буду тебя в чем-то убеждать и призывать к чему-то. Сегодня нам предстоят дела поважнее. Я вчера кое-что выяснил, и думается мне, что эта тварь призовет тебя за дом. Там находится старое кирпичное здание, в котором раньше находилось контора речной навигации. Там-то он, скорее всего, тебя и будет ждать. Не забывай о том, какими знаками ты должен руководствоваться пока будешь под влиянием Смуга.
— Ага. Я все помню, Федор. – внимательно слушал я.
— Ну, а о дальнейшем нашем сотрудничестве мы поговорим с тобой после того, как разберемся с этой нечистью. Сейчас у нас, — Федька взглянул на часы. – Без двадцати десять. Призывать они начинают обычно после полудня, либо вечером. Так что подождем. Если ты не выспался, можешь прилечь к Маришке, вздремнуть еще, ну а я, с твоего позволения, отправлюсь заседать в туалет.
После этих слов, Федька схватил в руки несколько оладьей и, быстро перебирая ногами, забежал в ванную комнату. Послышался щелчок щеколды на дверях и удар стульчака по унитазу. Я же встал и направился в комнату. На диване, совершенно не накрывшись нечем, спиной ко мне, лежала Маришка. Традиция спать нагишом еще утром у меня вызвала кучу несвойственных ранее неприятных чувств, но вот сейчас – я даже был этому рад, любуясь ровными стройными и гладкими контурами ведуньи. Мне бы хотелось прилечь с ней рядом, но пересиливая это внезапное желание, я все же решил вернуться на кухню.
Включив телевизор, я выбрал какой-то фильм и стал абсолютно бессмысленно его смотреть. В голове у меня были только мысли о ближайшем вызове. Как все это будет происходить. Какие фантомы и галлюцинации мне покажет Смуг, чтобы заманить в свое логово. И как же мне, знающему, куда меня заманивают – идти туда? Вскоре на кухню пришел Федька. Он принес какой-то мешок и стал выкладывать на стол странные предметы. Нож, какие-то бусы с разноцветными кольцами вместо шариков, драные перчатки, протертые до дыр и другую различную утварь.
— Нравится тебе Маришка? – неожиданно спросил меня он, выкладывая на стол большой охотничий нож.
— Что? – я не ожидал такого вопроса и слегка растерялся от этого. – Маришка? Да… Она хорошая.
— Я не в том смысле-то тебя спрашиваю. Я же вижу, как ты на нее смотришь!
— Ну, я, это… А в каком? – прикинулся я дурачком.
— В прямом, Андрюха! Как баба тебе нравится? Помять бы там, пощупать?
— Ну, я… — я не знал, что ответить. Я понимал, к чему он вел, но что-то вразумительного для ответа я не мог придумать.
— Вот, что я тебе скажу, брат! Чувства свои не держи. Нравится – скажи как есть! Одно знай, не сможешь ты с ней быть, если не примкнешь к нашему Братству, так как Маришка принадлежит силам Земли, и только такой же, как она – может стать для нее чем-то больше…
— Ну, я… это… понятно. – только и смог я вымолвить.
Наш разговор закончился так же стремительно, как и начался. Я думал о его словах, о Маришке. О том, что будет потом, как мне поступить. Безразлично глядя в экран телевизора я вновь обдумывал все то, что мне рассказали сегодня. И может ли так статься, что я окажусь совершенно не тем, кем они подозревают меня? Последние двадцать четыре часа перевернули в моей жизни абсолютно всё. Я вдруг вспомнил, что у меня были запланированы сегодня дела. Я должен был съездить к матери с отцом, встретиться со своей знакомой, я вдруг вспомнил, что не держал в руках своего мобильного телефона, и удивительно, что все это время он не звонил. Я словно находился в какой-то коме, после укуса этого Смуга. И самое интересное, то, что я вдруг осознал, что в моей квартире находятся незнакомые мне люди, которые указывают, что и как мне делать. Словно бы я попал в параллельный мир, в котором обитают доселе незнакомые мне существа, и находится какое-то Братство странно-одетых людей, о которых я никогда ничего не слышал, а одежд этих «братьев» я никогда, кроме как в телевизоре в фильмах про древние времена, не видел. Мои раздумья на этот раз прервал звонок в дверь. Я посмотрел на Федьку, тот невозмутимо возился со своими вещами. Решив, что мне показалось, я продолжал сидеть на кухне и пялиться в телевизор. Звонок в дверь повторился. На этот раз я четко его услышал. Он был. Я снова посмотрел на Федора. Он так же сидел, не придавая значение этому звуку, словно бы все было как обычно. Я встал и отправился к дверям. Мужчина странно посмотрел на меня, но ничего мне не сказал. Боковым зрением я заметил, как он взял со стола какой-то предмет, похожий на короткую пику и тихонько двинулся за мной следом. Часы в прихожей указывали час дня, и я понял, что это Смуг начал свой призыв…
Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Метка Смуга (3 глава) отключены

Метка Смуга (4 глава)

Я осторожно подошел к двери и замер, припадая к глазку лицом. Я ожидал увидеть, что угодно, но только не моего соседа снизу. Что? Лицо у соседа было каким-то недовольным. Все это время Федьки не было видно, и где он затаился – мне было не очень понятно. Я отворил замок и открыл входную дверь. На пороге стоял мой сосед Петр Яковлевич, пенсионер, заядлый рыбак и просто хороший и добродушный старичок. Жили они подо мной со своей женой, часто к ним приходила дочь со своим семейством. Это был низенький старичок, почти лысый, у него были добрые улыбающиеся глаза, а ходил он немного наклоняя голову на бок, тому причиной был шейный остеохондроз.
— Здравствуйте, — поздоровался я с ним, оглядывая площадку за ним и едва видимую лестницу.
— Привет, Андрей. Ты там случаем не засорил стоки? А то у меня земля поползла прям в ванну. Цветы шоль пересаживаешь, или горшок цветочный разбил?
— Чего? – удивился я. – У меня дома вообще ни одного растения нет… Какая земля?
— Да? Ну, значит, Петровна чего-то там опять творит на восьмом! Пойду схожу… А то решил помыться, а в ванной картошку скоро садить можно будет…
Старик зашаркал тапочками по полу, отправляясь на лестницу подъезда. Я с удивлением переварил все, что он сказал и пошел проверить свою ванную комнату.

— Кто там? – спросил меня Федька.
— А то ты не слышал? – с сарказмом, ответил я. — Сосед снизу!
— Ясно… Чавось надо-то было?
— Да какой-то бред про цветочные горшки рассказывал. Видать Дарья Петровна наверху что-то творит.
— Тьфу ты. А я думал, куда ты пошел… Двери закрыл?
— Да, закрыл. – сказал я, после чего Федька вернулся на кухню.
Я же открыл дверь в ванную комнату. Первое, что бросилось мне в глаза, это земля на полу. Все было испачкано черноземом. Черными проплешинами она лежала на полу, около унитаза, на стенах, даже шторки в ванну были в земле. Что же тут делал Федька, когда ходил в туалет? Неужели это у него из его мешка столько грязи? Но потом я вдруг вспомнил слова, сказанные им мне только что о том, что он не знал, куда я пошел.
— Постой… А что значит, я думал, куда ты пошел? Ты что? Все-таки не слышал звонка в дверь? — крикнул я Федьке, но тот ничего мне не ответил.
Я молча постоял прислушиваясь. Там за шторкой, что-то тихонько капнуло. Я подошел к ванне и осторожно отодвинул шторку. Дно ванны и его борта были в земле, на дне же лежал настолько плотный слой чернозема, что не видно было эмали. Откуда он тут? Ответ пришел сам собой, я услышал тихий тонкий плач, словно плакал ребенок. Я сразу же узнал это звук…
Повернув голову в сторону звука, я увидел, что на меня смотрит жуткое лицо Смуга. Это был не тот Смуг, что встретился мне в подъезде или же они умеют менять свою внешность? Череп этого был сильно деформирован, отчего он казался еще ужаснее, злые черные глаза дырявили меня своим взглядом. На его лице застыла зловещая улыбка хищника. У этой твари в отличие от той, которую я видел в подъезде, почти не было волос на голове. Мелкие островки почти седого цвета и всё. Дальше же шла сморщенная серая кожа. Только сейчас я разглядел, как его тело подобно змее высовывалось из стока в ванне. «Как же он пролез в такое отверстие?» – промелькнуло в моей голове, как вдруг эта тварь набросилась на меня, сбивая с ног. Я не успел даже крикнуть, как мои ноги охватил склизкий черный хвост Смуга, а сама тварь уже сидела на моей груди, сдавливая ее так, что ни то, чтобы крикнуть – мне даже дышать стало тяжело. Единственное, что я смог, это прохрипеть, свободной правой рукой ухватиться за лежащий около раковины металлический ершик для чистки унитаза, стоявший в пластмассовой подставке. В это время я услышал, как по ванне еще что-то проползло, из нее с шумом брызнули капли воды вперемешку с землей, и тогда я увидел еще одну страшную морду, которая высунулась из-за борта ванны. Она тоже была другой, не той, что я видел в подъезде ночью. Я хотел ударить ее ёршиком, но буро-черный хвост, высунувшийся из-под занавески, скрутил обе руки.
И тут я услышал жуткий хруст костей, будто бы кому-то сломали позвоночник. Тот самый звук, как я слышал в подъезде, когда эта тварь потянула ко мне голову. К этому времени мое дыхание уже стало обрывистым и тяжелым, отчего становилось очень плохо и туманило мой взгляд. Я повернул голову в сторону и увидел Смуга в полной его жуткой «красе». Он сидел на мне, скрутив хвостом ноги и выпячивая грудь вперед, из которой лился алый свет чего-то пульсирующего, но совсем небольшого, величиной с куриное яйцо. Ребра, обтянутые кожей, до этого прикрывавшие это свечение, были раскрыты и растопырены по бокам моего тела, как подставки, а во рту этой твари шевелился длинный бурый язык с зубчиками, которым он тянулся к моей шее. Я попытался дернуться, но хватка была неумолима. В это время второй Смуг, опираясь на борта ванны, стоял с раскрытыми ребрами и так же тянул свой зубчатый язык, которым он с легкостью мог сделать во мне ни одно отверстие.
Я понял, что сейчас мне придет конец. Моей шеи коснулось что-то склизкое и холодное, дырявя кожу. Шею обожгло сначала холодом, а потом нестерпимым жаром. И в этот момент я увидел, что сверху занавески сидит третий Смуг. Тот самый – Рыжий. Я его сразу же узнал. Он смотрел на меня и словно ухмылялся, глядя на то, как его соплеменники связали меня по ногам и рукам и готовились трапезничать. Но тут дверь в ванну резко распахнулась, и в нее влетел Федька, с ножом в одной руке и маленькой пикой в другой. Смуг, сидевший на перекладине, на которой висела шторка, словно стёк куда-то внутрь ванны, я видел, как он продырявил занавеску и пропал. Вторая тварь, что сидела в ванной, издала тонкий писк и разжала мои руки, послышался хруст костей, я увидел как Смуг, сидящей на мне, захлопывает свои ребра. Понимая, что Федор уже не успеет ко второй твари, я вытянул освободившуюся руку вперед, дырявя металлическим ёршиком для чистки унитаза, светящееся алое яйцо. Ладонь обожгло, кровь брызнула из-под рукоятки ёршика, словно тот разрезал мне кожу. Раздался жуткий тонкий писк Смуга, и я почувствовал, как хватка вокруг моих ног ослабла. Что-то неприятное и черствое коснулось ног, кто-то рядом копошился, я почувствовал как моя рука, сжимавшая ершик, зажимается ребрами внутри мертвого чудовища. Белая пелена накрыла мой взгляд и я потерял сознание…

Очнулся я в своей комнате на кровати. Рядом со мной сидела Маришка, нежно глядя меня по волосам.
— Как ты, Андрей? – спросила она меня ласково.
— Очнулся, охотник? – сказал Федька, копошившийся со своим мешком в дверях. – Вот и я говорю, не искатель он, а охотник. Это ж сколько сил надо сдерживать столько времени двух червей? Я ж пока понял, что ты из квартиры ушел, пока выследил, что ты в подвале дома, пока дверь эту дурацкую вынес. Думал всё… не успею уже… а ты прямо боец, голыми руками отпинываешься от этих тварюг. Не знал бы тебя, подумал, что «охотник».
— Подвал? – прохрипел я и от боли в горле закашлялся.
— Он самый…. Туда тебя призвали, а не как я думал, что в заброшенное здание.
— А этот рыжий? Куда он делся?
— Какой рыжий, Андрей? Два их было. Один лысый совсем, а второй с тонкими черными волосками. Молодые они еще! Видно сразу.
— А как же рыж… — я снова закашлялся. Было трудно говорить. Только сейчас я понял, что горло мое туго перебинтовано.
— Тише, Андрей. Не надо говорить…- взяв мою руку, сказала Маришка. — Сейчас уже придет Нюрж. Он тебе поможет…
— Так их трое что ли было? – удивился Федька, что-то обдумывая. – Третьего я не видал. Ну, да и правильно. Ведь он же тебя только призвать мог… Вот же я дурак? – хлопнул он себя по лбу. — Не подумал об этом. Я когда увидел, что ты с прокусанной шеей, подумал, что ты всё… того. Думал, опоздал уже. А ты еще и куском стекла, поднятого с пола, умудрился одного рубануть. Молодчик! А то б мне уж не успеть было – отпустить пришлось бы на перерождение его.
— Что же теперь со мной будет? – тихо, стараясь не надрывать связки, прошептал я, но знал, что меня прекрасно слышали.
— Не убили мы того, кто метку тебе оставил. Этого, как ты там его назвал, «рыжего». А это значит, что он теперь понял, что ждешь ты его. Не придет он более. Нам теперь его самому искать надобно.
— Как?
— Ну, это уже как Нюрж скажет. Кто тут у нас с подозрением на «искателя»? – Федька улыбнулся и подмигнул мне.
Складывалось ощущение, что, узнав о том, что я возможно тот, кто им нужен, они просто не оставляли мне выбора на отказ войти в их Братство. Только все это сделано было намного хитрее и завуалировано под простое совпадение. Удивляло меня еще и то, что все это происходило в подвале моего дома, хотя я отчетливо помню и соседа снизу и ванную комнату, полную земли. Еще не до конца поверив во все это, я решил проверить. Я медленно приподнялся и встал с дивана.
— Ты куда? – удивилась Маришка.
— В туалет… — прохрипел я в ответ.
Я вошел в ванную комнату и посмотрел вокруг. Все было чисто и никаких следов земли или грязи. Никаких следов борьбы, дырявой занавески и даже ёршик… хотя тот явно был не такой, какой я хватал. Так значит, вот как действует призыв? Я могу видеть совершенно не то, что есть на самом деле. Я включил кран и умылся холодной водой. Все мое тело по-прежнему изнывало от боли и усталости. Ощупав повязку на шее, я почувствовал неприятное жжение, словно бы в том месте находился ожог. Справив малую нужду, я вышел в коридор, где меня уже ждал Федька. Лицо его было чем-то озадаченно и видно было, что он волнуется.
— Проходи в комнату, Андрей. Нюрж пришел… он ждет тебя!
Я с удивлением посмотрел на Федьку, взглянул на кухню, увидел на ней Маришку, так же задумчивую и волнующуюся. Она посмотрела на меня, попыталась улыбнуться, но у нее это не особо получилось. Ведунья кивнула мне головой, как бы одобряя слова Федьки, и я двинулся в комнату. У окна, спиной ко мне стоял высокий человек с длинными русыми волосами. Лишь по фигуре можно было понять, что это мужчина. Я встал в дверях, не смея двинуться дальше. Это волнение, которое испытывали Федька и Маришка, похоже, передалось и мне. Я стал вдруг ощущать какой «большой» человек находится у меня в квартире.
— Не стоит меня бояться, Андрей. – услышал я красивый бархатный голос мужчины. – Я лишь пришел поговорить с тобой. Будет лучше, если ты после всей этой истории в подвале присел на стул, так как ты потерял много сил.
Мужчина повернулся. Это был довольно молодой красивый юноша, с очень пронзительным взглядом. Но, несмотря на его молодость, я понимал, что это очень мудрый и могущественный человек, обладающий большими знаниями и умениями. Я сел на стул, он же, сложив свои руки за спиной, отошел от окна в центр комнаты.
— Меня зовут Нюрж. Я — наместник Братства от Черной реки до Дикого леса. Ты уж прости, но мы пользуемся старыми названиями, поэтому некоторые ориентиры будут тебе незнакомы. – он подошел ко мне и резко дернул повязку на моей шее. Я ожидал чего угодно, но даже не понял, как она снялась с меня, словно бы ее срезал сзади ножницами и оставалось только убрать ее с шеи. – Это, чтобы тебе было привычно разговаривать со мной. Рана еще может выступать несколько дней, но уже скоро пройдет полностью.
Я почувствовал, как горлу снова стало легко, жжение и сама рана исчезли, будто бы их и не было никогда. Нюрж дотронулся до моей головы.
— Да. Вы не убили того, кто поставил тебе метку. И у тебя остался день, чтобы нам найти и убить его… Но ты должен нам в этом помочь. Закрой глаза…
Я подчинился, прикрывая веки.
— Что ты видишь, Андрей?
— Темнота. Ничего.
— Подумай о Смуге. Представь его. Того самого, которого ты видел в подъезде.
Я снова вспомнил это жуткое лицо с черными глазами, рыжая густая шевелюра, череп неправильной формы. Я вдруг увидел речку, ту самую Суму, которая текла за городом. Увидел трубу, из которой вытекали стоки. Мне вдруг захотелось снова войти в нее, в самую тьму, которую она хранит, отчего я словно влетел в темноту и вот — я вижу его. Рыжего Смуга, сидящего боком ко мне. Он что-то жрет, вернее кого-то. Девушка в школьной форме, лежит возле него. Его ребра растопырены, как подставки, из груди вырывается алый свет. Но вот тварь вдруг замирает, и я вижу, как оно почуяло меня, поворачивая свое окровавленное лицо в мою сторону. Смуг смотрит прямо на меня, щуря свои черные злые маленькие глазки, будто бы пытается, как следует разглядеть, а потом вдруг резко кидается в мою сторону, пытаясь укусить. Я машинально отскочил назад, но эта тварь успевает чем-то оцарапать мою ногу. Я открываю глаза и понимаю, что нахожусь в своей комнате, сидя на стуле, а рядом со мной стоит Нюрж.
— Ты увидел, где он прячется? – спросил он меня.
— Увидел ли? – не верил до сих пор я. — Или это то, что пытался мне показать Смуг своими галлюцинациями?
— Да нет же… Ты нашел, где он прячется… — улыбнулся Нюрж, глядя на мою ногу.
Я посмотрел туда, куда смотрел наместник, и увидел, как по моей ноге вниз стекает кровь от свежей раны чуть выше колена. То самое место, куда в моих видениях чем-то оцарапал меня Смуг…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Метка Смуга (4 глава) отключены

