Месть. Часть вторая

Сегодня день был дождливым, а вечером небо стало проясняться, показывая полнолуние.
Я стояла возле одной старой многоэтажки, и, как всегда, ждала свою жертву. На пятом этаже горел свет, а из открытого окна доносились ржачи этих крыс. Что же с ними такое? Они вообще не замечают пропажи своих друзей? Неужели они действительно такие глупые?
Через полчаса голоса стихли, но перед этим я услышала, что одному из них пора уходить. Что ж, я вышла из машины с битой, веревками и скотчем, а затем спряталась за дверь подъезда, ожидая свою жертву, как паук ждет насекомых.
Сначала вышла девушка, но я не придала этому никакого значения, я просто ждала. Девушка, которая курила сигарету, подскользнулась на луже и ругнулась матом… мужским голосом. Это был тот самый голос, обладатель которого предупредил о своем уходе. Просто у этого парня были довольно длинные волосы, из-за чего я спутала его с девушкой.
Он был довольно далеко от меня, поэтому мне пришлось, как бы смешно это не звучало, подбежать к нему на цыпочках, но зато результат был тот же. Я закинула его в багажник не связав, так как я заметила тени, идущие в мое направление. Я по быстрому завела машину и уехала оттуда надеясь, что этот парень не проснется.

Приехав на дачу, которая начала ассоциироваться у меня как место для пыток, я так же со спешкой связала его на всякий случай, чтоб он не очнулся в тот момент, когда я буду его привязывать. На этот раз я не использовалась я для заклеивания рта, я смогла заткнуть его рот веревками и плотно зафиксировать узлы. Кажется, у него потом долго следы будут на лице.

16.04.18

Утром я проснулась сама, без посторонних звуков. Неужели тот еще в отключке? Ну и ладно, мне все равно нужно ехать в город и прикупить кое-какие миленькие вещички, которые доставят массу боли, да и заправиться нужно для следующих походов.
Список покупок: гвозди (старые ушли вместе со второй «игрушкой» в воду), взрывчатки и шприцы.

Что ж, месть – штука дорогая, оказывается, но она того стоит. Мне пришлось дважды заправляться и объехала почти весь город, но все же с успехом для себя нашла все необходимое, и теперь я с нетерпением жду предстоящее дело. Я даже немного удивилась, как я способна на такие ужасы, но это уже не имело значения. Когда убивают близкого тебе человека, твое сердце превращается в кусок нетающего льда, жаждущий самой свирепой мести, как и в моем случае.
Приехав обратно, я буквально вырвалась из машины и потащила все это домой. Спешно переоделась в свой костюм палача и, захватив все принадлежности, твердым шагом направилась в подвал, где кого-то ожидала долгая и очень мучительная смерть.
Да, парень пришел в себя, пока я бегала по магазинам (хах, а еще все говорят, что девичий шоппинг бесполезен). Что странно, он не мычал, даже не пытался вырваться, а только мотал головой, пытаясь каким-то странным образом снять с себя повязку для глаз.
Я не стала ждать. Подошла к нему и сорвала с него тряпье, которое мешало видеть. Тут же на меня устремились испуганные серые глаза. Волосы у него были темно-русые и свисали до его живота.
Далее я разрезала веревки, которые мешали ему говорить и, как позже выяснилось, мычать.
– Ну здрасьте. – он не решался произносить ничего, мне пришлось начать диалог самой. – Как дела? Как жизнь твоя, которая вот-вот подойдет к своему долгожданному концу, а? Чего молчишь, испугался?
– К… кт… о ты?!… – я ждала этот банальнейший вопрос.
– Твой палач. – ответила я. – Готов познать настоящее страдание?
– Страдание?! – он явно испугался, его голос начал наполняться страхом. Мне это нравилось. – Где я?! Где мои друзья?!
– Ну… – я нарочно растянула, – двое уже плавают, и ты тоже будешь плавать.
– Ты сумасшедшая?! Быстро отпусти меня!
Я рывком повернулась к нему и вмазала в челюсть, выбив один нижний зуб.
– Разве не помнишь случившееся пару недель назад? – я скрежетала зубами от гнева. – Твои дружки лишили жизни моего брата!
Он заметно расплылся в довольной улыбке.
– Я знаю, – ответил он, улыбаясь, – Я сказал друзьям поиздеваться над ним и его глупой не… – я оборвала его очередным мощным ударом в нос.
– Не смей так говорить! – крикнула я. – Я — его сестра, и ты пожалеешь, что сказал мне о своей идее!
– Ха-ха-ха-ха!! Девочка, у тебя кишка тонка что-либо сделать со мной. Ты просто разбила мне нос и выбила зуб, но это ничего не доказывает. А теперь будь хорошей дурочкой, развяжи меня и мы вместе займемся кое-чем интересным.
– Кишка тонка, говоришь? – я взяла с пола грязную железную трубу, затем схватила его волосы до последней пряди и завязала в узел. Потом я заставила его нагнуть голову и просунула в волосах трубу. Я начала быстро-быстро ее крутить на все 360 градусов, тем самым наматывая его волосы. Я делала это до тех пор, пока крутить не стало заметно трудно.
– Тонка, значит? – я приложила усилия и повернула трубу еще. Волосы начали медленно вырываться из его головы, а он начал беззвучно айкать.
– Дура ненормальная! – кричал он. – Ты хоть знаешь сколько я их отращивал?!
– Представляю только то, что твои дружки тебя иногда путали с девушкой и использовали тебя чтобы заняться «кое-чем интересным». – я повернула трубу еще раз. Один клок волос вырвался вместе с куском кожи.
– Ты меня сейчас убьешь!
– Да ты что? А я и не знала, гнида! – я начала вращать трубу, как и прежде, тем самым отрывая с его головы скальп и оставляя голую плоть, через которую, как мне показалось, можно было увидеть череп.
Он уже начал активно бороться за свободу и кричать во всю глотку. Когда он поднял голову, уже лысую и окровавленную, я увидела его лоб, с которого тоже сорвался скальп. Глаза тоже были без век, и на меня смотрело уже нечто уродливое, а не человек.
– Не хочешь водки? – спросила я, доставая из кармана бутылочку стопроцентного спирта. – Последнее бухло в твоей жизни.
Он ничего не ответил.
– Молчание знак согласия. – с этими словами я со всего размаху ударила бутылкой по его голове. Она разбилась, высвобождая содержимое прямо на голое мясо. Тот стал реветь и орать, мотая головой во все стороны с нечеловеческой силой. Несколько осколков стекла были воткнуты в плоть, что позволяло спирту проникать более глубоко и разъедать его изнутри. Капли стекали по оголенному лбу, а потом и к глазам. От этого он чуть не потерял сознание от боли, но на этот случай я бы дала ему подышать специальными парами, которые смогли бы его привести в себя.
Глаза начали опухать и наливаться кровью. Не было сомнения, что этот парень останется без зрения раньше своей смерти. Тем временем одно глазное яблоко так сильно раздулось, что лопнуло и из него начал вытекать кровавый гной. То же самое было со вторым, только ему пришлось «помочь», чтобы оно лопнуло, и это доставило пареньку адскую боль.
– Не устал орать? – хладнокровно спросила я. – Заметь, что это только начало.
Я взяла отвертку и начала нагревать его при помощи газовой горелки. Когда он стал раскаленным и начал светиться оранжевым светом, я рывком воткнула ее в его голову, из-за чего он начал дергаться еще сильнее. Да, кричать он, видимо, правда устал.
Отвертку я врезала только в кожу, чтобы не убить его. Так я продолжала пытать его, пока голова не стала буквально дырявой. Потом я начала пронизывать его конечности раскаленными гвоздями, чем и вызвала потом волны ужасного крика. Его связки уже отдохнули и были готовы «наигрывать» вопли, которые мне начали нравиться.
– А ты живучий. – я взяла соль. – Попробуем, насколько тебя хватит на это! – я засыпала соль в его «дырках». Он начал визжать, именно визжать от боли, так же махая головой, пытаясь вытрясти из себя соль, но он только увеличивались зону поражения.
– Что ж, – сказала я, когда тот, без глаз, пытался заплакать, – пришло время для грандиозного финала.
Я достала шприц и маленькую пробирку с ядовитым содержимым. Этот яд я сделала сама, и, насколько я знаю, должен был убить человека за несколько минут в мучениях.
– Готовься, твои друзья плавают, и ты тоже будешь плавать! – я воткнула шприц прямо в вену и впустила туда весь яд.
Через несколько секунд парень начал стонать. С каждой секундой все сильнее и сильнее, пока стоны не перешли на вскрики и айканья. Через несколько минут он был уже мертв.
Дальнейшее действие описывать не обязательно, ибо все и так понятно: избавление от трупа, тщательная уборка, стирка костюма и душ.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Месть. Часть вторая отключены

Скрытый смысл «Алисы в стране Чудес» и «Алисы в Зазеркалье»

Предисловие.
Просьба, не воспринимать этот рассказ серьезно. Я его писал, как пародию на те самые «научные» повествования на канале РенТВ… Ну, вы поняли меня. И спасибо за вдохновение и толчок моему другу Stalker Freedom, за его намек выложить эту теорию на сайт. Так что — воспринимайте это все с юмором!

Сам рассказ.
Все мы знаем сказки про приключения Алисы в стране Чудес и в Зазеркалье. Вроде бы — детские сказки, но если углубиться, то тут можно найти сакральную подоплеку. Настоящее имя сказочника Чарльз Доджсон (известный математик). Льюис Кэролл — его псевдоним. С этого и начнем разбор полетов. Чарльз (Льюис) посвятил эту сказку своей дочке…
Все мы помним, что «Алиса в стране Чудес» начинается с того, что девочка Алиса (лет 9-12) увидела белого кролика, куда-то бегущего, и устремилась вслед за ним. Она при этом попадает в глубокую кроличью нору и падает туда. Нора — это, типа, того самого туннеля — перехода в загробный мир. А Белый кролик — нечто, вроде, проводника. Этакого Харона в кроличьем обличье или Анубиса. Дальше мы видим, что героиня очень долго перемещается по этой норе, плавно падая вниз. При этом она рассуждает о своем полете.
Это очень похоже на перемещение по туннелю в загробный мир.

Если вспомнить далее, то Алиса приземлилась. И что же видит? Столик, на котором пирожок, на нем написано «Съешь меня». В тоже время, Алиса забывает взять со столика ключик от маленькой дверцы. Она уменьшается, но за дверцу ей не попасть. После она находит колбочку с жидкостью, где написано «Выпей меня» и начинает стремительно расти.
То есть, это как бы переход из одной сущности в другую. Потом Алиса встречает гусеницу-наркоманку, которая что-то курит. И явно не табак. И это один из грехов. Гусеница предлагает Алисе съесть гриб. И непростой, а гриб ЛСД. Девочка, конечно же, следует советам гусеницы. После чего попадает в фантастический мир порока. Ведь, все действующие лица за той маленькой дверцей — карты. А главная у них Красная королева.
Она воплощение Сатаны. Ведь, тут зритель видит тот самый намек на Игорный дом. А где казино, там разврат, выпивка и прочее. А если еще вспомнить фильм «Обитель зла», и там Красная королева уничтожила отряд спецназа. То вывод напрашивается о неадекватности поведения королевы.
Идем дальше. Алиса встречает лицемерную герцогиню, которая ищет во всем мораль. Но эта дама готова убить невинного кролика — проводника за малейшее опоздание. И она же служит дьяволице королеве…
Потом Алиса попадает на чаепитие, где присутствуют воплощение еще одних грехов человечества: Шляпник — тщеславие, Мартовский заяц — трусость, предательство, Соня — лень. И все они воплощение еще одного греха — чревоугодия. Они постоянно жрут и пьют, набивая свои животы.
И в самом конце «Страны Чудес» Алиса попадает на суд. Здесь намек на Высший суд в загробном мире. И вспомните, что тут еще один порок появляется — кража. Где у дамы бубен воруют продукты. И на суде появляются все наши пороки.
Забыл сказать про Чешира. Этот кот нечто, вроде доброго демона, который помогает Алисе. За это тупая королева хочет его казнить.
Ну после всего этого Алиса наезжает на королеву, говоря, что она и ее люди — просто колода карт. И просыпается. Затем бежит домой…

Теперь посмотрим сюжет «Алисы в Зазеркалье». Опять же, Алиса, находясь одна в своем особняке, бежит за черной кошкой в зеркало. А тут даже малому ребенку известно, что черные коты — спутники колдунов и ведьм. «Алиса в Зазеркалье» — это как бы переход по кругам ада. Алиса попала в своеобразное чистилище. Он там встречает многих неадекватных личностей. Возьмем, к примеру, Тру Ляля и Тра Ляля. Эти двое близнецов засиделись в своем детстве. Готовы убить друг друга из-за погремушки. И похоже, эти двое — реальные геи.
Затем — Черный и Белый рыцари. Они тоже непросты. Белый рыцарь, вообще, педофил. Вспомните его песню про слоненка: «И только слоненка нет у меня, слоненка веселого нет».
Мало того, что он педофил, так еще и гей. Может цензура кое-что тут заменила. Может песня должна звучать так: «И только мальчонки нет у меня, мальчонки красивого нет».
Но в «Зазеркалье» уже идет намек на разум и интеллект. Ведь тут главные герои шахматы, а не карты. Тут идет борьба разума над праздностью. Здесь никто никому головы не рубит, тут Алиса проходит по шахматной доске. Тут намек на приближение к Раю и Вечности.
А Шалтай-болтай тут олицетворяет некое перерождение или начало начал.

И вспомните тот самый стих:
Вораклось, шлипкие шорьки
Пырялись по мове.
И хрюкотали зезюки,
Как мюмзики в траве.
О бойся Бормоглота, сын,
Он так свиреп и дик.
А в роще рыщет исполин,
Ужасный Брондошмыг.

Казалось бы — бессмысленный стих. Но он очень похож на заклинание. Или мантру.

А теперь возьмем экранизацию этих сказок, точнее — одной: Про страну чудес. В этом фильме американского режиссера, Алиса уже взрослая девушка. Она снова попадает в ту самую нору, но уже в реале. И ее там все помнят, начиная от гусеницы-курильщицы, заканчивая королевой. И она понимает, что тогда, в детстве, она не спала, а была в некоем трансе… Здесь Алиса на Брондошмыге одерживает победу над злом.
И если судить, то Белая и Красная королевы — намек на библейские легенды про Сатану и Божьего ребенка. А Брогдошмыг тут предстает в облике некоего стража, который сдерживает потустороннее зло…
Вот о чем мне и хотелось Вам рассказать, мои друзья.
Берегите себя и своих близких.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , , , , , | Комментарии к записи Скрытый смысл «Алисы в стране Чудес» и «Алисы в Зазеркалье» отключены

Простоквашино. Глава 2. Деревня

Вальтер уже ждал Дядю Фёдора. При нем тоже была сумка.
— Всё взял? – уточнил он.
— Да. Два ножа, штопор, открывашки разные, аптечка по твоему списку, сменная одежда – мне и тебе. Чай, шоколад, сухое молоко, кукурузные хлопья, хлебцы, сырокопченое мясо… Ноутбук. Плеер. Два мобильника купил по дороге. Запасные аккумуляторы тоже – вдруг там электричества не будет.
— Это хорошая мысль, — одобрил Вальтер. – Я вот тоже кое-чем разжился. Он приоткрыл свою сумку. Она оказалась гораздо более тяжелой и заполненной, в основном, средствами ухода и гигиены, а также двумя баклажками с чистой питьевой водой. А сверху красовалась бутылка дорогого коньяка.
— А вот и наш автобус, — Вальтер застегнул сумку и закинул на плечо.
Они сели в автобус №26 – Фёдор обратил внимание на номер, но ничего не сказал, и поехали.
Ехать было хорошо. Дачный сезон еще не кончился, но почему-то этот автобус был совершенно пуст. И никто им не мешал разговаривать.

— А куда мы едем? – спросил мальчик. – Что это за деревня?
— О ней я узнал, читая материалы в лаборатории. Называется Простоквашино. Живописное место. Но теперь почти безлюдное. Полигон там был… потом уже, после Войны, отдел твоего отца перевели в город. А там сейчас, должно быть, совсем мало народу осталось.
— А это безопасно? – насторожился мальчик. – Вдруг там радиация или что-то?
— Радиации быть не должно. Насчет остального – посмотрим. В любом случае, вряд ли там есть что-то, страшнее человека.

Тут автобус остановился. Они в деревню приехали.
— Деревня красивая, — заметил Дядя Фёдор. – Лес совсем нетронутый, поля вон с тыквами, речка.
— Странно только… Ветер дует с реки, — проговорил Вальтер. – Ветер такой тёплый, а комаров нет. Впрочем, это к лучшему. Наверно.
Приятели неторопливо шли по улице.
Дома выглядели целыми, дворы и палисадники – ухоженными. Но, похоже, люди покинули свои жилища.
— Тихо как. Тут вообще люди остались? – проговорил Дядя Фёдор. – Вот, смотри, какой-то мужик. Спросим у него?
— Давай я спрошу, — предложил Вальтер.
Они осторожно приблизились к незнакомцу, восседавшему на лавочке.
— Извините, эм… Нет ли у вас тут домика лишнего пустого? Чтобы там жить можно было? – спросил Вальтер.
Мужчина обернулся. Дядя Фёдор невольно вздрогнул.
Этот человек также был преображен в военных лабораториях. Только ему придали родство с собакой. Мальчик моментально вспомнил рассказ «Собачье Сердце» писателя Булгакова. Фотография этого человека стала бы превосходной иллюстрацией к рассказу. Его человеческое тело было одето в синие джинсы, черно-белую клетчатую рубашку нараспашку и черные кроссовки. Шерсти на нем почти не было – только темное пятно на груди и пряди по бокам головы с лысой макушкой. При этом у существа был тонкий гибкий хвост, крупные острые уши и разумные человеческие глаза на курносой то ли собачьей, то ли обезьяньей морде.
— О, да мы все из одной упряжки, — проговорил он грубым хриплым голосом, глядя на Фёдора и Вальтера. — Ну что же… Домов пустых тут хоть жопой ешь. Видите вот ту громадину за рекой? Новый дом построили, девятиэтажный, как в городе. Вся деревня туда вмиг переехала. А свои дома оставили. И огороды. И даже кур кое-где. Выбирай себе любой и живи.
— Идеально, — оценил Вальтер. – Ну что, идем выбирать.
— Это, парни, — неуверенно начал человек-пёс. – А возьмите меня к себе.
— Зачем? – насторожился Вальтер.
— Ну, это, я же бойцовски-сторожевой модификат. Буду ваш дом охранять. Да и вообще, силы у меня изрядно. А вдруг мародёры… Тьфу-тьфу, — он постучал массивным кулаком по деревянной лавочке.
— У нас пока еще и дома нет, — задумчиво проговорил человек-кот.
— А давай возьмем, — ответил Фёдор. – Втроем веселее. Как тебя зовут?
— Шариков, как же еще, – мрачно усмехнулся модификат. – Мне и места особо не надо – я могу на улице спать, в конуре какой-нибудь. Я из простых рабочих, не из военных даже.
Вальтер полторы секунды оценивающе созерцал Шарикова.
— Добро пожаловать, — кивнул Вальтер, одарив нового приятеля кошачьей улыбкой.
Втроем они отправились выбирать дом.
— Деревня большая, — заметил мальчик. — Имеет смысл каждому пройтись и выбрать, а потом уже из этих вариантов выбрать окончательно.
— Это мысль, — кивнул Вальтер. – Если что – кричи.
Через час они снова встретились.
— Я шикарный дом нашёл! – сообщил Вальтер. — Только что ремонт сделали. И печка там тёплая! На пол-кухни! Идем туда жить.
Шарик расхохотался.
— Что твоя печка! Чепуха! Разве это в доме главное? Вот я дом нашёл – там спутниковая тарелка и телевизор здоровенный!
Дядя Фёдор покачал головой:
— Взрослые, но не о том вы оба думаете. Надо, чтобы в доме обязательно была своя скважина с питьевой водой и водопровод со всеми делами прямо в доме. И, естественно, насос с генератором. Электричество ведь в любой момент вырубить могут. И окна пластиковые. Я как раз и нашёл такой дом. Крыша красная новая. И сад с огородом есть. Идемте!
Как только подошли, Шарик вскричал:
— Это же мой дом! Я про эту спутниковую тарелку говорил!
— И печка моя! – обрадовался человек-кот. – Я о такой печке всю дорогу мечтал, пока в этой лифтовой шахте мерз.
— Вот и хорошо! – подытожил дядя Фёдор. – Мы, наверное, и в самом деле лучший дом выбрали.

Осмотрели они дом и обрадовались. Всё в доме было. И печка, и водопровод с удобствами, и мебель…
— Даже занавесочки на окнах оставили, — поразился Фёдор. — И телевизор с тарелкой. Старая модель, но нам как раз. И посуда тут тоже такая странная, даже котелки чугунные. И вафельница чугунная. Страшная такая.
— О, ты умеешь готовить вафли? – приятно удивился Шариков. – Молодец какой. Тут и в огороде всё посажено. И картошка, и тыквы.
Сад также порадовал осенним изобилием. А в сарае обнаружилась хорошая удочка.
— Рыба вполне съедобная, — подтвердил Шариков. – Я, в основном, ее и ел.
— Завтра покажешь, где тут ловить, — проговорил Фёдор. – Всегда хотел ходить на рыбалку.
— Так, дом нам явно подходит. Основательно займемся завтра. А вот протопить печь сейчас не помешает, — заметил Вальтер. – Ночь будет ясная и холодная.
Он достал припасенный коньяк.
— За нас и наш новый дом.
Потом они поели, немного посмотрели телевизор и, осознав насколько устали, легли спать. Очень им в этом доме понравилось.
Ночь действительно выдалась холодной. Вальтер лежал полукольцом, окружая крошечное тело Фёдора. Мальчик обнял его, чувствуя приятную расслабленность от коньяка, который он впервые сегодня попробовал. «Всё ещё джемпер мамы и дезодорант папы… И его личный запах – нежный, словно кошачья шерсть. Запах дома. Но уже запах нового дома. И это мой дом».

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Простоквашино. Глава 2. Деревня отключены

Простоквашино. Глава 3. Новые заботы

На другое утро Дядя Фёдор, пёс и кот дом в порядок приводили. Паутину сметали, мусор выносили, печку чистили. Особенно старался Вальтер – он чистоту любил. Он с тряпкой на все шкафы, под все диваны залезал. Дом и так был не очень грязный, а тут совсем заблестел.
А от Шарика, как решили называть пса-модификата, пользы мало было. Он только носился, лаял от радости и чихал во все углы. Дядя Фёдор не выдержал и послал его в огород. И Шарик здесь так заработал, что только земля летела во все стороны.
Весь день они так трудились, а потом мыться отправились.
— Шарик, извини. Уж больно ты у нас запущенный, – смущенно заметил Дядя Фёдор. – Придётся тебе отмыться как следует.
— Я бы рад, только мне помощь нужна. Я не слишком гибкий и не могу нормально за собой ухаживать. И нужно что-то сделать с когтями – видишь, мои руки, это скорее лапы.
— Не проблема, — Фёдор принялся помогать модификату.
После они пообедали и отправились исследовать местность.

Нежаркое солнце и яркие осенние краски располагали к неспешной прогулке. Но внезапно оба модификата замерли, настороженно всматриваясь.
Навстречу им бежал какой-то мужчина. Лет 50 или больше, румяный, в меховой шапке и длинном плаще цвета койот. Через плечо у него была перекинута вместительная черная сумка с логотипом государственной почтовой службы. Почему-то этот плащ, наглухо застегнутый, но ничуть не стесняющий движений, вызывал тревогу. Словно он под ним что-то прятал.
Незнакомец остановился, рассматривая компанию.
— А ты, мальчик, чей? Ты откуда к нам в деревню попал? – спросил он без предисловий.
— Я ничей. Я сам по себе мальчик. Свой собственный. Я из города приехал, — с достоинством ответил Дядя Фёдор.
Гражданин в шапке удивился ужасно:
— Так не бывает, чтобы дети сами по себе были. Свои собственные. Дети обязательно чьи-нибудь.
— Это почему не бывает?! – жестко ответил Вальтер. – Я, например, кот – сам по себе кот! Свой собственный!
— И я свой собственный! – поддержал Шарик.

