Он существует 2

Прошло три с половиной недели с тех пор, как произошёл случай в корне изменивший всю мою жизнь. Никогда не забуду, как охранники задавали тупые вопросы о том, как я залез внутрь небоскрёба и разворотил весь первый этаж. Долго расспрашивали о прописке, тыкали в меня дубинками, время от времени отпускали плоские шутки, которые я слышал последний раз классе в четвёртом, грозились позвонить какому-то Петру Ивановичу, спрашивали, что курил, и тому подобное…

Ах да, чуть не забыл, меня чуть не прикончила тварь, похожая на парня с пакетом на голове.

Первые две недели я лежал в психологическом реабилитационном центре. Я сам решил лечь в жёлтую конуру, ведь человеку с нормальной психикой никогда не придётся убегать от подростка с топором. Все две недели мне давали успокоительное и делали массаж. Врачи сказали, что у меня какая-то цинолепсия, по-русски это означает сильный стресс, хотя это совершенно не важно. Важно то, что мне перестал снится этот проклятый гад в пакете.

Но к сожалению я всё равно не мог его забыть. Мной двигал не только пост — шоковый синдром, но и банальное любопытство. Я целыми днями сидел в интернете, пытаясь узнать побольше о том, что я видел на крыше, о том, что пыталось меня убить. Я не жалел никаких сил. Я нервничал. Он перестал мне сниться, но я знал что ОН вернётся…

После двух недель поисков в интернете я так ничего и не нашёл. Это был последний день в больнице, меня выписывали вечером, сразу после тихого часа. Я лёг в кровать и уже думал только об одном: посплю и поеду домой. Было шесть часов вечера. Я, в холодном поту, проснулся от собственного крика. Я понял, что случилось ужасное – ОН мне приснился.

Я вскочил с кровати и тут же почувствовал у себя под ногами что-то липкое и тёплоё. Я боялся посмотреть вниз, ведь я знал что это наверняка кровь, но любопытство взяло верх, и я посмотрел. По спине побежали мурашки, это действительно была кровь. Я осмотрел свою палату. Со мной лежало шесть человек, сейчас в палате было только двое. Я присмотрелся повнимательнее к своим сопалатникам. В них было что-то странное: они не дышали. Они были мертвы. На их затылках отчётливо виднелись следы от лезвия топора. Где-то в больнице послышался истошный крик. Я понял что надо отсюда убираться.

Я вышел в коридор, который напоминал длинный тоннель с зеркалом в конце, и первое на что я обратил внимание, это на тишину. В больнице не было ни единого звука. Я посмотрел в зеркало и увидел в нём себя. Сначала я не заметил в нём ничего необычного, но потом я увидел то, что заставило моё сердце вздрогнуть. Зеркало было разбито, была одна только рама, на полу валялись осколки. Это был ОН. Настоящий ОН, без пакета, с таким же лицом и телом как у меня. ОН был точь-в-точь как я, но от него веяло чем-то холодным. От него веяло смертью…

Позади меня послышался слабый стон. Где-то в дальнем углу больницы скреблась мышь. Было слышно абсолютно всё. Из-за ЕГО спины шурша, появился окровавленный топор. На его лице появилась улыбка.

Я знал что мне любой ценой надо выбраться из этой больницы.

Эта запись опубликована в Монстры, Сон. Добавьте в закладки постоянную ссылку.