Снайпер

Глубины джунглей городских,
Где камня цвет глаза мозолит,
Где вышина домов больших
Увидеть небо не позволит.
Это огромный серый щит,
Что укрывал народ от Бога.
Отца влиянье там горит,
Дает умам людей дорогу.
Так был покинут этот мир,
Никто за ним не наблюдает.
И тот, кто правилами жил,
Теперь сам за себя решает.

На распростертую окрестность
С небесной выси ворон бдил
И, нарушая повседневность,
Стрелка на крыше уследил.
Его позиция недвижна,
Казалось, сверху он был мертв.
Но сердце билось еле слышно,
Знал снайпер цель и был готов.
Как зверь, таящийся в засаде,
Он тихо, терпеливо ждал.
Глаза застыли на фасаде,
Стремясь сквозь стены видеть зал.

Из всех, наверно, только птице
Картина полная видней.
И больше всех, пожалуй, жертве
Вороньи знания нужней.
Быть может, аморально будет
Из побуждений убивать?
Но Бога нет, никто не судит.
Стрелку пришлось недолго ждать…
Блеснул вдруг ствол над головою,
От шума резко обомлев,
Ворон взлетел, неся с собою
Увиденный недавно грех.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Снайпер отключены

Месть. Финал

Очередная поездка в «Ленту». Очередная покупка всевозможных вещей, которые я использовала в самых изощренных и кровавых целях. Признаюсь, что я не готовилась так сильно ни к одному экзамену и ни к одной сессии, как к будущему событию. К сожалению, мои денежные накопления начали исчерпываться, так что мне пришлось покупать все с умом: кувалда (благо была скидка), две газовые горелки, бутылка соляной кислоты и несколько метательных дротиков для дартса, которые стоили всего пять рублей за штуку. Так же я нашла набор цепей и замков. Качественные, и скидки хорошие. Решив, что веревки уже устарели, я купила короткие, но очень прочные цепи. Так же я купила четыре замка с одним ключом на всех. Не зря я так полюбила «Ленту» еще несколько лет назад.
По зубы «вооруженная» этими прелестными вещичками, я села в машину и поехала домой. По дороге я вспомнила, что забыла купить для отца новый набор инструментов и новые столовые приборы для матери. Плюнула и решила, что в другой раз снова съезжу в супермаркет и куплю все необходимое. Денег вроде как хватит. Теперь я должна придумать, как поймать последнего подонка. Если мне не наврали, то он не будет прятаться ни от кого. Это очень облегчает дело. Но как же мне его схватить? Очень волнующий вопрос.

Зазвонил телефон.
– Алло? – ответила я.
– Алле, Ира? – это была Настя. – Ты где?
– Я была в «Ленте» за продуктами, а сейчас еду домой. А что?
– Езжай как можно скорее. Только что узнала, что еще два человека пропали.
– Хорошо. Не переживай, и родителям скажи, чтоб не волновались.
– Ладно. Я им позвоню. Пока.
– Пока.
Очередная помощь от «анонима». Кем бы он ни был, я ему очень благодарна. Полиция ищет его во всю, так что бояться мне особо нечего.
Домой я вернулась где-то в десять часов вечера. Немного поев своего любимого хлеба с беконом, я принялась придумывать план. Прямо так похитить будет очень сложно и опасно, поскольку его отец может быть неподалеку. К тому же, этот тип может что-нибудь заподозрить, если я подъеду. Может снова использовать актерские навыки? Весьма неплохая идея. Только какую ситуацию мне разыграть?
Посидев в раздумьях полчаса, я придумала более-менее хороший план. Затем я выпила чай, приняла душ и легла спать.
Утром меня разбудил гром. На дворе была майская гроза. Это моя самая любимая погода, с детства люблю смотреть на молнии. Помню как в детстве бабушка мне говорила, что ангелы нас фотографируют. Скучаю по тем временам, и по бабушке с дедушкой, которых нет уже два года. Совсем исчезла сонливость, и я решила заварить свой любимый молочный кофе. Как же прекрасна эта погода!
Допив кофе, мне на телефон пришло уведомление со следующим содержанием: «В городе Череповец таинственно пропадают люди. Среди них взрослые молодые люди, подростки и десяток маленьких детей. Маньяк не оставляет никаких следов кроме подозрительных предметов. Будьте осторожны. При заходе солнца сразу идите домой и не выходите до утра. Для несовершеннолетних установлен комендантский час с 18:30 до 9 утра до тех пор, пока преступник не будет пойман».
Который раз уже упоминается все это. В Ютубе тоже полно предупреждающих видео. Интересно, а похищения прекратятся после поимки последнего парня? Думаю, что нет. И мне стоит повторить у себя в голове план похищения. Придется караулить свою жертву возле его дома. Мне придется сильно попотеть.
Я была у родителей по их же просьбе. Мама вроде как смирилась со смертью Андрея, но на ее лице все равно читалось, что она очень по нему скучает. Мне так жаль видеть ее такой несчастной. Отец тем временем сидит хмурый и очень недовольный. Время от времени он даже бубнит себе под нос маты в адрес полицейских, хоть мама и просит его замолчать. Если честно, то я полностью согласна с отцом. Если перевести его слова на «культурный» язык, то «этим гадинам лишь бы ничего не делать».
– Кто еще будет на похоронах? – спросила я у матери.
– Твоя сестра приедет, – ответила она. – Бедная так плакала, когда узнала об этом!
Я не помню того дня, когда в последний раз видела Олесю. Она окончила девятый класс пару лет назад и уехала к родственникам в другой город, чтобы поступить в колледж.
– А ты чем все время занимаешься? – спросил у меня отец. – Я надеюсь, что тебя не отчислят за прогулы. Отведенное время же истекло.
– Меня не отчислят, – ответила я, наливая кофе, – потому что Инна мне присылает записи конспектов. Я успеваю изучать материал.
– Ты днями напролет сидишь за учебой? – спросила мама.
– Не каждый день. Если у меня появится редкое хорошее настроение, то я гуляю часика два. Иногда с подругами, но чаще – одна.
– Одной лучше не выходи из дома, – сказала мне мать, как маленькой девочке. – Даже в дневное время будь начеку. Этот похититель может быть где угодно.
– Я соблюдаю комендантский час, хоть мне давно за восемнадцать.
– А продукты где покупаешь? – спросил отец. – Даже возле магазинов нужно быть осторожной.
– За едой я еду в «Ленту». – резко ответила я. – Минут двадцать ехать. Там безопаснее.
Они ничего не ответили. Следующие полчаса мы молча пили кофе. Обсудив планы на похоронах еще раз, я уехала домой «учиться», как я и сказала родителям. На самом же деле я «выжимала» из мозга самые страшные пытки. Даже остались те, которые я так и не смогла применить.

Ночь. 2:36

Если адрес точный, то я на месте. Я стою здесь уже полтора часа, но пока еще не увидела никого с татуировкой, безрукавкой или с волосами до плеч. Глаза уже начинают слипаться. Что-то мне подсказывает, что и на сегодня я не смогу поймать этого парня.
Собравшись уезжать, я случайно глянула на ближайший подъезд. Оттуда вышел парень… со всеми тремя критериями. На нем была темного цвета безрукавка, на плече тату и длинные волосы. Благо хоть здесь по ночам не выключают уличный фонарь, и я быстро нашла свою жертву. Парень вел себя довольно странно. Создавалось впечатление, что ему было абсолютно побоку на своих пропавших друзей. Просто постоял минуты две и курил, а потом – на турниках. Идеальное время для занятия спортом.
Я вышла из машины и неспешным шагом подошла к нему. Он подтягивался и не замечал меня.
– Молодой человек! – обратилась я. – Вы можете мне помочь?
Он молча спрыгнул на землю, похрустел шеей и повернулся ко мне.
– Че там? – спросил он быдловатым голосом.
– У меня машина заглохла. Я никак не могу разобраться с этой проблемой.
– Где она? – спросил он, приближаясь ко мне медленным шагом.
– Здесь недалеко. Пойдемте.
Я повернулась и пошла к тому месту, где я припарковалась, а парень был у меня за спиной. Он шел широкими, но медленными шагами, почти беззвучно. Пару раз сплюнул через зубы.
– Сейчас посмотрим, – сказал он, поднимая капот. – Но не за бесплатно.
Такая наглость меня сильно выбесила, но я сдержалась.
– Две тысячи. – сказала я.
– Идет. – согласился он, после чего принялся рассматривать «кишки» машины.
– Нужны инструменты? – спросила я. – Я всегда ношу их с собой.
– Да, пожалуй. Ключи есть?
– Есть. Сейчас достану.
Я полезла в багажник и достала несколько ключей.
– Возьмите, – сказала я, протягивая несколько ключей.
Он взял средний и принялся что-то там крутить. Придурок, если бы он разбирался в машинах, то он бы сразу понял, что что-то здесь не чисто. Тем временем я уже достала полюбившуюся мной биту. Подкравшись достаточно близко, я ударила парня по голове.
– Что ж ты делаешь, дура охреневшая?! – разорался он.
У меня никогда так сильно не стучало сердце. Впервые за всю жизнь я запаниковала и почти растерялась. А парень начал медленно подниматься, постанывая от боли и тяжело дыша. Когда он повернулся ко мне, меня что-то дернуло и я со всему размаху зарядила ему в челюсть. Он вырубился, а я, не став терять ни минуты, начала быстро обклеивать его скотчем, а затем – не без труда – закинула его в багажник вместе с ключами, которые он уронил в капот. Чуть не потерпела фиаско, но все обошлось. К счастью.