Незнакомец присмотрелся к «коту» и «собаке» и совсем растерялся. Да к тому ж ещё Дядя Фёдор сам наступать начал:
— А вы почему спрашиваете? Вы, случайно, не из полиции?
— Нет, я не из полиции, – ответил мужчина. – Я из почты. Я почтальон тутошний – Печкин. Поэтому я всё должен знать. Чтобы письма разносить и газеты. Вы, например, что выписываете?
— Да тут же нет никого, кому тут разносить, — начал было Шарик, но Вальтер жестом и взглядом дал ему понять, что нужно подыграть странному типу. Он либо сумасшедший, либо сотрудник спецслужб в образе сумасшедшего.
– Я буду «National Geographic» выписывать, — сказал человек-кот первое название, что припомнил.
— А я что-нибудь про рыбалку и охоту, – догадался Фёдор.
— Ладно, я тогда… Тоже про охоту, — ответил Шарик. – Только нам разные журналы.
— Хорошо, я принесу вам что-нибудь. – Печкин поправил свою сумки и также стремительно направился своей дорогой.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Простоквашино. Глава 3. Новые заботы отключены

Простоквашино. Глава 4. Клад

Трое друзей привыкали к полудикой сельской жизни, обживали свой новый дом, исследовали окрестности. Незаметно пролетели сентябрь и октябрь… Предзимье вступило в свои права.
Однажды за завтраком Вальтер заметил
— Вот и 1 ноября. День Всех Мёртвых. Наш день.
— Почему это? – недоумевающе переспросил Шарик.
— Мы мертвы для внешнего мира. Нас даже не ищут.
— Это хорошо, — заметил пёс.
— Согласен. Но я вот что хотел сказать. Одним огородом мы себя не прокормим. Надо бы корову завести.
— Надо бы, — согласился Фёдор, убирая тарелки из-под рисово-тыквенной каши. – Но где денег взять?
— Кредит взять? – предложил Шариков.
— Издеваешься? – возразил Вальтер. – Чем отдавать будем? Кредит отдавать надо.
— А отдавать будем молоком, — выпалил пёс.
— Гениально, блин. Если молоко отдавать, зачем же тогда корова?
— Значит, надо что-нибудь продать, – принялся размышлять Шарик.– Что-нибудь ненужное.
— Чтобы продать что-нибудь ненужное – надо сначала купить что-нибудь ненужное. А у нас денег нет. – Вальтер на пса внимательно посмотрел и заметил. – А давай, Шарик, мы тебя продадим.

Шарик даже на месте подпрыгнул:
— Это как так – меня?
— В сексуальное рабство. Сейчас на порно с фурри спрос вырос. А у тебя все натуральное – это ж уникальный талант, так сказать. Ты ухоженный стал, красивый. А потом ты от продюссера убежишь – и снова к нам. А мы уже с коровой.
— Да? – вскричал Шарик. – Ты умный до фига? Давай, кот, мы тебя продадим.
— Да шучу я, расслабься, — Вальтер примиряюще похлопал друга по плечу. – Никого мы продавать не будем. – Мы пойдем клад искать.
— Ух ты, круто! – оживился Фёдор. – А как мы его искать будем?
— Тут же лаборатории брошенные, — пояснил человек-кот. – Там осталось до кучи оборудования, и более того, — он заговорщически понизил голос, — я же наблюдал за Печкиным…
— Ну? – поторопил Шариков.
— Ближе к этому дому-новострою, куда деревню эвакуировали, расположена военная часть. Негласно, конечно. Но такие места без присмотра не оставляют. Поэтому тут и электричество, и связь оставили.
— Так, — заинтересованно заметил Шариков.
— Печкин он имеет контакт с военными и покупает у них продукты и все что нужно, точнее, обменивает на овощи и разный полезный хлам. Военные также дают ему эти вот журналы.
— Поэтому-то он нам принёс старые номера, — догадался Фёдор, кинув взгляд на столик с двумя стопками журналов, самый свежий из которых датировался августом.
— Ага. Но он шарится только по деревне. Углубиться в лес, где лаборатории, не решается. А нам это на руку. А мы как раз туда сходим…
— И продадим военным? – уточнил Фёдор.
— Нет, напрямую к военным я не хотел бы соваться, — ответил кот. – Придется через того же Печкина, но только чтобы он не знал о нашем источнике. Я пока еще не решил, кто он… Если сотрудник спецслужб – хрен мы его перехитрим. А если местный сумасшедший – обмануть его будет несложно. Впрочем, я знаю, как можно проверить. Ладно, идемте в лаборатории.
— Прямо сейчас? – спросил Шариков.
— А что, у тебя есть другие дела? – усмехнулся Вальтер.

Вооружившись инструментами и захватив в качестве тары некий старинный сундук, друзья отправились в лабораторию. Причем сундук пришлось поставить на низенькую одноколёсную тачку.
— Просто постмодернистская тележка для супермаркета, — усмехнулся Вальтер.
Лаборатория находилась всего в полутора километрах от деревни и, как водится, располагалась под землей.
Заброшенный бункер скрывался среди раскидистых елей, которые бросали на него свою плотную сырую тень, окутывая сооружение в траурную тишину.
— Так, теперь тихо, — предупредил Вальтер. – Может быть, Печкин не зря боится сюда ходить. Мало ли какие сюрпризы.
Он замер и осторожно потянул носом, словно принюхиваясь. На самом деле, модифицированный организм обладал рядом дополнительных каналов восприятия, классифицировать которые сам Вальтер не мог, но которые работали безупречно, поставляя его разуму намного более полную картину мира, чем та, что доступна обычному человеку.
— Чисто, — выдохнул человек-кот. – Спускаемся.
Кодовая дверь оказалась обесточена и открыта, а некоторые внутренние механизмы легко поддались слесарным инструментам и мощным мышцам Шарикова.
На обратной дороге Фёдор не упустил случая набрать плодов шиповника и грибов, которых в этих местах росло в поразительных количествах. Дары леса были щедро навалены поверх основной добычи, так что со стороны казалось, что сундук заполнен только ими.
— А вот и Печкин, — тихонько заметил Вальтер. – Так, помните, как договаривались?
— А давайте, когда мы урожай окончательно соберем, мы его на три части поделим, — довольно громко заявил Шариков.
— Почему? – подыграл кот.
— Потому что мне корова не нужна. Я молоко что-то не люблю. Я себе буду только колбасу брать.
— Да и я молоко что-то не очень люблю, – вступил Федор в свою роль. – Вот если бы корова кока-колу давала или Red Bull…
— А мне одному денег на корову не хватит! – заметив, что Печкин прислушивается к разговору, Вальтер повысил голос. – В хозяйстве корова нужна. Что это за хозяйство без коровы?
— Ну и что? – Шарик озвучил «гениальную» мысль. – Не обязательно большую корову покупать. Ты купи маленькую. Есть такие специальные коровы для котов. Козы называются.
Печкин, наконец-то, открыто подошел к друзьям и сходу, в своей обычной манере, спросил:
— Что это ты, мальчик, в сундуке везёшь?
— Это мы за грибами ходили, — ответил Фёдор, как было задумано, тем более, что на сундуке возвышалась пластиковая корзина с грибами.
— А сундук для чего? – не унимался Печкин.
— Тоже для грибов. Мы в нём грибы засаливаем. Прямо в лесу. Ясно вам? – ответил Фёдор.
— Конечно, ясно. Чего ж тут неясного? – ответил Печкин. – Но вы бы еще с чемоданом пошли.
— А это для товарного вида, — вступил в разговор Вальтер. – Чтобы покупатели на рынке именно на наш товар обратили внимание и у нас купили.
— Хитрые какие, — одобрительно-язвительно заметил Печкин. – Только чего же на рынок таскаться? Тут военная часть рядом, — он озвучил то, что уже выяснил Вальтер. – Давайте так. Я уже старенький, тяжело мне. Что вы найдете в деревне или в лесу – тащите все ко мне. И список пишите, что вам нужно. А я у военных выменяю. Оружие, конечно, не продадут, но топливо для генератора или берцы со склада – это запросто… У них там еще и магазин, как в городе – всё что нужно есть, и продукты с коньяками, и мыло с шампунями… А там и корову достать можно будет. К Новому Году будет вам корова.
— По рукам, — согласился Фёдор.
Уже дома Вальтер озвучил вывод.
— По ходу, Печкин реально местный фрик. В эвакуацию его то ли нарочно забыли, не нужен никому, то ли сам решил остаться. Он на тему с сундуком повёлся, я сам обалдел. Но это не мешает ему быть информатором для вояк, даже неосознанно. Типа что увидел, то и сказал. Так что уши торчком, хвост пистолетом, друзья.
— Как всегда, — согласился Фёдор.
— И ещё кое-что, — поколебавшись, добавил Вальтер. – Меня беспокоит этот его плащ. Точнее, то, что под ним.
— А вот я тоже заметил, — признался мальчик. – Печкин худой, а живот у него какой-то… Вроде не большой живот, но там иногда как клубок лапши проступает.
— И сегодня я заметил, что этот клубок слегка шевелился, — озвучил кот.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Простоквашино. Глава 4. Клад отключены

Простоквашино. Глава 5. Первые покупки

Тем временем, папа с мамой очень горевали, что дядя Фёдор пропал.
— Это ты виноват, – говорила мама.
— А может, ты? – возразил папа. – Даже кота ему завести не давала.
— Дался вам этот кот! В конце концов, у него полно игрушек – и компьютерных, и таких. Конструкторы штабелями лежат.
— Не говори чепухи. Человеку 16 лет – какой, к черту, конструктор? Ему не игрушка – ему товарищ нужен. Надо, чтобы в доме и собаки были, и кошки, и приятелей целый мешок. И всякие там жмурки-пряталки. Вот тогда дети и не станут пропадать.
— Тогда родители пропадать начнут, – говорит мама. – И вообще ты мне свои глупости не говори. Ты лучше скажи, как нам мальчика разыскать. Хоть узнать, жив он или как. В полицию обращаться не вариант. Из-за твоего Вальтера, сам понимаешь.
— Дай подумать… Так. Он сказал, что в деревне какой-то? Скорее всего, там нет интернета – кстати, поэтому он нам и не пишет. Сам-то наверняка тоже соскучился. Надо заметку в газете напечатать, что пропал мальчик. Зовут дядя Фёдор. И все его приметы описать. Если кто увидит, пусть нам сообщит. И так мы поймем, где он сейчас и что с ним. То есть это будет такое несуразное объявление. Фразу какую-нить дебильную вставить. О, придумал. Напишем, что у него спереди волосы торчком, как будто корова его лизнула. И какую-нибудь премию дурацкую – тому, кто его найдёт. Велосипед, например.

А дядя Фёдор тоже скучал по родителям. Но он боялся, что они только рады его исчезновению – и потому не решался сообщить о себе.
— Вот у нас теперь жизнь налажена, — рассуждал мальчик, наводя со своими друзьями порядок в погребе и располагая там заготовки на зиму. – Теперь будем жить счастливо. Вот тебе, Вальтер, что ещё нужно для счастья?
— Корова нужна. Но это для всех нас. Я сам столько молока не выпью.
— Ну и хорошо, покупай корову. То есть, придется мне ее купить, конечно, но она твоя будет. Шарик, а тебе что для счастья нужно?
— Я вот подумал… На охоту я хожу, так? Мясо добываю и все такое, — Фёдор кивнул, вопросительно глядя на него. – Но у меня нет какого-то удовлетворения, что ли… Я хочу, чтобы у меня еще и трофеи оставались.
— Чучела? – предположил мальчик.
— Нет. Зачем дом захламлять. Я фотографии хочу. И не только добычи. Природа вокруг такая… Иногда сидишь в засаде, смотришь – пейзаж, хоть в рамку вставляй! – с воодушевлением рассуждал Шариков. – Словами описать я не мастер, но фотографии делать получилось бы, наверное.
– Ладно, – говорит дядя Фёдор. – Будет тебе фотоаппарат.
— Даже лучше фоторужьё, — подсказал Шариков. – Оно вроде как удобнее на природе.
— Ладно. Закажу в интернете фоторужьё. И корову, значит, возьмём.
— Ну а тебе, Фёдор, что нужно?
— А я вот по родителям соскучился, — признался мальчик.

В 11 вечера Фёдор уже улёгся спать, а его друзья сидели на кухне.
— Насчёт его родителей, — размышлял Вальтер. – Надо бы им весточку послать. Мол, с ребенком всё нормально.
— А они не заберут его? – испугался Шариков.
— Не думаю. Мать, конечно, истеричка, но отец у него адекватный вполне. В любом случае, мы его просто так не отдадим. Да, он тоже урод, но он хотя бы человек. У него паспорт есть.
— Ага. А без паспорта и покупку с почты не получишь, — Шарик просматривал онлайн-каталог фототехники.
— Но связаться с его родителями надо. Я им письмо напишу. И видео прикреплю, мол, мы тут нормально живем, ребенок в порядке, — подытожил Вальтер.

На следующий день Фёдор и Вальтер отправились покупать корову. Кот приспособился прятать хвост и уши под камуфляжной паркой с глубоким капюшоном, а узнавания из-за прошлого он не опасался – вряд ли кто-то всерьез решит, что тот самый генерал разгуливает по сельской ярмарке в компании юного карлика, прицениваясь к коровам.
Вернулись они лишь к вечеру, ведя на поводке свое приобретение – некрупную корову со спиленными рогами, рыжую, с белыми пятнами причудливой формы.
— Ух ты, какая красавица! И какая важная! – восхитился Шариков. – Прямо профессор.
— Хех, точно, — Вальтер был чертовски горд своим питомцем. – Никто ее брать не хотел. А мне сразу понравилась. Я уже имя придумал. Мурка!
— Странное имя для коровы, — заметил пёс. – Почему?
— Смотри, у неё пятно на груди в форме кошачьей головы. А на боках как будто крекеры-рыбки разбросаны. Ну что, будешь Муркой? – обратился он к корове.
Животное ласково боднуло его безрогим лбом – совсем по-кошачьи.
— Вот же, — промурлыкал Вальтер. – Мы с тобой поладим.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Простоквашино. Глава 5. Первые покупки отключены

Простоквашино. Глава 6. Письмо родителям

Идея с видеоотчётом для родителей Фёдору понравилась. За неделю нужный материал был отснят и смонтирован, несмотря на то, что хлопот с коровой заметно прибавилось.
Наступило 13 ноября. Выпал первый снег, что вызвало бурю восторга у Шарикова. Он прыгал и валялся в снег, совершенно как обычный пёс. Выглядело это диковато, но стало отличным дополнением к отчёту.
Убравшись с домашними делами и пообедав, Фёдор сел писать письмо

Мои мама и папа!

Я живу хорошо. Просто замечательно. У меня есть свой дом. Он тёплый и просторный, в нём всё есть. Мы живём втроём: я, Вальтер и Шариков. Шариков – это как Вальтер, только не человек-кот, а человек-пёс. Нас никто не обижает – тут и людей-то почти нет. Только военная часть и старик-почтальон, он немного странный, но не злой. Конечно, в деревенском доме намного больше хлопот, чем в квартире, но мы справляемся без проблем. Выращиваем овощи и меняем у военных на все необходимое. И нам даже деньги дают – вот недавно мы корову купили. В общем, смотрите репортаж.
Мама и папа, я без вас очень скучаю. Особенно по вечерам. Но я вам не скажу, где я живу. А то вы меня заберёте, а мне здесь хорошо.

Раздумывая, что ещё добавить, Фёдор посмотрел в окно. И увидел, как корова Мурка зашла во внутренний двор, где ей бывать возбранялось, и невозмутимо жуёт свежевыстиранное белье, что сушилось на веревках.
— Вот зараза! Мало тебе комбикорма, — мальчик устремился во двор, спасать имущество.
— Вальтер, ты почему не следишь за скотиной? — прокричал мальчик, пытаясь вырвать пододеяльник из пасти коровы.
— Вот чёрт, — человек-кот кинулся помогать.
Вещи удалось спасти буквально в последний момент, но всё обошлось. Корова была загнана в отведенное ей место, а во дворе вновь воцарился образцовый порядок.
Шариков, каким-то образом не увидевший происходящего, но заметивший не дописанное в редакторе сообщение, решил добавить пару своих мыслей.

Конечно, жизнь у меня была сложная – полная лишений и выгоняний. Сами всё знаете. Но теперь у нас всё отлично. И колбаса у меня есть, и молоко свежее… Я даже на охоту хожу больше для удовольствия – ну и свежая дичь, конечно, для стола, но это больше Вальтер любит лакомиться, этакий он буржуй. А я вот фоторужье заказал, чтобы shooting был еще и тот, что красоту природы на память оставляет. Короче, вы поняли.
А на днях я линять начал. Человеческие волосы с меня осыпались окончательно – зато новая шерсть выросла, блестящая и тёплая. Я теперь даже могу на снегу спать. Хотя на диване, возле печки, конечно, приятнее. Дорогие папа и мама, вы меня теперь просто не узнаете. Хвост у меня крючком, уши торчком, нос холодный и лохматость повысилась. Так что вы за меня не переживайте. Я такой здоровый стал, прямо – ух! А если пообещаете, что не заберете меня из этого рая – я скажу, куда приехать, и мы увидимся. Я очень-очень скучаю.

С любовью, ваш сын дядя Шарик.

Уже прикрепив видео, Шариков сообразил, что написал что-то не то и хотел исправить. Но грубые когтистые пальцы промахнулись – и он нажал «отправить».
— Ладно, надеюсь, ничего страшного.

Вечером папа Фёдора с удивлением обнаружил письмо. И невероятно обрадовался, когда понял, от кого оно. Он позвал супругу, и они стали письмо читать. Сначала им всё нравилось. И то, что у дяди Фёдора дом есть и корова. А потом они пугаться начали.
— Человеческие волосы с него осыпались, — повторила мама. – Он мог от твоего Вальтера чем-то заразиться? Или сам по себе мутировать? От свежего воздуха?
— Да ну, нет. Хотя… что у них за деревня такая, что и людей-то нет? Одни военные…
— Читай дальше.
– «Дорогие папа и мама, вы меня теперь просто не узнаете. Хвост у меня крючком, уши торчком, нос холодный и лохматость повысилась…»
— Что у него повысилось? – спрашивает мама.
— Лохматость у него повысилась. Он теперь может зимой на снегу спать. Слушай, может, он там просто с ума уже сходит? От свежего воздуха, — мрачно усмехнулся папа. – Я же говорил…
— Ладно, читай уже…
— «Я такой здоровый стал, прямо – ух! А если пообещаете, что не заберете меня из этого рая – я скажу, куда приехать, и мы увидимся. Я очень-очень скучаю. С любовью, ваш сын дядя Шарик».
— Дядя Шарик! – воскликнула мама. – Вот точно! Он с ума сошел! Или мутировал! Мы его потеряли! Сынок мой, что с тобой стало… Это я, это я виновата… А ты был прав, — она разрыдалась и повалилась на диван.
— Римма, успокойся, — папа принёс ей воды. Побрызгал на лицо, затем она сделала несколько глотков.
— Это я виновата… – простонала мама.
— Да погоди ты, — папа пробежал глазами текст. – Он тут в начале про какого-то Шарикова упоминает. И еще. Последние абзацы письма, где про лохматость и всё такое – как будто другой человек писал. Фразы более простые и манера немного другая. Я так думаю – этот Шариков про себя тоже написал, просто они по ошибке весь текст вместе слепили. Может, даже это само письмо глюкануло, бывает такое. И смотри, тут видео есть.
— О, давай скорее смотреть, — оживилась мама.
Просмотр видеоролика их совершенно успокоил и даже позабавил. Они убедились, что ребенок в безопасности.
— Но нам нужно с ним увидеться, — заметила мама. — Непременно.
— Ну там я напишу в ответ, что мы согласны не забирать его, а только в гости приехать, — предложил папа.
— Погоди. Не так. То есть, напиши так, но переписка может затянуться, а я хочу его увидеть как можно скорее. Мы сами выясним, что это за деревня, и приедем. Застанем их неожиданно – тогда точно увидим, как все на самом деле.
— Отличная идея, — поддержал папа. – Вот только видео сделано очень хитро. Вальтер ведь мастер конспирации. Почтовый ящик анонимный, не отследить. А на видео не попало ничего такого, что могло бы подсказать, что это за место. Вывески с названием деревни уж точно нет. Это может быть что угодно. Придется играть по их правилам. Погоди-ка… Еще одно письмо.
— Что там?
— Тут на наше объявление в газете откликнулись, — папа прочитал сообщение. – Похоже, нам придется разориться на велосипед.
— Что, кто-то пишет про нашего Фёдора?
— Да. Похоже, это старик-почтальон, которого Фёдор упоминает. Вот теперь мы знаем место. Это деревня Простоквашино. 80 километров на юго-запад от города. Как раз там мы начинали наши эксперименты.
— Отлично! Едем туда завтра же!

Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Простоквашино. Глава 6. Письмо родителям отключены

Простоквашино. Глава 7. Воронёнок Хватайка

Шариков иногда находил раненых или потерявшихся птенцов и детёнышей животных: крольчат, оленят, лисят… И приносил их Фёдору. Тот возился с ними, лечил и отпускал на волю, делая вид, что не замечает, что большинство ран нанесено когтями Вальтера. «Все коты любят играть с мышами. Просто размеры разные», — мысленно успокаивал себя мальчик.
Однажды у них воронёнок появился. Глаза как чёрные стразы, клюв толстый. Сердитый-пресердитый воронёнок. Шипел, кусался, ругался на своем вороньем языке… Еле-еле Фёдор затолкал его в клетку. Так воронёнок клетку разгрыз и обосновался на шкафу. И так стал жить.
Его назвали Хватайка: он что ни увидит, всё на шкаф тащит. Увидит зажигалку – на шкаф. Увидит зарядку смартфона – на шкаф. А пытаться вернуть бесполезно – сразу Хватайка крылья в стороны, шипит и клюётся. А клюв у него металл пробивает. Так что у воронёнка на шкафу получился целый склад. Так и пришлось прятать от него все мелкие вещи. Потом он немного подрос и стал вылетать на улицу. Но к вечеру обязательно возвращался. И не с пустым клювом. То ключи какие-то утащит, то зажигалку, то детскую формочку. Однажды даже соску принёс.

— Соска прямо изо рта младенца, — Фёдор изучил находку. – Даже слюни остались.
— Фэээ, какая гадость, — Вальтер взял находку в хозяйственных перчатках и выбросил в мусорку. – Далеко, однако, он летает. В город, по ходу.
А через некоторое время Вальтер решил Хватайку обучать. Целыми днями сидел около него и говорил:
— Кто там? Кто там? Кто там?
Причем не просто так: сначала коротко постучит по столу или шкафу – а затем «кто там?» спрашивает.
— Что, тебе делать нечего? Если хочешь говорящую птицу – ты бы его лучше песне какой выучил или стихотворению.
— Песни я и сам петь могу, — возразил кот. — Только от них в данном случае пользы не будет.
— А от твоего «ктотама» какая польза?
— Смотри. Мы уйдём, например, в лес за дровами, и дома никого не останется. А вдруг бомжи или мародёры? На дальней окраине всё-таки иногда в дома залезают. Ты сам видел. Ну вот. А так придут какие-то люди, начнут у двери стучать или возиться – а воронёнок спросит: «Кто там?» Они подумают, что дома люди есть, и, скорее всего, свалят от нашего дома.
— А ты ведь прав. – признал Шариков и тоже стал учить воронёнка отзываться на стук. Через неделю он выучился. Только какой-нибудь стук раздастся или кто-то на веранде затопает – Хватайка сразу спрашивает:
— Кто там? Кто там?
А голос у него низкий и хриплый, как у крупного мужчины. Чтобы отпугнуть бомжей или случайных любопытных – то, что нужно.

Все трое в очередной раз отправились в лес собирать грибы. Окна закрыли, чтобы воронёнок не вылетел – разбивать стекло он, к счастью, не научился. И как раз пришёл почтальон Печкин. Увидев, что дом закрыт, он постучал, а в ответ услышал:
— Кто там?
— Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «National Geographic», — ответил почтальон.
Воронёнок опять спросил:
— Кто там?
— Почтальон повторил:
— Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «NatGeo». Шарик, это ты, что ли? Чего не открываешь? – Печкин опять постучал.
А в ответ только:
— Кто там? Кто там?
— Да никто! Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «NatGeo»!
А уйти и зайти позже безумный почтальон не догадался. И так у них целый день продолжалось.