15.05.13

Дача. Утро. С замиранием сердца готовлюсь к последней стычке. У меня на уме были такие пытки, что мне даже есть не хотелось. Не позавтракав, я собрала в сумке все вещи и спустилась в подвал. Как же я ждала этого момента.
Этот парень был еще без сознания. В спешке я забыла вчера завязать ему глаза, но зато очень прочно связала. Не зря я купила цепи: трижды обмотав ими каждую руку, в каждое звено я просунула железяку от замка и заперла на ключ. На ноги хватило только на один оборот, и то с трудом, но зато надежно скреплено. А парень был среднего роста, с волосами до плеч, в толстых спортивных штанах и темно-зеленой безрукавке. На плече отчетливо виднелась татуировка «черной вдовы». Никогда не любила пауков. В его кармане я заметила очертания телефона. Достав его, я хотела его отключить, но он мне показался очень знакомым. Включив его, я увидела на фоне заблокированного экрана языки пламени. Такой же фон был на телефоне Андрея. Совпадение, вроде бы, но откуда тогда в галерее были фото со мной, мамой, папой? Откуда фото, где Андрей и Настя смеются и целуют друг друга? Меня хватит новый прилив гнева. Этот подонок ограбил его труп.
Взяв ведро, которую я оставила в прошлый раз после уборки, я вылила остатки грязной воды прямо на лицо парня. Он вскрикнул, закашлял, и начал осматриваться. Какое-то знакомое у него лицо. Как будто я его знала много лет.
Тем временем он начал пялиться на меня. Сначала так, как смотрят полоумные люди, а потом ор. Очень предсказуемо.
– Ты! – кричал он. – Где я?! Отвечай, мерзавка!
– Замолчи! – крикнула я и двинула ему пинком в живот. Он взвизгнул.
– Тупая маньячка! Быстро отпусти меня, иначе тебе конец!
– Щас! – очередной удар в грудь. – Ты убил моего брата! Ты дорого поплатишься за это, крыса!
Пока я орала на него, он смотрел на меня странным взглядом. Как будто пытался разглядеть во мне что-то знакомое.
– Ира? – с удивлением в голосе сказал он. – Это ты?
Я пришла в замешательство. Откуда он меня знает? Для меня это был настоящий шок.
– Это ты, рыжая дуреха? – уже с насмешкой спрашивал он.
– Василий?! – внезапно узнала я его. – Это ты?!
– А кто же еще, мелкая дура?
Прилив ярости. Снова. Это был тот подонок, который в далеком детстве оставил на мне огромный след. Помню, как я, пятилетняя, играла на детской площадке и залезла на горку. Сзади меня стоял какой-то мальчишка, который то и дело толкал всех, кто не мог дать ему сдачи. Помню, как он толкнул меня с двухметровой высоты, а я зацепилась спиной о какую-то железку и очень сильно порезала спину. Кровь, мой детский рев, испуганные дети. Отдаленно помню как Андрей (которому было восемь лет), как и полагается старшему брату, избил этого мелкого подонка до синяков и разбитого носа. Насколько я помню, позвоночник чудом не задело, но на родителей потом подали в суд за то, что Андрей избил этого паренька. К счастью, мы выиграли суд.
Я все еще была в замешательстве, а эта крыса то и дело ржала и покрывала меня и всю мою семью матами, периодически спрашивая о делах вперемешку с сарказмом.
– Заткнись, крыса! – резко рявкнула я и снизу вверх дала ему по челюсти. Он заскулил и выплюнул кровь. Он сильно прикусил себе язык.
– Идиотка! – он говорил более-менее разборчиво.
– Так это ты убил Андрея, подонок!
– Андрея? – его глаза округлились. Затем последовала довольная улыбка. – Андрей. Ха-ха-ха! Так это был он? Какое везение! Ка…
– Заткнись! – я оборвала его очередным ударом в лицо. – Из-за тебя нет самого близкого мне человека! Ты лишил жизни невинного человека, мразь!
– Да какой же он невинный? – спросил он, все еще смеясь. – Он избивал моих друзей. Я просто защитил их от него.
– Подкравшись, как крыса, да?
– Да мне побоку. Я ненавидел этого ушлепка с того момента, когда он избил меня в детстве! Наша банда потрясает весь город! Нам позволено все!
Я засмеялась. Гнев никуда не ушел, но от этого невозможно было не засмеяться.
– Чего ржешь, идиотка? – спрашивал он мерзким голосом.
– Ты говоришь как ребенок, вот что, – сказала я, успокаиваясь. – Банда, которой все позволено. Давно так не смеялась.
– Мерз…
– Не советую, – я ему снова врезала. – Любое оскорбление равняется удару. Хах, банда. А ты в курсе, что твоя банда разрезана на части и сейчас плавает на дне пруда в мусорных пакетах?
Он заметно изменился в лице. Он был напуган.
– Кстати, – сказала я, – ты мне напоминаешь твоего отца. Он был тем еще подонком. Насколько я знаю, он работал гаишником и часто штрафовал всех, выдумывая причины. Воровство твоего отца было единственным доходом, а ты с твоей мамой сидели дома без дела. Если я не ошибаюсь, то ее сбила машина.
– Угадала, – сказал он, – но по ней я не скучаю. Меня обеспечивает отец, и на этом я доволен.
– Даже по матери не скучаешь, вот ты ничтожество. Как твой отец стал офицером из мусора?
– Че ты вякнуля?! – крикнул он.
– То, что он был мусором. Не понял?
Он запыхтел. Единственный, кто подумал о моем предупреждении.
– Я совсем не знаю как он это сделал. Но доход повысился.
– Что ж, – я встала с табурета.
– Ты меня отпустишь? – спросил он.
– Что? – я сделала лицо, будто не понимаю, а затем рассмеялась. – Ты думаешь, что раз мы узнали друг друга, поговорили, вспомнили прошлое и подобное, то я тебя отпущу? И не мечтай! Твоя жизнь оборвется здесь, как и жизни твоих друзей!
Я взяла со стола плоскогубцы и схватила ими горб на его носу. Сжав инструмент со всей силой, – тем самым вызвав вопль, – я начала вращать его, пока не отломала эту косточку. Теперь на носу была кровоточащая дырка.
– Отпусти! – орал он. – Отпусти меня немедленно!
– Когда сдохнешь, вот тогда я тебя и отпущу.
Я взяла четвертый замок и цепь, которую я нашла на берегу пруда. Привязав на последней цепочке замок, я заперла его и положила на стол ключ. Теперь я держала в руках самодельное оружие.
Подняв над головой свое творение, я закрутила его, а потом ударила им (замком) по Василию. Удары были сильными, я думаю, у него сломались несколько ребер. Или сместились некоторые органы. Попав в лицо, я выбила ему клык и еще несколько зубов. Затем по рукам, оставив несколько кровавых ссадин. Я получала самое настоящее наслаждение от его криков.
– Достаточно. – сухо сказала я, положив на стол свое оружие. – Я славно повеселилась с этим, но есть еще и другие предметы.
Мне почему-то приглянулся обычный нож. Странно, но ничего, я придумаю что-нибудь.
– Ты з-заплатишь за это! – кричал он мне, пока я стояла к нему спиной и думала. – Мой отец посадит тебя на всю твою жалкую жизнь! Клянусь, я убью, всю твою семью, мелкая дрянь!
– Заткнись! – крикнула я и, обернувшись, в порыве гнева швырнула в него нож. Он вонзился ему в бедро по самую рукоятку. И это при том, что я никогда не умела метать ножи.
Крик последовал позже. Все произошло так быстро, что он не сразу заметил, что из его ноги торчит нож. Это мне кое-что напомнило.
– Что ты делаешь? – спросил он, когда я ковырялась в сумке.
– Увидишь, – с этими словами я достала все дротики.
Отойдя к стене, я начала целиться. Василий дрожал и угрожал мне, но мне было наплевать. Один бросок – дротик попал ему в голень. Второй – совсем рядом с ножом. Третий – в плечо. Четвертый – в щеку. Это вызвало куда больше криков.
Бросив в него все дротики (а их было двадцать, и целилась я в основном в руки и ноги), я подошла к нему и начала с резкостью выдергивать. Выдернула сначала нож, что вызвало массу боли, а потом я приложила к ране соль. Без соли он бы сдох от потери крови, а мне этого не надо. Я испробовала на нем не все пытки.
Без соли я оставила только дырку в щеке. Оттуда вытекала кровь с примесью слюны. Я взяла повязку и начала завязывать ему глаза. Он не сопротивлялся, он был слишком напуган, а минуту назад он мне еще и угрожал.
– Ч-что ты с-с-собираешься делать? – спросил он низким и дрожащим голосом.
– Я хочу поиграть в «Пиньяту», – сказала я с усмешкой.
Взяв биту, я подошла к нему и начала его избивать. Мне было все равно куда бить, а он стонал, айкал, а когда ломались кости – кричал, доставляя мне удовольствие. Это продлилось всего несколько минут. Под конец у него изо рта шла кровь. Когда я сняла с него повязку, он плакал. И смотрел на меня злым взглядом.
– Ну ты и плакса, – начала я издеваться над ним. – Ты больше не тот крутой парень, который угрожал мне час назад? С твоими дружками я делала и не такое, а ты тут от банальных побоев ревешь, тряпка. Но не переживай, без особой жестокости я тебя не оставлю.
Подойдя к столу, я достала из сумки газовую горелку, а потом начала нагревать им замок на цепи, который я недавно использовала. Железо нагрелось быстро, и, отключив горелку, я снова принялась избивать его. Удары уже начали оставлять сильные ожоги. Криков стало больше, но почему-то из «дырочек» на этом теле крови почти не вытекало.
«Поиграв» с ним до того момента, пока замок не остыл (а состояние парня было крайне плачевным), я решила, что это все мне уже наскучило, и я достала соляную кислоту. Да, большая бутылка. Хватит, чтобы растворить целый организм.
– Ты заплатишь за это! – снова разорался он. Этот ор был такой яростный, полный гнева.
– Как-то странно слышать это от тебя, – сказала я, – на твоем месте я бы помолчала.
– Да пошла ты!
– Слушай, если ты сейчас же не заткнешься, то я тебя уверяю…
– Мне плевать!
Так мы и орали друг на друга. Дошло все до того, что он, как и другие, начал покрывать матами всю мою семью и меня. Уже в который раз он говорил, что счастлив, что Андрей умер. Это меня выбесило больше всего.
– Я предупреждала тебя, мразота! – с этими словами я взяла бутылку кислоты.
Подойдя к нему, я залила ему в рот небольшое количество кислоты. Вопль, кровь изо рта, а я все добавляла и добавляла кислоту, пока не закончилась вся. Дыхательные пути просто растворились. Я даже была в шоке, что он жив.
– Почему ты еще жив?! – крикнула я, отбросив в сторону пустую бутылку. – Неужели так трудно просто умереть?!
Я взяла кувалду, которая просто так валялась на полу (в сумке бы не поместилось). Одним ударом я сломала его колено, а вторым – второе.
– С такими травмами ты никогда не сможешь нормально ходить, – сказала я, кладя кувалду на место, – даже если они заживут. А теперь позволь мне кое-что сделать.
Я взяла тот нож, который я кинула в него. На его лбу глубокими царапинами написала «Андрей».
– Продолжаем.
Снова взяв кувалду, я сломала замок и цепи на его ногах, тем самым раздробив ноги. Затем я принялась отрубать его руки при помощи мачете. Одним ударом я отрубила его правую руку в локоть, в правую – в плечо. Он упал лицом вниз. Все это время у него было такая физиономия, словно он не мог закричать, но очень этого хотел. Ножом я разрезала его майку, и на голой спине я оставила огромный и глубокий разрез, какой я получила из-за него в детстве.
– Ну же, – сказала я, – проси меня о быстрой смерти. Моли меня о том, чтоб это прекратилось, – горелкой я подожгла ему волосы.
Огонь вспыхнул сразу, охватив всю голову. Как только волосы догорели, я потушила его.
Пульса не было. Готова поспорить, что он умер в тот момент, когда я влила в него кислоту. Придется убираться. Как и с предыдущими, я достала кость (забыла сказать, что со всех парней я брала косточки: строго с правой руки, строго со среднего пальца, строго среднюю костяшку). Но перед этим я разрезала его живот и вылила туда полведра воды, чтобы нейтрализовать оставшуюся кислоту. Только потом я расчленила его и сложила все в пакет, готовясь выкинуть все.
Я принесла четыре рулона пищевой пленки. Ими я обмотала очень многими слоями абсолютно все вещи, которые я использовала в своих злых целях: мачете, папины инструменты, мамины ножи, дротики и др. Даже газовые горелки. Приняв душ, я быстро оделась, взяла пакеты, закинула их в багажник (инструменты были на заднем сидении) и поехала в сторону леса. Там была река, не менее глубокая, чем тот пруд. Там я все и выбросила. Комбинезон и прочую одежду я сожгла возле мусорки, не оставив совершенно никаких улик.
Закончив убираться в подвале через три часа, я вышла во двор, и… засмеялась. Не истерически, а нормально. Это был веселый смех, полный счастья и любви ко всему. У меня было такое ощущение легкости, которую я никогда не испытывала. Меня не мучает совесть, я не жалею о поступках, даже считаю, что все должны так поступать, ибо если не будет самосуда, то не будет никакой справедливости. Как же я тогда была счастлива, просто не описать словами. Неземная радость. Неземное счастье.

17.05.13
9:00

Похороны. Если меня когда-нибудь спросят, что я видела в жизни самое ужасное, то отвечу, что похороны. Уму не постижимо видеть, как некогда живого человека помещают в гроб, а затем опускают в яму и закапывают. Особенно ужасно, когда этот человек – твой старший брат. Мы все, как говорится, выплакали глаза. На похоронах были все родственники, мои друзья, друзья Андрея, наши общие знакомые и другие. Отец и некоторые парни с трудом сдерживали ревущую маму, которая рвалась к гробу, когда его погружали в землю. Как же мне было больно видеть ее такой. На минуту мне даже стало страшно, что она вот-вот не выдержит и мы прямо здесь потеряем еще одного любимого человека. Ненавижу себя за эти мысли. В тот ужасный и солнечный день пролилась не одна слеза.
Вернувшись домой, мы начали подготавливаться к поминкам. Людей было много, но мест было не меньше. Как известно, на кушанья в основном нужно готовить то, что усопший любил при жизни больше всего. Андрей очень любил жареное мясо.
– Ира, ты можешь съездить за мясом? – спросила мама.
– А как же кухня и готовка? – спросила я. – Кто тебе поможет?
– Я помогу, – сказала Настя.
– Я тоже! – подала голос Олеся.
– Я тоже хочу помочь Вам, – обратилась к маме Инна.
– Инна, деточка, ну что ты! – начала отговаривать ее мать. – Мы не можем заставить тебя работать! Ты же гостья!
– Я просто хочу быть Вам полезной. Пожалуйста, я не могу просто сидеть без дела и смотреть, как вы не покладая рук трудитесь.
– Ну, хорошо, – удивительно, что мама так быстро сдалась. – Хочешь, почисти картошку?
– Да, конечно.
– Спасибо тебе, дорогая.
– Пожалуйста.
– Мам, а сколько мяса купить? – спросила я.
– Гостей много, – она протянула мне четыре купюры по пять тысяч, – так что купи на все деньги.
– Хорошо. Я скоро.
Я вышла во двор, села в машину и снова поехала на дачу. В последний раз я приехала сюда одна. Холодильник я специально не выключала. Даже самое первые пакеты мяса (мясо Павела) оставались свежими. Человечина такая долгосрочная. Деньги я оставила себе (стыдно, если честно), а все мясо я собрала в большой черный пакет.
Приехав домой, мама и все остальные были в шоке от такого количества мяса.
– Ира! – удивилась мама. – Где ты столько купила?
– В «Ленте» была скидка. – ответила я. – Вышло ровно на двадцать тысяч.
– Очень хорошо, – сказал отец, выйдя из кухни, – на всех хватит. И даже на Ричарда. – с этими словами он погладил пса.
– Будем только жарить? – спросила Олеся.
– Да, – ответила Настя. – Времени на варку нет.
И через пару часов половина мяса, которое я «купила», было уже зажарено и подано к столу. Возможно, это что-то дикое, но мясо и в Африке мясо, или как там говорят. Тем не менее аромат был просто великолепным и, как я и думала, не было совершенно никакой разницы в запахе, виде или цвете. Другим сказала, что это свинина. Сочная, свежая и аппетитная «свинина».
– Пора? – спросил отец.
– Да, – ответила мама. – Скажи всем, чтоб садились за стол. Мы тоже скоро придем.
Мама отошла к окну. На дворе было солнечно и жарко. Я видела, как ее плечи содрогаются в беззвучном рыдании. Я не смогла удержаться, тоже заплакала. Она услышала мои всхлипы, обернулась, посмотрела на меня и улыбнулась.
– Дочка, – сказала она с улыбкой, утирая слезы, – хоть вы с Олесей у меня остались. И Настя мне тоже стала родной. – после этих слов она меня обняла. Я сделала то же самое.
– Ма, нас ждут. – сказала я. – Давай успокоимся и выйдем.
– Ты права, дорогая. Со смертью нам пора смириться. Сейчас он в лучшем мире, с ангелами, бабушкой и дедушкой.
– Тогда мы должны быть рады, если это так. – сама я никогда не верила в подобное, но сейчас было не самое лучшее время, чтобы разъяснять точку зрения. – Давай уже выйдем.
Мы утерли слезы салфетками, выпили по стакану воды, чтобы успокоится и вышли. Гости, усевшись за столом, только нас и ждали.
– Садись, Ир, – сказала мне Инна, указывая место возле себя. С другой стороны сидела Настя. Так получалось, что я садилась между ними. Между лучшими подругами.
– Дорогие друзья, – отец встал, – сегодня мы собрались здесь, чтобы справиться поминки моего сына. Моего единственного и самого старшего ребенка. Он прожил достойную и долгую жизнь, и я, как его отец, очень надеюсь, что он сейчас в лучшем мире. Давайте же благословим его душу! – с этими словами он поднял маленький бокальчик вина и, после достойного тоста, выпил.
Этому примеру последовали все по очереди, даже я, хоть я отроду терпеть не могла любой вид алкоголя. Выпила даже Олеся. По телевизору начали показывать новости: «Добрый день. В эфире «Первый канал», меня зовут Екатерина Андреева, и сегодня главное: офицера Череповецкой полиции нашли мертвым в его же квартире. Как утверждают соседи, рано утром их разбудил громкий звук: мужчина прострелил себе голову. Таинственные исчезновения учащаются и учащаются. Преступник теперь начинает действовать в дневное время, так что будьте предельно осторожны, выхо…».
– Выключите телевизор! – сказала Настя. – Кто его включил?
– Может кто-то на него сел? – спросила Олеся.
– Да, – подал голос Семен, – это я на него сел. Простите. – он выключил телевизор и положил подальше от дивана.
Через несколько секунд все начали приниматься за мяско. Я взяла их последней, но до закуски я наблюдала за другими. Все молча едят и наслаждаются им. Попробовала, и впервые ощутила такой жесткий, но приятный вкус. Мясо было таким хрустящим, таким вкусным. Никогда не забуду этот прелестный вкус. Хоть на что-то эти семеро отморозков годились.
– Ир, – шепнула мне Инна. – Мясо просто великолепное. Уверена, что свинина, а не экзотическое животное?
– Возможно, – согласилась я. – Никогда не ела такое вкусное мясо.
Ричард забрался передними лапами мне на колени. Милая пекинесья мордочка, выпрашивал у меня еду. Дала ему самый большой кусок из своей тарелки. Он схватил его зубами и, хрюкая «втиснутым» носиком, удалился на кухню.
Долго же потом все хвалили жаркое и благодарили за такое вкусное угощение. Я рада, что отомстила, и ни капли не жалею, ибо такой биомусор должен быть уничтожен.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , , , , | Комментарии к записи Месть. Финал отключены