Тук-тук.
— Кто там?
— Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «NatGeo».
Тук-тук.
— Кто там?
— Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «NatGeo».
В итоге, Печкин сел прямо на пол веранды и сам стал спрашивать:
— Кто там?
А воронёнок в ответ:
— Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «NatGeo», — после стольких повторов он легко запомнил новую фразу.
Печкин опять спросил:
— Кто там?
А воронёнок опять:
— Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «NatGeo».

Когда троица вернулась, их глазам открылось поразительное зрелище. Печкин восседал на крыльце, вытаращив безумные глаза. При этом его плащ ходил ходуном, словно под ним извивался то ли клубок змей, то ли пара не самых мелких кальмаров. И почтальон повторял один вопрос, без интонаций, словно охрипший механизм: «Кто там? Кто там?».
А из дома всё повторяется одна фраза:
— Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «NatGeo»… Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «NatGeo».
Зрелище было и жутким, и жалким, и каким-то нездешне смешным. Вальтера и Шарикова сразил гиперхохот. Затем они принялись приводить несчастного Печкина в чувство.
Еле-еле они почтальона чаем с коньяком отпоили. А когда он узнал, в чём дело, лишь рукой махнул и конфеты со стола в карман положил.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Простоквашино. Глава 7. Воронёнок Хватайка отключены

Коллекция проклятых вещей

Дед мой был человеком странным. Всегда нелюдимый, неразговорчивый. Моя мама не любила надолго задерживаться у него, её короткие посещения становились в последнее время всё реже и реже. Меня она брала к деду редко. Я робела при виде пожилого человека с густой бородой, а его старого дома со скрипучими половицами и вечно зашторенными окнами панически боялась. Раньше мне казалось, что дом этот напоминает свалку всякого никому ненужного хлама. Кстати, в этом и заключалась основная странность моего деда. Все комнаты его большого старого дома были просто завалены вещами, ценность и предназначение которых никто не понимал. Какие-то книги, картины, разные шкатулочки и ещё куча всякого хлама громоздились на полках, столах и этажерках. Таким же хламом была завалена кладовка, на дверях которой висел большой замок. Когда мне приходилось бывать у деда, на меня наводили панический ужас неизвестные лица, смотрящие с полотна пыльных портретов. Иногда я листала книги, но картинок в них не было, а запах старья, которым был насквозь пропитан дом, мне совсем не нравился. Сам дед не был со мной особо ласковым, часто прикрикивал или грозил мне пальцем, если я подходила к той или иной вещи, заинтересовавшей меня. Однажды мне показалось, что в кладовке кто-то возится. Я испугалась, прибежала в комнату и прижалась к деду. Дед больно шлёпнул меня и сказал, что если я ещё раз подойду к двери кладовки, то меня точно утащат огромные крысы, которые там живут. Его слова отбили у меня всякое желание бегать по комнатам, рассматривая собранное дедом старьё.

А потом мы с мамой переехали в другой город, и я больше никогда не была у деда. Учёба, новые друзья, а впоследствии работа затянули меня в жизненный круговорот. Настоящим ударом для меня стала смерть мамы после продолжительной болезни. Своего деда я увидела на её похоронах. Он нисколько не изменился: высокий, сутулый, бородатый. Странно, но даже тогда мы с ним не поговорили, он уехал сразу после похорон. После этой встречи прошёл почти год.
А вчера мне позвонили и сказали, что дед мой умер две недели назад и просил сообщить мне об этом только после его погребения. Разве это не странно? Не чужой мне человек, родная кровь, а заперся в своём мирке, оградившись от всего живого. Знаю я о нём немного. Мама никогда не рассказывала мне о деде. Мне известно, что он воевал, после войны работал геологом, часто был в разъездах. Выйдя на пенсию, поселился в большом доме и полностью отдался своей страсти. Можно ли назвать страстью коллекционирование старья, даже не антиквариата? Многим вещам, насколько я помню место на свалке.
Такси лихо подкатило к дому деда рано утром. Я немного постояла у калитки, осматривая дом издали.
— Здравствуйте! Вы наверно внучка Егора Васильевича?
Я оглянулась. Около меня стояла немолодая женщина в старом фартуке.
— Я — соседка, живу напротив. Горе какое! – запричитала женщина.
После долгого монолога она достала из кармана фартука связку ключей и протянула её мне.
— Егор Васильевич хотел, чтобы я только вам отдала, лично в руки.
Мне меньше всего сейчас хотелось разговаривать с кем-либо. Поэтому, пробормотав слова благодарности, я решительно открыла калитку.
Дом встретил меня угрюмой тишиной. Ни пения птиц в неухоженном садике, ни лая собаки. Я открыла тяжёлый висячий замок на входной двери и шагнула за порог. В нос мне ударил знакомый с детства запах нафталина, плесени и старья. Первым делом я раздвинула шторы и распахнула все окна, давая проникнуть свежему воздуху. Потом я присела на диван и оглянулась. Да, долго же мне придётся разгребать эти завалы, наводя здесь порядок. Конкретного плана действий у меня не было. Схожу на могилку деда, улажу дела с документами, выброшу весь хлам, через риелтора выставлю дом на продажу и пока всё. Разгребать завалы из бумаг и вещей я начала в тот же день. Сначала я осматривала каждую вещь, потом я кидала её в кучу на большое покрывало, брошенное на пол. Когда куча становилась приличной, я выносила всё во двор и сваливала поближе к калитке. Бумагами я решила заняться вечером.
Так прошёл мой первый день пребывания в доме покойного деда. На следующий день, едва взявшись за бумаги, я наткнулась на большой конверт, содержимое которого озадачило меня. Это было своего рода завещание или последняя воля деда.
«Внученька моя, Леночка. Если ты читаешь это письмо, значит, судьба привела тебя в этот дом, а я уже покинул его навсегда. Все последние годы своей жизни я жалел, что так и не стал тебе по-настоящему дедом. Наверно, ты не очень-то хотела возвращаться сюда. Тебя должна смущать сама обстановка моего дома и причуды старого человека. Хочу пролить свет на некоторые обстоятельства моего бытия.
Всю свою жизнь я посвятил поиску вещей, странных и страшных. А страшные потому, что владельцам своим они доставляли одни беды и неприятности. Иначе говоря, вещи эти прокляты! Кем и как? Прежде, чем принести такую вещь в дом, я долго и кропотливо собирал сведения о её владельце, узнавал обстоятельства проявления необычного. Поверь, многое из того, что находится в стенах этого дома, представляет для людей, находящихся в неведении, большую опасность. Ты можешь по своему усмотрению поступить с домом, но то, что находится в кладовке, должно быть обязательно уничтожено. Сожги всё, что находится там, невзирая на личный интерес или видимую ценность. Всю свою жизнь я был хранителем, но взваливать на тебя это бремя я не хочу. Ещё раз прошу: прости меня, внученька, и уничтожь всё, что находится в кладовке. Твой дед Егор Васильевич».
Я прочла несколько раз это короткое письмо, адресованное мне. Я никогда не верила ни в потустороннее, ни в мистическое, поэтому не знала, что и думать. Постепенно удивление и озадаченность сменило любопытство. Мне очень хотелось узнать, что же находится за дверью комнатушки в самом конце тёмного коридора.
В эту ночь я долго не могла уснуть. Сама обстановка дома была жуткой. Мне казалось, что я слышу тихие шорохи где-то рядом. Может это мыши, которыми всегда кишат старые дома? Утро прогнало ночные страхи и принесло крепкий сон. Проснулась я поздно и после завтрака решила осмотреть содержимое кладовки. Правда, мне долго пришлось искать ключ. Дверь этой комнатки была сделана на совесть: крепкая, тяжёлая, к тому же закрыта на огромный висячий замок, держащий стальной навес. Ключ я нашла в одном из ящиков письменного стола. К моему удивлению, он сразу подошёл к замку. Дед мог бы его и получше спрятать, раз в кладовке хранятся нехорошие вещи.
Сначала я ничего не могла рассмотреть в темноте, но потом нащупала выключатель у самого входа. И вот моему взору предстала загадочная комната. О, она намного больше, чем казалось сначала. По обеим сторонам комнаты тянулись полки, уставленные ящиками, коробками и свёртками. У противоположной от двери стены стоял небольшой столик, на котором лежала толстая тетрадь в матерчатом переплёте. Ни пылинки! Видно, что это единственное место в доме, где поддерживался порядок.
Я раскрыла тетрадь. Очень скоро я поняла, что дед аккуратно нумеровал каждую вещь и делал записи с описанием.
«Номер один – флейта мастера Ван Доринга. В период с 1874г по 1950 сменила 14 владельцев. Её звуки привлекают неупокоенные души покончивших с собой людей. Проверено. Вещь крайне опасна».
Я оглянулась. Небольшой деревянный ящичек с номером один лежал на полке у самого входа. В нём лежала та самая флейта, довольно потёртая и старая на первый взгляд. Услышать её звук у меня не было ни малейшего желания.
«Номер два – кукла Роза. Сделана мастером Рудольфом Теу в 1847 году. Волосы куклы – это волосы дочери мастера, умершей в трёхлетнем возрасте. Все маленькие обладательницы куклы рассказывали в своё время о девочке, которая просила поиграть с ней. Эту девочку видели только дети, родители данный факт отрицали. Многие из детей, игравших с этой куклой, умерли или лишились рассудка. Сведения проверены. Кукла представляет опасность, особенно для детей».
Эту куклу я нашла в коробке под номером два. Прелестная игрушка. Яркое фарфоровое личико с голубыми глазами и розовыми щёчками напоминало маленького ангелочка с белокурыми волосами. Она не внушала страха. Я слышала, что мастера того времени часто использовали настоящие волосы, но ничего зловещего в кукле не увидела. Положив её обратно, я занялась дальнейшим изучением записей.
«Номер три – плеть Дарьи Николаевны Салтыковой (Салтычихи). Ею она собственноручно убила не один десяток крепостных…»
Плеть была завёрнута в старую мешковину. Я осторожно развернула её и с интересом посмотрела на эту старую высохшую вещь. На плетёной рукоятке ещё сохранились бурые пятна. Наверно, это кровь жертв сумасшедшей столбовой дворянки. Одного моего прикосновения было достаточно. Сначала у меня в ушах зазвучали крики и жалобные стоны, потом по моему телу прокатилась горячая волна. Я испытала дикое желание схватить эту плётку и хлестать, хлестать, хлестать. Это чувство вызвало у меня дикий приступ страха. Я отшвырнула плеть прочь, и шумно дыша, отскочила назад. Через несколько минут, придя в себя, я внимательно дочитала строчки, которые касались этой плети.
«По свидетельству крепостных, многие жертвы Салтыковой не просили пощады, а проклинали её, грозя божьим судом. Плеть обладает силой воздействия на разум человека и превращает его в настоящего деспота. Вещь очень опасна».
Если сначала меня разбирало любопытство, то теперь в моей душе появилась паника. Сердце забилось быстрее, немного закружилась голова.
«Номер четыре – музыкальная шкатулка мастера Гольвестона из Эдинбурга. Была создана в его последний год жизни. Играет…»
Дочитать я не успела. Потому что у входной двери раздался голос соседки.
— Елена Сергеевна! Голубушка. Как вы тут одна?
Выскочив в коридор, я мысленно была благодарна соседке, за то, что она вытащила меня из кладовки. Женщина, одетая так же, как и при первой встрече стояла на пороге и улыбалась. В руках у неё была тарелка с дымящимися оладьями.
— Я вот гостинец принесла, к чаю.
Приглашать в комнату, где царил беспорядок и хаос, мне её не хотелось, но и нарушать закон гостеприимства тоже было невежливо. Поэтому я быстро вытащила из кладовки старый стул, стоящий у столика, на котором только что сидела сама.
— Здравствуйте. Извините за беспорядок. Вот, разбираю старый хлам. Да вы присаживайтесь.
С этими словами я пододвинула ей стул. Едва только женщина присела, я вытаращила глаза от испуга. Лицо соседки стало багрово-синее, а глаза налились кровью. Она схватилась за грудь и захрипела. Потом раздался кашель и изо рта брызнули капельки крови.
У меня у самой перехватило дыхание. Я стояла, не зная, что делать.
— Леночка! Что с вами? Вам плохо? Лена!
Голос был озабоченный и расстроенный. Я смотрела на соседку. Она была вполне здорова: ясные глаза, нормальный цвет лица, никакой крови. Неужели мне всё это показалось после чтения дедовских заметок?
— Ничего, ничего. Голова закружилась. Наверно пылью надышалась.
В это время в глубине кладовки раздался стеклянный переливающийся звон. Он был таким громким! Ну конечно! Так может играть музыкальная шкатулка. Странно, что она заиграла именно сейчас, ведь я к ней даже не притрагивалась.
Соседке, всё произошедшее, явно не понравилось. Она сунула мне в руки тарелку с оладьями и поспешила удалиться, сказав на прощание:
— Леночка, если вам что-то будет нужно, приходите ко мне.
Я рассеянно кивнула головой. Я уже собиралась погрузиться в дальнейшее изучение содержимого комнаты в конце коридора, как услышала визг тормозов и душераздирающий крик. Выскочив за дверь, я увидела, что на улице происходит какое-то движение: несколько человек уже стояли прямо посередине дороги, машина на обочине, испуганные крики и причитания.
Подбежав к калитке, я увидела распростёртое на асфальте тело соседки. Как в моём видении лицо её было багрово-синее, а изо рта лилась кровь. Она судорожно хватала ртом воздух. Водитель машины, сбившей её, беспомощно разводил руками:
— Да выскочила прямо перед машиной! Разве можно так по дороге бежать?
Сначала я хотела броситься туда, но что-то остановило меня. Я не бесчувственная и чёрствая, но в данный момент мне не хотелось быть в гуще событий. Я чувствовала себя не просто виноватой, а причастной к происходящему. Нелепые мысли лезли мне в голову. А что, если?
Забежав в дом, я бросилась к тетради, лежащей там, где я её оставила. Так, вот!
«Номер четыре – музыкальная шкатулка мастера Гольвестона из Эдинбурга. Была создана в его последний год жизни. Играет мелодичный перезвон при присутствии человека, который должен в скором времени умереть. Все, кто имел с этой шкатулкой дело,утверждают данный факт. Все пытались заводить её, но безрезультатно. Механизм срабатывает только в определённый момент. Сам был свидетелем игры. Считаю, что в отношении смерти, человеку лучше оставаться в неведении для душевного равновесия».
Вот почему она внезапно проснулась и заиграла! Она почувствовала приближение ужасного конца. Тогда с чем связаны мои видения, так напугавшие меня?
Весь оставшийся день я посвятила поиску ответа. Перелистывая страницы тетради, я пыталась найти, что могло вызвать увиденное мной в тот момент, когда пришла соседка. Перед глазами у меня уже всё плыло. Меня одолевала усталость. Часы, веер, монеты, верёвка, старый медный самовар, чёрная шляпка с нежной вуалью, несколько безделушек и ещё куча всякого, но ответа на мой вопрос нет. А может, дело в самом стуле? Я поместила стул поближе к свету и начала внимательно осматривать его. Довольно старый, кожаная обивка обтёрлась и потрескалась, но все четыре ножки стояли крепко и ровно. А если перевернуть? На внутренней стороне сиденья пестрел маленький номерок – семьдесят один. Как же я сразу не догадалась, что он – один из экземпляров коллекции деда. Пролистав тетрадь до последних страниц, я увидела, что записи кончаются именно на номере семьдесят один.
«Номер семьдесят один – стул, привезённый из Чебоксарской тюрьмы. Стоял в камере, в которой проводили последние часы жизни заключённые. Есть несколько утверждений охранников, что можно увидеть смерть человека, севшего на этот стул. Стул долгое время был изолирован, поэтому проверить данный факт не имело возможности. Картины смерти видели только охранники, причём садились на этот стул обречённые на смерть».
Далее запись заканчивалась. Господи! Да я сама сидела на этом стуле последние несколько часов и ничего не почувствовала. Скорее всего, видения доступны постороннему, главное оказаться в нужном месте в нужный час. Мои мысли о том, что я сидела на этом стуле, что я нахожусь посреди вещей, опасных и загадочных теперь нисколько меня не пугали. Наоборот, мне захотелось узнать больше о каждой вещи. Я не знаю, сожгу ли всё это, исполнив волю покойного, но обладать такой коллекцией, такой силой – это значит обладать большими возможностями. Почему дед сам не уничтожил? Почему назвал себя хранителем? Почему записи в тетради довольно сухи и коротки? Почему весь дом завален старьём, но про него дед ни слова не упомянул? Семьдесят один экземпляр! Что ещё скрывают многочисленные свёртки и ящики тёмной кладовки? Может не сейчас и не сразу, но я разберусь, обязательно разберусь!
Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , , , , | Комментарии к записи Коллекция проклятых вещей отключены

Чертовщина

Последние дни июня я проводил с семьёй на даче. Это уже стало традицией. Иногда нужно покидать город, чтобы отдохнуть от этой каждодневной суеты и освободить душу от различных тревог и забот. И одним из таких мест являлась, конечно же, дача.
Нам очень нравилась наша дача. Поражали её простота и отсутствие того, что обычно и бывает лишним. Территория дачи была небольшой. Не было грядок с культурами, зато были баня и небольшой бассейн. Мы жили в двухэтажном доме, расположенном на правой стороне улицы. Этот был красный дом с черепичной крышей, сложно открывающимися воротами, забором с досками, которые были наклонены вперёд так, что образовывались узкие щели, через которые, если подойти вплотную, можно было краем глаза разглядеть наше уютное гнёздышко.
Дело было вечером. Шёл десятый час, но солнце ещё даже не думало садиться. Шли самые длинные дни. Поужинав, я решил отправиться в душ, который находился на втором этаже. Мне приходилось идти наверх по скрипучей лестнице, которая всегда скрипела так неприятно и даже зловеще. На втором этаже помимо ванной находились ещё три комнаты, предназначенные для сна и работы. В той, которая была к лестнице ближе остальных, был фиолетовый диванчик и такие же лампы в фиолетовых чехлах. Чехлы делали их похожими на китайские фонарики.

Вторая комната была мрачнее. В ней находились полка с книгами, кожаный с коричневыми подушками диван, свёрнутый пополам и стоящий на боку матрас, а также небольшой столик с чёрным стульчиком на колёсиках в дальнем левом от входа углу. Эту комнату я не любил. Она заставляла меня бояться чего-то. Если остальные комнаты в доме были светлые и приятные на вид, то эта была исключением. В неё редко проникал солнечный свет. Мне почему-то всегда казалось, что в этой комнате кто-то есть и он ходит по комнате, сидит на диване, за столом, а иногда встаёт спиной и смотрит, не отрываясь, в окно. Я не мог видеть его, но мог непонятным образом чувствовать его присутствие. Третья же комната была всегда закрыта на ключ.
Родители, разумеется, не поверили бы в мои рассказы о привидениях и о чём-нибудь ещё в таком духе, поэтому я старался не заговаривать об этом. Поднявшись наверх, я первым делом начал осматривать комнаты, не заходя при этом внутрь. В первой и третьей комнатах всё было тихо и спокойно. Впрочем, как и всегда. Но вот вторая комната каждый раз пугала меня чем-нибудь. Так произошло и сейчас. Меня испугала одна существенная деталь. Когда я последний раз сидел на стуле с колёсиками, я оставил этот стул так, что он лицом смотрел на входную дверь. Теперь вдруг этот стул оказался лицом повёрнут к столу, хотя я больше не заходил в комнату. Кроме того окна были открыты, и занавески бились от ветра о подоконник. Но я редко открывал окна и не делал этого и тогда. Такое чувство, что комната жила своей тайной от всех обитателей дома жизнью.
Я решил закрыть дверь в эту неизвестность. Чем ближе приближался я к комнате, тем больше мне хотелось развернуться и убежать вниз. Я уже чувствовал на себе чей-то одновременно злой и насмешливый взгляд. С трудом добравшись до двери, потянул её за ручку и закрыл. Перед тем, как дверь захлопнулась, я успел услышать чей-то лёгкий шёпот и то, что занавески вновь начали трястись и решил как можно быстрее залезть в душ.
В ванной я первым делом подошёл к зеркалу и поглядел на себя. На желтоватом лице читался испуг. Я открыл воду и начал быстрыми движениями мыть лицо, чтоб немного прийти в себя. Но я знал, что всё равно буду бояться чего-то. Так и есть. После умывания на лице в зеркале вновь появился испуг. Мне показалось, что я услышал на этаже странный звук, будто что-то закрытое внезапно открылось. Выйдя из ванной и осмотревшись, я ужаснулся от того, что увидел. Дверь была настежь открыта, а стул вновь лицом стоял к входу. Тем временем на улице начинало потихоньку смеркаться (я увидел это через окно напротив ванной). Поднялся ветер, который вновь начал раскачивать занавески. Я второй раз закрыл дверь и залез в душ. На меня хлынула холодная вода, быстро освежавшая всё тело. Я уже почти умылся, как вдруг, услышав что-то, выключил воду и стал прислушиваться. Та комната заходила ходуном. Я услышал множество звуков: повернулся стул, закрылось окно и упали книги на пол. Страх буквально прижал меня к стене, и я не мог и одновременно не хотел вылезти и проверить, что же твориться в той комнате. Кто-то, кто был источником всех тех звуков, начал расхаживать по комнате. В какой-то момент эти шаркающие шаги начали приближаться ко мне. Через несколько секунд в ванную вошёл человек. Я старался не дышать, боясь, что он подойдёт и откроет штору. Я был скован и не мог ничего поделать. Я хотел вздохнуть, но не мог, так как не хватало воздуха. Хотел закричать, но не мог, ведь пропал голос. Я был во власти страха, который никак не хотел отступать и становился всё сильнее. Какая-то непонятная сила руководила всем этим процессом.
Но любопытство вдруг взяло верх над страхом. Я протянул дрожащую руку к шторке и чуть-чуть отодвинул её. То, что я увидел, не поддавалось никакому объяснению. Перед зеркалом стоял я. Точнее, это был двойник. Он смотрел на себя в зеркало, не замечая, что я слежу за ним. Казалось, что его это нисколько не смущало. Но вот мы встретились взглядом. Он увидел меня с помощью зеркала и начал медленно поворачиваться. Я вновь прижался к стене и закрыл глаза. Послышался звук открывающихся штор. Казалось, что он, найдя меня, сделает со мной что-то нехорошее. Но тут я проснулся в гостиной на диване перед телевизором и выключил его.
— Чёрт, это был только сон! – подумалось мне. – Но какой…
— Сынок, помоги папе занести продукты! – послышался из коридора голос мамы, которая отправилась наверх. – Сынооок!
Папа действительно приехал. Из-за того, что мама оставила входную дверь открытой, звук мотора был отчётливо слышен.
— Блин, я же внизу, — пробурчал я и пошёл за мамой. – Как она меня не заметила??
Я поднялся по ступеням. Мама почти зашла в ванную.
— Мам, ты чего? – спросил я.
Мама резко обернулась и посмотрела на меня взглядом, который был полон удивления и ужаса. Сначала я не понял смысл этого взгляда, но, заглянув за спину, понял. В ванной стоял и смотрел на меня через маму другой я. Моя мама растерянно глядела на меня и на другого меня.
— Что происходит? – спрашивал я себя. – Что, чёрт возьми, происходит??
Мама закрыла лицо руками и опустилась на пол.
— Боже мой!! – проговорила она таким тоном, будто то, что она видела, случалось неоднократно. – Опять двадцать пять. Кто же из них мой сын?
Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Чертовщина отключены

Мелиса Авриэль

Наступило утро. На улице был дождь, но надо было идти в школу. Девочка под именем Мелиса проснулась и собиралась в школу. Ей было от роду всего 12 лет. Девочка собралась и пошла в школу. На дороге, как всегда были пробки, поэтому она опоздала в школу. Учительница простила её очередной раз за опоздание. Одноклассники начали злиться на Мелису, что ей все сходило с рук. Она села за самую последнюю парту и начала записывать дату в тетрадке. Учительница сказала:
— Так, дети, записываем число. Сегодня пятница, 13.
Все слегка засмеялись. Ведь пятница 13, считалась проклятым числом. Мелиса проигнорировала смех ребят. И так прошло полдня. Девочка после уроков пошла домой. Её каштановые косички приобретали золотистый оттенок. Из-под черно-красных очков она смотрела суровым взглядом своими раскосыми зелеными глазами. Мелиса дошла до дома, сделала домашние задание и пошла гулять в лес. Девочка резко почувствовала головную боль и отключилась.