Метка Смуга (5 глава)

— Что это? Как такое возможно? – я щупал руками свою ногу и не мог понять, что это на самом деле происходит со мной. На пальцах оставались следы крови, которая сочилась из раны. Нюрж подошел ко мне и приложил руку к расцарапанному месту на моей ноге. Я почувствовал, как разрезанное место перестало болеть, а рана стянулась, словно бы ее и не было никогда. Оставались только следы от вытекшей из нее крови.
— Ты «искатель», Андрей. Теперь у меня ни осталось никаких сомнений по этому поводу! – глаза настоятеля блеснули. – И теперь «они» знают о тебе. Поэтому предлагать тебе стать частью нас, я даже не буду. Я настоятельно рекомендую присоединиться к нам, так как за тобой теперь начнется охота.
Мне откровенно не понравились слова Нюржа. Он разговаривал со мной холодно и сухо. Говорил это так, как будто бы у меня ни осталось никакого выбора. Как будто его слово – закон! Еще позавчера я был нормальным человеком, не знающим всей этой непонятной чепухи, а уже сегодня мне говорят, что у меня нет выбора, если я не хочу умереть. Но если задуматься… кто в этом виноват? Разве я? Меня охватила внутренняя злость.

— Вы мне предлагаете вступить в ваши ряды, при этом всём – вы забыли про свое обещание помочь мне избавиться от Смуга!? И всё, что я видел и всё, что со мной произошло – вы просто навязали мне. У меня не осталось ни единого выбора. Или вы забыли о том, что на мне метка Смуга? Я «меченный», за которым уже никто не придет, так как Ваш же так называемый «охотник» даже не видел Рыжего! И обо мне «они» узнали только потому, что вы просили меня посмотреть мои видения. Вы вводили меня в эти дурацкие галлюцинации, которые и обрекли меня на учесть – быть всегда под прицелом! Разве не так?
— Мы лишь хотели тебе помочь! – твердо сказал Нюрж. – Откуда нам было знать, что ты окажешься тем, кем являешься!?
— Я не знаю. Но у меня складывается такое ощущение, что все вокруг меня давно спланировано и разработано. И любой выход из любой ситуации сводится к единственному решению, которое в итоге ведет к тому, чтобы я стал частью Братства!
— Что же плохого в нашем Братстве? Почему ты говоришь о нем так, будто бы мы предлагаем тебе навсегда расстаться со своими близкими, друзьями, работой, увлечениями?
— Ну, ведь наверняка я должен буду от чего-то отказаться? Не просто же так всё это?
— Послушай, юноша, — сказал наместник. – Прежде, чем в чем-то обвинить, ты должен, по крайней мере, быть уверен в том, что в случае того, если ты окажешься не прав – ты сможешь покрыть свои обвинения не менее уместными извинениями, дабы не потерять лица пред тем, на кого ты наговорил. – он пристально посмотрел на меня, и его светлые глаза, как мне показалось, сверкнули на мгновение. – Я уже много лет возглавляю наше Братство. Все те, кто в нем находится сейчас – прошли тяжелый путь, чтобы добиться своего положения. Всех их в Братство привел я, всех их я убедил и доказал им свою значимость в этом Мире. Тебе же я предлагаю присоединиться к нам не ради тебя, твоей жизни, твоих предпочтений. Даже если ты не захочешь примкнуть к нам – мы все ровно поможем тебе и, если ты пожелаешь, навсегда покинем твой нынешний Мир и никогда больше не потревожим тебя. Я же говорю о другом. О том, что благодаря твоим способностям – мы сможем спасти миллионы простых людей. О том, что твоя миссия на этой Земле должна быть гораздо больше, чем жизнь обычного рядового инженера на заводе. Ты нужен нам, нужен этому Миру, ты нужен… самому себе. Подумай над моими словами. Я не тороплю тебя и ни к чему тебя не принуждаю. Дай мне свою руку – я покажу…
Он взял мою ладонь, и я почувствовал, как что-то легкое наполняет меня. Я увидел каких-то незнакомых мне людей, мужчин, женщин, стариков и детей. Они стояли большой толпой в окружении стеклянных заборов, за которыми к ним двигались какие-то жуткие черные тени неправильных форм. Некоторые из них напоминали червей, другие летающих драконов, третьи – каких-то непонятных животных, рогатых демонов. Люди их не замечали, а тени перелезали через заборы и хватали людей, утаскивая их в сторону и поедая. Впереди стояла маленькая девочка, она смотрела на меня и улыбалась. Маленькие веснушки рассыпались по ее лицу причудливыми веселыми узорами. Что-то черное подкрадывалось к ней со стороны забора. Что-то, обладающее большим количеством рогов и зубов. Яркие красные глаза горели смертоносным огнем.
— Осторожно, девочка! – крикнул я ей. – Сзади!!!
Девочка, испугавшись от моего внезапного крика, посмотрела на меня и повернулась в сторону, где неправильная тень кралась к ней. Она огляделась по сторонам и удивленно развела руками, не понимая, о чем ее предупреждаю я.
— Она ее не видит. Они все не видят их, — услышал я голос Нюржа, который уже стоял рядом со мной. – Это люди. Обычные люди, такие как ты, твои родители, друзья. Но они не могут противостоять тому, что крадется во тьме. Потому что это «что-то» и есть эта Тьма.
И тут я увидел, как та девочка вскрикнула и упала на Землю. Тень с горящими глазами утаскивала ее в свои владения, чтобы там начать свою жуткую трапезу. Другие люди продолжали стоять и с удивлением осознавать, что толпа становится меньше, но куда пропадают люди – им было не суждено знать, хотя вокруг них кишели черные твари, готовые в любой момент схватить и сожрать. Я не мог смотреть на то, как маленькое тело девочки разрывается под тяжелыми лапами твари.
— Теперь ты понимаешь, что происходит? – тихо сказал Нюрж. – Мы боремся с тем, что питается живым. Но и мы не можем всего. Ты нам нужен, Андрей. Подумай над этим…
Он снова взял меня за руку, и я вновь оказался в комнате у себя дома.
— А теперь, нам пора в логово Смуга. Ты сказал, что это сточная труба у Сумы? Там ты видел своего «рыжего»?
— Да, именно. – ответил я. У меня до сих пор перед глазами стояла та девочка и жуткая черная тень, сжирающая ее заживо. Это всё было очень неприятно, но я понимал, что мне было необходимо это увидеть, чтобы принять решение. Мои мучительные мысли разбил настоятель.
— Нам пора. Будет плохо, если Смуг поймет, что мы знаем, где он прячется! – сказал Нюрж. – Маришка, Федор – собираемся. Мы едем за город!
А у Братства оказывается очень неплохой автомобиль. Уже десять минут спустя мы ехали на черном тонированном джипе по дороге за город. За рулем сидел Федор, впереди на пассажирском Нюрж, я и Маришка расположились сзади. Я очень нервничал, а еще мне не давал покоя один вопрос.
— А как мы заставим его раскрыться? – спросил я у ведуньи.
— Нам этого не надо, раз мы уже знаем, где его логово! – ответила Маришка. – Он не будет перерождаться в яйце, потому что оно тоже будет находиться в логове! И он знает о том, что мы все ровно разрушим все яйца, которые Смуги приготовили для своего перерождения. Поэтому это будет просто бойня, в которой одна из сторон падет.
— И что тогда? Всё? Смугов больше не будет?
— Да нет же. У них не одно логово. Где-то есть и другие. Я надеюсь, что когда придет время, ты укажешь нам где они! – Маришка нежно взяла меня за руку, и я почувствовал, как что-то теплое растекается по моему телу. Приятная дрожь от этого прикосновения не покидала меня до полной остановки.
Машина свернула с трассы по грунтовой дороге и вскоре остановилась у реки. Я сразу же узнал это место. Сточная труба должна была быть внизу, нужно лишь спуститься с пригорка. Рядом со всех сторон росли редкие деревья, валялся мусор в грязных лужах – стандартный лесок в пригородном месте.
— Сиди тут, — велел мне Федор. – Сейчас мы покромсаем эту нежить, а голову твоего «рыжего» принесем тебе в качестве трофея! – он улыбнулся, отчего его косматая борода, словно тысячами иголок, широко растопырилась во все стороны.
— А как вы узнали про это место? – спросил я. — Я же не рассказывал вам, где именно у реки находится труба?
— Да она тут одна, — улыбнулся Нюрж. – Не нужно быть экстрасенсом, чтобы понять о каких стоках в реку шла речь. – он посмотрел на меня словно сканируя мое тело. – Сиди тут. Никуда не выходи, чтобы не увидел и не услышал.
Я кивнул в знак согласия и все трое покинули машину. В тот момент я подумал, что было бы неплохо вообще меня закрыть внутри автомобиля, мало ли, но они решили этого не делать, видимо по причине того, чтобы я смог им помочь в случае чего? Впереди шел Федор, ловко перекинув свой вещь-мешок, за ним шла Маришка и последним шел настоятель. Меня удивило, зачем с ними пошла ведунья? Могли бы ее оставить в моей компании. От этих мыслей стало страшно за девушку, но сетуя на то, что я еще очень много не понимаю – решил, что раз уж Нюрж не против, значит, все будет хорошо. Вскоре они скрылись за деревьями, и теперь мне оставалось только ждать.
Я сидел некоторое время, выглядывая какие-то движения в перелеске, но потом решил воспользоваться своими возможностями и посмотреть, что же там происходит – в сточной трубе. Я закрыл глаза и старался представить «рыжего Смуга», как тогда – дома, но ничего не выходило. Как бы я не пытался, у меня не получалось. Скорее всего, для этого нужно погрузить тело в абсолютный транс, а сделать это, находясь в таком напряжении, видимо, невозможно. Я опустил стекло машины и прислушался, ожидая услышать какие-то звуки борьбы, ударов, криков, но кроме легкого шума ветра, раскачивающего листву на деревьях, всплесков воды в реке, ничего не было слышно. Я снова всмотрелся в перелесок, ожидая увидеть там что-то. Мне захотелось выйти и спуститься к трубе, послушать, что там происходит, но это опасно и так я нарушу запрет настоятеля. Ожидание – это томительное действие, которое сводит с ума. Незнание и выжидание – это худшая пытка для меня, но нарушить слово я не мог. Я облокотился на спинку сидения и прикрыл глаза, быть может, мне удастся уснуть. Я всегда так делаю в самолете, чтобы скоротать томительное ожидание.
Уже погружаясь в сон, я вдруг услышал приближающиеся к машине осторожные шаги. Неужели всё? Я открыл глаза и посмотрел вперед, туда, куда ушла троица. Никого. Но шаги становились отчетливее, приближаясь к автомобилю. Они идут с другой стороны? Я оглянулся назад и замер. К машине крался, именно так, а никак иначе незнакомый мне мужчина. На нем была старая потрепанная походная куртка, капюшон которой был натянут на голову. Он словно прислушивался к звуками, осторожно вступая на рассыпанный гравий на дороге. На вид ему было немного за тридцать, обветренное лицо с двумя большими шрамами. Было видно по нему, что он чем-то сильно обеспокоен. На груди куртки болтались белые наушники. Он оглядывался по сторонам и продолжал движение к машине. Быть может, это какой-то местный бродяга? Решил поживиться оставленной машиной? Я насторожился. Федор оставил мне нож, и я уже несколько минут крепко сжимал его в своей руке, продолжая наблюдать за мужиком в заднее тонированное стекло. Тут незнакомец остановился, он явно увидел приоткрытое мною окно. Он еще раз огляделся по сторонам и в следующий миг, быстро приблизился к автомобилю. Только сейчас я заметил, что у него в руках маленький складной нож. Увидев это, я как-то испугался и нажал на блокировку дверей в автомобиле. Весь мой пыл, даже присутствие ножа в руке, не придавало мне уверенности в этой встрече. Глаза у этого мужика были такие, словно бы он уже неоднократно убивал. Услышав щелчок замков дверей, мужик заглянул в приоткрытое окно и, увидев меня, сидящего на заднем сидении, резко переменился в лице.
— Не слушай их! Они всё врут! – прохрипел незнакомец, глядя мне прямо в глаза.
— Что? – удивился я. – Что вам надо?
— Все их Братство — один обман, чтобы заманивать пищу в свое логово! Не соглашайся на ритуал. Они должны сдох…
Он не успел договорить, так как откуда-то из кустов вылетел Федор и сбил его с ног. Роняя, Федор чиркнул его своей пикой по рукаву, разодрав мужику куртку. «Охотник» прыгнул на него сверху, стараясь угодить своей острой пикой прямо в лицо незнакомца, но тот ловко увернулся от этого внезапного выпада. Он сбросил с себя Федора и отскочил на несколько шагов назад, принимая боевую позу. Я не мог оставаться в стороне. Открыв дверь внедорожника, я выпрыгнул на улицу и подбежал к Федору, вставая плечом к плечу. В своей руке я крепко сжимал нож.
— Как же они тебя одурманили! – зло улыбнулся незнакомец. – Ты готов защищать тех, для кого ты будешь кормом! Глупец…
В этот же момент, Федор прыгнул на мужика, вновь дырявя тому куртку. Должен отметить, что этот мужик был очень ловким, увертываясь от, казалось бы, верных ударов. «Охотник» лягнул ногой и вновь сбил с ног незнакомца, прыгая на того сверху и прижимая своим могучим телом. Я попытался подбежать и помочь Федору, хватая ноги мужика, чтобы тот не дернулся, но мгновенно получил сапогом в нос. В голове брызнули звезды и я упал. Вставая и держась рукой за разбитый нос я увидел, как мужик одним ловким движением сбросил с себя Федьку и воткнул свой нож тому прямо в носок сапога, брызнула кровь. Федор закричал, наотмашь махая рукой, но мужик был готов к этому и без проблем увернулся от этого удара. Затем незнакомец вынул нож из сапога и несколько раз воткнул ему в шею. Федор захрипел и намертво упал на землю, а под его головой растекалась бордовая лужа. Мужик посмотрел на меня, от этого взгляда мне стало жутко, потому что я понимал, что ничего хорошего в голове этого незнакомца нет. Я попятился назад, готовый принять смерть, но вдруг услышал позади себя чьи-то шаги.
— Раш!!! – донесся до меня знакомый голос Нюржа.
Настоятель выходил из перелеска, неся в руке отрубленную рыжую голову Смуга, рядом с ним шла ведунья. Нюрж всем своим видом показывал, что совершенно не боится этого мужика, убившего Федора. И откуда-то он знал его имя. При виде его, незнакомец быстро вставил в уши наушники и, просунув руку под полы куртки, нажал кнопку на плеере. Послышался жужжащий звук из наушников.
— Я же сказал тебе оставить нас в покое! Но ты выбрал смерть! – после этих слов Нюрж буквально вспорхнул над землей и полетел на мужика.
Это все было похоже на что-то нереальное, будто бы не на самом деле, а в фантастическом фильме. Летающий наставник обрушился на незнакомца, но тот успел в последний момент отпрыгнуть в сторону. Он сунул руки в карманы и вынул их полными чего-то белого, швыряя это в Нюржа. Наставник отлетел на несколько метров и встал в боевую позу, но незнакомец уже скрывался в тени деревьев, явно используя это вещество для отвлекания, чтобы сбежать. Наставник не стал его преследовать, опустившись на колени возле мертвого Федора. Он провел рукой над его ранами, и они затянулись, а сам «охотник» тут же открыл глаза.
— Ушел? – было первым, что сказал Федька.
Наставник кивнул ему в ответ. Тем временем я посмотрел на вещество, которым кидался мужик – это была соль. Обычная крупная поваренная соль. Я даже для любопытства лизнул несколько кристалликов – это точно соль. Федор встал, подобрал с земли свой нож и пику.
— Догнать его? – спросил он у Нюржа, тот кивнул головой и «охотник» убежал в ту сторону, где скрылся незнакомец.
— Кто это был? – спросил я у Нюржа.
— Это Раш. Воин Тьмы. Он видимо охранял тут логово Смугов. – наставник сунул в мои руки мертвую уродливую рыжую голову чудовища. Того самого, которого я видел в подъезде. – Вот твой трофей, который тебе обещал Федька. Сегодня ты должен принять решение. Темные силы знают о тебе. Начнется охота. Если ты не присоединишься к нам, мы не сможем тебе помочь, так как нам пора уходить за Красные Болота.
— Ну… я… — хотел я что-то сказать, но так и не сумел ничего толком придумать. В голове была каша от всего, что произошло тут и вопросов было столько, что я не знал с чего начать.
Вскоре из леса вернулся Федор. Уныло и отрицательно помотав головой, стало понятно, что он не догнал этого Раша. Нюрж указал тому на машину, Федор забрал у меня из рук голову Смуга, бросил ее в багажник и сел за руль. Маришка и я сели сзади, настоятель – рядом с Федором впереди.
— А вы уже встречались с ним? – спросил я всех сразу, не зная точно, кому адресовать свой вопрос, когда наша машина тронулась.
— Встречались… — тихо ответил мне Нюрж. — И не раз. Ты все узнаешь, когда мы приедем в поместье. Пора проводить обряд…
Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Метка Смуга (5 глава) отключены