После того, как она очнулась, то заметила, что она находилась далеко от дома, привязанной к дереву. Перед ней стояли люди в черном и произносили какие-то странные фразы. Мелиса вспомнила, что слышала такие фразы, когда её друзья призывали демона. Сектанты достали ритуальный нож и решили по древнему ритуалу вырезать Мелисе глаза. Один из них начал вырезать ей глаза. Она кричала, звала на помощь, но никто не нашел. Девочка осталась без глаз. Затем люди в черном решили убить её. Они вырезали сердце Мелисы. Девочка умерла.
Полиция нашла труп пропавшей девочки в лесу. Она была жестоко убита.

Некоторые люди говорят, что видели похожую девочку на Мелису. Она была очень бледной и на ней было много царапин. На месте, где должно быть сердце, находится сгусток крови. Из глазниц, где должны быть глаза, вытекала кровь. Один человек рассказал о столкновении с призраком девочке: «Была ночь. Вдруг я услышал девчачий звонкий смех. Он был жутким. Напротив меня появилась низкая девочка. Она была очень страшной. Я сразу понял, что она не человек. Девочка сказала «Я вам всем отомщу! Я отомщу всем людям за свою смерть!», я испугался, затем она исчезла. После нашей встрече дома происходили страшные вещи, и я переехал оттуда». Теперь говорят, что призрак Мелисы бродит по всему миру, чтобы найти способ отомстить человечеству.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Мелиса Авриэль отключены

Райан

— Ты хотел отпустить его.
Райан сжимает в руке окровавленное мачете. Отец держится за живот, медленно опускаясь на колени. Рядом с ним лежит человекоподобная фигура. Ее голова валяется в стороне.
— Райан, я люблю тебя, – но мальчик его уже не слушает.
Он замахивается, и вторая голова катится по полу. Райан ничего не чувствует – ни угрызений совести, ни тоски, абсолютно ничего. Кровь капает с лезвия, то и дело попадая ему на ботинки.
— Ты хотел отпустить его, папа. Но они не заслуживают милости. Я выслежу всех их и уничтожу. Я больше не боюсь.
Он обошел тело отца, приблизился к убитому ранее. Язык теперь не повернется назвать его тварью или чудовищем. Полупрозрачная светящаяся кожа, за спиной крылья, орошенные кровью. К голове Райан не решился подойти – мог просто не выдержать неестественной красоты того, кто еще минуту назад был монстром с клыками, когтями и жуткой тягой к человечине. Райан помотал головой, отгоняя наваждение. Нельзя, нельзя поддаваться их влиянию. Тем более, что пути назад больше нет.

*****

Сухой ветер гнал по дороге песок и пыль. Райан шел не спеша. За спиной болтался небольшой рюкзак с припасами, а также арбалет. Мачете нес в руке. Лезвие было покрыто засохшими пятнами крови. К боку привязан колчан с арбалетными болтами. Оружие Райан сделал сам, вспомнив уроки отца. Да, их можно убить только отрубив голову, но можно и замедлить дальним выстрелом. Рана не затянется, пока не будет вытащен болт, а за это время легко успеть подойти и нанести решающий удар.
Увидев впереди бегущую девушку, он остановился. Так и есть. За ней летит одна из тварей и приближается очень быстро. Райан почти увидел слюну, капающую из ее рта. Парень опустился на колени и снял арбалет со спины. Когда современное оружие бессильно, на помощь приходит устаревшее. Зарядив болт, Райан поднес арбалет к лицу и задержал дыхание. Он даже не пытался подстрелить чудовище в полете – оно слишком стремительно. Ну же, остановись хотя бы на мгновение. И вот… Существо догнало свою жертву и обхватило ее «руками». Голова приблизилась к шее девушки. Райан тут же спустил крючок. Болт оторвался от тетивы, и через секунду тварь отбросило назад – Райан попал ей точно в лоб. Быстро закинув арбалет обратно, он бросился вперед. Тварь поднялась на ноги и ухватилась за болт, но вытащить его не успела. Райан был уже рядом и взмахнул мачете. Обезглавленное тело рухнуло на землю, оросив ее кровью. Райан спрятал мачете и подошел к девушке. Та лежала, не шевелясь. Он осторожно перевернул ее на спину. Жива, только сознание потеряла. «А красива, как ни крути, — отметил он про себя, — ну, и что мне с тобой делать?». Бросить он ее не мог, так что взял на руки и пошел на север. Там находился старый заброшенный дом, в котором он частенько останавливался на ночлег.

*****

— Где я? – первый вопрос девушки, пришедшей в себя только ближе к вечеру.
— Теперь в безопасности, — Райан сидел рядом на стуле. Арбалет и мачете висели на стене. – Чего ж ты сама-то гуляешь?
Девушка не ответила. Она села на кровати и потрясла головой.
— А где?..
— Дохлый, – Райан усмехнулся. – Как зовут?
— Мэгги.
— Я Райан, рад знакомству. Ладно, ты пока обустраивайся, а я поесть что-нибудь приготовлю.
Некоторое время спустя они сидели за столом и медленно ели овощной суп. Райан всегда был запасливый – перед любым походом набирает продуктов, вот и теперь пригодились.
— Я одного понять не могу – что это за существа? – заговорила Мэгги. – Откуда они вообще взялись? Вампиры, что ли?
Райан внезапно почувствовал холодок. Сказать ли ей правду?
— Нет, Мэгги, не вампиры они, — наконец сказал он. – Но тебе не стоит знать правду. Во-первых, вряд ли поверишь, во-вторых… Во-вторых, такая правда не нужна. Лучше бы они уже были вампирами.
Девушка не стала расспрашивать дальше, за что Райан был ей чрезвычайно благодарный. Он до сих пор не мог забыть лицо и последние слова узника его отца: «Ревность к людям погубила нас. Мы попробовали человеческой крови и превратились в монстров. Отказав мне в пищи, ты вернул мой истинный облик». А что, если существо говорило правду? Что, если все действительно могло измениться уже тогда? Жажда мести затмила все чувства Райана, не позволила ему трезво рассуждать. Но теперь уже поздно, слишком поздно.
— Ты что, плачешь? – услышал парень удивленный голос Мэгги.
Он мотнул головой и вытер выступившие слезы.
— Да так, тяжелые воспоминания. Так, хватит с нас на сегодня рассуждений. Отдыхаем, завтра очередной тяжелый день.

*****

На этот раз они шли вдвоем. Райан обещал помочь Мэгги добраться до дома. Девушка сказала, что живет неподалеку, километрах в двух от места встречи. Тогда она просто решила немного прогуляться и отдалилась слишком далеко. Тварь отрезала путь домой, вот Мэгги и побежала. Райан только хмыкнул – все стандартно, все как всегда. Безалаберность людей его порой очень удивляла.
Вскоре они остановились немного передохнуть. День опять выдался жарким – а что поделаешь, середина лета. Райан не выпускал мачете ни на мгновение, арбалет же пока одолжил девушке – оказалось, она вполне умела им пользоваться.
— Знаешь, когда все это только начиналось, моему отцу удалось поймать одну из тварей, – заговорил Райан. Он все же решился рассказать правду. – Она убила мою мать и сестру с братом. Отец не прикончил ее сразу, а решил вначале исследовать. Он выяснил то, что теперь уже и так известно. Они – хищники, питаются человеческой кровью, некоторых превращают в себе подобных, но делают это непроизвольно – только когда не успевают закончить трапезу. Крылья у них крепятся прямо к рукам. Но это только половина правды, лучшая половина, – он ненадолго замолчал, с тоской посмотрев в небо. – Оставшись без пищи на несколько месяцев, тварь преобразилась…
— В кого? Райан, в кого она преобразилась?
Парень не успел договорить. Огромная тень набросилась на них сверху. Райан не успел среагировать и выронил мачете. Сцепившись, они с чудовищем покатились по земле. Мэгги схватила арбалет, но выстрелить не могла – слишком рискованно было. Райан в какой-то момент сумел оттолкнуть противника и перекатился, схватив мачете, однако тут же вновь оказался под существом. Изловчившись, он высвободил руку и вонзил лезвие твари в грудь. Существо взвыло и, отпустив его, метнулось вверх. Мэгги тут же выстрелила, и одновременно с этим Райан нанес последний удар. Тварь рухнула на землю и осталась лежать неподвижно. Райан перевел дыхание и посмотрел на Мэгги. Та подошла к нему
— Ты как?
— Хороший вопрос, — он улыбнулся. – Теперь думаю, можно и закончить начатый мною рассказ. Плененное существо превратилось в ангела.
— Что?! – Мэгги выронила арбалет и попятилась.
— Да. Я сначала думал, что оно банально заморочило нам с отцом головы, но потом… потом понял, что ошибся.
— Но как?.. – Мэгги с трудом перевела дыхание.
Райан засунул мачете за пояс и, отобрав у девушки арбалет, повесил его на спину.
— Они попробовали нашей крови, Мэгги. И это их изменило. Ревность, как выразилось оно… он… К кому ревность? Думаю, ответ очевидный. Но теперь это неважно. Они – Падшие и заслуживают смерти. Главное – бороться можно и можно даже победить. Кровь людей сделала их смертными. А теперь прощай. Не беспокойся, они охотятся только по одиночку. А твой дом уже недалеко, – и он быстрым шагом двинулся дальше. Мэгги еще некоторое время смотрела ему вслед. А потом пошла в другую сторону.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Райан отключены

Месть. Часть третья

Люди и оставшиеся пареньки до сих пор ничего не подозревают, что весьма странно. За мной точно никто не следит, но их безразличие меня немного раздражает, хоть и облегчает мою работу. Да, все же дружба у этих людей была весьма «крепкой».
Свою очередную жертву я ждала возле парка. Я не знаю почему, но я чувствовала, что именно здесь и нужно затаиться. Надеюсь, что мое шестое чувство меня не подвело, мне крайне не хочется мотаться по городу и снова приближаться к старым многоэтажкам.
Я слышу звук, который доносится откуда-то сзади. Это они, я вижу их – пятерых – в зеркале заднего вида. Они орут какие-то маты и пошлые анекдоты на всю улицу и громко ржут. Последнее меня просто выводит из себя, обычные люди не могут так громко и мерзко смеяться. Поскорее бы их всех убить.
Одному из них пришлось задержаться по неизвестной мне причине, но было плевать, ибо он пошел в другую сторону, а дружки ушли в парк, так же мерзко горланя. Парень тем временем был спиной к моей машине, что не помешало мне подкрасться к нему и так же завалить. Пришлось приложить усилия, ибо на него не хватило одного удара, а сам он был подкачанным, из-за чего тащить его было довольно трудно, но я справилась, и в предвкушении предстоящей сцены, я завела машину и поехала на дачу. Те четверо ничего не заметили.

18.04.13

Первые действия описывать не обязательно, ибо все и так понятно.
Спустившись в подвал со всеми своими инструментами, я лицезрела свою жертву: каштановые волосы, продолговатое лицо, рост почти 180 см, мускулистый. Хорошо, я думаю, что он продержится долго.
Подойдя к нему, я не стала снимать повязку, а просто взяла нож и с агрессией разрезала его, тем самым порезав ему висок. Кровь пошла по лицу, словно пот, а на меня уставились разгневанные карие глаза; их обладатель начал яростно мне мычать, как и Павел.
Что мне оставалось делать? Я так же со злобой и резкостью сорвала скотч с его губ (даже усы вырвала ему), дав ему орать на меня. В отличии от предыдущих двух, он сказал нечто иное:
– Ах ты маленькая тварь! – конечно же с матами-перематами. – Быстро веревки развязала!
– Или что? – я усмехнулась. – В висок мне битой дашь?
– Я тебе морду раскромсаю, если ты сейчас же меня не освободишь!
Я зарядила ему в нос со всей силой.
– Кто кому теперь морду раскромсает? – спросила я, пока тот изливал из носа кровь.
– Мелкая… тварюга… – он выдавил из себя эти слова с писком. – Мне только что разбила нос какая-то малолетка!
– Заметь, это даже не начало. – я начала сдирать скальп на его руках при помощи ножа. Криков было много, как и матом в мою сторону.
– Что тебе от меня нужно?! – его голос уже дрожал. Мне казалось, что он сейчас заплачет.
– А что тебе нужно было от пары в парке? – я приложила нож к его горлу.
– Какой еще пары? Ты меня с кем-то спутала!
– Конечно, спутала. – я прижала острие. – А ты с твоими дружками не убивали в парке парня? Не вы ли хотели над ними поиздеваться? Отвечай мне, иначе я выпотрошу тебя заживо!
Он вжался в стену и начал вспоминать происходящее.
– Было дело, да… Никита предложил нам их разыграть.
– Тот длинноволосый?
– Откуда ты… – я прервала его.
– Пару дней назад мы с ним тут развлекались. А если точнее, то развлекалась я, пытая его.
Он начал смотреть на меня с ужасом. Теперь ему было понятно, что имеет дело с самым настоящим палачом.
– Если тебе повезет, то пакеты, которые потом будут набиты твоими отрубленными конечностями, потом соприкоснутся с пакетами Никиты на дне пруда. А если нет, то хоть с пакетами Павела.
– Что?! – он начал орать. – Павел, что ты с ним сделала?!
– Замучила, в прямом смысле. Он подох раньше, чем я ожидала.
– Ты реально поехавшая! Помогите мне! Прошу, выпустите меня! – он начал дергаться и истерично орать. Я навела жуть, отлично.
– Тебе никто не поможет. – я хладнокровно сломала его надежды на спасение. – Мы сейчас далеко от города, а из людей здесь только мы с тобой. Что ж, продолжаем. – я начала снимать скальп со второй руки, тем самым вызвав больше криков.
Докончив с ними, я порезала его бордовую (а до этого белую) футболку и начала снимать скальп уже с тела. Стоит ли говорить, что он кричал? Думаю, и так понятно.
– Прежде чем я сдохну, – сказал он, – я хочу сказать тебе свои последние слова.
– Ну, валяй.
Он моментально поднял голову на меня и сказал:
– Я счастлив, что твоя семья страдает от утери! – он начал смеяться. Это был тот смех, который я уже возненавидела.
Я с трудом сдерживала слезы, как и резкий гнев. Он это заметил и продолжил поливать грязью всю мою семью, о чем очень сильно пожалел – я подошла к столу, где лежал плотный черный пакет, достала оттуда пачку мелкой соли и высыпала горсточку на руку.
– Моя очередь сыпать соль на раны. – зашипела я и со всего размаху швырнула в него соль. Она попала ему на тело и вызвало нестерпимую боль. Я ему очень не завидую, он начал просто оглушающе кричать и даже реветь. Я не смогла сдержаться и истерически захохотала, пока тот извивался от боли, как распятый червяк.
– Теперь тоже будешь болтать что попало? – я страшно улыбалась, а он плакал.
– Пощади меня, пожалуйста! – он ревел.
– А по какой причине я должна отпускать тебя? Ты и твои дружки принесли огромную горечь в моей семье! Теперь пора платить по счетам!
Я только сейчас заметила, что под левым глазом у него почти заживший фингал.
– А ты и в других передрягах попадал, по глазу твоему вижу. – я понятия не имею почему я это сказала.
– Это был твой брат. – простонал он. – Я и еще один набросились на него с ножом, но ничего не вышло.
Я с размаху дала ему молотком в челюсть, вывихнув ее. Стоны стали более громкими, как и рев.
– Напрасно ты это сказал. – я взяла газовую горелку. – Я надеюсь, что тебе без кожи холодно?
[удалено модератором] Теперь он уж точно заткнется.
[удалено модератором] В подвале стоял сильный запах жареной свинины, что вызвало у меня прилив аппетита. Да, месть – это прекрасно. Видеть, как твои враги страдают от твоих же рук, что может быть прекраснее?
[удалено модератором] Кровь хлынула на стену, на пол, в меня, но я все равно смогла его распилить, как и двух остальных. Затем я сложила обрубки в пакетах, вытерла лицо, чтоб никто ничего не заподозрил, и только после я отправилась выбрасывать «мусор».
Уборка затянулась на два часа, а особенно много хлопот было с запахом хорошо прожаренного мяса. Даже несколько дворовых псов окружили дом, почуяв запах. Жаль только, что я не приберегла для этих милых собачек вкусную еду.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Месть. Часть третья отключены

И потолок уйдет из-под ног…

Скажите, что бы вы сделали если очнулись не у себя в комнате, а в психиатрической палате? Просто представьте, что очнулись и поняли, что это не сон. Что бы вы подумали? Что бы первым делом сделали? Начали кричать? Орать, что вы не сумасшедший? Попытаться встать и подойти к двери? Или же тарабанить по стенам?
Непростая ситуация, не так ли?
А вот я ничего из вышеперечисленного делать не стала. Ну почти. Хотя, давайте, начнем с самого начала.

Я открыла глаза. Я лежала не в серой, холодной камере с коваными решетками, за которой толпилась толпа безумных людей с топорами в руках. Нет, тут было все цивилизованным.
Обычные стены, хоть и мягкие. Интересно, чем они обиты? Потолок высокий, не достать, какой-то обшарпанный, но самый обычный. Окон не было, ну или были самые обыкновенные дыры в стене, которые были очень малы и покрыты решетками. Среди этих решёток и мизинец не просунешь.
Я лежала на самой обыкновенной койке, только вся перевязанная, приклеенная к кушетке.

Для начала, я попыталась бы узнать, где я, что я и за что я?
Но в палате я была одна. Ладно, должны же они меня отсюда унести? Или я тут буду одна?
Но за что я оказалась тут, в психбольнице? Я вроде на людей не кидалась, топором в глаза не целилась.
Может они ошиблись и положили меня вместо какой-нибудь больной девушки, которая похожа на меня? Может они решили провести на мне опыт? Может и не психушка это вовсе?
В любой ситуации, я поняла, что буду вести себя тише воды ниже травы. Потому что каких людей сюда ложат? Больных.
Поэтому, надо всеми силами доказывать, что я абсолютно психический здоровый человек.
Поэтому ни орать, ни тарабанить по мягким стенам я не буду.
Тем более, мое прилепленное тело к кушетке я оторвать не могла. Вот и осталась наедине с мыслями.

Но для начала, я решила вспомнить, кто я такая. Просто имя, фамилия, возраст, адрес. Скажете, что легче не куда? Да ну.
Я напрягла мозги и выдохнула. И поймала себя на мысли, что не знаю собственного имени. Я ничего о себе не помнила. Абсолютно ни-че-го.
Ну, что я девушка, понятно. Сколько же мне лет? Нет, вспомнить не могу. Попробовать себя осмотреть и прикинуть, сколько же мне лет?
Это сложно, ведь я не видела себя со стороны.
Ладно, отставили.
Про адрес я молчу…
Хотя, вот адрес и вспомнился единственным. Шейдисайд, Уолл-стрит, 16. Как-то так. Только мой ли это адрес?
Ладно, уже лучше.
Ну, хоть что-то, ведь так?

Дверь открылась.
В палату ко мне вошли два врача и медсестра. Один врач — немолодой, широкоплечий мужчина с хитрым, слегка прищуренным взглядом. Другой — рыжеволосая, красивая женщина. А медсестра была обыкновенной толстенькой тетенькой, которая была в любой момент готова побежать выполнять поручения.
— Ты уже очнулась, Мелани? — спросила тихим голосом рыжеволосая девушка.

Мелани… Стоп. Стоп. Стоп.
Что-то я не помню, чтобы меня звали Мелани. Ну ладно, им виднее.
— Да… — улыбнулась я.
Врачи тоже улыбнулись, но слегка с неохотой. По ним не скажешь, что улыбка была искренней. Вон, мужчина смотрит каким сердитым взглядом, слегка оценивающим, а уголки его губ чуть скошены в сторону. Ох, во мне проснулся психолог что ли?
— Мы — твои лечащие врачи, доктор Кортон и я, доктор Ролли, — улыбнулась рыжеволосая доктор Ролли.
— У тебя очень неожиданная реакция. Нормальные люди на твоём месте кричали бы, что они не должны тут находиться. А ты сидишь тихо, — слегка насмешливым тоном протянул Кортон.
Меня это очень задело.
Нормальные люди, знаете ли кричат. Нормальные, да?
— Каждую неделю в психушке лежу, мне не привыкать, я закалённая, — парировала я.
Ох, боже, что же я несу? Они подумают что я реально с головой не дружу.
Кортон покачал головой.
Ролли улыбнулась:
— Ты закалённая?
— Я пошутила, — вымученно улыбнулась я. — А почему я нахожусь тут? Мне хотелось бы домой. К маме и папе.
На этих словах Кортон подавился и закашлялся.
Ролли неодобряюще взглянула на него и пожала плечами:
— Мелани, ты тут неспроста. Скажи, милая, ты хоть что-то помнишь? Ты догадываешься, почему ты в палате особо опасных пациентов?
— Я убила родителей? — спокойным ледяным тоном сказала я.
Это была шутка. Просто когда я сказала про то, что хочу к родителям доктор поперхнулся. Сейчас я это ляпнула и совсем не к месту.
Самое главное, говорила я это против своей воли. Я не хотела этого говорить, но сказала. Странно…
— Нет, я надеюсь ты этого и не сделаешь, — улыбнулась рыжеволосая доктор. — Ладно, не помнишь — мы поможем, не хочешь говорить — не надо… Почему ты не стала кричать, когда поняла, где ты находишься?

Так как меня задели слова доктора Кортона, про то, что нормальные люди кричат, я решила ему это припомнить:
— Нормальные люди кричат, я ж ненормальная, — заметив, как на меня смотрит Ролли, я опять улыбнулась. — Ах, это шутка. Просто если я особенно нормальный человек, то я должна показать, что я обычная нормальная девушка, не должна буянить и вести себя так, как будто психушка — мой второй дом.
Ролли улыбнулась:
— Ладно, деточка. Мы скоро придем.
На этих словах она вышла из комнаты. А доктор Кортон улыбнулся и сказал:
— Милая Мелани, ты даже не представляешь, как с этого момента изменится твоя жизнь.
На этих словах дверь хлопнула.
А я и не думала, как был прав доктор Кортон.

Темный коридор был очень-очень длинным. Я бежала и оглядывалась. Я кого-то искала. И вдруг я зашла в какую-то комнату. Посреди комнаты был холодильник. Я увидев его, пронзительно закричала.
А холодильник стал открываться и показалась чья-то порубленная на куски рука. Потом из холодильника показалась разрезанная, расколотая, как грецкий орех, на две половинки голова женщины.
И я закричала:
— Мама, мама, что с тобой?
Я не понимала, кто эта женщина, но мое чутье подсказывало, что это самый близкий мне человек.
А «мама» вдруг сказала знакомым голосом:
— Доброе утро, Мелани.
Я открыла глаза. Первой мыслью было удивительным то, что я проспала.
Ох, значит это был лишь сон. Я облегчённо выдохнула.
Но что это значит?
Я не помнила, как выглядит моя мама, но во сне узнала ее.
Я настолько задумалась, что даже забыла, что мне пожелали доброго утра.
Я прищурилась и обратила внимания на Ролли:
— Здравствуйте, доктор Ролли, — улыбнулась я и снова возвратилась в свои грустные мысли.
Что я тут делаю? Вот бы спросить, почему меня не навещают родственники. А хотя, почему бы и не спросить?
— А почему я не видела маму с папой?
Ролли замешкалась, но всего лишь на секунду:
— Надеюсь, ты сама вспомнишь со временем, Мелани.
Но этого ответа мне было недостаточно.
— А почему я в палате особо опасных пациентов?
— Надеюсь, ты сама поймёшь это со временем, Мелани, — односложно и не очень охотно пролепетала Ролли.
— Что-то сегодня вы не в настроении, миссис Ролли, — я улыбнулась и приготовилась слушать. И поняла, что назвала Ролли «миссис».
Она недоумевающе взглянула на меня и понимающе кивнула:
— С моей профессией не очень-то и в настроении, дорогая Мелани. А вот ты наоборот, вся улыбаешься…
— А что мне плакать что ли?
Ролли усмехнулась:
— Тебе простительно, ты ведь много не знаешь. Ладно, плакать не надо и без того жутко. Тариса принесет тебе завтрак, и ты покушаешь. После можем поговорить.
Я улыбнулась и хотела отдохнуть, но тут до меня кое-что дошло:
— А почему я не вижу других пациентов и меня кормят отдельно, словно я принцесса Испании?
Ролли опять замешкалась, на этот раз уже надолго:
— Успокойся, это для твоего же блага, — неуверенно, но четко проговорила эта «миссис» Ролли и улыбнувшись вышла.