Метка Смуга (6 глава)

Я сидел в просторной комнате большого загородного особняка, в который мы приехали сразу после расправы у реки. Это был шикарный старый, но приведенный в отличное состояние, дом, в котором жил настоятель. Особняк имел два этажа и, по всей видимости, внутри себя хранил, ни один десяток комнат. По дороге сюда, Нюрж лишь обмолвился о том, что сегодня планеты встают в том порядке, чтобы можно было провести обряд перерождения для вступления в Братство. Именно это высказывание меня и беспокоило. Я не знал, что теперь делать. В голове было какое-то двоякое состояние, и я знал, что скоро меня ждет разговор на эту тему.
Ждать его долго не пришлось. Дверь в комнату отворилась, и вошел настоятель.
— У тебя есть вопросы, я знаю, — начал он. – Я постараюсь тебе все объяснить, а затем задам только один вопрос, на который ты должен мне дать ответ.
Я сразу понял, что речь пойдет о моем вступлении в Братство, но решил оставить свои догадки на потом. Нюрж прошел в центр комнаты и уселся на большой кожаный диван, стоявший напротив кресла, в котором сидел я.

— Тот человек – Раш. Он когда-то так же был в Братстве, пока однажды не предал нас, перемкнув на сторону противника. У него были очень слабые задатки стать «охотником» или «стражем», но он буквально напросился, чтобы мы приняли его. Со временем аппетиты росли, и он уже не хотел быть просто «охотником». Ему захотелось власти и могущества, но при этом никаких предпосылок для этого не было. К сожалению, ему это было не объяснить. Раш и сам стал понимать, что сила, которой он обладал — это был максимум того, что позволяла его человеческая сущность. И тогда он столкнулся с «черными стражами», которые предложили ему силу и мощь, в обмен на его преклонения темной стороне. Это как в фильме «Звездные Войны», если видел, — настоятель улыбнулся, затем посмотрел на меня как-то сердито, после чего продолжил. — Чтобы стать сильнее, нужно стать плохим. И для того, чтобы примкнуть к силам Зла, нужно было доказать своё намерение, убив кого-то из Братства. Раш отравил 11 братьев, в том числе и нашего «искателя». Яд, который дали ему стражи, очень сильный и спасти от его отравления мы можем в первые несколько минут, иначе – смерть. Раш предал нас. И даже спустя столько лет, став обычным черным стражем, он пытается отговаривать новых «юнитов» от вступления в Братство.
— А соль? Почему вы так боитесь соли?
— Это не обычная соль. Черные знахари накладывают на нее заклятья, которые способствуют тому, что кристаллики соли проникают внутрь нас, разрушая изнутри. При попадании ее на тело, нужно немедленно очистить себя от соли, чтобы она не проникла внутрь, потому что потом потребуется много времени, чтобы восстановить силы, разрушенные черными заклятиями.
— Так получается, что у темных сил тоже есть какая-то… как бы это сказать…
— Да, Андрей. Есть. Они называют его Орденом Ворона. И вся эта нежить, ползущая из-под земли, болот, леса, рек – все это детища Ордена. И мы ведем войны с ними, чтобы земля не захлебнулась в черных потоках нежити. Сегодня у тебя есть возможность примкнуть к нам. Мы будем проводить обряд перерождения. После него ты станешь бессмертен от любых земных недугов и убить тебя могут только слуги Зла. Либо же… — он тяжело вздохнул. — Федор увезет тебя домой и больше мы никогда не увидимся.
— Но ты же сам говорил, что «они» знаю про меня? Что они не успокоятся, пока не убьют меня? Как же я смогу защитить себя?
— Да, говорил. Это так. К сожалению, случилось так, как случилось. Теперь они знаю о тебе. Не знаю, успел ли этот «Рыжий» сообщить о тебе «палачам», но если это произошло – то они найдут тебя где угодно.
— Тогда к чему спрашивать меня о том, стоит ли мне вступить в Братство? Либо да, либо меня ждет смерть?! Других вариантов я не вижу.
— Пойми. Это должно быть твоё решение. Не мы тебя принуждаем к этому, а ты сам решил примкнуть к нам. Это очень важно… Подумай над этим. Сегодня мы принимаем в Братство еще двух юнитов. Ты с ними можешь познакомиться – они сидят в холле. Они станут нашими новыми лекарем и ведуньей. Так же, я должен рассказать тебе о ритуале, чтобы ты представлял, что ждет тебя на жертвенном столе.
— Жертвенный стол? – удивился я. – Это еще что такое?
— Перерождение требует жертвы. Ты должен умереть с именем Брата на губах, чтобы родиться одним из членов нашего Братства. Такой закон ритуала. Мы кладем юнита на жертвенный стол, читая заклинания Белой книги Братства, а затем отрезаем голову, выпуская из нее все человеческое, опустошая смертное начало. Тело и голова закапывается в землю, чтобы соединиться под ней и стать частью Матушки Земли. Ты родишься не человеком, ты родишься нашим братом, сыном Земли, чтобы защищать свою мать от темных посягательств.
— То есть вы меня убьете?
— Мы освободим твой сосуд от смерти, чтобы влить в него вечную жизнь. Чтобы ты служил на благо Земли. На благо нашей матери и кормилицы. Ты должен все это прочувствовать, чтобы искренне захотеть вступить в Братство и стать частью нас, иначе ритуал будет просто бесполезным занятием.
— То есть, я должен искренне верить в то, чтобы вы убили меня во Благо вашего Братства?
— Если тебе будет проще так думать, то да. Пойми, никто ни к чему тебя не принуждает. И да, мы отчасти виноваты в том, что за тобой началась охота. Но эта метка Смуга в твоем подъезде – какое-то нелепое случайное обстоятельство, которое сейчас переворачивает твою жизнь, как ее проявление. Я понимаю, тебе сложно сейчас. Но следующий обряд мы сможем провести не ранее чем через 19 месяцев.
— У меня будет время подумать? 19 месяцев – это достаточный срок, я считаю. Могу я это время быть с Вами, чтобы вы могли защитить меня?
— После обряда, мы уйдем за Красные болота. В этом регионе нам больше нечего делать. В эту пору нежить будет охотиться в других местах. И то место, куда мы отправимся, чтобы обучить новых братьев – обычному смертному недоступно. Просто физически ему туда не попасть, потому что он сразу умрет. Так что мы не сможем оберегать тебя, так как вынуждены уйти с этих земель.
— Что же мне делать?
— Думаю, ты сам знаешь ответ на этот вопрос… Подумай хорошо. Я надеюсь, что примешь правильное решение. А теперь извини, мне нужно идти готовиться к обряду.
Нюрж ушел, оставив меня с моими мыслями наедине. Мне никак не давали покоя те слова, брошенные этим, как выразился настоятель, предателем Рашом, что Братство все лжет. Хотя, что еще можно ожидать от того, кто перемкнул на сторону Тьмы? Почему же он пытался тогда меня убить? Тут что-то не срасталось. Беспокоило еще и то, что у мое решение было совсем уж ограниченно временем. Я не привык решать такие важные вопросы в такой короткий промежуток времени.
Я вышел из комнаты и прошел по небольшому коридору. Когда я оказался в холле дома, то мне сразу же бросились в глаза двое людей, сидящих около камина на небольшом гостевом диванчике. Один был мужчина лет сорока, темные волосы с уже довольно многочисленными проскакивающими в них седыми волосками. Одет он был в костюм тройку. Из кармана его пиджака торчал красный платок. Рядом с ним сидела черноволосая девушка около тридцати. Довольно симпатичная, кареглазая. У нее был немного пониклый вид, по которому становилось понятно, что она очень нервничает. Я подошел к ним и поздоровался. Мужчина, представившегося мне, как Николай сообщил мне, что они приехали на обряд, и им уже не терпится стать членами Братства. Он рассказал, что в нем ведунья разглядела будущего лекаря. Его жена смертельно больна и чтобы ее вылечить, Николай вступит в Братство. По словам настоятеля, это придаст ему сил и возможностей, чтобы вылечить супругу. А молодая девушка, представившаяся мне Ниной, должна была стать ведуньей, способной показывать людям то, чего нет на самом деле. Она очень переживает, но Нюрж заверил ее, что все будет хорошо. То, что кажется страшным – не более, чем наркоз, очнувшись от которого – ты излечиваешься от всех болезней навсегда. Вскоре пришел Нюрж и отправил их готовиться к обряду. Учить текст, который они будут произносить, омывать свое тело перед обрядом, позвонить и попрощаться с родными и близкими, если кто-то желает. Ведь после перерождения – они станут Братьями, которые навсегда должны забыть свою прошлую жизнь.
— Что ты решил, Андрей? – спросил меня настоятель.
— Я пока не решил… — грустно ответил я. Меня до сих пор терзали сомнения и страх. Готов ли я к вечной жизни? Готов ли я стать тем, кем меня видит Братство? И правда ли то, что они говорят…
— Время выходит. Ты должен решить. У тебя осталось два часа. Потом будет поздно что-то делать.
Настоятель ушел, а я остался в холле совсем один. Я никак не хотел, чтобы это было со мной. Я боялся ошибиться, боялся принять не то решение. Вокруг меня одновременно витали абсолютно противоречивые мысли. Подумав, что мне нужно во чтобы то ни стало развеяться, подышать свежим воздухом, чтобы принять какое-то решение, я, открыв дверь на улицу, вышел на террасу. Было уже темно, на небе медленно мерцали звезды. Приятная свежесть хвойного леса проникала в мои легкие. Я смотрел на убывающий месяц и думал обо всем том, что мне пришлось пережить за эти несколько дней.
В этот момент рядом кто-то тихонько постучал, и я увидел, как на террасу вошла Маришка. Она была в красивой белой тунике, украшенной разноцветными вычурными узорами. Было сразу понятно, что это произведение искусства ручной работы. Ее русые волосы были заплетены в косы, украшенные разноцветными лентами. Девушка было просто неотразима, лишь глаза ее были наполнены какой-то тоской и печалью.
— Я пришла… — тихо сказал она, опустив глаза куда-то в пол. – Пришла, чтобы поговорить… Знаешь, Андрей. Я ведь не из простых деревенских девиц, я — дочь князя. Меня с детства учили тому, что негоже девушке первой говорить о чувствах парню, чтобы у того не было соблазна воспользоваться этим. Но те обстоятельства, что сейчас происходят вокруг меня… тебя… нас… Я не могу оставить без внимания. Моя матушка говорила мне, когда я достигла возраста на выданье, что любовь, это такое чувство, когда тебе достаточно нескольких мгновений, проведенных с человеком, чтобы понять – хочешь ли ты с ним идти рядом всю свою жизнь. Когда ты ощутишь это чувство – держись за него и никогда не отпускай, – она печально смотрела на меня и по ее лицу потекли слезы.
— Маришка, но… — я не успел сказать, как она кинулась ко мне и обняла меня, я крепко заключил ее в свои объятия. Так мы стояли несколько минут, ее слезы падали на мою руку и стекали по ней вниз.
— Ты должен быть с нами, со мной, Андрей, – сквозь слезы, говорила мне Маришка. – Если бы я могла, я бы снова стала смертной, лишь бы быть с тобой, но обратного пути нет. Поэтому… я прошу… я умоляю тебя, примкнуть к нашему Братству, чтобы я стала твоей… навсегда.
Девушка подняла свою голову и вплотную прижала к моему лицу свое. Слезы в ее глазах сверкали, как тысячи искорок, в них я видел нечто дикое, страстное и манящее. Ее нога вошла между моими, упираясь бедром в самую промежность, от чего в моей голове словно зашумело, а затем она примкнула своими теплыми губами к моим в страстном поцелуе. Это длилось несколько секунд, но вызвало в моем теле бурю эмоций. Я буквально кипел внутри.
— Ты будешь со мной? – нежно спросила она, глядя своими красивыми глазами на меня.
— Буду… — тихо ответил я, понимая, что просто не могу поступить иначе…
Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Метка Смуга (6 глава) отключены

Метка Смуга (7 глава)

После омываний, как назвала эту процедуру Маришка, я вышел из душа и накинул на себя белый халат прямо на голое тело. Я снова взял листок в руки и прочел слова, которые должен буду прочитать перед тем, как меня лишат жизни. «Во славу Братства, прими Земля-Матушка сына твоего Андрея, дай силы защищать тебя от Тьмы грядущей, сделай воином твоим и защитником. Я добровольно дарю свою жизнь, своей кровью поливаю землю, чтобы она приняла меня к себе». И потом… мне перережут горло. Просто так… ритуальным ножом по горлу… И будут смотреть, как я покидаю этот мир, чтобы вернуться в него новым человеком. Уже когда я умру, мою голову и тело разделят и закапают во дворе, за особняком. Когда пройдет ночь, я оживу и стану частью Братства. Мать-земля соединит голову и тело в единое целое, и наполнит их своей силой и бессмертной сущностью. И сейчас, я как никогда готов к этому. Я знаю всё. Маришка рассказала все в подробных деталях. У меня нет другого выхода, я должен пройти обряд – и я готов к нему.