Вслед за ней зашла полноватая светловолосая женщина. У нее были очень мягкие и привлекательные черты лица, но она была слегка напугана. Она катила столик с едой. Я изрядно проголодалась и еда была, как нельзя кстати.
Каша и бутерброд с маргарином, стакан какао.
— Что-то у вас тут не балуют особо опасных пациентов, — улыбнулась я и принялась наблюдать за реакцией женщины.
Тариса сначала вздрогнула, ведь не каждый день тебя осуждают особо опасные психи. Она неуверенно подняла на меня глаза и улыбнулась, даже как-то виновато и слегка испуганно:
— Не я готовила, Ме… Мелани. Если не хочешь питаться — я могу унести.
Я склонила голову набок:
— А если я буду отказываться каждый раз от еды, вы дадите мне помереть со спокойной душой?
Тариса поперхнулась, а я звонко рассмеялась:
— Я пошутила, дорогая миссис Тариса. Я съем и крошечки не оставлю. А вот я не пойму, что вы меня все пугаетесь, я людей вроде не ем, — на этих словах Тариса чуть ли не посинела от страха, ноги ее подкосились. Меня распирал смех от этой сценки. Что ж ты попала в цель, Мелани. — Только разве, что печёных людей, ну или напоследок жареных. — я усмехнулась.
А Тариса поняв, что ее «особенно тупая» пациентка насмехается над ней вдруг резко гаркнула:
— Ты меня не пугай. Ты тут надолго, от голода помереть не успеешь. Видишь, нашлась мне тут, убийца малолетняя.
На этих словах из моих глаз выступили слезы. Почему-то я не разозлилась на эти слова «убийца малолетняя». Почему-то они показались мне правдой. От этого в глазах ещё сильнее защипало и я заревела, с отчаянием, и громким криком:
— Уйди, я не хочу вас видеть. Я никого не хочу видеть. Уйдите, уйдите из моей жизни вон!
Тариса видимо поняла, что сказала лишнее и с испугом попятилась к двери, забыв у моей кровати тележку с едой.
Я ещё сильнее залилась и начала кричать со всем своим отчаянием.
Я не хотела знать, что произошло.
Я почти поверила, что я могла кого-то убить. От этого у меня пошли мурашки по коже, а я ещё сильнее закричала.
Наверное, на мне сказалось психологическое состояние и стресс. А я вообще сама по себе, эмоциональная.
На крик сбежались врачи, среди них были Кортон, Ролли и ещё две девушки азиатской национальности.
— Что случилось?
Я рыдала, даже не закрывая глаза.
Рыдала истерично, со всхлипами, изредка жалобно подвывая. У меня у самой волосы дыбом встали от того, что я умею так выть.
Тогда уже точно с таким же вопросом доктор обратился к Тарисе, та ему шепнула пару слов.
Кортон округлил глаза и сделала выговор медсестре и вдруг резко взглянул в мою сторону.
Я поняла, что все это время смотрела них, и вдруг я сделала самую большую ошибку в своей жизни:
— Я убью ее за слова. Я убью тебя, Тариса.
После этого я видела как рука санитара вонзила в меня железную иглу и я провалилась в сон.

Я снова проснулась.
Мне кажется, что я скоро так буду начинать каждую главу своего рассказа.
В общем, я проснулась. Хотя нет. Очнулась.
Я ж не засыпала. Ладно, черт с ним, с этим словом.
Первым делом я вспомнила события минувшего дня.
Было как-то неприятно. Я опять выкрикнула эти гадкие и ужасные слова против своей воли.
Я тряхнула головой, отгоняя дурацкие мысли и огляделась.
Вокруг меня, словно жужжащий пчелиный рой кружили люди в белых халатах.
Я огляделась и мое возвращение к жизни заметили:
— Пациентка очнулась, — провизжал какой-то противный голос. Он принадлежал одной из азиаток, которые прибежали в палату на крик.
Я усмехнулась.
Ко мне подошла Ролли и с места в карьер сказала:
— Я откладывала этот разговор на неопределенное время, но видимо оно не терпит.
Она взяла меня и повезла. Я подумала, что я лечу. Но оказалось, что я сидела в инвалидной коляске.
Я что не могу ходить?
— Доктор Ролли, почему я в коляске?
— Так надо, — сказала Ролли то и дело поглядывая по сторонам.
— Доктор Ролли, я не могу ходить?
— Можешь, бегать даже можешь, — сказала Ролли, поворачивая коляску в левую сторону.
— Доктор Ролли, куда мы едем?
— Мелани, закрой рот.
Я в недоумении уставилась на доктора, но та даже бровью не повела.
— А вас правильно учат работе с детьми, Ролли, — улыбнулась я и притворно умилилась. — Нигде не найдешь такого специалиста по работе с детьми.
— У тебя училась, — парировала Ролли.
— Неправильно вы делаете. Ох, неправильно.
— Закрой рот.
Вот такие любезности.
Что-то я стала ну слишком уж злой. Чуть не угрожала этой милой Ролли. Ну и пусть.
Хотя меня пугало, что это опять против моей воли.
Странно…

Мы подъехали к двери кабинета, на которой лаконично выражалось: «Главный психиатр».
— Интересно, он будет рад, что я к нему поеду без намордника. У вас с собой есть баллончик с нервно-парализовывающим газом? Я особо буйная, мне положено, — едко поинтересовалась я.
Ох, опять. Что я несу?
— Закрой…
— Глаза? — улыбнулась я и наигранно хлопнула себя по лбу.
— Нет, закрой свой противный рот.
— Не хуже вашего, — парировала я.
— Закрой рот, — опять сказала Ролли.
Я подумала, что она уже не напоминает мне ту добрую и более менее понимающую рыжеволосую тетеньку. Она изменилась.
Хотя я тоже хороша. Что-то мне подсказывало, что раньше я была добрее и не грубила.
И опять против своей воли.

Кабинет главпсихиатра был уютным. По крайней мере, никаких намордников и баллончиком с нервно-парализовывающим газом я не нашла.
Главпсихиатр оказался тощим высоким парнем, который смотрел на меня оценивающе из-под своих очков.
— Здравствуйте, мисс Мелани. Я — доктор Нат, ваш будущий лечащий врач.
— Здравствуйте, доктор Нат, мой будущий лечащий врач.
Нат улыбнулся. Он мне понравился. Он сел на краешек стула и поинтересовался:
— Как жизнь?
— Вы хотите узнать, как живётся особо буйным? Или вам сказать, сколько же людей я растерзала на выходных?
Доктор улыбнулся, но уже как-то нервно. Словно усмехался:
— Ну ладно, не буду настаивать.
— Не стоит, правда, — улыбнулась я.
Он вытер пот со лба и опять оценивающе на меня посмотрел. Даже прицокнул языком.
— Доктор Нат, а как я тут оказалась?
— Хороший вопрос. Но вопросы тут буду задавать я, ладно? — это предложение подразумевает грубый тон, но доктор сказал это мягко, даже чуть добрым тоном.
— Ладно.
— Ты помнишь, кто ты такая?
— Мелани, — простодушно и легко ответила я. Ведь это же очевидно.
— А ещё что-нибудь? Поконкретнее?
— Я — несовершеннолетняя девочка.
— Уже хорошо, что не мальчик.
Ролли усмехнулась.
— Да, это отлично, — улыбнулась я
— Ладно, ты не помнишь или не хочешь говорить?
— Я не помню.
— Ты — Мелани Уэльс. Тебе шестнадцать лет. Ты живёшь в округе Шейдисайд.
Шейдисайд… Что-то я твое припоминаю.
Точно.
Это ведь адрес. Уолл-стрит, 16. Только вот что это?
— Я помню про Шейдисайд. Уолл-стрит, 16.
Нат кивнул, но слегка побледнел.
— Ты знаешь, что произошло и почему ты тут? — пролепетала Ролли.
— Нет, — честно ответила я и вздохнула. — Не знаю, хотя знаю, но не помню.
— Тебе знакомо имя Сальма Кронштейн?
Я уже готова была отрицательно помотать головой, но тут же панически вскрикнула.
Я вспомнила. Я вспомнила все.
И от этого мне легче не стало.
Я знала эту девочку. Я поссорилась с ней в тот день. А на следующий день я убила ее.

— Видимо, ты вспомнила…
Я сидела не в силах шевельнутся.
Вот так, вся фраза перевернула мою жизнь. Я подумала, что лучше бы и оставалась в неведении.
И поняла, почему же так нервно люди реагировали на мои обычные шутки, хоть и немного жестокие.
В голове проплыло «Малолетняя убийца». И мне вдруг опять захотелось заплакать. Но уже не истерично, а горько, раскаявшись.
Но тут же я взяла себя в руки. И посмотрела на Ната и Ролли:
— Я вспомнила. Я все вспомнила.
— Конечно. Расскажи как все было.
— Мы гуляли с Сальмой. Все было отлично. Потом мы шли через парк и вдруг я вспомнила, что Сальме идти другой дорогой. Но я захотела посидеть с ней. После этого я сообщила ей о своем решении, и она с радостью пошла ко мне. Дома мы сидели и болтали. А дальше произошло что-то непонятное. Мы решили поиграть. В процессе игры, мы пошатнули большой шкаф, где стояли статуэтки. Там находилась скульптура какого-то художника, который находился в нашем роду. Скульптура была тяжёлой и она упала Сальме на голову… Все.
Нат лишь укоризненно покачал головой:
— Но за несчастный случай ты бы сюда не попала.
— Конечно, — усмехнулась я. Не рассказывать же, что я нарочно разбила ей голову этой статуэткой. На самом деле, я из-за зависти и дальнейшей злости разбила голову Сальме. Потом сидела минуту в панике, но решила, что если уж ничего не изменить, то я должна хоть чуть-чуть себя успокоить.
Я вымыла в уксусе кухонный нож и порезала свою подружку, отделяя кожу от костей, потом разрубила ее кости кухонным молоточком, которым мама отбивала куриную грудку. Потом я сложила особо вкусные куски тела в духовку, вместе с картошкой и луковыми кольцами и поставила духовку на полную мощь. А комнату тщательно вымыла.
Потом пришли уставшие родители и я накормила их вкусным ужином. Мама ещё спросила, почему у мяса такой странный сладковатый привкус. А я лишь пожала плечами. Но потом, когда все почти доели, моей маме попался кусочек кожи, на котором красовались инициалы «СК». Моя мама в шоке рассматривала кусок, а я уже приготовила себе смертный приговор. Такие татуировки нам делала мама Сальмы, при участии моей мамы. Моя мама во сне бы узнала эту татуировку.
Потом крики и истерика. Они грозили мне полицией, и истерично кричали, где Сальма и что я сделала с ней, поэтому пришлось убить и их. Это оказалось легко, как в фильмах.
Пришлось потратить всего около литра уксуса на их лица.
Ужинать родителями я уже не хотела, поэтому просто рассортировала их по контейнерам и удалилась.
Так вот почему мне снилась поделенная на кусочки мама.
Потом я ничего не помнила, но видимо полиция всё-таки обратила внимание на нашу семью, ведь я не ходила в школу. Потом придя домой и найдя такой сюрприз в холодильнике, ничего не следовало взять отпечатки пальцев.
Вот так.
Вы не ожидали, да?
Я вам показалась обычной добродушной девчонкой. И убийцей. Мне жаль, что я такое впечатление произвела.
Но доктора меня поняли без слов.
— Простите.
Ролли вдруг потянулась ко мне и обняла. Просто обняла.
А я в ответ обняла ее и крепко прижала к себе:
— Простите меня, мисс Кронштейн.
Да, вы не ослышались. Вы не психически больной, нет. Вы слышали то, что я сказала.
— Простите, меня за вашу сестру…
Вы мне верите своим глазам?
Но все так. Передо мной стояла ее двоюродная сестра.
Двоюродная сестра Сальмы и обняла меня.
Девушка стояла и обнимала ту, которая собственноручно убила ее сестру. А я не сопротивлялась.
— Простите меня, я не хотела. Вышло случайно.
А вот тут я уже соврала. Вышло совсем не случайно.
Вот так.
— Но ведь наступят времена и за все придет расплата. Пусть не в жизни, но перед богом. И вы будете наказаны. Все будут наказаны. Если надо будет — потолок уйдет из под ног и вы поднимитесь в небо. Рано или поздно вы будете наказаны. Пусть не судебно, но морально. Хотя, когда может случиться такое и справедливость восстановится, даже может сегодня, — Нат пристально посмотрел на нас и вдруг вышел из кабинета. Я лишь услышала, как поворачивается ключ в двери. Я не успела даже ничего сделать.
— Прости меня, Мелани.
Я ничего не поняла. Пока не ощутила жжение в левой области живота. Я отпрянула.
Передо мной стояла Ролли, которая держала окровавленный нож и молча смотрела на меня. Я посмотрела на свой халат, который стремительно окрашивался в красный цвет. Я поняла, что Ролли ткнула в меня ножом.
Мне даже страшно не было. Хотя я поняла, как хочу жить. Хотя, уже нет смысла жить.
После того, что я сотворила, я буду обитать, существовать, но не жить.
Я, не в силах шевельнутся, упала.
А передо мной лишь стоял образ Ролли, которая убила меня. Убила.
Хоть я ещё и не умерла.
— Прости меня, Мелани, но справедливость есть. Твою смерть примут за несчастный случай. Я и так тебя пощадила, дала умереть быстро, не так мучительно, как моей сестре. Прости меня.
Все тело как будто теряло свой вес, а жизнь потеряла краски. Я ощутила лишь сильное давление на веки. Не в силах сопротивляться, я закрыла глаза и последней моей мыслью было: «И потолок уйдет из под ног…».

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи И потолок уйдет из-под ног… отключены

Карма за выколотые глаза чёрному котику

У нас во дворе жил кот, которого я назвала Ночь, потому что он был черным, как и данное время суток. Такой чудесный и добрый, ласковый и нежный, он никого не боялся. Характер невероятно покладистый и приятный, просто чудо-питомец!

Я его очень любила, кормила и лечила, если котик болел. И вот так дружили мы с ним года три, пока однажды он пришел ко мне домой в ужасом состоянии. Я чуть сознание на месте не потеряла! У бедняги были выколоты оба глаза! Ночь был просто в ужасном состоянии физически и даже психологически. Из доброго и милого кота он превратился в запуганного и шугливого. Доверие к людям было потерянно.

Я начала лечить кота и пытаться завоевать его доверие снова. Моему счастью не было предела, когда Ночь понял, что я его люблю и никогда в жизни не обижу. Я не могла вернуть ему зрение, но могла подарить свою ласку и заботу. Как вы понимаете, кота я забрала себе. Все время была в плохом настроении, прям впала в депрессию после данного случая. Мне было противно от того, что я живу в мире с людьми, способными на столь мерзкий и неистово жестокий поступок.

Я догадывалась, кто это сделал с Ночью. В нашем подъезде жило странное и неприятное семейство. Молодая парочка лет 20-25-ти. Вечные пьянки, гулянки, крики, маты посреди ночи и бутылки от алкоголя по всему подъезду… нда, веселым подобное соседство не назовешь. И юноша из этого семейства отличался особой грубостью и жестокостью. Он не один раз угрожал, что истребит всех уличных котов, и словно гордился своей мерзкой натурой.

Мои догадки подтвердила одна из соседок. Не буду пересказывать что и как было, это очень неприятно и больно, но факт в том, что тот парень реально выколол глаза котику.

Я очень добрая натура, но здесь не смогла сдержаться и от всей души пожелала моральному уроду той же участи. Не больше и не меньше.

И что бы вы думали? Совсем скоро этот мерзавец будучи «под мухой» упал, неудачно ударился головой и ослеп! Может и совпадение, но согласитесь, что оно довольно странное. Он мог упасть и сломать себе ногу или руку, в конце концов мог получить обычное сотрясение мозга. Но парень в итоге именно ослеп! Девушка его возится с ним не захотела и в итоге бросила. Так и остался он совсем один у разбитого корыта.

А Ночь и я до сих пор вместе и у нас всё хорошо. Пусть котик теперь и не видит, но это не мешает ему наслаждаться жизнью и постепенно забывать о том, какие некоторые люди бывают отвратительные.

ПС. Это было лет восемь назад. История не выдуманная, произошла лично со мной.
Источник: allcatsworld

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Карма за выколотые глаза чёрному котику отключены

Лабиринт бесконечности или Не ходите, дети… Часть 1. Начало

С виду это была ничем не примечательная больница — просто старое аварийное заброшенное здание, которое интересовало разве что отчаянных подростков — любителей нервощекотательных приключений. Таких как Элмо.
Пятнадцатилетний Элмо, высокий и плечистый рыжеволосый тинейджер, давно заприметил это местечко. До него давно дошли слухи, что там могут водиться призраки. И практически бесстрашный Элмо, у которого в этой жизни был лишь единственный страх — зубные врачи — решил проверить эту информацию…

— Хэй, Эбигейл!
— Да не ори ты так! Так ведь и оглохнуть можно…
— Глохнуть потом будешь, подружка! Предки дома?
— Да нет, дома только мы с Руди…
— Вот он мне как раз и нужен… Мне тут нужно разнюхать инфу по одной больничке…
— Что, поболеть решил?
— Да неее… Просто я тут заприметил одну заброшку…
— Уж ли не ту самую заброшенную больницу на Саннироуд-Авеню?
— Чёрт… а вы откуда знаете?
— Да Руди её тоже давно прихватил в своё поле зрения… Слушай… давай туда махнём этак часиков в семь вечера?
— Хорошо… Значит, в семь встречаемся у Стоунлайн-арка, ок?
— Валяй… я позвоню остальным…
— Лады…

Ровно в семь вечера у ворот старейшего парка города — Стоунлайн-парка — вместе с Элмо уже находились его друзья.
Эбигейл или просто Эбби, как называли её друзья, была одноклассницей и подружкой Элмо. Уже с тринадцати лет Эбби красилась в чересчур яркие, а порой и довольно ядовитые цвета. Уж как только родители не бранили её за это, однако, Эбби вся родительская брань была до лампочки — уже с детского сада она была неимоверно упрямая. В конце концов они отмахнулись от её выкрутас, мол, девочка взрослая, пусть делает, что хочет. Её брат — близнец Рудольф или просто Руди, в их компании был отъявленным компьютерным гением и практически всё свободное от учёбы время зависал в Интернете, где на форумах любителей заброшенных мест находил очередную интересную локацию. Зоуи, лучшая подруга Эбби, была отличницей и гордостью семьи, чуть ли не все взрослые призывали брать с неё пример хорошего поведения и отличной учёбы, но за этим скрывалась знатная авантюристка и любительница порой рисковых приключений.
Как всегда, о чём-то спорили близнецы Эрнест и Роберт, которых друзья называли просто Эрни и Берт. Эрни и Берт были схожи только внешне, но не характерами — чересчур правильный, тихий и флегматичный Берт и отчаянный бунтарь и весельчак Эрни… хоть и ходили упорные слухи, что у Эрни назревали первые признаки шизофрении, но и он сам, и вся его семья, включая Берта, вовсю отрицали это…
Розита хоть и была в их компании сравнительно новенькой, но своей стала сразу — она говорила всем, что может видеть призраков и разговаривать с ними. Взрослые, естественно, не верили ей, и считали глупой девчонкой.

Но этот случай раз и навсегда перевернул жизнь их тихого и безмятежного городка…

— Интересно, а тут и вправду могут быть призраки? — хмыкнула Зоуи, глядя в сторону больницы.
— Могут или не могут, но это надо проверить… ведь призраки обычно появляются по ночам… — И Эбби повернулась к Розите, — Рози, а ты со всеми призраками можешь общаться?
— В смысле? — удивилась та.
— Не… ну вроде бы…
— Хорош болтать, пошли уже… — перебил их Элмо.

Больница только фасадом была похожа на место, в котором сравнительно давно никто не работал и не лечился — перебитые через одно оконные стёкла, облезшая от времени и сырости краска… Огромная дубовая дверь с таинственными орнаментами одним своим видом внушала дикий, практически нечеловечий ужас. Но Элмо, как уже было сказано, был практически бесстрашным, парнем не из робкого десятка.
— Ой, как страшно… — пробормотала Эбби и прижалась к Элмо.
— Эбигейл, здесь нет ничего страшного! — стал он успокаивать её, — Ты же вроде говорила, что она никем не охраняется…
— Да… просто мало ли чего…
— Хватит попусту болтать, заходим!

Войдя в больницу, друзья очень сильно удивились. Обстановка ничем не выдавала то, что в этой больнице давно никто не был: все койки, всё медицинское оборудование — всё это почему-то выглядело, так как будто было завезено либо вчера, либо сегодня. Разве что гигантский слой пыли напоминал о нескольких десятилетиях больничной невыносимой пустоты. Кроме того, им всё время казалось, что за ними кто-то следил, но не могли понять, кто…

Но больше всего ребят удивило и напугало одновременно то, что медикаменты в больничных шкафах были практически нетронуты.
— Интересно… — удивлённо фыркнул Элмо, — Тут вообще был хотя бы один пациент?
— Эй! — вдруг воскликнула Зоуи, — А это что ещё за мальчишка?
— Где? — насторожились все.
— Вот он! — И она показала на дверной проём, ведущий на лестничную площадку. Там никого не было видно, но ребята всё ещё могли слышать удаляющиеся звуки бега.
— Все за мной! — скомандовал Элмо, и вся команда последовала за ним.

Догнать мальчишку им удалось только в комнате на самом последнем этаже. С виду это был ничем не примечательный мальчуган лет пяти, но что-то в нём было не то, но никто об этом, кроме Розиты, не подозревал…

— Что вы тут делаете? — спросил их ребёнок.
— Это ты что здесь делаешь? — спросил его Элмо, — Заброшенная больница — не место для маленьких детей…
— Почему вы думаете, что здесь никого нет?
— Джонни! — вдруг раздался женский крик, — Ты почему опять сбежал из палаты? — И в комнату вошла тучная медсестра, — А вы, что здесь тоже забыли, молодые люди? Марш по палатам!
Элмо хотел было заикнуться, что, мол, они просто пришли в больницу из чистого любопытства, но явившиеся санитары, не дав им сказать ни единого слова, скрутили и куда-то повезли.

На самом деле эта жуткая заброшенная больница была пристанищем нечистой силы во главе с жутким демоном Дожинн. Он со своими приспешниками планировал захватить город и погрузить в царство Тьмы и Хаоса.
И именно Элмо и его друзьям предстояло избавить свой родной город от тёмных сил и стать героями. Именно им, пройдя множество чудовищных испытаний в злодейском логове, предстояло стать героями…
Но они пока что ещё ни о чём не подозревали…
Абсолютно ни о чём…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Лабиринт бесконечности или Не ходите, дети… Часть 1. Начало отключены

Охота На Убийцу. Глава VIII: Вечеринка

— Нет… Нет! — вскричал Лью
Он схватился за голову и начал тихонько стонать. Алекс посмотрел на своего клиента. Джек подошел к парню и похлопал его по плечу.
— Он… Он не мог… — прошептал Льюис
— К сожалению, мог… — ответил Джек.
Джейн не думала, что все дойдет до такого. Она знала о планах маньяка, но друзьям рассказывать не собиралась — он может подслушивать, и может нарушить обещание. Хотя, судя из записки, Джеффу доверять категорически нельзя…
Алекс начал чувствовать некий дискомфорт. Предыдущая записка. Она не давала парню покоя… Будто, в любой момент, маньяк мог выскочить и ударить ему ножом в горло. Но, пора было уходить…

*****

Джейн осталась в полицейском участке вместе с Лью и Джеком. Алекс же удалился, напоследок сказав:
— Я опаздываю! —
В окно из полицейского отдела, детектив Аркенсоу увидела, как Алекс подходит к какой-то девушке, целует в губы, после чего они садятся в его машину. Девушка была знакома Джейн — это была Лора Хэндл.
Аркенсоу познакомилась с ней еще год назад, когда расследовала дело убийства ее дяди, чью собственность украли, а мужчину убили при помощи… Газонокосилки! Звучит странно, а выглядит жутко.
В общем-то, Алекс тоже познакомился с Лорой именно во время расследования этого дела. С каждым днем расследования, Пенбер проявлял большую активность, и по итогу, именно он и раскрыл это страшное дельце.
Джейн посмотрела на Льюиса, который был в глубокой депрессии. Да, он не видел труп своей жены, но сердце кровью обливалось, как только он начинал думать о том, что ее нет в живых.
Ходэк-Вудс Младший медленно пил водичку из стакана. Джейн дописав отчет о деле, начатый ее другом, неожиданно спросила:
— Льюис, почему вы назвали Алекса — Томасом? —
— Разве, это не его фамилия? — удивился Лью
— Не спрашивай об этом. У парня просто свои тараканы в голове! — ответил Джек вместо Лью
— Такое чувство, будто ты знаешь то, чего никто не знает —
— Так и есть, Джейн. Но тебя это не касается! —
Джек, слизнув кровь с толстовки, которая к слову уже давно засохла, но мужчина продолжал лизать кровавое пятно на протяжении часа.

*****

Машина подъехала к клубу — большое здание, которое было напичкано различными украшениями, как снаружи, так и изнутри.
Алекс и его девушка Лора, вышли из салона и в обнимку пошли к входу.
— Алекс, почему ты не бросишь эту работу? — неожиданно спросила девушка
— Ну, это единственная работа, которая приносит большой доход… — ответил Алекс
На самом деле, Алекс соврал. Доход на работе был очень скромным, так что тут дело было совсем в другом…
Зайдя в клуб, их встретили с громкими аплодисментами. Лора ничего не поняла, а вот Алекс все знал. Много друзей ребят хлопали им по плечам, обнимали и просто улыбались им.
— Что происходит? — спросила Лора, сделав какую-то странную усмешку.
Алекс, ничего не ответив, провел свою девушку на сцену. Там он попросил ее закрыть глаза, а все гости в клубе замерли в ожидании. Парень встал на одно колено и достал из кармана небольшую коробочку.
Зал взорвался радостными криками и аплодисментами. Естественно девушка не смогла сдержаться и открыла глаза. От невероятного удивления она закрыла руками рот, чтобы не закричать.
Алекс открыл коробочку, в котором оказалось кольцо. Он улыбнулся и спросил:
— Ты будешь моей женой? —
Лора положительно закивала, а по щекам ее потекли слезы. Обнявшись, новоиспеченные жених и невеста горячо поцеловались.
Спустившись со сцены, ди-джей объявил начало вечеринки в честь этого события. Он запустил диск со всеми хитами 00-ых. Спустя десяток треков, Алекс отлучился в туалет, который находился возле запасного выхода.
Выходя из кабинки, Алекс подошел к раковине, открыл кран и начал мыть руки. Тут же, он услышал, как дверь запасного выхода открылась и кто-то зашел.
Алекс выглянул из-за угла и увидел его… Джеффа Убийцу. Увидев маньяка, парень резко вытащил пистолет из кармана — он начал таскать его везде, после того, что прочитал на записке.
Джефф медленно поднял руки и немного посмеявшись, сказал:
— Во-первых, я тебя не трону, если ты будешь молчать. Во-вторых, я не трону других, если они так же будут хранить молчание. В-третьих, это общественное место. Я захотел, я зашел. В-четвертых, я же тебе нахрен не нужен. Зачем же ты хочешь меня подстрелить? —
Алекс медленно опустил пистолет. Джефф опустил руки в карман и достал ключи, которыми закрыл запасной выход. Он убрал ключи обратно в карман и подошел к Алексу.
— А теперь, мистер Пенбер, веселитесь! А я вам помогу в этом! — сказал Джефф, снимая с лица респиратор.
Джефф и Алекс вошли в зал. Полицейский подошел на сцену и взял микрофон. Джефф же подошел к диджейскому столику и сняв с себя капюшон он посмотрел на ди-джея.
— Ди-джей, это что за фигня у тебя играет? Ты вообще без вкуса? — прикрикнул Джефф на парня и оттолкнул его от оборудования.
Джефф выключил музыку и жестом приказал Алексу говорить. Алекс включил микрофон и немного покашляв, произнес:
— Ребята, у нас на вечеринке появился новый гость — Джеффри Ходэк-Вудс. Поприветствуем его. Пожалуйста, в полицию не звонить, зал не покидать. Продолжаем веселиться… —
Алекс сошел со сцены, а Джефф подозвал диджея обратно. Он дал ему какой-то диск и сказал врубить то, что записано на нем.
Уйдя от диджейского столика, он подошел к небольшой барной стойке и попросил дать ему пару стаканов виски.

*****

Джейн рылась в интернете в поисках информации. Правда, она не говорила какой, но в поисковике она забила имя своего дяди — Джек Эдвин Нэйрас.
«Джек Эдвин Нэйрас — краткая биография. Безглазый Джек — способы убийств. Как сделать маску Безглазого Джека из папье-маше. Нет это все не то»… — думала про себя Джейн.
Наконец она наткнулась на нужную ссылку — «Список жертв. Джек Эдвин Нэйрас». Джейн нажала на нее, и прочитав небольшое предисловие начала чтение:
«Маргарет Даск — 16 лет. Несчастный случай. 1981»
«Джонатан Коллинс — 23 года. Несчастный случай. 1983»
«Мэри и Лоуренс Томас — 25 и 27 лет. Убийство. 1989»
О последних жертвах была целая отдельная статья посвященная тому, как их убили. И когда Джейн прочла статью, она сначала была удивлена тому, что все писалось от первого лица, а потом увидела автора статьи — Алекс «Пенбер» Томас, от 15 августа 2007, в 0:09.
— Вот оно что… — прошептала Джейн
— Что такое? — спросил Джек
— Ты убил их… — ответила детектив
— Ты только сейчас об этом узнала?! —
— Нет… Ты убил настоящих родителей Алекса… —
Наступила неловкая долгая пауза. Джек опустил голову вниз и тяжело вздохнул.
— Вот почему он тебя так боится и ненавидит… — сказала Джейн каким-то странным тоном.
Льюис так же как и все в этой комнате был подавлен. Он листал какую-то архивную книжку, как вдруг завибрировал телефон. Лью достал его из кармана и ужаснулся. Звонил абонент «Джефф»…

*****

— Привет, братик… — сказал Джефф своим вполне себе нормальным голосом — без хрипоты, без зловещего тона. Обычный голос среднестатистического юноши.
— Зачем ты звонишь? — ответил Лью, не без доли тревоги и грусти в голосе
— Я хотел сказать, чтобы ты приезжал к мистеру Пенберу. Приезжай не один, но Нэйраса с собой не бери! Заранее, спасибо! — произнес Джефф и замолк в ожидании ответа
— Хорошо… — коротко сказал Лью
— Ну все! Целую, обнимаю. Пока, братик! — звонок завершился.

Льюис встал со стула и направился к выходу.
— Куда вы, Льюис? — спросила Джейн
— Домой… — ответил парень и вышел.
Детектив Аркенсоу заметила, что телефон Лью оставил на столе, и посмотрев на журнал вызовов ужаснулась…
Джейн вскочила со стула и побежала за Лью. Догнав его в коридоре, она вручила ему телефон, и сказала:
— Домой ты не едешь, а рассказываешь мне, какого хрена ты разговаривал со своим братом — маньяком. —
— Мистер Пенбер в опасности… — ответил Лью, поправив свои очки.
Они сели в машину и поехали в клуб…

*****

— Какие вкусные колбаски… А с водкой они вообще зашибись какие! — посмеялся Джефф, хлопая Алекса по плечу, — Знаешь, мир очень жесток. Со мной обошелся вот так! — Джефф показал на свое лицо, — Но ты же понимаешь, ты не выживешь… Я убиваю только людей с грешками, но полностью чистых людей нет. Я не исключение. Все мы умрем, а я просто делаю это процесс быстрее… —
Алекс, выслушав Джеффа, начал смотреть в окно, вглядываясь в чащу леса. Маньяк отошел от Алекса и направился куда-то за кулисы. К Алексу подошла Лора. Она крепко его обняла и сказала:
— Почему? Почему именно этот день? —
— Не думай о плохом. Все будет хорошо… — безразлично ответил Алекс, вглядываясь в лесную тьму
Он так же обнял свою девушку, на душе скреблись кошки, а в голове крутились мысли:
«Я хочу жить… Все грешны? Он тоже должен умереть. Так пусть умрет, Алекс. Да. Пусть умрет. Убей его. Убей его, Алекс. Убей. Убей! Убей!»
Рукой парень дотянулся до пистолета и, убрав его под столик, он достал патроны. Зарядив оружие, Алекс собирался выстрелить в Джеффа, как вдруг разбилось окно. Кто-то закричал, а Джефф наоборот обрадовался.
Алекс и его девушка вскочили со стула и посмотрели вверх. Дверной замок выбился и дверь открылась. Вошли Лью и Джейн.
Джефф расхохотался и побежал куда-то на склад. Джейн погналась за ним, а в это время из колонок начала доноситься «Take On Me» группы A- ha.
Бегая по складу, стреляя по стеллажам, Джейн пыталась попасть по маньяку. А тот лишь хохотал.
— Taaaaaaake Ooooon Meeeee! Taaaaaaaaaake Meeeeeeee Ooooooooon! — пропел Джефф
Лью подбежал к Алексу, который заставлял всех срочно эвакуироваться. Льюис не отставал, но в этой суматохе, парень встретил девушку Алекса.
— Вам срочно нужно бежать отсюда! Алекс ждет вас у автобусной остановки! — выпалил Лью, и Лора незамедлительно направилась к выходу пробираясь через толпу.

*****

Джефф схватил метательные ножи и начал кидать их в Джейн. Но как это и бывает, когда ты не можешь нормально прицелиться, то не попадешь.
Толкнув ногой стеллаж, как он это сделал во время теракта в магазине, он начал кричать Джейн:
— Во-первых, детей ты больше не найдешь! Они сбежали куда-то вглубь леса и скорее всего сдохли с голода! А во-вторых, сейчас я повторю то, что сделал неделю назад! —
С этими словами, он достал гранату и дернул запал. Джейн резко затормозив, побежала в другую сторону. В это же время, Джефф выбежал на улицу через черный ход.
Джейн выбежала обратно в зал, прямо к Алексу и Лью, и еще не выбежавшим гостями.
— Бегите! — крикнула Джейн, и склад взорвался.
Взрывной волной, Джейн оттолкнуло, и она полетела со сцены. Детектив удачно приземлился, но вот незадача.
Льюис увидел Алекса, и очень сильно удивившись, спросил:
— Ты же сказал, что эвакуируешь всех к автобусной остановке! —
— Что? Когда я это сказал?! — удивленно переспросил Алекс.
Лью понял, что совершил огромную ошибку… Он побежал на улицу. Алекс и Джейн, ничего не понимая, побежали за ним.
— Куда ты? — крикнул Алекс
— Ваша девушка, мистер Пенбер! — с ужасом сказал Лью, смотря на то, как в сторону автобусной остановки, уже за несколько десятков метров, бежит его брат…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи Охота На Убийцу. Глава VIII: Вечеринка отключены

В тени мертвой зелени

Расчистив место от ядовитого мха, Андрей присел отдохнуть. Лера же предпочла оставаться на ногах, не желая рисковать получить ожоги. Вот уже четвертый день они продираются сквозь заросли в поисках пропавшего неделю назад их общего друга Паши. Непонятно, зачем он вообще направился в Лес, но это на данный момент не столь важно. Другое дело – найти его и, желательно, целым.

— Как думаешь, он жив вообще? – Лера достала тесак и отмахнулась от настырного ростка, тянущегося к ее лицу.
Андрей пожал плечами. Он вообще был не особо разговорчивым, предпочитая отмалчиваться либо отвечать односложными предложениями. Лера все время пыталась его хоть как-то разговорить, да все без толку.
— Да достало уже! – девушке вновь пришлось отмахиваться от ростков, которых на этот раз оказалось сразу четыре. – Ты как хочешь, а я пошла. Не хочу стать закуской для этой погани.
Не пряча оружие, она зашагала прочь. Андрей неохотно поднялся, посмотрев ей вслед. Эх, если бы она знала правду. Он вздохнул и направился за ней. Голова его была опущена, тем самым защищая глаза от вредоносных “щупалец”.

*****

Смеркалось. Солнце, и так с трудом пробивавшееся сквозь кроны, больше не могло давать достаточно освещения, и Андрей с Лерой поняли, что на этот раз у них могут возникнуть серьезные проблемы. До этого им везло – землянки или полуразвалившиеся хижины попадались каждый день, но, чем глубже они проникали в Лес, тем меньше было шансов найти хоть что-то похожее на убежище. А ночевать прямо посреди Леса было чистой воды самоубийством: если днем стоило бояться только ростков, которые легко отгонялись с помощью тех же тесаков, то ночью на охоту выходили Васо – жуткие хищники, отдаленно напоминающие людей, но при этом передвигающиеся на четвереньках. Их тела покрывала короткая коричневая шерсть, на которой сохранились остатки одежды. Головы были обмотанные тряпьем, некогда защищавшим от испарений, сквозь которое пробивался свет их ярко-желтых глаз. Поговаривают, что Васо являются потомками людей, которым не посчастливилось покинуть свои дома до того, как привычный мир начал рушиться. Леса, покрывшие 90% площади Земли, убивали почти все живое, имевшее неосторожность попасть их ядовитые “лапы”. Но некоторые приспособились, хоть и по-своему. Лишь много лет спустя яд начал терять смертоносность, и обычные люди отправились исследовать джунгли. Мало кто вернулся, а те, кому повезло это сделать, на всю жизнь теряли рассудок. Поэтому поиски Паши грозили обернуться погоней за призраком.

Всего несколько секунд после того, как солнце бросило последние лучи на листья деревьев, раздался приглушенный вой, сменяющийся короткими лающими звуками. Васо покинули свои дневные убежища и начали поиски жертв. Андрей с Лерой шли чрезвычайно осторожно, стараясь не наделать лишнего шума, который сразу же выдал бы их – у чудовищ великолепный слух.

Вскоре, к неимоверной радости радости путешественников, впереди показались очертания покосившейся хижины. Позволив себе немного ускорить шаг, они приблизились к постройке.
— Что за?.. – изумленно произнесла Лера, поневоле едва не выронив тесак.

А удивляться было чему. В лишенных стекол окнах хижины горел свет. И он не был отблеском свечи – с потолка свисал совершенно чистый старомодный светильник с тремя лампочками. Посредине комнаты стул со стоявшими рядом двумя стульями. Рядом с дальней стеной сложенная вручную каменная печка, напротив которой двухспальная кровать, аккуратно застеленная шелковым одеялом. Комната просто блестела чистотой и порядком, что было невероятно и невозможно.
— Зайдем? – Лера бросила взгляд на спутника.

Тот пожал плечами и, почему-то старательно отводя взгляд в сторону, открыл тихонько скрипнувшую дверь.
Позади послышался до ужаса знакомый вой. Спрыгнувшее прямиком с верхушки одного из деревьев чудовище обхватило лапами Леру. Та со всей силы дернулась, но Васо был гораздо сильнее и не отпустил добычу. Когти впились в кожу девушки, с легкостью пробив защитный комбинезон. Она закричала, пытаясь освободиться. Андрей бросился на подмогу, но тут же оказался придавлен к земле вторым чудовищем, появившимся сбоку.
— Лера, – прошептал он, бессильный помочь девушке. Она больше не кричала, и лишь свободные руки еле-еле шевелились. Нанесенные раны не были глубокими, но Васо вобрали в себя часть яда Лесов, тем самым не оставляя жертвам никаких шансов.

Краем глаза Андрей увидел, как в углу возле печки что-то шевельнулось. Он не мог повернуть голову, но сумел разглядеть, что это нечто было маленького роста.

Неожиданно чудовища отпустили путешественников и, заскулив, попятились обратно к стволам деревьев. Лера тут же упала на землю. Ее тело конвульсивно дергалось, а, значит, у нее остались считанные минуты. Мужчина подполз к ней и, перевернув, положил ее голову к себе на колени. Из ее рта текла кровь, но оставленные когтями Васо раны не кровоточили. Тем не менее, они быстро превращались в наполненные ядом пузыри. Вот-вот яд распространится по всему организму, и тогда… Из глаз Андрея текли слезы. Он ничем не мог помочь дочери.

Услышав тихий звук шагов, он поднял голову. Сквозь пелену слез он увидел, что перед ним стоит маленький, меньше полутора метров ростом человечек. Одет он был в старую грязную куртку и короткие штаны, а на его голове имелась довольно широкая соломенная шляпа. Не говоря ни слова, человечек осторожно поднял Леру на руки, причем сделал это совершенно легко, тем более для своего роста. Все так же молча он вошел в хижину. Андрей, словно на автомате, двинулся следом.

Положив Леру на кровать, человечек обернулся к Андрею и, сняв шляпу, произнес:
— С возвращением, хозяин.

*****

Домовой растопил печку и поставил у заслонки котелок с каким-то отваром. Спустя несколько минут он без всяких проблем взял в руки раскаленную посудину и ложкой влил несколько капель в рот Леры. Повторял он это на протяжении получаса каждые семь минут, периодически помешивая отвар. Когда он закончился, девушка стала выглядеть гораздо лучше. Все это время Андрей сидел молча рядом на кровати, наблюдая за действиями человечка.

— Она выживет? – наконец спросил он с дрожью в голосе.
— Конечно, хозяин, – домовой положил котелок на стол и вытер со лба выступивший пот. – К утру с ней все будет в порядке. Но скажи мне, где же ты пропадал все эти годы?
Мужчина вздохнул и, наклонившись, посмотрел в глаза существу.
— Я очень скучал по тебе, Сэлли, – прошептал он. – Я давно хотел навестить тебя, но испарения были еще слишком сильными. Но ведь мы встретились.

Домовой засмеялся. Его смех напоминал звон колокольчиков.
— Да, все, что ни делается, все к лучшему. А ведь нам так хорошо было вместе. Вы меня сметаной кормили каждый день, а я дом охранял, чистоту поддерживал. Да и после вашего ухода я продолжил дело, потому что верил в ваше возвращение. И вера приносит свои плоды.
— Да уж, были времена, – Андрей впервые улыбнулся. – А как ты нас пугал поначалу. Мы даже священника вызывали. Хорошо, что вы с ним вместе объяснили, что к чему.

Они замолчали. Огонь тихонько потрескивал в печке, за окном слышался вой Васо, прерываемый порывами ветра. Лера спала. Пузыри с ядом практически рассосались, жар спал, а кожа начала приобретать природный оттенок заместо мертвенной бледности.
— Слушай, а ты, случайно, ничего не слышал о нашем друге Паше? – Андрей подбросил в печку несколько поленьев, чей приличный запас лежал в одном из углов комнаты. – Он пропал несколько дней назад. Мы как раз искали его с Лерой.
— Ты уверен, что хочешь знать? – в глазах домового промелькнуло сожаление.

Когда Андрей кивнул, человечек мотнул головой, но все же заговорил:
— Он и был одним из тех двух чудовищ, которые на вас напали. Именно он вонзил когти в тело твоей дочери.
— Что?! – мужчина вскочил на ноги, едва не опрокинув стол. – Что ты говоришь такое?
— Он пришел ко мне в чрезвычайно плохом состоянии. Нет, он не был ранен, но подвергся слишком сильному влиянию испарений. Я не смог помочь ему.

Андрей притих и перевел взгляд на Леру. Девушка еще спала, и он надеялся, что не слышала слов домового.
— Как же мне сказать ей об этом?
— А не надо, – домовой уселся рядом с Лерой. – Я могу сделать так, что она и не вспомнит о произошедшем. И внушить ей, что Паша мертв.
— Делай, – решительно кивнул Андрей. – Я не хочу, чтобы она страдала.
— Кстати, когда ты скажешь ей, что она твоя дочь?
— Всему свое время, – мужчина взял ее за руку. – Спасибо, что снова приютил нас, Сэлли. Очень надеюсь, что однажды этот зеленый кошмар закончится.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , | Комментарии к записи В тени мертвой зелени отключены

Может ли измениться будущее?

Горизонт впереди осветился красным – солнце начало клониться к заходу. Мы с Энни молча сидели на берегу озера и всматривались в эту красоту, зная, что она может быть последним, что мы увидим. Они приходят всегда ночью – и нет спасения. Кто они, что им надо, откуда пришли – никто не знает. Множество больших городов вымерло, остались лишь пустые дома да улицы. Нам это просто надоело. Сидеть целыми днями и ждать, пока они придут и заберут на этот раз нас? Нет уж. Последними мгновениями жизни надо наслаждаться. Кто знает, может, мы – единственные выжившие на Земле?..
Солнце окончательно зашло, и опустилась непроглядная тьма. Мы уже привыкли к отсутствию небесных светил. Кто знает, что они сделали с нашей атмосферой, но по крайней мере, нам дали возможность жить… Однако жить лишь для того, чтобы попасть к ним в руки, или лапы, или что-то там еще.
Вот он – порыв ветра, очень сильный порыв ветра. Он всегда предшествует их появлению. Мы с Энни даже не стали поворачиваться, и так зная, что они рядом и смотрят на нас. Их дыхание – тяжелое, прерывистое, звучало над самыми ушами, а мы просто сидели обнявшись и готовились к тому, что нас ждет.

Но вдруг что-то изменилось. Дыхание смолкло, а тьма начала понемногу рассеиваться, и уже через мгновение мы могли различать друг друга. Но что за чудеса? Ночь ведь только что началась. Мы повернули головы и успели увидеть темные силуэты, растворяющиеся в воздухе по мере того, как светлело. Прошла пара минут, и ночь закончилась! Утра не было – солнце сразу оказалось прямо над нами! Запели птицы, запахло цветами… Господи, мы уже годы не чувствовали такого. Но и это было еще не все! Вдалеке за посадкой (откуда она взялась?!) послышался какой-то звук, похожий на рев, который, однако, очень быстро стих. Энни схватила меня за руку.
— Джим, ты слышал?.. – прошептала она. – Это же… это же…
— Да, это автомобиль. – Я был шокирован не меньше жены, но быстро сориентировался и потянул Энни за собой через посадку.
Мы шли очень быстро, все набирая скорость, и в конце концов побежали. Ветки били нам по глазам, ноги путались в корнях, но мы не обращали на это все никакого внимания. И вот мы выбежали к заасфальтированной дороге, тянущейся вдаль. Я опустился на корточки и потрогал асфальт руками. Он был настоящим, абсолютно реальным.
Энни присела рядом. Ее глаза блестели, на лице сияла улыбка.
— Джим… – неуверенно начала она. – Джим, я знаю, это звучит как сумасшествие, но похоже, мы попали в прошлое. Свободное от Ужаса прошлое.
Я поднялся и, обхватив жену руками, закружился вместе с ней. Мы поверили в то, что случилось – кто-то спас нас от них, кто-то перенес нас сюда. Господи, это не сон, не видение, все реально, все настоящее.

Снова шум автомобиля. Мы с Энни отпустили друг друга и сошли с дороги. Белый Мерседес подъехал к нам и остановился. Стекло опустилось, и на нас посмотрело лицо молодого юноши.
— Здравствуйте, – дружелюбно заговорил он. – Садитесь, подвезу. Вы ведь в город направляетесь, не так ли?
Мы переглянулись и сели в автомобиль – а что терять-то? Парень включил радио, и автомобиль, быстро набрав скорость, поехал по совершенно ровной трассе. За стеклом мелькали деревья – настоящие зеленые деревья, которые сменялись полями и небольшими водоемами. Мы молча наслаждались этой красотой, а водитель, видя наше безмятежное состояние, не приставал с расспросами.
Уже под вечер мы въехали в город. Это был настоящий, живой город. Вокруг нас сновали другие автомобили, люди спешили каждый по своим делам. Господи, нам всего этого так не хватало! Вопрос о том, каким образом произошло подобное «путешествие», ушел на задний план. Все ведь так красиво!
— Где вам остановить? – вывел нас из задумчивости голос водителя.
— Пожалуй, здесь, — я указал на въезд в парк.
Автомобиль послушно остановился у обочины. Даже не попросив денег, парень козырнул и, вновь заведя мотор, поехал дальше. Мы же взявшись за руки вошли в парк. Приятный прохладный ветерок ласкал наши лица, нос с наслаждением втягивал давно забытые запахи. Под ногами шелестели листья, птицы порхали с ветки на ветку. Вроде обычные ежедневные мелочи, но как они нас радовали… Словами не передать.
— Джим, а что мы дальше будем делать? – спросила Энни, когда чувство эйфории немного притупилось.
Я пожал плечами:
— Надо попытаться обустроить свою жизнь. Мир ведь тот самый, только условия другие, хорошие. – И я засмеялся. Засмеялся, словно ребенок. Жена также не смогла сдержаться. Прохожие удивленно оборачивались, но нам было все равно. Пусть думают что хотят…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Может ли измениться будущее? отключены

Заброшенная деревня

Как-то раз мы с друзьями волею случая попали в маленькую деревушку, находящуюся глубоко в лесах. Знать не знали, что существует такое глухое и забытое Богом место. Дома почти все были кривые, с покосившимися от времени крышами — было видно, что им не меньше полувека, настолько дерево уже было гнилое.