*****

Я стоял в комнате напротив зеркала, глядя в свое уставшее лицо. Эти дни в моей голове перевернули всё. Весь мой обычный мир. Всё, что я знал, делал, видел. Все, чему меня учили в школе, всё, что творилось вокруг. Никогда бы я не подумал, что то, что эти несколько дней я видел – может существовать на самом деле. И снова взглянув в зеркало, я увидел лицо со шрамом позади себя. Он схватил меня и зажал рот, прежде, чем я успел что-то сделать.
— Слушай меня внимательно, если хочешь остаться в живых…. – проговорил Раш.

*****

Федор зашел за мной около полуночи. Ритуал требовалось проводить в момент смены дня и ночи согласно халдейскому порядку. Именно в этот момент, планеты выстраивались таким образом, чтобы можно было провести обряд. Мы прошли длинный темный и узкий коридор и оказались в небольшой комнате, в которой пахло странными благовониями. Вдыхая их аромат, мне показалось, что они вводили мое тело в какое-то полупьяное состояние. В центре комнаты стоял круглый стол, по краям которого были вырезаны какие-то знаки, руны и иероглифы. Около него стоял Нюрж и Маришка. С одной стороны стола была сделана небольшая ниша для головы, под которой стоял металлический поддон, служащая для того, чтобы кровь стекала в него. Нюрж был одет в красный балахон, на голове его находился серебряный обруч с врезанными в него вычурными металлическими крыльями. Настоятель указал мне на жертвенный стол, Федор пододвинул пуфик, чтобы мне удобно было взобраться на круглый помост. Маришка подошла ко мне и накинула на шею мягкий белый воротничок, под которым и будет делать разрез, чтобы умертвить мою земную сущность. Я лег на стол, мои руки и ноги Федор туго привязал к торчавшим около стола металлическим столбикам с круглыми наконечниками, чтобы во время церемонии, я не дергался, а достойно принял смерть. Проверив несколько раз, что мои конечности хорошо привязаны, Федор закрыл входную дверь и вернулся к Нюржу. Маришка помогла опустить мою голову в нишу, которая свисла со стола, словно раскрытая крышка на одной шее. В голову сразу же прильнула кровь, отчего она еще больше закружилась, объединяясь со странными благовониями, которыми была укутана вся комната.
— Ты последний, Андрей, — тихо произнес Нюрж. – Николай и Настя уже ждут своего перерождения во дворе особняка.
— Настя? – удивился я. – По-моему, ее звали Нина?
Нюрж, услышав это, тяжело вздохнул и, выдержав небольшую паузу, как бы осознавая то, что сказал, продолжил.
— Это уже не важно… После перерождения она сможет выбрать себе новое имя, как и ты.
— Зачем?
— Чтобы проститься с этим миром навсегда, как смертный, и стать защитником Земли-матушки, оставив все бренное вместе с именем там, за границами мироздания.
— Я думал, что для того, чтобы принять в члены Братства, вы хорошо знаете тех, кого перерождаете и принимаете в него? А вы даже имя запомнить не можете?
— Хватит, Андрей. – резко ответил Нюрж. – Мы теряем время не бесполезную болтовню. Пора проводить обряд… У нас и так осталось мало времени…
Все это был как минимум странно, но я решил не спорить с колдуном, чтобы не выдать себя и чтобы не сорвался план расправы. Я просто тянул время, чтобы Раш успел бы прийти на помощь и вызволить отсюда. Там, в комнате, когда он проник ко мне через окно, я многое узнал от этого «отравителя», «предателя» и изгоя со шрамами на лице. Нюрж этот на самом деле колдун-некромант, который живет вечно за счет своих жертв, которыми он кормит черных демонов. Весь этот ритуал, это никакое не перерождение, а самое настоящее жертвоприношение загробному Миру в обмен на вечную жизнь и силы, которыми наделен этот «якобы» наставник. Но ритуал требует лишь добровольный уход от жизни, иначе демоны не примут такую жертву. Нельзя убить, нельзя насильно заставить отказаться от жизни. Только добровольно, принося жертвенную клятву на алтаре. И пусть это делается на фоне запугивания и страха. Уже никого не волнует то, что этот человек обманом заманен на стол. Кровь жертвы выпивается, а голова, отделенная от тела и само тело закапываются в землю, чтобы после переродиться под слоем песка и камня на пользу черному колдуну…

*****

— У меня был друг Ромул, — произнес Раш, когда спросил меня, не буду ли я кричать, если он уберет ладонь и освободит мой рот, получив одобрительный кивок в ответ. – Его тоже заколдовали. Я так это называю. Напели сказки про добрую Матушку-землю, что он избранный, что она нуждается в воине Света. Тогда у Нюржа еще не было этих двух помощников, которым он пообещал вечную жизнь в обмен на их помощь. Все это до той поры, когда их договор закончится, но сейчас не об этом… Ромул позвонил тогда мне и попрощался, сказал, что уже никогда не увидится. Говорил про вечную жизнь и службу какому-то Братству. Я тогда работал в сотовой компании. По базе данных, к которой у меня был доступ, я узнал, откуда он звонил и где находится мой друг. Я поехал за ним. В моей голове не сходилось, как нормальный адекватный человек вдруг присягнул на службу какому-то Братству. Что это за секта такая? К сожалению, я опоздал. Его тело уже было предано земле, а голова лежала в глубоком кровяном поддоне. Именно тогда я познакомился с колдуном. Ему тогда служили другие два балбеса, которым он тоже пообещал вечность. Нюрж стал говорить мне о том, что их Братство борется со Смугами, коварными подземными червями, которые служат темным силам Земли. Что мой друг присягнул к их Братству и скоро станет отличным «охотником» на нечисть. После своего перерождения я так и не видел Ромула, но Нюрж сказал, что после обряда, когда мать-земля вернула его назад, он отправился на обучение за Красные болота. Якобы там находится школа, в которой Братство обучит всему своих юнитов. Через год он вернется. Я тогда слушал его завороженно, удивляясь тому, что такое бывает на свете. Все это время колдун то и дело демонстрировал свои способности, передвигая вещи, затягивая раны, превращая воду в лед, зажигая пламя и другое, что не могло не производить на меня впечатления и поверить в его слова. Потом он якобы проверил меня и посвятил в «охотники». С тех пор я начал борьбу с этой «нечистью», чтобы в момент, когда буду готов, отдать свою никчемную жизнь и стать членом Великого Братства. И я бы уже поверил, если бы однажды… Я знал, что есть пещера, в которой находятся Смуги, но колдун категорично не разрешал мне ходить туда до перерождения. В день, когда должен совершиться ритуал, я решил сделать приятное колдуну и убить Смугов, живущих в той пещере. Доказать, что я истинный охотник Братства, что он не зря выбрал меня. И именно тогда, в тот день, войдя в эту пещеру, я встретил Смуга, чье лицо было изуродованной и деформированной копией моего друга Ромула. Да, именно лицо моего друга смотрело на меня. Вот кем он стал! Ты понимаешь? Вот во что превращаются их отрезанные головы! Их мертвое тело служит им пищей для роста, и когда они его съедают, уже становятся похожи на червей, они вылезают на поверхность, чтобы метить новые жертвы для своего хозяина-колдуна! Чтобы те, кого они укусили, боялись бы их так сильно, что сами бы отдавали свои жизни этому черному некроманту. Добровольно! Проводя обряд, его жертвы становятся не только пищей для его жизни, но и вечными рабами, которые служат ему, пока их хозяин не решит их убить. Вот почему они не взяли тебя тогда в трубу у реки, оставив в машине. Смуги не нападают на своего господина. Им нельзя было тебе такое показывать, ты бы заподозрил их во вранье!
— А как же Маришка и Федор? Они все знают? – спросил тогда я.
— Конечно, знают! Он пообещал им сделать бессмертными в обмен на помощь. Обычно все ограничивается десятью жертвами, которые они должны привести колдуну. После чего, он обещает сделать их такими же, как он, но на самом же деле – он просто их убьет и найдет на их место новых слуг! За все это время, сколько таких помощников я уже видел…
— Почему же ты не расскажешь им? Не расскажешь, что были такие же и до них, что он обманывает их?
— Он настолько запудрил им мозги, что они думают, что я некий страж, который хочет переманить их на «темную сторону». Мне никак не доказать свои слова. Они знают про Смугов, они знают обо всем, но только им наплевать. Их волнует лишь своя вечная жизнь, которая прекратится, когда они выполнят договор Нюржа.
— А с чего я должен тебе верить?
— Эти шрамы на моем лице оставил мне колдун, когда я сбежал с алтаря. Вернее это сделал я сам, своими ногтями, и, наверное, убил бы себя под его черный шепот, если бы не полицейские сирены около дома, которые отвлекли его тогда. Хорошо, что я догадался вызвать полицию тогда. Этот колдун шепчет такое, что ни один смертный не в силах противостоять его шепоту. Именно поэтому я ношу наушники, чтобы при встрече с ним, не смог бы слышать то, что он говорит.
— Но звонки? Неужели полиция не знает откуда звонят те, кто потом пропадает?
— Я же говорил, что колдун могущественный и может создать иллюзию или нашептать то, что ты поймешь, что ничего нет, а перед тобой Божий одуванчик, которому ты помешал спокойно спать.
— И что же теперь делать? Как убить колдуна?
— Я знаю как. Но для этого ты должен мне помочь.

*****

Я лежал на жертвенном столе, в изголовье моем стояла Маришка, я видел ее красивые большие голубые глаза. Эти благовонья, которыми была наполнена вся комната, словно усыпляли меня, как наркоз. И даже осознавая всё, что сейчас может со мной произойти, я никак не сопротивлялся этому чувству умиротворения. Я произносил речь, словно опьяненный, словно бы чей-то голос в моей голове шептал и говорил мне это делать. В полудреме, в полупьяном состоянии, словно я резко стал наркоманом, всё плыло в моей голове. Я слышал свой голос, произносивший слова о том, чтобы Мать-земля приняла мою плоть и кровь, понимая, что совершаю глубокую ошибку, но сопротивляться этому никак не мог. Я слышал, как в дверь кто-то требовательно колотит, пытается ее выбить, слышу голос Раша, который что-то пытается мне сказать, но я не способен различить даже слова. Мое сознание плывет, стены комнаты мелькают вокруг меня, словно стол, на котором я лежу кто-то сильно раскручивает. И вот к моей шее вновь прикасается нежная рука Маришки, слегка поправляя белый воротничок, а в следующий момент я вижу, как кривой нож в ее руке опускается на мое горло, обжигая холодной сталью лезвия. Ведунья смотрит мне прямо в глаза, наклоняется над моим ухом и тихо шепчет:
— Мы скоро увидимся… — после чего проводит ножом по шее, кровь течет из-под лезвия, брызгая в стороны и стекая в поддон. Маришка опускает свою ладонь на мои глаза, и весь мой мир погружается в темноту…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Метка Смуга (7 глава) отключены

Метка Смуга (эпилог)

— Почему ты не отрезала ему голову? – злился Нюрж. – Теперь мне понятно, почему я до сих пор не чувствую прилива сил от его сущности!
— Я не смогла, настоятель! – опустив голову, едва не заплакав, сказала Маришка.
— Ты — дура! Нельзя привязываться к жертве! Ты же знала, для чего мы его окучивали? – колдун ударил ведунью по лицу и подошел к яме, в которой я лежал. Он присел возле тела и вынул небольшой топор, чтобы отрубить голову. – Все приходится делать самому…

*****

Очнулся я в сточной трубе. Все так, как и задумала Маришка. Тогда, на террасе особняка, она рассказала мне, что на самом деле задумал Нюрж. Но любовь ко мне, не позволила ей убить меня. Поэтому мы придумали весь этот спектакль. Она имитировала мою смерть, этот липовой разрез на моем горле, снотворное, которое вколола перед обрядом, чтобы никто не догадался, что я просто уснул. Сюда привез меня Федор, здесь Маришка сделала вид, что отрезала мою голову и положила ее вместе с телом в заранее сделанную Федором яму. Здесь я должен был переродиться в Смуга, а моя сущность стать частью Нюржа, чтобы он жил и становился сильнее. Сюда он и придет, чтобы проверить, почему моя смерть не принесла ему сил. Я отодвинул большой камень, под которым лежал отравленный клинок. Достаточно сделать порез колдуну, чтобы убить его. Клинок был заговорен и освящен против нежити.

*****

Я ударил сразу, когда колдун нагнулся возле моей головы, чтобы нанести удар. Нож воткнулся под ключицей и остался торчать там. Сильный удар колдуна резко отбросил меня в сторону. Федор попытался прыгнуть ко мне, но нога Ведуньи, запутавшая его стопы, не позволила этого сделать. Бородач шумно грохнулся на землю, рассыпаю камни в стороны. Нож из рук Федьки выпал и укатился в яму, в которой лежал я. Колдун поднялся и взлетел. Несмотря на то, что кроме меня Раш и Маришка спасли и Нину и Николая, сил у некроманта еще оставалось много.
— Как ты могла? – буквально заревел Нюрж, выдергивая нож из горла. – Вы умрете самой мучительной смертью, которую только можно представить! Я превращу вас в золу!!!
Колдун махнул перед собой руками и что-то зашептал себе под нос, а между его ладоней образовывался огромный огненный шар. Я попытался побежать, но что-то невидимое словно держало меня и Маришку на месте, не давая даже вступить и шага. К тому времени Федор вылез из ямы и стоял возле колдуна, наблюдая, как наши с Маришкой тела сейчас сгорят в облаке пламя, которое вот-вот выкинет в нас колдун…
Но в этот момент откуда-то из темноты вылетел короткий складной нож, врезаясь в глаз колдуна. А следом за ним выпрыгнул Раш, пиная стоящего рядом Федора обратно в яму. Колдун упал сверху на Федьку, пламя в руках Нюржа окутало их обоих, воспламеняя кожу, волосы и одежду. Дикий пронзительный крик наполнил всю сточную трубу. В этот момент я почувствовал, что меня уже ничто не держит. Хватая Маришку за руку, мы бросились прочь из трубы, Раш бежал за нами следом. Уже когда мы выбежали из нее, внутри словно что-то взорвалось, застонало нечеловеческими голосами и труба, под натиском земли сверху, разрушилась, погребая некроманта и его верного слугу под толщами земли.
— Мать-матушка, приняла жертву! – сказал Раш, глядя на заваленную сточную трубу. – Теперь я могу быть спокоен за то, что этот некромант больше никому не причинит вреда.
Раш повернулся ко мне и Маришке.
— Спасибо тебе, Андрей, за доверие. Спасибо тебе, Маришка, за помощь. Столько лет я пытался найти союзника среди слуг некроманта, и только сегодня, спустя долгих 30 лет, наконец, я нашел его в лице вас.
— Куда ты сейчас, Раш? – спросил я мужчину со шрамами.
— Не знаю… Наверное, тоже найду себе кого-то, кто ради меня бы смог так же рискнуть своей жизнью! – он подмигнул Маришке, как старый знакомый. Затем он пожал мою руку. – Счастья вам. Берегите друг друга. Впереди вам еще предстоит немало трудностей, но я верю, что, обладая такой любовью, как у вас – вы справитесь. Прощайте!
Раш прыгнул через кочку и быстро вбежал на пригорок. Он еще раз взглянул на нас, махнул нам рукой и исчез в густоте леса. Я обнял Маришку, и мы отправились туда, где нам предстояло начать новую жизнь. Нашу новую жизнь после перерождения…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Метка Смуга (эпилог) отключены

1000 причин стать убийцей / Они среди нас

— Впервые я их увидел, когда мне было десять лет. В тот день я с родителями гулял в парке, — ответил парень, пристально разглядывая своего собеседника.
— Продолжайте, я вас внимательно слушаю, — с таким же пристальным взглядом сказал второй участник разговора.
— Я тогда захотел покататься на аттракционе. Родители посадили меня на качели, которые держались на цепях. А сами куда-то отошли. Вначале было весело. Меня подняли в воздух и начали раскачивать по кругу. А потом я помню какой-то металлический звук, — парень закрыл глаза и замолчал.
— Я открыл глаза, а передо мной стояли два инопланетянина. Они выглядели точно так же, как их показывают в фильмах. Я слышал, как они что-то говорят, но не мог понять что именно. А потом было самое страшное.
Собеседник не отводил глаз с рассказчика. И, задержав дыхание, ждал продолжения.
— А потом эти инопланетяне сняли с себя головы. Да вот так просто взяли и сняли их. С тех пор я узнал, что мои родители с другой планеты. Потому что на месте тех страшных инопланетных голов появились головы мамы и папы.