А случилось вот что: по пути в город у нас сломалась машина. До города было ещё далеко, мы стояли на обочине около трех часов и — не поверите! — ни одна из проезжающих мимо машин не остановилась помочь нам. Ванька Гусев вспомнил про заброшенный поселок, находившийся неподалёку.
— Не знаю… Говорят, что там никто не живёт, но мало ли… Может, старики остались? А то пить охота и пожевать чего, — сказал он.

Мы все согласились, хотя перспектива идти пешком в лес не особо нас радовала. Но уж сильно мы были голодны и хотели воды, так как по дурости ничего с собой не взяли. В общем, полчаса ходьбы по заброшенной лесной дорожке через чащу, и мы вышли к посёлку.

Как я уже сказал, более убогого места я не видел. Я вообще сомневался, что в этой дыре кто-то живет. По обеим сторонам от дороги, по которой мы шли, стояли, словно каменные изваяния, черные дома.
— Да тут никого нет, — сказал я , оглядываясь по сторонам.
— Да, точно никого, — закивали остальные.

Всю дорого обратно мы косились на Ваньку из-за того, что дал нам пустую надежду на еду и воду. Ванька, виновато опустив голову, шел впереди нас.

Когда мы пришли на место, где оставили машину, чуда не случилось, и она не поехала. Уже приближался вечер и оставлять машину так просто на дороге был не вариант. Решено было, что мы остаемся ночевать в машине, так как обратно идти было далеко.

Наступила ночь, мы тихо сидели в машине. Вдруг до нас донесся какой-то звук, доносящийся из леса. Шумели со стороны заброшенной деревни. Мы слышали крики, смех и чей-то говор. Это были люди. Судя по голосам, их было много. Это было похоже на какой-то праздник.
— Чёрт возьми! Да там же есть люди! — радостно воскликнул Ванька.

Мы тоже обрадовались при мысли, что можем, наконец, попросить воды и еды, а, может быть, даже остановимся переночевать. Становилось очень холодно, и ночь обещала быть ледяной. Мы снова собрались в путь через лес к домам. В этот раз, окрыленные мечтой о еде и воде, мы и не заметили, каким долгим и трудным был путь. В итоге выбежали сломя голову на дорогу, вокруг которой стояли деревянные сгнившие дома.

В центре дороги полукругом расположились люди. Горел костер, вокруг него бегали и играли в какую-то непонятную для нас игру дети. Взрослые, а их было порядка двадцати человек, пели песни. Какой-то мужчина в сером костюме играл на гармошке. Они не замечали нашего появления, и нам пришлось подойти ближе, чтобы привлечь внимание. Наконец, один из мужчин оглянулся и уставился на нас. На первое мгновение мне показалось, что он испугался, увидев нас — выражение его лица сменилось с радостного на почти отчаянное. Он был единственным, кто пока что нас заметил, так как другие были заняты пением. Мужчина жестом руки, незаметным для других, ясно дал нам понять: «Уходите отсюда». Его лицо было суровым и строгим, когда он жестами прогонял нас.

«Ну уж нет, — подумал я. — К черту весь их праздник! Я хочу пить и есть — уж извините, что испорчу праздник». И, сам от себя не ожидая такой наглости, подошел прямо к ним и громко сказал:
— Здравствуйте, меня зовут Коля, а это мои друзья. У нас машина сломалась днем и никто не остановился нам помочь. Тут такое дело: может, вы дадите нам попить и поесть немного, а то мы с собой ничего не взяли…

Я замолчал и стал ждать ответа. Все смотрели на меня с удивлением и любопытством, как будто увидели неизвестного зверя. Никто не произносил ни слова, все просто продолжали смотреть. Мне стало как-то неловко за свое поведение, но выбора не было — я боялся не пережить ночь, если не попью воды, настолько сильна была жажда. Наконец старик в сером костюме, игравший на гармошке, обернулся и сказал:
— Ну что ж, садитесь у огня, ребята, согрейтесь для начала.
— Да, было бы неплохо, — сказал я.

Мы все сели у огня под пристальным взором многочисленных глаз. Мужчина, который махал нам, теперь стал подчеркнуто спокойным и просто среди прочих смотрел на нас. Дети тоже с любопытством рассматривали гостей. Старик в сером костюме снова начал играть какие-то незнакомые нам песни, окружающие люди продолжили веселиться и петь, но мы чувствовали, что наше присутствие изменило атмосферу среди них. Многие косились на нас со злобой и постоянно переглядывались друг с другом, передавая взглядами непонятные нам намеки.

Посидев у костра и заметно оживившись, Ванька начал делать то, что он больше всего любил — болтать.
— А лично я слышал, что в этой деревне никто не живет. Мы заходили днем сюда и никого не видели, — говорил он, обращаясь к старику в сером костюме.
— Это всё потому, что мы были на охоте. Сам понимаешь, живем далеко от города, магазинов нет. Надо же чем-то питаться. Кстати, по поводу еды и воды. Зачем вам ночевать в холодной машине? Давайте, ночуйте у меня дома! Места много, — ответил тот.
— Как-то неловко… — замялся Ванька и посмотрел на меня.

Я поразмыслил и решил, что это неплохая идея. Зачем мерзнуть на морозе, когда тебе предлагают бесплатный кров? В итоге мы согласились, хотя, конечно, сначала отпирались для виду из вежливости. Но старик так упрямо нас уговаривал и описывал просторные теплые комнаты, что долго сопротивляться соблазну мы не могли.

Через час в сопровождении этого самого старика и, видимо, его жены мы подошли к дому на окраине деревни. Было холодно, и нам не терпелось войти внутрь.

Оказавшись внутри, мы очень удивились: дом был очень грязный, пыльный и вообще помещение выглядело так, будто в нем никто никогда не жил.
— Это просто ремонт. Не волнуйтесь, кровати теплые, спать будете крепко… — сказал старик извиняющимся тоном и быстро переглянулся с женой.
В этом взгляде я уловил что-то подозрительное. Мне разонравилась идея ночевать у незнакомых людей. Старик прошел в соседнюю комнату (всего их там было три), показав нам знак следовать за ним. Мы все пошли за ним и оказались в почти пустом помещении. Не считая большой кровати и стула, там не было ничего. Я оглянулся на своих друзей и по их лицам понял, что им всё это тоже не нравилось.

— Ну, вы располагайтесь, — сказал старик. — А я пока схожу за водой и крольчатинкой.
Они с женой вышли на улицу. Мои друзья стали устраиваться, осматривать дом, а мне приспичило в туалет. Я вышел на улицу в поисках уборной и вдруг до меня из темноты донесся разговор:
— Давай убьем их сейчас, — послышался женский голос. — Зачем ждать?
— Нет, подождем остальных, убьём их во сне, — ответил мужской.
— Ох, как же нам не хватало новеньких и тем более молодых…
У меня голова пошла кругом. Я решил выяснить, в чем дело. Разговаривали за углом, и я заглянул туда.

Беседовали старик и его женщина, которые привели нас сюда. Я не мог поверить в то, что увидел. Старик стоял спиной ко мне, и я отчетливо увидел топор, торчащий из его спины, и окровавленную серую рубашку, в которой он несколько часов назад наигрывал на гармошке. Он стоял и разговаривал так, словно ничего ему не мешало. Мгновение он ещё стоял в таком положении, и я не мог видеть женщину, но когда он слегка повернулся, я увидел и её. От ужаса я похолодел. На месте, где должно было быть лицо, было кровавое месиво, глазницы были пустые, а глазные яблоки висели возле рта. Я стоял и смотрел, не мог ничего сделать — словно окаменел. И тут двое развернулись и пошли в мою сторону — только тогда я очнулся и сломя голову побежал в дом.

Мои друзья уже разложили вещи, Ванька дремал на кровати. Они посмотрели на меня и испугались моего вида. Должно быть, я был весь бледный. Трясясь, я подбежал к Ваньке и толкнул его с такой силой, что он грохнулся на пол.

— Ты чего?! — возмутился он, поднимаясь.
— Уходим отсюда!!! — заорал я как ненормальный и начал бегать по комнате и проверять окна — открыты они или нет. Все они были наглухо забиты. Меня охватило отчаяние. Я подбежал к двери и закрыл её на засов. Мои друзья смотрели на меня — кто со страхом, кто с недоверием. Послышались шаги за дверью, кто-то начал дергать ручку. Ванька хотел уже подойти к двери и открыть, но я подбежал к двери, перекрывая её:
— Не вздумай, придурок! Ты что, не понял? Они хотят нас убить! Я слышал их разговор! Разбейте окно!!!

Мои друзья смотрели на меня, как на безумца, но мне было не до них. Дикий страх охватил меня. Я осознавал невозможность происходящего и, возможно, поразмыслив, сам бы решил, что сошел с ума, но ужас был столь силен, что я ничего не соображал.

— Эй, ребята! Откройте дверь, мы вам еду и воду принесли, — раздался голос за дверью.
— Разбивай! — истошно вопил я, загораживая дверь от Ваньки, хотя тот уже передумал её открывать. Все были напуганы до чертиков. Наконец, Мишка, который стоял ближе всех к окну, взял табуретку и со всей силы шарахнул ею по окну. Стекло разлетелось со звоном.
— Бежим! Там, за огородом, лес, бросайте всё и бежим! — крикнул я.

Ребята, не обращая внимания на забытые кофты и носки, ринулись к окну и один за другим растворялись в ночи. Я всё ещё держал дверь. Сначала там кто-то дергал ручку, но после того, как Мишка разбил окно, всё прекратилось. Я сразу понял, в чём дело. Они решили поймать нас на улице! Я ринулся к окну, через которое в этот момент перелезал Ванька. Он всё боялся прыгать, хотя, чёрт возьми, там было совсем невысоко!

Наши друзья в этот момент уже прыгали через забор. И тут мы увидели, что в огород заходят люди. Их было не двое, а целая толпа. Все они были мертвы. В воздухе запахло гнилым мясом — вонь исходила от гниющих трупов. Впереди всех шли старик с топором в спине и женщина без лица. Они смотрели на наших убегающих друзей и, видимо, не видели нас. Увидав такую картину, я на секунду замер, потом посмотрел на забор и увидел карабкающегося по нему Ваньку. Он успел не только спрыгнуть, но и добежать до забора. Оставался только я.

Я спрыгнул и побежал. Слышал крики позади себя и чьё-то тяжелое дыхание совсем близко. Они бежали за мной. Я видел ошарашенные лица своих друзей, ждавших меня за забором.

С разбегу, не останавливаясь, я перепрыгнул через забор. Кто-то схватил меня за рукав, но я вырвался со страшным криком, который, наверное, был слышен далеко от этого места. Мы убегали прочь от этого места. Бежали очень долго. Уже потом, совершенно выдохшись, немного посидели в полном молчании. Все были в таком шоке, что говорить мы не могли.

Через часа два мы вышли на дорогу далеко от места, где стояла наша машина. Мы сразу остановили легковой автомобиль — наверное, вид группы измученных и уставших молодых ребят вызвал сочувствие у водителя. За рулем сидел старик. Он спросил, что с нами случилось и куда нас везти. Мы рассказали всё, как было, хотя даже не надеялись, что нам кто-то поверит. Дедушка молча слушал наш рассказ, потом сказал:
— В дурном вы месте побывали, ребята. Там, в деревне, уже давно никто не живет, а люди постоянно пропадают, и никто их не находит. Проклятое это место, проклятое.

Всю дорогу домой мы молчали — каждый думал о своем. Я лично тогда твёрдо решил, что больше никогда не буду любопытствовать и ездить по всяким деревням и стройкам. Мало ли что. К черту всё! В городе буду жить.

Автор: Анна Чугунекова

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Заброшенная деревня отключены

Мистическая смерть мамы

Всем привет. Меня зовут Богдан. Сегодня я хочу вам рассказать про реальный случай, произошедший со мной на прошлой неделе. Начнем сначала.
Я — обычный студент Московской шараги, учусь более-менее, иногда прогуливаю пары, выпиваю пиво с друзьями за гаражами живу с мамой, подкатываю к девушкам из «лохни», но довольно таки безрезультатно. После нудных пар по традиции прихожу уставший домой, завариваю «доширак» и сажусь играть в доту. Dota (Defense of the Ancients 2) играет ключевую роль в данном рассказе.
Играю в эту игру я довольно-таки посредственно и поэтому являюсь человеком, который часто конфликтует с игроками своей или вражеской команды. Каких только оскорблений на свой счет я только не получал… Но вернемся к главному.

Это был дождливый денёк, воскресенье, вечер. Я как обычно уставший вернулся домой с пар, скинув с себя куртку и разувшись я пошел на кухню к маме, которая готовила нам ужин.
— «Ого, это пельмени! Наконец-то нормально поедим!» — обрадовавшись воскликнул я.
— «Ага, похаю как лошадь на фабрике, чтобы ты хорошо питался сыночек» — сказала мама тихим и спокойным голосом.
Я поцеловал маму в щёчку и пошел в комнату запускать ноут.

Перед тем как заходить в игру, я зашел в ВКонтакте спросить своего хорошего товарища по шараге насчет того, чтобы совместно пойти играть:
— Богдан: «Дарова, Веталь, пойдешь как обычно партийку в дотку?»
— Виталий: «Извиняй, иду через пару минут за девушкой, поведу её в ресторан».
— Богдан: «Ладно, пойду один».
Включил игру, нашёл матч. Выбрал персонажа и был настроен побеждать. Все происходило как обычно, до того момента как я решил подколоть оппонента со странным никнеймом «HELL666», над которым доминировал всю игру:
— Bogdan: «Ну что братишка, игра не задалась или клешни вместо рук не позволяют играть?»
— HELL666: «Ночью у тебя умрёт мать».
Этому сообщению я конечно не придал никакого значения, доиграл и решил, что стоит подремать чуть-чуть. Лег на диван, закрыл глаза и моментально вырубился.

Проснулся я от крика, это была мама. Я по-быстрому сообразил, что крики доносятся из туалета и мимолетно подбежал к нему и с удивлением спросил:
Богдан: «Мама, что такое?! Почему ты кричала?! Всё нормально?»
Мама: «Не совсем, сынок, у меня просто кровяные испражнения, это наверное из-за тех пельменей».
Богдан: «Мама, может скорую вызвать?»
Мама: !Нет, думаю не стоит, думаю само пройдет, да и к тому же уже поздно».
После этого диалога я оделся и вышел во двор покурить.

Оказавшись во дворе, я достал сигарету и зажигалку, не успел я подкурить как услышал ужасно знакомый смех. Это был мой друг по колледжу и его «симпатичная» девушка.
— Виталий: «Опа, здарова, Бодя, как сам?»
— Богдан: «Не очень… маме плохо».
— Виталий: «Всмысле? Давление? Илииии?»
— Богдан: «Да какое к черту давление! Кровавый запор у неё!»
— Виталий: «О, братишка, это серьёзно, скорую не пробовал вызвать?»
— Богдан: «Нет, блин, мама сказала мол к чёрту скорую, само пройдет…»
— Богдан: «Сегодня какой-то придурок написал в Доте, что моя мать умрёт этой ночью… и сейчас ей плохо, странно совпало очень».
— Виталий: «Странно, очень странно, у моего знакомого, который тоже играет в Доту, недавно умерла мать при загадочных обстоятельствах».
— Виталий: «Как он рассказывал, мать нашли со вспоротым брюхом в мусорном контейнере, убийцу так найти и не удалось».
— Богдан: «Какой ужас!»
— Виталий: «Эх, ладно, Бодя, нам с Викой пора идти, и так немного опаздываем».
— Богдан: «До завтра, братишка».

Я пришел домой и подумал, что спать сегодня не стоит, после всего этого случая очень страшно за мать. Включил свет в комнате, сделал кофе, включил ноутбук и начал переписываться с друзьями в соцсетях. Время летело незаметно, на часах уже был час ночи. Вдруг на полноутбука выскочило напоминание о том, что зарядки осталось совсем мало и стоит подключить зарядное устройство, но как бы не так. Обыскал всю комнату и зарядку найти не смог.
— «Чёрт! Куда же я её закинул-то?!» — возмутился я вслух.
Мать уже спала и смысла будить и спрашивать у неё не было. Я просто решил прилечь и помечтать о девушках и финансах, но, к сожалению, мои веки закрылись и я моментально уснул.

Проснулся я через 2 часа, на улице по-прежнему темно и рассветом не пахло. Я вскочил с кровати и побежал в комнату мамы. Ворвавшись в её комнату, я заметил, что её нет в кровати. Я безумно перепугался, в спешке оделся, взял фонарик, кухонный нож и побежал во двор. Обыскал я весь район, пусто. Мне очень хотелось кричать во весь голос, рвать и метать, я просто потеря контроль над собой. Неожиданно ко мне в голову пришла мысль
— «Мусорки! Точно… в них я же не заглядывал».
Я быстро метнулся к мусорным контейнерам, которые стояли недалеко от нашего подъезда и начал их открывать.
Первый — пусто, второй — пусто, третий… открывши третий контейнер, я потерял дар речи, на моих глазах начали наворачиваться слёзы…
В третьем контейнере лежала моя мать, бледная, с вскрытым животом, на её лице сохранилась её последняя холодная улыбка.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , , | Комментарии к записи Мистическая смерть мамы отключены

Простоквашино. Глава 8. Месть Печкина

Печкин действительно был сумасшедшим. А как известно, самый безобидный псих – это всё-таки псих. То ли обида за инцидент с воронёнком, то ли иррациональный страх за успех «интриги» с родителями Фёдора стал тому виной – но получив посылку с фоторужьем для Шарикова, Печкин повёл себя неожиданно враждебно.

По утрам на улице лужи блестели ото льда, а мёртвая трава и голые ветви деревьев белели от инея – зима наступала по всем фронтам. И каждый своим делом занимался. Шарик заготавливал дрова. Дядя Фёдор и Вальтер занимались покупками стратегически важных продуктов – и, прежде всего, корма для Мурки.
— Я знал, что коровам много еды надо, но не до такой же степени, — ворчал Вальтер, укладывая в сарай очередную партию комбикорма. – Все деньги на нее уходят. Придется летом сено заготавливать.
— Я же говорил – козы бы нам за глаза хватило, — заметил Шариков.
— Да ладно вам, — примирительно сказал Фёдор. – Зато она молока дает столько, мы уже на одном молоке, считай, зарабатываем.
— Это да, — с гордостью заметил кот. – И сами вдоволь едим и молока, и творога с йогуртом, даже сыр научились делать. Вкуснее магазинного. О, Печкин идёт. И тащит что-то.

— А я вам посылку принёс, — возвестил сумасшедший почтальон, демонстративно помахивая коробкой. – Только я вам ее не отдам.
— Это почему же? – поразился Шариков.
— А у вас документы есть? Посылку-то надо по паспорту получать.
— Погодите, у меня же есть паспорт, так что посылку я получаю, — Фёдор хотел было идти в дом за документами, но Печкин возразил.
— А бесполезно это всё. Читайте, что написано. Посылка кому? Шарикову. А У вас, уважаемый, какая фамилия?
— Тихонов, — машинально ответил Фёдор. – Вот засада! Шарик, я же говорил, на моё имя оформляй заказ. Уважаемый Печкин, но вы же знаете, что мы семья, давайте я по паспорту получу посылку, а вы напишите в ваших бумагах, как надо.
— Э, нет, — почтальон упёрся. – Так не положено. Семья они, тоже мне… Женаты вы, что ли? У нас пока еще нет закона, чтобы в браки с котами и собаками вступать.
— Да вы издеваетесь! – Вальтер даже не нашелся, что сказать.
— Там же моё фоторужьё, должно быть, — возмутился Шариков. – А ну, отдавайте посылку!
— Вот уж нет, — Печкин проворно отскочил от забора. – Будут документы, будет и посылка. Пока-пока! – и он стремительно зашагал прочь, размахивая над головой коробкой с пометкой «хрупкие вещи».
Шариков хотел было его догнать, но рука Вальтера легла на его плечо.
— Остынь, родной, — мурлыкнул кот. – Печкин что-то задумал. Я пока не знаю, что. Посмотрим.

На следующий день Печкин вновь пришел к троице.
— Вам посылка пришла! Только я его вам не отдам! У вас паспорта нету!
— Чего же вы тогда пришли? – спокойно спросил Вальтер.
— А так полагается, — пояснил Печкин. — Я к вам теперь каждый день приходить буду. Принесу посылку, спрошу документы и обратно унесу. Так две недели. А потом посылка обратно уедет. Раз её не получил никто.
— И это правильно? – поразился Фёдор.
— Это по правилам. Я, может, вас очень люблю. Я, может, плакать буду. А только правила нарушать нельзя.
— Не будет он плакать, – мрачно пробурчал Шарик.
— Это уже моё дело, – с достоинством ответил Печкин. – Хочу – плачу, хочу – нет. Я человек свободный. Я даже женат не был ни разу.
И он ушёл.
А на следующий день опять пришел.
И на следующий.
А под конец недели он уже и не скрывал своего издевательства.
— Посылка! Пришла! А я не отдам! Нету паспорта! Ахахах! Нету паспорта! – злобно и безумно хохотал почтальон и убегал.

Трое друзей решили, что пора действовать.
— Так, парни, у нас осталось всего неделя, чтобы получить нашу посылку, — проговорил Вальтер.
— У тебя есть мысль? – с надеждой спросил Шариков.
— Именно, — кивнул кот. – Нужно будет опять разыграть спектакль.
— Постараемся, — согласился Фёдор.
— Понадобится только кое-какой реквизит – это я беру на себя.
— Что за реквизит? – спросил Шарик.
— Нужен точно такой же почтовый короб, как наша посылка. По габаритам такой же и чтобы сверху фирменный почтовый скотч, наклейка с адресами и все дела, — пояснил кот. – Я видел у Печкина много таких коробок в его сарае. Я утащу подходящий, а наклейку с адресами мы переделаем.
— А почему ты не можешь утащить нашу посылку? – удивился Шарик. – Честно, мне уже этого Печкина прибить хочется.
— Портить отношения с Печкиным нам никак нельзя, — заметил кот. – Смотри. Этот чокнутый старый пень постоянно на виду у военных. О нем знают в соседних деревнях. В общем, персонаж заметный. Если он пропадет – начнется расследование, хотя бы формальное. Но нам не поздоровится – отыграются по полной, уж я-то знаю такие ситуации.
— Понятно. Но сейчас-то Печкин явно настроен против нас…
— Да. И в этом вся проблема. Поэтому нужно его задобрить, а заодно хитростью получить нашу посылку – с твоим фоторужьем, — подчеркнул Вальтер.
— Хм, а если задобрить – он разве сам не отдаст?
— О, нет. Это точно. Печкин крепко обиделся за галчонка. И теперь хочет в чем-то нас обыграть. Вот мы его пригласим на чай, например. А посылку требовать перестанем. В знак примирения типа. Он наверняка еще проходит с этой посылкой положенный срок – у психов тоже есть логика – и отправит ее обратно в магазин. И будет считать, что победил. И рассчитался за галчонка.
— Ясно, — кивнул Шариков. – А посылка будет у нас, а коробка пустая поедет?
— Именно так.
— Слушай, а чего пустую коробку отправлять? – предложил Фёдор. – Давайте положим туда наших вкусняшек – банку варенья, орехов или грибов из леса. В магазине обрадуются и не будут копать, чего это к ним коробка вернулась.
— Отличная идея, — одобрил Вальтер. – Только нужно, чтобы по весу всё совпало. Хотя бы примерно, чтобы, держа в руках коробки, разницы не ощущать. Шарик, сколько там твоё фоторужье весит?

Печкин не заметил пропажу одной из коробок, мотка скотча и пары бланков для наклеивания – вообще, в отличие от троицы, он держал свой дом и почтовый участок в сильно запущенном состоянии. Если Фёдор методично составлял списки с количеством канистр топлива и банок варенья, то у Печкина бардак царил ещё тот.
На следующий день безумный почтальон вновь пришел дразниться посылкой.
— Завтра последний день! А у вас паспорта нету!
— А не нужна нам эта посылка, — мурлыкнул Вальтер, потягиваясь и проводя выпущенными когтями по стволу яблони.
— Как так? – Печкин сбился с волны, и к нему вернулась способность адекватно общаться.
— А мы уже отказную на сайт написали. Деньги нам вернут – пусть и за вычетом некоторой суммы. А посылку завтра обратно к ним отправляйте, раз уж так вышло. Правила есть правила, — нарочито печально вздохнул кот.
— Это да, — с готовностью подтвердил Печкин. – Правила нарушать нельзя. Сегодня одно правило нарушил, завтра другое… И что тогда? Бардак тогда будет. А бардак нам не нужен.
— Это точно.
Печкин буквально ликовал. Вальтер правильно разгадал его мотивацию. Безумный почтальон отыгрался за недавний стресс и теперь праздновал победу. А значит, отношения с ним следовало вернуть в привычное позитивное русло, закрепив результат.
— А знаете что, — как бы задумчиво заметил Вальтер. – Заходите к нам в гости.
— Сейчас?
— Да, вот прямо сейчас. Фёдор как раз печет что-то вкусное, — кот принюхался. – Чуете? По ходу, вафли. Он ловко научился их делать. Такие типа бельгийских вафель – пышные и с начинками разными. А я кофе заварю.
— О, это здорово, — обрадовался Печкин. – Вафли я люблю. Особенно с кофе.
— А к кофе у нас и молоко свежее, из-под коровы. И что поинтереснее, если желаете, — подмигнул Вальтер. – Идемте в дом.

Фёдор действительно готовил вафли. Вальтер выставил на стол разные банки с вареньем и свежими ягодами, и принялся колдовать над кофе, а Печкин в предвкушении уселся за стол. Причем вместо стула использовал всё ту же посылку, благо размеры были подходящими.
Вошедший Шарик уставился на ящик под Печкиным, и Вальтер быстро подозвал его.
— Не пались, ты всё испортишь, — прошипел он неслышно для человеческого уха, но вполне понятно для тонкого звериного слуха. – Сейчас я кое-что придумаю. Ты только будь наготове с ящиком.
Шарик кивнул.
— Вот и кофе, — Вальтер повернулся к столу и подал ароматный напиток. – Угощайтесь.
Печкина уговаривать не пришлось.
Вскоре кофе с изрядной порцией домашнего сливочного ликёра (настоящий «Бейлиз» — ну надо же, — восхищался Печкин) был выпит, а почти все вафли съедены.
Однако, Печкин продолжал сидеть. Шариков не выдержал.
— А вот как там ваша почта без присмотра-то?
— А без проблем, — ответил Печкин. – Что ей сделается? Тут ведь кроме вас, и почту получать некому. Вот хоть вы моя отрада. А то какой я был бы почтальон без почты? Самому себе, что ли, почту носить? Но я же не дурачок, — и он постучал себя по лбу. Получился звонкий звук – что разбудило Хватайку, спавшего на шкафу.
И на этот раз Хватайка выручил. Печкин как раз за последними двумя вафлями потянулся. А воронёнок спикировал со шкафа и вафлю выхватил.
— Отдавай! Это моё! – вскричал почтальон, вскакивая с посылки. Хватайка вылетел из кухни. Печкин устремился за ним. Тут Шарик посылку и подменил.
— Вот же гад, не отдал! Съел, – горестно возмутился Печкин, усаживаясь на подмененный ящик. А больше-то и нету.
— Да, нету, — подтвердил Вальтер.
— Ладно, засиделся я, — спохватился Печкин. – Пойду к себе.
— А вы еще к нам приходите, — дружелюбно предложил кот. – На пирог тыквенный или дичь на гриле.
— Обязательно, — вновь повеселел почтальон. – Ну, я пошёл.

А им только этого и надо было. И как только он ушёл, они дверь заперли и Шариков немедленно вспорол посылку когтями. А затем уже бережно извлёк фоторужьё. И даже взвизгнул от восторга.
— Сбылась мечта, — одобрил Фёдор, радуясь за друга.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Простоквашино. Глава 8. Месть Печкина отключены

Простоквашино. Глава 9. Болезнь и возвращение

Дело приближалось к Новому Году. Уже появилось соответствующее настроение. Но случилось непредвиденное – заболел дядя Фёдор.
Вещи, оставшиеся от прежних хозяев, были разобраны и рассортированы еще в первые дни: что-то было продано военным, что-то – оставлено для использования, а кое-что пришлось и выбросить. Однако на чердаке оставались еще три неразобранные коробки. И вот, в конце декабря, руки дошли и до них.
— Здесь, похоже, старинные ёлочные украшения, — предположил Фёдор, копаясь в коробке. – Отлично, украсим ёлку в винтажном стиле.
— Как раз во дворе у нас растет ёлочка – пока еще маленькая, но как вырастет – будем украшать. И рубить не надо, — поддержал Шариков. – Ух ты, а это что такое? Переводная картинка на стену?
Он достал из ящика плотную бумагу, свёрнутую в трубку. На первый взгляд, это была большая переводная картинка с изображением солнца. Только не красками, а тонкими медными проволочками.

— Не совсем… – Фёдор изучил находку. – Кажется, я читал о таких штуках. Это искусственное солнце. Эту картинку надо на потолок перевести и в розетку включить.
— Действуй, — Шариков вместе с Вальтером с любопытством наблюдали за действиями мальчика.
Спустившись в комнату, Фёдор выбрал место.
— Так, пожалуй, на потолок она отлично впишется. Помогите мне передвинуть шкаф.
Они дружно стали шкаф отодвигать, что совершенно не понравилось Хватайке это не понравилось. Он стал на них разные вещи сбрасывать, шипеть и кусаться. Но всё-таки они шкаф отодвинули. Фёдор взял солнце, намочил его специальным гелем, который также нашёлся в ящике, а Вальтер, взобравшись на стремянку, перевёл на потолок. Затем провода включил в сеть через адаптер с регуляторами. Фёдор повернул ручку.
— Прямо чудо получилось: солнце светиться начало, — с восторгом заметил Шариков. – Ух ты, прямо настоящее солнце в доме! – Он даже запрыгал от радости. И воронёнок на шкафу тоже запрыгал. Только не от радости, а оттого, что ему стало жарко. Они скорее шкаф на место передвинули.
— Вы как хотите, а я буду загорать, — заявил Фёдор.
Он постелил одеяло на полу, разделся до трусов и лёг на него, греясь в лучах электрического солнца.
А на дворе по-прежнему царила промозглая тьма и холод. Зима полностью захватила покинутую деревню, намертво выстудив дома и постройки. И лишь домик троих друзей сиял посреди бесприютного пейзажа, как новогодняя игрушка.

Но у неожиданного подарка оказалась своя темная сторона.
Если Шарик целыми днями гонялся на улице, фотографируя зимнее очарование деревни и леса, а Вальтер, не разгибаясь, трудился на домашнем хозяйстве – впрочем, нередко составляя компанию приятелю, особенно по части охоты – не фото, а настоящей – то Фёдор превратился в домоседа. Он все больше времени проводил в объятиях искусственного солнца. В доме царила летняя жара, которая уже начала раздражать кота и пса.
— Это уже ненормально, — ворчал Шариков. – Набегаешься на морозе, а тут такая парилка.
— Уж на что я теплолюбивый, но это уже перебор, — поддерживал Вальтер. – За бортом -18, а тут +28. Это нездорово как-то.
— Да ладно вам, — отмахивался Фёдор. Он уже покрылся темно-бронзовым тропическим загаром, словно на курорте или в солярии.
— Рак кожи не заработай, — мрачно предупреждал Вальтер.

Разумеется, печь они уже давно не топили. А Печкин заметил, что у дяди Фёдора нет дыма из трубы. Он решил узнать, в чём дело и напросился в гости.
— Я вам газету «Современный почтальон» принёс, — заявил Печкин, помахивая стопкой ветхих номеров. У Фёдора возникло подозрение, что эта газета выходила ещё до Войны.
При этом Печкин шнырял глазами по дому. Он увидел, что печь действительно не горит, да и обогревателя нет, а в доме тепло. А искусственное солнце он не видел – оно оказалось как раз над его головой. И, похоже, безумный почтальон не мог догадаться, что обогревательный прибор может оказаться где-то вверху. Впрочем, с точки зрения теплосбережения это действительно весьма странно.
— А мы газету «Современный почтальон» не выписываем, — спокойно ответил Фёдор, уже привыкший к выходкам Печкина.
— Ах, какая жалость! – притворно расстроился Печкин. – Значит, я что-то перепутал.
Тем временем, солнце его греет, печет прямо в голову. Печкину уже жарко стало, он потом обливается, но плащ, как всегда, не снимает. И не уходит: ему хотелось и секрет узнать, и заодно он надеялся, что его, как обычно, угостят, хотя на этот раз Фёдор решил ничего не предлагать – он устал кормить этого прожорливого старика.
— Значит, вы «Современный почтальон» не выписываете? Очень жалко. Это газета нужная. Там про всё на свете пишут, — проговорил Печкин.
— У нас интернет есть, — возразил Фёдор.
— Нужная газета, — повторил Печкин. — Там пишут, как надо почту разносить и как автоматы марки наклеивают.
А Вальтер добавил мощности – сделал солнце ещё теплее. Печкин не знал, куда деваться от жары. Только уходить пока не собирался. А его больной разум начал от жары путаться.
— Нет, наоборот, автоматы почту разносят и марки наклеивают, как звери.
— Какие звери марки наклеивают? – спросил Шарик. – Лошади, что ли?
— При чём тут лошади? – удивился Печкин. – Я про лошадей ничего не говорил. Я говорил, что звери на автоматах работают и пишут сказки про то, как надо лошадям почту разносить.
Он замолчал, пытаясь собрать расплавленные мысли.
— Дайте мне градусник. Что-то жар у меня. Хочу измерить, сколько градусов.
Кот ему градусник принёс, а стул подставил под солнцем. Печкин по градуснику постучал, чтобы обнулить.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: | Комментарии к записи Простоквашино. Глава 9. Болезнь и возвращение отключены

Дневник страха, 2 часть. Неужели я псих?

Запись третья.
Восемнадцатое марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Два часа ночи.
Я проснулась из-за кошмарного сна. В этом сне я встретилась лицом к лицу со своим главным страхом. Я впервые разглядела его ужасающую морду. Во сне оно застало меня за завтраком. Мне негде было спрятаться. Оно стояло передо мной и разглядывало все вокруг, включая и меня.
Но вот я снова нахожусь в этой ужасной реальности, которая грызет меня вот уже который год. Я открыла глаза и снова меня поглотил страх до тех самых кончиков пальцев. Вокруг меня лишь темнота и в ней видны лишь очертания мебели и моего кота, который нарушает тишину своим посапыванием. Я снова слышу чей-то вздох. Это не я и уж точно не мой кот. Вот уже на протяжении нескольких лет я слышу его ежедневно. Он означает, что пора. Либо засыпай за две минуты и тридцать четыре секунды, либо беги, либо прячься. Другого выбора у меня нет. Я максимально тихо встала с кровати и, взглянув на столь милую мордочку своего кота, нырнула под кровать.

Я слышу как оно приближается. Я слышу его глубокие вздохи и глухие шаги. Сейчас самое главное — затаить дыхание и не шевелиться. Шаги стали слышнее, а вздохи более агрессивны. Первый шаг. Второй, третий, четвертый, пятый, шестой, седьмой, восьмой. Вздох и дверь открывается. Старая дверь не забывает напоминать о себе, она скрипит так, словно плачет и жалуется на жизнь.
Это существо снова и снова заставляет меня бояться и плакать. О нет, покатилась первая слеза, но почему же так, я ведь уже привыкла. Крепись, тряпка, ты смогла это вытерпеть раньше, значит сможешь и сейчас! Я вижу его ноги.
Оно снова ищет меня. Ему нужна только я. И никто другой.
Я думаю о том, куда мне спрятаться в следующий раз. Не те мысли не в тот момент снова и снова посещают меня. А что если оно настигнет меня как во сне, за завтраком на кухне? Там же абсолютно негде прятаться!
Я не буду терпеть эти издевательства над собой и своими нервами! Это нужно было сделать уже давно. Я буду бороться с этим существом. Главное набраться сил. Только не сегодня. Только не сейчас. Я слишком слаба для этого всего. Мне нужно время, нужно набраться сил и только потом бороться с ним.
Вздохи стали реже, шаги тише. Через три минуты и сорок одну секунду игра закончится и оно уйдет. Просто нужно подождать.
Я считаю секунды до конца этого всего. Мои руки дрожат и я боюсь, что под самый конец я задену пол и оно услышит меня. Еще две секунды. Одна…
Хлопок дверью. Оно ушло и ад прекратился. Я снова выхожу из своего «бункера» и потягиваюсь. Ближайшие четыре часа в этом доме пройдут спокойно.
Я обязательно сделаю все возможное, чтобы это существо отстало от меня.

Запись четвертая.
Девятнадцатое марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Два часа дня.
Только что я звонила своей маме. Я умоляла на встречу с ней, потому что сейчас мне как никогда нужна поддержка. Хотя, она всегда нужна мне, особенно в моменты, когда это существо искало меня.
Моя мама предложила приехать ко мне, но я ей строго запретила являться у меня дома без моего ведома. Поэтому мы сошлись на варианте встретиться у нее дома. Я моментально начала собираться, а при выходе из квартиры я снова заметила странную вещь: моя дверь снова не поддавалась мне. Её словно заколотили досками с другой стороны. Так случалось всегда. Каждый раз, когда я хотела выйти из дома или элементарно открыть окно, я снова будто оказывалась в бункере, где единственный выход — какой-то люк, которого соответственно у меня в квартире не было. Минут десять я пыталась открыть дверь, но только спустя 20 минут она все-таки поддалась мне. Я со всех ног бежала из этой проклятой квартиры.

Запись пятая.
Девятнадцатое марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Восемь часов вечера.
Я все рассказала маме. Она выслушала меня и сказала, что я несу какой-то бред. А еще она спросила у меня как давно я была у психиатра. Я ответила ей, что еще со школьных лет и поэтому она в тот же момент позвонила врачу и записала меня на прием. Я нисколько не обиделась, потому что моя мама просто беспокоится обо мне. Никаких советов она мне не дала, но зато сказала, чтобы я осталась у нее на ночь. Это новость меня обрадовала до глубины души. Неужели я не буду просыпаться по ночам от кошмарных снов или от сильного топота, смешанным с дыханием этого существа? Неужели сегодня вечер пройдет спокойно и мне не придется сидеть в одном положении в замкнутом пространстве?

Запись шестая.
Двадцатое марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Час дня.
Дневник, представляешь, сегодня я спала до двенадцати часов дня и ночью даже не просыпалась! Это ли не счастье?
Через два часа мне нужно будет идти на прием к психиатру. Я понимаю, что со мной все в порядке, но я схожу туда ради мамы. Я уверена, что она обидится, если я не схожу. Да и мне кажется, что это лишним никогда не будет.

Запись седьмая.
Двадцать первое марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Шесть часов утра.
Дневник, дорогой, представляешь, меня забирают в психбольницу! Я была у врача и мне сказали, что у меня не все в порядке с нервами и я больна шизофренией и из-за нее у меня галлюцинации! Поверить не могу. Но у меня ведь все в порядке, да и галлюцинаций я никаких не вижу. Сейчас я у мамы, но мне придется идти в свою квартиру для того, чтобы собрать вещи. Я так не хочу этого всего. Я же здорова, зачем мне в психушку!?
Я не пойду. Я не хочу ни возвращаться в квартиру, ни ехать к психам. Я на все сто процентов уверена, что я в порядке. Маме я еще ничего не рассказывала и не буду, потому что она сразу отправит меня в психбольницу!

Запись восьмая.
Двадцать второе марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Час ночи.
Я снова слышу шаги. И дыхание. Неужели оно меня нашло и здесь! А что если оно заметит маму, которая спит рядом со мной! Я ее разбужу и предупрежу, что нужно прятаться!

Запись девятая.
Двадцать второе марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Час ночи.
Мама не стала ничего слушать и продолжила спать, а существо идет и я уже его слышу лучше! Я спрячусь под одеяло и спрячу и маму. Сейчас мне очень страшно и я бы даже сказала, что страшнее, чем в самую первую ночь, когда существо только начало игру со мной!

Запись десятая.
Двадцать второе марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Три часа ночи.
Мама на меня накричала за то, что я ее разбудила, но почему!? Почему я виновата в том, что существо нашло меня и здесь! Я же пыталась ее спасти! Мама ничего не стала слушать, вызвала такси и мы поехали ко мне домой. Когда мы туда зашли, я увидела, что обои разорваны, а всюду кровь, а запах такой, будто здесь лет двести никто не жил. Я заплакала, взялась за голову и села в угол, а моя мама начала собирать мои вещи. Но как она узнала, что врач назвал меня больной!?
В общем, сейчас я в психушке, сижу в каком-то старом кресле, от которого пахнет каким-то женским неприятным одеколоном. Моя мама общается с какой-то женщиной. Мне страшно. А что, если существо найдет меня и здесь?

Запись одиннадцатая.
Двадцать второе марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Два часа дня.
Я сижу в какой-то комнате. Напротив меня сидит девушка, на вид ей около 16 и скоблит длинными ногтями по окрашенной стене. А рядом с ней девочка лет десять плачет и сдирает с себя кожу. Походу, я одна здесь адекватная.
Здесь меня существо не найдет. Я очень далеко от него и я это чувствую.
Только что зашла девочка, на вид ей лет 8, она села на кровать и начала что-то говорить себе под нос. А потом она начала нервничать, бить кулаками по кровати и по стене. Ее удары по стене были столь агрессивные и сильные, что она разбила себе костяшки, по ее руке стекала яркая кровь, но это не останавливало ее бить все вокруг. По стене стекала кровь, а девочка начала очень громко рыдать и выдирать себе волосы с головы. Она брала голову в свои маленькие руки, по которым все еще текла кровь и со всей силы ударяла свою голову об стену. Теперь и по лбу текла кровь. Она продолжала бить себя по голове руками, ударяться об стену и кровать до тех пор, пока не упала в обморок.
А у девочки, которая сдирала себе кожу уже вовсю шла кровь, а по кровати были раскиданы маленькие кусочки кожи. Это все выглядело жутко, поэтому я вышла из комнаты. Но и в коридоре было не лучше. Кто-то валялся на полу, кто-то плакал, а кто-то смеялся. В общем, зрелище жуткое, поэтому я просто вернулась в свою комнату и легла в постель.

Запись двенадцатая.
Двадцать третье марта. Тысяча девятьсот девяносто третий год.
Три часа ночи.
Я снова слышу его…

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , , | Комментарии к записи Дневник страха, 2 часть. Неужели я псих? отключены

Медуза

Я возвращался поздно с работы, когда услышал этот голос. Он звучал, казалось, отовсюду, но другие прохожие, видимо, его не слышали. Это было пение, очень красивое, я такого раньше никогда не слышал. Знаю, звучит логично, голос женский, точнее, молодой девушки. Я начал поворачивать головой, когда увидел ее. Она сидела на ступеньках старого дома, закрыв лицо ладонями, и пела…

Я не мог устоять и подошел к ней. Она убрала руки и посмотрела мне прямо в глаза. Господи, как же она красива, просто невероятно. Пение прекратилось, и наступила абсолютная тишина, даже птицы смолкли. Но я не обратил на это внимания, так как был просто очарован эти чудом. Девушка поднялась, еще раз посмотрела на меня и, развернувшись, вошла в дом. Я замешкался. Здесь уже много лет никто не жил, и мне, честно говоря, было страшновато заходить туда. Но ее голос все еще звучал у меня в голове, поэтому я все же решился…

Дверь открылась со скрипом, и я оказался в темном коридоре. Лампочка на потолке была давно разбита, пол покрывал истлевший ковер, а стены давно облупились. Коридор был пуст, но в конце виднелась дверь. Открыв ее, я увидел лестницу, ведущую, судя по всему, в подвал. У меня не было никакого желания спускаться, но тут я вновь услышал это пение, которое мгновенно отогнало от меня все мысли и я сразу же начал спускаться вниз, даже не заметив, что дверь закрылась, а через миг вообще исчезла.

Лестница закончилась. Вместо подвала я оказался в огромной пещере, разделенной пополам ручьем, через который был переброшен деревянный мост. Интересно, очень интересно…

Пение доносилось с другой стороны. Я поднялся на мост и был уже посередине, когда вода внезапно забурлила. На поверхности появилась чешуйчатая голова с близко посажеными красными глазами. А потом обладатель этих глаз вылез на мост, перекрыв путь дальше. Это напоминало какую-то безобразную медузу с соответствующим прозрачным телом и большим количеством щупальцев. Но самое ужасное, что внутри этого чудовища я увидел ту самую девушку…

И (вот дерьмо!) она пела. Ее глаза были открыты, и она пела! Блин, я подумал, что сплю, что этот кошмар мне снится. Но тварь была абсолютно реальной, и отступать я не мог – все, что было позади меня, внезапно исчезло, растворилось во мгле. А «медуза» все приближалась. У меня не было другого выбора, и я прыгнул с моста и поплыл на другую сторону.

Я плыл так быстро, как никогда еще не плавал, чувствуя, как тварь приближается, продолжая издавать пение. Но я уже «вылечился» от него – инстинкт самосохранения оказался сильнее. Еще несколько гребков – и я выбрался на берег. Тварь успела зацепить мою ногу щупальцем, и это место тут же обожгло жуткой болью. Заорав, я тут же бросился бежать к пятну света в конце пещеры.

Боль становилась все сильнее. Добежав до выхода, я упал без чувств. Проснулся я от того, что кто-то прикладывает к моей ноге холодный компресс. Я открыл глаза и вздохнул с облегчением, увидев улыбающееся лицо своей жены. Увидев, что я очнулся, она повернулась и ушла на кухню, сказав, что возьмет еще одну перевязку. Я поднялся. И тут до меня дошло, что что-то не так. Но что? Вдруг я понял – ее глаза – они были красными… Господи, неужели?..

Я не успел ничего предпринять – она зашла в комнату. Ее глаза теперь просто горели красным, а вместо рук торчали щупальца…
— Сволочь! — крикнул я и бросился к окну.
Четвертый этаж. Вот какие шансы выжить? Я обернулся. Чудовище приблизилось ко мне и немыслимым образом поднялось на задние лапы. Девушка внутри открыла глаза и улыбнулась. Черт, как же это дико, когда на тебя сквозь желеобразное тело смотрит улыбающееся лицо. Я почувствовал ярость. Мало того, что эта «медуза» преследует меня, так еще и жену убила?
— Да пошла ты! — я кинулся на тварь и обхватил ее вспыхнувшими болью руками, после чего вместе с ней выбросился из окна.

Мне посчастливилось приземлиться прямо на «медузу», что смягчило мое падение. Тело твари при падении лопнуло, и вокруг разбрызгалась густая полупрозрачная жидкость. Девушка лежала неподвижно. Ее красные глаза все еще светились, но вряд ли она была жива.

Тем временем вокруг стали собираться прохожие. Послышались щелчки фотоаппаратов и изумленные возгласы. Я поднялся на ноги. Судя по всему, получил перелом руки и вывих ноги. Плюс много ушибов. Легко отделался. Через некоторое время послышалась полицейская сирена. Но мне уже было все равно. Толпа рассматривает бывшую «медузу», меня никто не трогает. Наконец пришло чувство победы. Я пошел домой, придерживая сломанную руку и подволакивая ногу.

Рубрика: Необъяснимое | Метки: , , | Комментарии к записи Медуза отключены