*****

В комнате напротив зеркала сидел шестнадцати летний подросток и разговаривал со своим отражением. Он рассказывал сам себе, как впервые увидел инопланетян, которые оказались его родителями.
А тем временем на кухне отец с матерью беседовали с очередным психотерапевтом.
— Когда Никите было десять лет, он упал с аттракциона и сильно повредил голову. Я тогда с мужем отошла, чтобы купить маски инопланетян. И вот с тех пор каждый день он вот так сидит перед зеркалом и рассказывает эту историю. Вы сможете нам помочь?
— Я вам помогу. Только если вы мне докажете, что не являетесь инопланетными созданиями прилетевшими с космоса, — ответил психотерапевт и нажал кнопку вызова санитаров. Которые незамедлительно вошли в кабинет доктора.
— Увидите эту женщину в её палату, — скомандовал врач.
После того как пациентку увели он достал блокнот и сделал запись:
«Первая личность пациентки – шестнадцати летний подросток. Вторая личность – мужчина, который является её мужем. Третья личность – психотерапевт».
Шестнадцати летний парнишка отложил блокнот и посмотрел в зеркало, напротив которого сидел. От туда ему улыбнулись три человека.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи 1000 причин стать убийцей / Они среди нас отключены

Забирай своего маньяка, ч2

Я — великий автор. Мои истории — это будущие бестселлеры. А этот редактор, он никто, он — ничтожество. Надо их познакомить с Викой. Вот будет замечательная пара, — Михаил с ненавистью сплюнул на землю. — Жена называется. Хоть бы раз поддержала меня.
До дома оставалось пару кварталов.

Возле дома Михаила стояло три полицейские машины. Он даже не сразу сообразил, что они возле именно его дома.
— Что случилось? – удивленно поинтересовался Михаил.
— Изнасилование, — вздохнув, ответил блюститель закона.
На пороге дома сидела Виктория и рыдала. Михаил резко отрезвел и понял весь ужас сложившейся ситуации. Он подбежал к жене и начал её обнимать и целовать, выкрикивая – Я найду их!
Тем более, он знал, кто это сделал. Ему срочно надо было сесть в тюрьму, чтобы отомстить Штырю, Зубу и Лысому за свою любимую жену.
Так размышляла Виктория. Она думала, что муж именно так и поступит. Как же она ошибалась.

Михаил подошел к своему дому. Абсолютно не обращая внимания на полицейских и свою жену, вошел в дом. Взял на кухне пару больших мусорных пакетов и прошел в спальню. Открыл шкаф и сгреб все женские шмотки в пакеты.
Затем вышел во двор поставил их возле жены и сказал:
— Выметайся с моего дома, куртизанка ничтожная…
Так представилось Михаилу, когда он подходил к своему дому и увидел полицейские машины.

Но все было совсем не так. Это Михаил понял, когда его жена Виктория закричала на всю улицу – это он! А её указательный палец был направлен на него. Но а когда полицейский защелкнул на нем наручник, стало очевидно, что встретиться со Штырем, Зубом и Лысым ему, по-видимому, все же придётся совсем скоро.

Виктор Игоревич одобрительно кивнул.
— Ну, вот Михаил можешь же когда хочешь. А то все маньяки да маньяки. А тут вон, какая интрига. Правда, вот про редактора мне не сильно понравилось. Я так понимаю, ничтожество — это я?
— Нет, нет, Виктор Игоревич, вы что? Это просто сюжет такой, а все совпадения случайные, — растеряно ответил Михаил, понимая, что ему не поверят.
— Ладно. Чёрт с тобой. Начало действительно неплохое. Надеюсь, продолжение ты не испортишь каким-нибудь очередным маньяком?
— Нет, нет, Виктор Игоревич, по задумке, Штырь окажется, — Михаил не успел договорить, потому что редактор его перебил жестом руки.
— Потом прочитаю, Миша. Не порть мне интригу. Давай иди, пиши продолжение.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Забирай своего маньяка, ч2 отключены

Пять чёрненьких котят 3

— В коробке сидят пять котят. У каждого котёнка по четыре лапки. Сколько всего лапок у котят в коробке?
— Правильно. У пяти котят вместе двадцать лапок. Записывайте дальше.
— Трем котятам отрубили по две лапки. А оставшимся двум отрубили хвосты. Сколько осталось лапок у котят в коробке?
— Все ответили правильно. Кто хочет объяснить, почему получился ответ двадцать?
— Потому что в условии задачи не написано, куда дели лапки. Значит, они остались, лежать в коробке вместе с котятами. Поэтому лапок в коробке меньше не стало.
— Замечательно. Все заслужили награду. Потому что?
— Потому что мы особенные и за наши достижения положена награда, — хором проговорили дети и застыли в ожидании поощрения.
Учитель нажал на кнопку вызова помощника. Через две минуты в кабинет везли на тележке пять коробок, из которых слабо доносилось писклявое «Мяу».
Помощник поставил каждому ребенку по одной коробке, затем молча удалился из кабинета.

— Вы знаете, кто это только что заходил в кабинет? — спросил учитель.
Все отрицательно помотали головой.
— Это Ваня. Он провалил последний экзамен. И теперь он наказан. Если не хотите быть таким как Ваня и выполнять поручения учителей, то вы должны, хорошо учиться.
Теперь вы по очереди откроете коробки и достанете котят.
Первым будет Сергей.
Сергей открыл коробку, перед его глазами показался маленький черный котёнок. Мальчик схватил кота за голову и достал из коробки. Сжал ему мордочку, чтобы тот не мяукал.
— Теперь ты, Александр.
Саша открыл коробку и ловким движением схватил котёнка за хвост и достал его.
— Андрей, твоя очередь.
Андрей взял коробку и начал ее трясти со всей силы. Тельце котика билось об стены коробки. Деревянной коробки. Потом он открыл коробку перевернул и оттуда выпал котенок, который тяжело дышал.
— Анатолий, приступай.
Мальчик открыл коробку, взял животное за задние лапы и положил на стол, продолжая держать за лапы.
— Михаил, ты последний.
Миша аккуратно достал котенка, держась за его живот.
Остальные дети рассмеялись, кто-то выкрикнул:
— Ты его еще поцелуй или погладь.
— Тихо, дети. Теперь это ваши домашние животные. Вы можете делать с ними что хотите. На сегодня урок окончен, вы свободны. Увидимся завтра.
Дети собрали свои тетради в портфели и пошли в свою комнату, не забыв забрать своих новых друзей котят.

P.S. «Дневники учеников СОШ № 8213» является 4й частью, которую я публиковал ранее.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Пять чёрненьких котят 3 отключены

Кладбищенский дневник

13.05.14
Ночь, кладбище, тишина. Здесь так спокойно. Никто не ругается, не обижает меня. Мне всего 15 лет, а жизнь уже пошла по черной полосе. С недавних пор мои родители начали пить алкоголь, а из-за него они стали злыми, бьют меня за каждый проступок. Сегодня я не успела помыть посуду к тому моменту как проснулась мама и за это я получила шваброй по голове, было больно. Я успела сбежать, пока мои родные уснули после очередной бутылки водки. Ненавижу алкоголь!

30.05.14
Сегодня мы сдали учебники и получили дневники с годовыми оценками, но на носу экзамены и я не знаю как их сдавать, моя память в последнее время ухудшилась из-за постоянных побоев. Боюсь, что я не сдам ничего и останусь без диплома, а ведь год я закончила на одни пятерки, впрочем, как и все девять классов. Знаешь, дневник, я ведь снова на кладбище, потому что мне страшно сидеть дома, я не хочу умереть от ударов моего отца. Надеюсь, что это скоро закончится.

28.07.14
Здравствуй, дневник, я так долго ничего не записывала в тебя, потому, что лежала в больнице. Мои родители заметили, как я возвращалась ночью с кладбища, и побили меня, сильно побили. Месяц я пролежала в коме и пропустила два экзамена, но я все же сдала их, автоматом. Маму и папу забрали в тюрьму, а меня в детский дом. Там не лучше чем дома, потому, что все дети злые и воспитатели тоже. Там нет хорошей одежды, еда с волосами и грязью. Почему его еще не закрыли? Не спрашивай, я не знаю. Но я решила, что сдам завтра последний экзамен и поеду поступать в другой город на медика. Надеюсь там будет кладбище. Я не оставлю тебя здесь и заберу с собой. Скоро ты увидишь свой новый дом.

5.09.14
Ура, ура, ура, я поступила! Мне дали общежитие, в комнате я живу одна, она такая большая и красивая, здесь даже нет тараканов, хоть меня и пугали ими. В комнате стоит одна кровать, тумбочка, стол и шкаф, но есть еще и прихожая, в которой я думаю разместить плиту, когда заработаю денег. Да, я собралась идти работать. Ничего, я справлюсь, честно. Я нашла кладбище в этом городе, оно больше чем наше, на нем стоят мемориалы погибших на войне солдат и очень много могил. Я нашла красивый столик со скамейкой, мраморные, узнала о нем немного. Оказывается, эта могила принадлежит какому-то цыганскому барону, говорят, что под этими плитами скрываются сокровища. Мне пора, скоро рассвет, нужно немного поспать.

30.05.15
Здравствуй, дневник, я провела этот год отлично, устроилась на работу, обзавелась друзьями, даже тут, на кладбище у меня есть друзья, кошка и пес. Пес все время отходит от одной могилы, могилы маленького мальчика Вани, а кошка уходит от могилы бедной девушки Лиды. Сейчас я расскажу их историю. Ваня, маленький мальчик, шести лет, про него ходят разные легенды, но самая распространенная легенда о том, как его мама оставила его одного в лесу зимой и он замерз насмерть. Лидочка, так ее все называют, несчастная девушка, которая, по легенде, бросилась под грузовик из-за парня и ее голова была повернута на 180 градусов, когда ее труп нашли в овраге, я так думаю, она просто улетела туда после удара о грузовик. На ее могиле стоит памятник той самой Лидочки и знаешь, голова этого памятника как будто поворачивается по ночам, потому что на шее каменной Лидочки есть трещина. Мне пора, мои новые друзья, Лидочка и Ванюша, зовут меня гулять, наверное, хотят показать мне что-то интересное.

3.06.15
Привет! Ты и представить себе не можешь, как много интересного тут на кладбище, но сейчас не об этом! Я сдала первый экзамен, получила огромную премию на работе, о которой я расскажу позже, но, к сожалению я узнала. что мои друзья, которые находятся за территорией кладбища, предатели и трусы! Представляешь, они не смогли меня защитить от компании готов, которые обитают на могиле Лидочки, но за то, меня смогла защитить она! Да, да! Лидочка! В этой кошке, оказывается, находится душа Лидочки. Как я узнала? Мне рассказали это мои новые друзья, те самые готы, которые хотели меня побить, но на них напала Лида и они извинились за это происшествие и даже стали смотреть на меня с уважением и страхом. Я купила себе телефон с хорошей камерой и сняла очень интересную вещь! В нашей компании есть парочка влюбленных, Олег и Настя, когда они попросили меня снять их возле статуи Лидочки, я заметила на фото множество зеленых огоньков. Оказывается это знак влюбленных, если на фото рядом с могилой Лиды видны эти огоньки, значит, ты влюблен и она дает тебе свое благословение. Еще я нашла могилу ведьмы, но легенд о ней нет, все знают, что она ведьма и боятся, что либо о ней говорить. Хочешь спросить как я нашла ее? Сейчас поведаю. Мы с Ваней и Лидой шли по дорожке и вдруг я увидела статую, как мне казалось на тот момент. Она была похожа на человека. но когда ведьма, будем называть ее так, повернула голову, я увидела мордочку животного, то ли крысы, то ли кролика. Ведьма была одета в белую мантию и сама была белой. Повернув на меня голову, существо направилось в нашу сторону, а мои верные друзья начали рычать на нее и я убежала. Пока я больше ее не видела. Мне пора, меня зовут на праздник, день рождение одного из готов, его тоже зовут Ваня.

6.07.15
Дневник! Я влюбилась! Это тот самый парень, Ваня, но любовь эта безответна. У него есть девушка, Катя. Я не стану им мешать, они хорошая пара. Я не хочу ни о чем говорить, поэтому пойду, расскажу все в следующий раз. (На листы дневника начали падать крупные слезы).

8.07.15
Мои родители отсидели свой срок и вышли на свободу. Они нашли меня. Попытались избить, но за меня заступились Лида, Ванечка и мой возлюбленный. Почему? Почему он полез меня защищать? Я влюбилась еще больше, но, к сожалению, он так и остается с Катей. Экзамены я сдала на отлично, работа приносит все больший доход и я ее обожаю, компания готов все время смотрит на меня с уважением и страхом, Лидочка и Ванюша ходят с нами и показывают интересные могилы. В общем, в моей жизни все хорошо.

10.08.15
Мне приснился сон, он был ужасен. Все началось с того, что мы с друзьями пошли гулять по нашему любимому кладбищу, все было хорошо, до того момента как появилась эта ведьма. Она появилась из неоткуда, просто посреди дороги и начала идти в нашу сторону. Лидочка и Ванюша зарычали и начали отходить назад, отодвигая тем самым нашу компанию подальше от ведьмы. Я и мой возлюбленный шли последними и болтали обо всем на свете. Вдруг мы услышали протяжный вой Ванечки. В руках ведьмы появилась палка и вдруг… О, это было ужасно (на страницу закапали слезы)… Вдруг внезапно Настя оступилась и упала на какой-то штырь, он пронзил ее насквозь, из ее груди текла кровь, Олег бросился к своей девушке, но было уже поздно, Настя была мертва. Мы все бросились к Олегу, чтоб тот не натворил глупостей, но его было уже не остановить… Его глаза загорелись красным, Олег оскалили зубы и, раскидав ребят, пошел прямо на ведьму. На секунду мне показалось, что она вздрогнула от страха и попятилась назад. Ребята пытались остановить Олега, все попытки оказались тщетны, он откидывал их на несколько метров назад от себя, к нашим с девчонками ногам. Вдруг он остановился и повернулся к нам лицом. Глаза, которые еще пару мгновений назад светились красным, стали внезапно человеческими, а из груди торчал кусок бревна. Олег упал замертво, ребята кинулись врассыпную, а мы с Ваней и животными остались стоять на месте. Через пару минут мы услышали крики и рванули в ту сторону откуда доносились крики, потом в другую, где были слышны мольбы о помощи. Опоздали… Они все… Они все были мертвы… Повернувшись к Ивану, чтоб узнать о дальнейших действиях, я увидела ее, она стояла сзади него, а в руках ведьмы было сердце моего возлюбленного, сам Иван уже лежал с дырой в груди у моих ног. Во мне кипел страх и гнев. Никто не смеет трогать моих друзей и моего любимого человека! Никто! Одним движением я выхватила ручку из кармана джинс и всадила этой старухе в шею. Я была зла! Еще один удар и еще один. Черная кровь брызнула из артерии, заливая вокруг всё. Когда мои силы иссякли, а тело ведьмы лежало без движения, я опустилась на колени и тихонько заплакала, Ванечка с его новыми друзьями — бродячими собаками, уже подтаскивали тела моих друзей ко мне. Еще пару часов и на рассвете тела бедных ребят были похоронены. Тело ведьмы мы сожгли, а пепел развеяли по кладбищу. Знаешь, дневник, это был не сон, это была явь, они все мертвы.

10.08.16
Здравствуй, дневник. Прошел год, как не стало моих друзей, точнее, их человеческого обличия. Те бродячие собаки оказались моими друзьями, их души перешли в новые тела. Каждый год мы приходим на их могилы и кладем по цветку от каждого из нас. Мне грустно, что они не могут со мной говорить, я так хочу услышать их голоса… И знаешь… Я их услышу…

*****

На кладбище было найдено тело девушки, она перерезала себе вены, рядом с ней лежала тетрадь, а вокруг неё расположились собаки и кошка. Захоронения ребят найдены, все они похоронены как положено. Судмедэкспертиза установила, что двое были убиты проникновением инородного предмета в грудь, у одного отсутствовало сердце, четверо были растерзаны неизвестным животным. Собак и кошку не стали убивать, они и по сей день ходят где-то на кладбище и отгоняют тех, кто пытается там обосновать свои группы.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Кладбищенский дневник отключены

Жизнь Джессики, часть 1

Джессика родилась 19 лет назад в городе Грэндвью (Grandview), штат Миннесота. Мама девочки погибла при родах и до 10 лет девочку воспитывал отец. Всю жизнь вокруг себя она видела странные вещи: передвижение предметов, присутствие или отсутствие теней, движение за её спиной и так далее и как бы странно это не звучало, но она была не одна такая в городе, сам Грэндвью числился одним из самых мистических городов штата. Джесс закончила школу с отличием, у неё было много друзей до 12 лет, потом их количество стало уменьшаться, а в последствии остался только один человек, который дал ей многое. Он заменил девочке всех: отца, брата, друга, в один момент любовника даже и сейчас он рядом, когда Джессике это нужно, хоть иногда они и не общаются из-за его «девушек», его звали Джим. Жизнь нашей героини была сложна, когда-то она даже потеряла память и до сих пор ее не обрела полностью, Джессика помнит свою жизнь фрагментами которые можно пересчитать по пальцам. В один момент жизненный путь этой бедной девушки изменился, она мечтала последние 5 лет о «принце на белом коне», о её друге, мечтала о том, что однажды он будет с ней, ведь не просто так он делал все это, она влюбилась в него с первого дня. Однажды она увидела, что находится в «черном списке» в «Твиттере» у своего возлюбленного и решила пойти к нему домой, проверить, что происходит. Она увидела Джима и какую то девушку, но не показывая свою ревность подошла, чтобы спросить, в чем дело.

— Привет — сказала Джессика, подойдя к Джиму и его новой пассии.
— Что тебе нужно? – спросил тот у нее.
— Просто подошла поздороваться и узнать почему я оказалась в «черном списке».
Он всего лишь рассмеялся в ответ и произнеся слово «собачка» ушел в дом вместе с девушкой.
По щекам Джессики потекли слезы, она даже не заметила, что плачет. Вдруг ей очень захотелось пойти в квартиру и забиться в угол, ничего не делая.
Так пролетел месяц, за тем другой, девушка нашла себе работу, очень сильно похудела, приходя домой она садилась все в тот же угол и плакала, каждый день к ней в магазин, в котором она работала продавцом, заходили эти двое, как будто смеясь и издеваясь над ней. За время работы в магазине она познакомилась с девушкой, которая была с ней очень любезна и они сдружились, Джессика знала, что ей осталось не долго и так как Мелинда, так звали ее новую подругу, была единственным близким человеком, Джес оставила ей в наследство свою квартиру. Судьба распорядилась очень милостиво по отношению к Джес, но не очень то она и сжалилась над Мэл.
Однажды, прогуливаясь по ночному городу, Джессика увидела скорую возле дома подруги, она в ту же секунду побежала к её матери, что бы спросить, что произошло. Мелинда впала в кому совсем неожиданно для всех, она была здорова, но что то в ее жизни пошло не так. Джессике было сложно принять это, каждый день она слышала голос приятельницы и уже думала, что сошла с ума, но оказалось все на много сложнее. Жизнь Джесс оборвалась в один миг. Когда та возвращалась домой от больницы, в которую поехала с мамой Мэл, Джессику сбила машина, девушка даже ничего не успела понять и почувствовать и до сих пор думала что жива.
Очнулась героиня нашего рассказа уже стоя возле своей могилы на кладбище и первым кого она увидела был Джим. Почему ее возлюбленный находится тут Джессика не поняла, но было видно как он пытался сдержать слезы и если честно получалось это с трудом. Когда церемония закончилась, Джесс пошла за Джимом, рядом с ним никого не было и придя домой, он стал собирать вещи, женские вещи. Когда вернулась его девушка, он объявил, что они расстаются, на что та ответила, радостью, так как Джим никчемный человек и она его не любит. От этих слов Джим вдруг зарыдал, а его уже бывшая девушка развернулась и ушла, хлопнув дверью и ехидно улыбаясь. Все выходные Джессика провела рядом с возлюбленным и пыталась хоть как то его успокоить, но ей это не удавалось, еще бы, она же призрак. К началу новой недели, когда Джесс осталась одна в доме Джима, к ней неожиданно явилась Мелинда и не говоря ни слова повела её за собой.
Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Жизнь Джессики, часть 1 отключены

Жизнь Джессики, часть 2

Мелинда привела нашу героиню в свою палату, в которой находились родные Мэл. Приятельница нашей героини попросила Джесс просто выслушать ее и принять правильное решение. Вот что она сказала.
Через несколько дней после того как Мелинда впала в кому, она очнулась на стуле возле своей кровати в этом помещении, но сразу не поняла, что произошло, осознала она всю суть, только тогда когда увидела свое тело и не смогла до него докоснуться, в тот же день она увидела «свет» — место куда уходят многие призраки, но «свет» в ту же секунду оборвался, потому, что в помещение вошли ее родители, в тот момент Мэл и поняла, что у нее есть незаконченное дело. Мэл была «говорящей с призраками» и знала о незаконченных делах, но сейчас она не понимала, что же должна сделать. И вдруг ее как осенило, конечно, она должна попрощаться с родными и Джессикой!
И вот, когда Мелинда пошла к дому героини нашего рассказа, то увидела скорую и полицию, а подойдя ближе, она поняла, что Джессики больше нет в живых. Мелинда пришла на похороны подруги, она видела Джесс стоящую возле своей могилы, но так ее не замечала и даже почти не слышала, тогда-то Мэл и решила пойти за приятельницей.

Сейчас они стоят вместе у кровати Мэл и теперь Мелинда понимает, что её предназначение было в другом, душа девушки ушла из тела, для того, чтобы дать жизнь своей подруге и Мелинда настаивает на том, чтобы Джессика жила, поэтому просит занять это тело и быть счастливой, в противном случае они обе останутся на земле и больше никогда не увидят своих родных, а возможно даже их поглотят «тени» — души, которые сделали выбор в пользу тьмы.
Тот же момент в палату вошел он, Романо — «Император теней», их предводитель и Мелинда, дабы защитить подругу, толкнула девушку в сторону своего тела, не дав даже попрощаться. Джесс «вошла» в тело и через несколько дней очнулась в палате, но подруги рядом не оказалось. Теперь это тело принадлежит ей и она не смеет подвести свою подругу, которая дала ей второй шанс на счастье.
Девушка повсюду теперь видела призраков, их было очень много и каждому нужна была помощь, Мелинду она так и не увидела, хотя прошло уже довольно много времени с того дня как она очнулась. Теперь у нее была другая жизнь, но жить она осталась в том же доме где и жила в прошлом теле, ведь сама оставила наследство подруге. Джессика обязана помогать душам не ушедшим в «свет», но не все в итоге уходят туда, многие присоединяются к «теням», теперь то она знает о них почти все, что знала Мэл.
Наша героиня, рассказала о том, что произошло Джиму и он как не странно, но поверил ей, наверное просто чувствовал, что это правда, а может притворялся, но через какое-то время сделал ей предложение, они поженились и завели ребенка, назвав свою дочь Мелиндой. В один день, они поняли, что это имя не зря было дано девочке, ведь это и правда была она — подруга Джесс, которая дала ей шанс на новую жизнь. Теперь их было двое, две лучшие подруги, а ныне и дочь с матерью, которые были неразлучны и и помогали «душам» обрести покой и боролись с «тенями».
Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Жизнь Джессики, часть 2 отключены

Нулевой этаж

Я работаю штатным электриком в девятиэтажном офисном здании. Основная часть этажей в нем сдается в аренду. Девятый этаж занимает компания собственник этого здания. Есть еще и подвальный этаж, который находится под землей. Там в основном складские помещения.

Сегодня мне позвонил менеджер по аренде и попросил сходить в цокольный этаж и установить там дополнительные электрические розетки. Арендаторы дескать просят. Не вопрос, надо так надо.

Захожу в лифт, нажимаю кнопку с цифрой «-1» и в гордом одиночестве начинаю свой путь в подвальное помещение. Лифт у нас просторный и чистый, а на одной его стенке большое зеркало висит.

Еду я значит в лифте, а боковым зрением улавливаю, что мое отражение ехидно так ухмыляется в зеркале. Поворачиваю голову. Ничего необычного. Нормальное такое лицо отражается. Всю мимику повторяет, как и положено. А только отвернусь, вижу краем глаза ухмылку. Недобрую какую-то, аж мурашки по коже. Пару раз резко поворачивал голову в сторону зеркала, но отражение каждый раз успевало синхронизироваться с моим лицом, демонстрируя мои ошарашенные глаза.

Наконец лифт остановился и я заметил одну странность. На табло светились сразу две кнопки: единичка и минус один. Двери раздвинулись и я немного сбитый с толку, вышел из кабинки.
Лифт сразу же уехал.

Уже сделав несколько шагов я остановился как вкопанный от того, что приехал не туда. Этаж был совершенно не похож на подвальное помещение, но зато он практически точно копировал наш девятый. Кроме кроме нескольких нюансов. У нас на девятом, слева как выходишь из лифта, череда окон. А тут глухая стена.

И еще эта копия нашего офиса была какой-то старой, пыльной и совершенно безлюдной. Как будто тут лет десять никого не было. На потолке горела пара тусклых светильников. В полумраке виднелась облупившаяся стойка администратора. Коридор уходил куда-то в темноту. Некоторые двери были открыты. Гробовая тишина накрывала все пространство.

Я знал все этажи нашего здания. Такого у нас точно нет! Вернее, он конечно похож на девятый, но ведь я спускался вниз. Это чувствуешь, когда едешь в лифте.
— Куда же это меня занесло? -мелькнуло в голове.

И тут я увидел доску объявлений, что висела у стойки администратора. На этой доске висела пыльная фотография в черной рамке. Приглядевшись, я увидел что на фото Аркадий Семенович, заместитель нашего директора. Но почему фото в черной рамке? Я сегодня с ним виделся, он жив и здоров.

Гнетущая атмосфера мистики царила в этом месте, и мне захотелось поскорее сбежать отсюда.
— А вдруг я останусь тут навсегда и лифт больше не приедет!! — проскочило в голове и сердце забилось от ужаса.
Я подскочил к старой потертой кнопке и со всей силы надавил. Кнопка тускло засветилась и лифт отозвался гулом электродвигателя. Мне казалось, он едет целую вечность.

Когда наконец передо мной распахнулись двери лифта, я запрыгнул в него как ошпаренный. Свет в кабинке буквально ослепил меня после мрака того непонятного этажа. Казалось, лифт приехал прямо с небес, чтобы забрать меня из этого жуткого места.

Пока мои глаза привыкали к свету, лифт самостоятельно привез меня в подвальный этаж и раскрыл двери. Мне даже не пришлось нажимать на кнопку.

— Ты где пропал? — возмущался ожидавший меня тут менеджер по аренде.
— Д-а-а в лифте ехал. — промямлил я.
— Через Ташкент что ли? — подколол он.
Я пожал плечами, и он, видя мое замешательство, просто показал где крепить розетки и сбежал по своим делам.

Целый день я ходил сам не свой, никак не мог понять что со мной произошло.
Потом я все списал на усталость.
— Наверное привиделось мне все это. — подумал я, ложась вечером спать пораньше.

На следующий день весь этаж гудел от страшной новости. Прошлой ночью Аркадий Семенович погиб в автокатастрофе. И уже к вечеру в нашем офисе на доске объявлений висела его фотография в траурной рамке.

Череда этих событий совершенно выбила меня из привычного жизненного ритма. Я ходил на работу как зомби. В голове все время крутились вопросы. Откуда мог взяться еще один этаж между первым и подвальным? Там ведь плиты перекрытия в пару десятков сантиметров. Почему именно я там оказался? Может, это была галлюцинация? Но как тогда я заранее узнал о гибели заместителя начальника? И ведь никому не расскажешь, за идиота примут.

Через две недели я снова попал на этот нулевой этаж. С утра позвонил охранник с первого этажа и попросил посмотреть выключатель, тот дескать искрит и не работает. Ну, я в лифт, жму кнопку номер один. И опять замечаю в зеркале неуловимую ухмылку. Лифт снова останавливается на этом самом нулевом этаже, двери раскрываются, но я решаю не выходить и жму по очереди на все кнопки. Лифт не двигается с места. Как будто он желает, чтобы я вышел и посмотрел что там.

Я выхожу в коридор ровно на шаг, чтобы рукой придерживать дверь. Очень не хочется отпускать лифт и оставаться в этом месте.
В этот раз я вижу заброшенную копию второго этажа. Все в пыли, стены обшарпаны. В полумраке коридора я вижу стремянку. Она стоит прямо посреди коридора метрах в десяти от меня. Рядом с ней на полу лежит человек, лицом вниз. Человек не шевелится. В темноте я не могу понять кто это, а отрываться от лифта совсем не хочется.

Тут лифт стал пытаться закрыть двери, мне стало жутко не по себе и я заскочил в кабинку. Как ни странно, лифт тронулся. Как будто я выполнил его условие. Проехав немного вверх, он выпустил меня на первом этаже.

Как во сне я провел весь оставшийся день, мне казалось, что я стал выпадать из реальности.
— Может, мне надо записаться к психиатру? — подумал я, придя вечером домой.
Всю ночь мне снились какие-то кошмары.

Утром следующего дня мне позвонили арендаторы со второго этажа и попросили посмотреть светильник в коридоре. По их словам, он отчаянно мигает.
Взяв стремянку, я поехал на второй этаж…

*****

Я недавно устроился электриком в девятиэтажное офисное здание.
С предыдущим электриком произошел несчастный случай. Его убило током когда он, забравшись на стремянку, ремонтировал светильник в коридоре второго этажа. Очень жаль парня.

Работа мне нравится, есть свой маленький кабинетик, да и зарплата неплохая. Все хорошо, только вот мне кажется, что зеркало в лифте какое-то странное. Отражение в нем вроде как ухмыляется иногда.
А может, это просто мне показалось…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , , | Комментарии к записи Нулевой этаж отключены